Семейные ценности в организации офисных пространств

Интервью с Пер-Арне Андерссоном, членом совета директоров компании Kinnarps - крупнейшего производителя офисной мебели в Европе.

Беседовала:
Алла Павликова

29 Июня 2013
Дизайн Партнерский материал
mainImg
Архи.ру:

– В сентябре 2012 года компания заняла первое место в списке 100  лучших Европейских производителей офисной мебели. Расскажите, с чего все начиналось?

Пер-Арне Андерссон:

 – Все начиналось более семидесяти лет назад. Двое молодых и энергичных людей Эви и Йарл Андерссон основали маленькую фабрику. Изначально мебель делалась на заказ, преимущественно для архитекторов. В 1943 году компания Kinnarps начала поставлять офисную мебель для шведского правительства и 3 года спустя был подписан первый контракт. Так появились первые серьезные комплексные проекты, целиком формирующие рабочее место, включая шкафы, кресло и сам рабочий стол.

Компания была изначально и остается по сей день семейным предприятием. Йарл работал продавцом, а его жена Эви взяла на себя административные функции. После того как подросли дети, а у Йарла и Эви их было пятеро, все они также стали работать на благо компании.

Kinnarps сразу себя очень хорошо зарекомендовала, у нас были постоянные клиенты и высокий объем производства. При этом на рынке существовала жесткая конкуренция, но в 1970-е годы, когда компания вышла на международный уровень, даже дилеры конкурентов решили работать с Kinnarps. Это был очередной толчок в развитии, компания стала занимать лидирующие позиции в Европе и с тех пор их уже не сдавала.

– За это время компания очень сильно разрослась, сегодня она имеет довольно сложную структуру, множество представительств по всему миру. Как вам удается до сих пор сохранять традиции семейного предприятия?

– Структура компании, на самом деле, довольно плоская с головным офисом в Швеции. Сделано это для того, чтобы обеспечить максимальный контроль качества. У нас, действительно, сильны традиции семейного предприятия. У нас в порядке вещей, если люди работают в Kinnarps всю жизнь – по 20–25 лет. Мы создаем такие условия, чтобы им не хотелось менять место работы. Все наши сотрудники имеют возможность роста, они никогда не останавливаются на достигнутом, постоянно идут вперед. Основным критерием является корпоративная культура, которая изначально была семейной. Этот семейный дух чувствуется во всех подразделениях компании и на всех рынках, где мы работаем. И чтобы успешно работать в Kinnarps, нужно проникнуться ее культурой – по-шведски теплой.

– С самого начала в вашей компании было организовано собственное производство. Как оно построено сегодня?


– Сегодня у нас есть несколько фабрик в Швеции и Германии, а это очень высокая производительная мощность и около полутора тысяч рабочих мест. Кроме того, мы являемся мультибрендовой компанией, под холдингом Kinnarps объеденены наши компании: Kinnarps с продукцией бренда Kinnarps, Drabert,  Martin Stoll и Materia Group с брендами - Materia, Skandiform, NC Nordic Care. Мы строго следим за качеством продукции. Объединение с немецкими партнерами и обмен опытом в этом отношении нам очень помог, а выкуп заводов на территории Германии позволил почти вдвое увеличить объемы производства. За последние 15 лет не было такого случая, чтобы мы отказались от какого-либо заказа по причине перегруженности производства. Секрет в том, что у нас очень гибкая производительная линейка. В зависимости от потребностей и объема работ можно снижать или увеличивать мощность. Помимо собственно изготовления, наша компания осуществляет также сборку мебели. В отличие от наших конкурентов мы доставляем и собираем нашу мебель, не оставляя никакой упаковки. Продукты доставляются обернутые в одеяла, сделанные из переработанных материалов и являются eco-friendly. И в этом тоже проявляется наша забота о клиенте.

– Какой ассортимент продукции компания предлагает сегодня?

– Ассортимент огромный, но главное в том, что мы не предлагаем клиенту отдельно стол, кресло или другой предмет офисной мебели, мы предлагаем готовые решения для любой зоны – будь то кабинет руководителя, пространство рядового служащего или зона отдыха для всех сотрудников. Мы стремимся создать такие условия, чтобы человек чувствовал себя одинаково комфортно в любой части офиса. И все его запросы мы можем обеспечить.

– Какие критерии являются определяющими для продукции вашей компании?

– Если коротко, то это экология, эргономика и дизайн. В первую очередь мы заботимся об экологичности, причем не только производства, но и продукции. Мы обеспечиваем гарантии устойчивого развития, экономии ресурсов и максимального снижения влияния на окружающую среду. Не менее важна эргономичность мебели, поскольку нам не безразлично здоровье человека, нам важно как он чувствует себя вместе с продукцией Kinnarps. Что касается дизайна, то он, безусловно, шведский – минималистичный, функциональный и обоснованный, однако, мы также предлагаем продукты с европейским дизайном. Мы работаем как со всемирно известными дизайнерами, так и с нашими штатными. Мы всегда прислушиваемся к нашим клиентам и потребностям рынка, когда дело доходит до разработки новых продуктов и  их дизайна.

