Интервью с Алексеем Ивановым о шестом Международном симпозиуме по естественному свету и о свете в современной архитектуре

author pht

Беседовала:
Марина Игнатушко

28 Октября 2015
Дизайн Архитектура Партнерский материал
mainImg

Архитектор:

Алексей Иванов

Мастерская:

Архстройдизайн АСД

Компaния:

представительство компании VELUX (Велюкс) на Архи.ру

Контакты:

Центральный офис ВЕЛЮКС
в России: Москва,
ул. Нижняя Сыромятническая,
(ARTPLAY) 10 строение 2 (этаж 8),
Тел.: Москва (495) 640-87-20
Бесплатная линия в регионах:
8-800-200-7520

Александр Иванов, генеральный директор «Архстройдизайн АСД»
zooming
В начале осени в Лондоне прошел шестой Международный симпозиум по естественному свету, весь 2015 провозглашен ЮНЕСКО Годом света, и оба эти события объединяет компания VELUX – организатор лондонской встречи и официальный спонсор Года. В Лондоне разговор шел об исследованиях и передовых концепциях использования естественного ресурса, а как это соотносится с ежедневной практикой отечественного проектирования и строительства? Об этом мы поинтересовались у архитектора Алексея Иванова, который побывал на симпозиуме вместе с коллегами из Санкт-Петербурга и сотрудниками «ВЕЛЮКС Россия»
Шестой Международный симпозиум по естественному свету, VELUX, Лондон. Марина Прозаровская, Михаил Мамошин,Алексей Иванов,Алла Богатырева, Егор Левочкин.

«ВЕЛЮКС Россия» не первый раз приглашает на международную встречу российских архитекторов, с которыми сотрудничает на разных проектах. Существенным преимуществом Алексея Иванова были навыки английского языка (спецшкола, опыт работы в США), однако и он посетовал, что, к сожалению, в такой непринужденной манере, блестяще защитить свою презентацию, как это делали спикеры из самых разных стран, у нас смогут немногие.

Алексей Иванов:
Для архитектора важно умение объяснить и доказать свою точку зрения. Не всегда есть возможность проиллюстрировать проектные решения рисунками и визуализациями. Мы работаем с чертежами – знаками и эти знаки необходимо сопровождать объяснениями. Были интересные, хорошо срежессированные презентации из Китая, Венгрии, Польши.

Archi.ru: 
35 выступлений за три дня, плюс обсуждения… Можно ли выделить наиболее яркие идеи?

А.И.: Общая тема была про здоровые здания. Если человек 90 процентов времени проводит под крышей, как сделать, чтобы естественный свет работал все сутки? Чтобы здание стимулировало человека к активности…На первый взгляд звучит как медицинская тема, но, на самом деле, многие делали акцент на междисциплинарные контакты и социальную активность архитектора. Например, британский профессор, специалист по устойчивому развитию Коэн Стимерс показал, в каких пространствах людям легко общаться, ощущать гармонию. Он даже назвал архитектуру элементом благосостояния, иллюстрации воспринимались, как пособие по фейсконтролю… Любопытно было узнать, что полупрозрачность в китайской жилой архитектуре несет семиотический смысл, поддерживает иерархию и порядок пространства, поэтому является частью национальной идентичности. Презентация нового здания от «Хеннинг Ларсен Архитектс» подтвердила репутацию датчан как мастеров приручения света… Кстати, произвел впечатление партнер Нормана Фостера: он рассматривал объекты с точки зрения выстраивания тени. "Избыточность света – проблема юга: там тень становится героем архитектуры."

Похоже, говорили не только на любимую архитекторами тему о формообразовании…

А.И.: Да-да. В том числе о том, как обрести ощущение комфорта в плотной городской застройке, о том, когда и где изменить планировочную структуру, по-иному расставлять дома, чтобы они лучше ловили свет. Что нужно изменить европейские стандарты, архитекторам, дизайнерам плотнее сотрудничать с врачами, чтобы понять, насколько предлагаемые ими решения действительно полезны для человека. Ну и, конечно, было немало слов про устойчивое развитие. Свет – это энергия, общедоступный ресурс, выигрывает тот, кто умеет им пользоваться по максимуму.

Все-таки умеют европейцы одновременно говорить о гуманизме и помнить про стратегические цели. Или это мы слишком привыкли думать про нефть… Алексей Александрович, насколько для российского профессионала важны подобные поездки? Или здесь все же больше важен тот эффект, который бывает при статусной покупке? 

А.И.: Тут нельзя сказать, что сразу что-то отразится и заиграет в ближайшем проекте. Одно знаю точно: архитектору очень важно хотя бы раз в два года нужно совершать подобные вояжи. В тот же Лондон. Поскольку мое бюро больше 20 лет занимается в числе прочего и проектированием поселков, малоэтажного жилья, невольно повсюду видишь примеры именно на близкую мне тему. Первые частные заказы по освоению земельных участков мы выполняли уже в начале 90-х, и тогда казалось, что мы пойдем по американскому пути освоения территории, будем создавать свою малоэтажную субурбию. В Америке я как раз стажировался по проектированию такой застройки. Действительно, в 90-е было очевидно, что люди устали жить в плотной жилой среде мечтают о собственном доме, и эту мечту можно реализовать. И лет десять коттеджное строительство активно развивалось.

В двухтысячные стало ясно: что-то не срабатывает, идет перерасход, переплата за стройку – сети неподготовлены – в отличие от той страны, на которую мы тогда хотели быть похожи. А ведь Европа и Америка в периоды кризисов за счет общественных работ сумели подготовить связную транспортную инфраструктуру, это и облегчило последующие шаги. У нас бюджет съедают огромные кредиты на дороги. Поэтому «одноэтажная Россия» – не деревенская – пока не состоялась. Сам тип жилья изменился от отдельных домов – к блокированным – затем к многоквартиным. Загородное строительство перешло на 3-4 этажа, сейчас уже растут восемнадцатиэтажки. Хотя на Урале, на Кубани, в Сибири особенно востребованы свои дома… Вернемся в Лондон. Там активно развивается с запада на восток города как раз малоэтажное жилье. Это разнообразие параметров, типологий, подходов вдохновляет.

Такое сочетание выглядит органично?

А.И.: Не могу ответить однозначно. Известно, архитекторы чужую работу осматривают более критично. Я тоже видел немало вопросительных вещей. Но всегда важно представлять, какой заложен бюджет, ведь нередко, предположим, недорогие материалы провоцируют создавать остроумные решения – это и ценно. Симпозиум проходил в старинных доках XIX века – они реконструированы под проведение выставок и подобных масштабных встреч, а на берегу можно было наблюдать непосредственную жизнь жилых кварталов. Любопытно, как там решают проблему первых этажей, ведь, не секрет, что занять все помещения магазинами, парикмахерскими и чем-то еще не всегда возможно. Там тоже делают квартиры, но им нужна дополнительная привлекательность, в Великобритании эта привлекательность обеспечена традицией: многие блокированные дома имеют огороженные высокими кирпичными или каменными стенами террасы или садики. Это не значит, что мы сделаем так же, но информация к размышлению получена. Навигация: каждый корпус имеет свое имя. Мы обратили внимание и на автобусные остановки: на нешироких дорогах с естественным сливом ограждение идет к наружной стороне – павильон стоит спиной к дороге, закрывает от возможной грязи… Минусы тоже заметны: все эти домики из 80-х, мелко раздробленные, еще 15 лет назад выглядели круто, сейчас – неостроумно.

В поездках обостряются чувства, а при интеллектуально насыщенном общении на симпозиуме – тем более. Сразу замечаешь гораздо больше. А наш заказчик готов к разговору про тот же естественный свет?

А.И.: Пока не готов. Эта тема – после экономики, расположения участка, и остального – где-то на пятнадцатом месте.

Возможно, вот тут как раз и понадобится красноречие архитектора?

А.И.: Все зависит от конкретной ситуации. Свет, как и цвет – инструмент в нашей работе, но не первый, дополнительный. Привычно считается, что это важно для значимых общественных построек, но не для частного дома, увы. Каждый архитектор хотел бы затеять такую игру со светом, масштабом, восприятием, как Стивен Холл в Массачусетсе. Помните, там вместо привычной сетки окон – небольшие, с ровным шагом? Фасад – как гигантская губка, внутри – потоки света дробят стену от пола до потолка.

У вас есть награды, в том числе, за лучшие интерьеры. В интерьерных проектах приходилось показывать, как меняется свет?

А.И.: Пока не приходилось. Как правило, свет нужен для выявления акцентов: что спрятать, что раскрыть на переднем плане. До тонких вещей руки не доходят.

Разрешите помечтать? Быть может, игра света ляжет в основу концепции какого-нибудь нового поселка? 

А.И.: Это – сверхзадача! По-прежнему у нас самая большая беда – отсутствие профессиональных заказчиков. Человека, который занимается строительством поселков, чаще всего хватает на один проект. Ну на два. Новички же все считают на ходу. Меняют тип домов – меняется плотность застройки, значит, социальная нагрузка, транспортная, инженерная тоже требуют перерасчета. Приходится перепроектировать и пересогласовать. Еще пять лет назад такого вопроса не было – как перепроектировать. Но сейчас финансовая ситуация диктует подобную «гибкость». Сейчас меньше фантазий – полученные 20 га сбиваются крепко, никаких фитнесов, ресторанов (а было модно в начале 2000-х).

А Вы говорили, что российский заказчик романтичен.

А.И.: Он два года выбирает себе архитектора по душе, хотя, оказывается, ему нужен планировщик, а архитектуру он в гробу видел. И 6 соток ему не надо – пусть 2, если ни 10. Не надо того, что с русским прошлым, русский стиль у нас не прижился! Ни «Баженова», ни «Казакова» не хотят. Мисс ванн дер Роэ, замки Луары, шале – могут выбрать.

Но не все так безнадежно. Смотрю, у вас рисуют подсветки общественного пространства. Вот утро, день, вечер…

А.И.: Мы хотим показать заказчику, как меняется вид этого места в течение суток. Конечно, это – бонус. Нам самим интересно. Общественные пространства работают на застройку круглосуточно.


Симпозиум в Лондоне завершился выступлением Олафура Элиассона. Всемирно известный художник рассказал о некоторых своих проектах. Он давно успешно работает с природными элементами, за счет света помогает зрителям почувствовать пространство. Для него принципиально побуждать публику к активному восприятию и участию. И эти знания теперь увезли с лондонской встречи 350 архитекторов в разные страны мира.

***

От России на симпозиуме присутствовали:

Алексей Иванов («Архитектурная студия Иванова АРХДИЗАЙН», Москва);

Михаил Мамошин, Алла Богатырева, («Архитектурная студия Мамошина»);

Марина Прозаровская, Егор Левочкин (Архитектурно-строительный отдел VELUX)

Международный симпозиум по естественному свету, VELUX, Лондон. Алексей Иванов, Михаил Мамошин, Алла Богатырева, Егор Левочкин, Марина Прозаровская.


Поставщики, технологии

Архитектор:

Алексей Иванов

Мастерская:

Архстройдизайн АСД

28 Октября 2015

author pht

Беседовала:

Марина Игнатушко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.