– Каким материалам вы отдаете предпочтение?

– Материалы самые разные – металл, пластик, дерево, ткани, кожа. Большое внимание уделяется экономичности использования материалов. Так, у нас существует практика переработки использованных материалов и отходов производства. Пластиковые упаковки и обрезки тканей прессуются, и из них получаются акустические напольные и настенные перегородки. Древесная стружка и опилки, которые остаются, например, после шлифовки обрезанных краев листа ДСП, тоже прессуются и брикетируются, а полученных брикетов хватает для того, чтобы полностью отапливать фабрику. Здесь надо добавить, что даже пропорции мебели во многом зависят от показателя экономичности использования материалов.

– Каким, по-вашему, должно быть современное офисное пространство? Как Kinnarps влияет (и влияет ли) на формирование новых трендов?

– Наше влияние на формирование новых трендов – это отклик на потребности современного человека. Мы просто воплощаем его представления о том, как и в каких условиях надо работать. Само понятие офиса сегодня становится все более размытым. Многие люди вообще отказываются работать в офисах и просто целый день сидят в кафе с ноутбуком. Там же они могут встретиться с друзьями и клиентами, выпить чашечку кофе, оставаясь онлайн и продолжая выполнять свои обязанности. Рабочее место в привычном понимании сегодня уже не столь актуально, а представление о рабочем пространстве совершенно изменилось. Работать можно сидя на диване или отдыхая на пляже. И мы, откликаясь на запрос современного человека, создаем именно ту среду, в которой ему хочется работать. У нас нет задачи поставить в кабинете стул и стол. Может быть, стол в данной конкретной ситуации и вовсе не понадобится. Наша компания давно ушла от традиционной строгой офисной структуры, где столы стоят друг за другом, и сотрудники сидят  в определенной очередности, постоянно испытывая чувства дискомфорта и напряженности. Kinnarps пытается создать офис будущего, в котором человек чувствовал бы себя максимально свободно. К примеру, в наших офисах сотрудник не обязательно привязан к своему рабочему месту, он или она может сесть за любой стол, в любом уголке, легко подключиться к сети и начать работать. В этом случае задействуются все пространства офиса.

– За долгие годы своего существования ваша компания реализовала огромное количество разнообразных проектов. Расскажите о самых интересных и запомнившихся.

– Особую гордость я испытываю за те проекты, которые реализуются дистанционно. У нас открыты представительства практически по всему миру – в Европе, США, Латинской Америке, Австралии и, в том числе, в России. То, что столь удаленные от головного офиса компании проекты реализуются с соблюдением всех стандартов Kinnarps, на том же высоком уровне и в те же сроки, говорит о том, как грамотно у нас все организовано. Мы всегда умеем выслушать клиента и удовлетворить его потребности. У нас проект проходит все этапы – от первой встречи с клиентом, разработки концепции и до изготовления, доставки, сборки на месте и эксплуатационного обслуживания. И новому офису мы радуемся тоже вместе с клиентом. Это комплексный подход, включающий полный спектр услуг.

Если говорить о наиболее запомнившихся проектах, то здесь, конечно, сложно выделить какой-то один. В каждый офис мы вкладываем максимум заботы о конечном потребителе – неважно идет ли речь о крохотном помещении для нескольких сотрудников или же о штаб-квартире крупнейшей международной организации. Мы работали над несколькими масштабными проектами офисов для компании Hewlett-Packard, также создавались интересные решения для лидирующих шведских организаций. В России на сегодняшний день тоже имеется внушительная база успешных проектов.

– Вы упомянули комплексный подход обслуживания. В чем его преимущества?


– Клиенты, как правило, хотят работать с постоянным партнером, если он их во всем устраивает. Это дает им определенные гарантии и уверенность в качестве конечного продукта. Я уже говорил, что мы поставляем не только мебель, мы предлагаем конкретное и комплексное решение. И это не просто грамотная организация рабочего пространства, создание сложной и взаимосвязанной системы, мы учим человека правильно работать и жить внутри офиса, мы формируем ценности вместе с клиентом. Нам выгодно, чтобы людям было удобно, поэтому мы уделяем этому аспекту особое внимание и не жалеем ни сил, ни времени, ни средств.

– Как компания планирует развиваться в дальнейшем?

– Мы хотим расти, становится еще сильнее, профессиональнее, надежнее. Мы всегда к этому шли, всегда совершенствовались и работали над собой. Именно это позволило нам стать первыми в Европе. Я надеюсь, что в будущем мы добьемся лидирующих позиций не только в Европе, но и в мире.
zooming
Пер-Арне Андерссон, член совета директоров компании Kinnarps
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming

29 Июня 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.