Семейные ценности в организации офисных пространств

Интервью с Пер-Арне Андерссоном, членом совета директоров компании Kinnarps - крупнейшего производителя офисной мебели в Европе.

Беседовала:
Алла Павликова

29 Июня 2013
Дизайн Партнерский материал
mainImg
Архи.ру:

– В сентябре 2012 года компания заняла первое место в списке 100  лучших Европейских производителей офисной мебели. Расскажите, с чего все начиналось?

Пер-Арне Андерссон:

 – Все начиналось более семидесяти лет назад. Двое молодых и энергичных людей Эви и Йарл Андерссон основали маленькую фабрику. Изначально мебель делалась на заказ, преимущественно для архитекторов. В 1943 году компания Kinnarps начала поставлять офисную мебель для шведского правительства и 3 года спустя был подписан первый контракт. Так появились первые серьезные комплексные проекты, целиком формирующие рабочее место, включая шкафы, кресло и сам рабочий стол.

Компания была изначально и остается по сей день семейным предприятием. Йарл работал продавцом, а его жена Эви взяла на себя административные функции. После того как подросли дети, а у Йарла и Эви их было пятеро, все они также стали работать на благо компании.

Kinnarps сразу себя очень хорошо зарекомендовала, у нас были постоянные клиенты и высокий объем производства. При этом на рынке существовала жесткая конкуренция, но в 1970-е годы, когда компания вышла на международный уровень, даже дилеры конкурентов решили работать с Kinnarps. Это был очередной толчок в развитии, компания стала занимать лидирующие позиции в Европе и с тех пор их уже не сдавала.

– За это время компания очень сильно разрослась, сегодня она имеет довольно сложную структуру, множество представительств по всему миру. Как вам удается до сих пор сохранять традиции семейного предприятия?

– Структура компании, на самом деле, довольно плоская с головным офисом в Швеции. Сделано это для того, чтобы обеспечить максимальный контроль качества. У нас, действительно, сильны традиции семейного предприятия. У нас в порядке вещей, если люди работают в Kinnarps всю жизнь – по 20–25 лет. Мы создаем такие условия, чтобы им не хотелось менять место работы. Все наши сотрудники имеют возможность роста, они никогда не останавливаются на достигнутом, постоянно идут вперед. Основным критерием является корпоративная культура, которая изначально была семейной. Этот семейный дух чувствуется во всех подразделениях компании и на всех рынках, где мы работаем. И чтобы успешно работать в Kinnarps, нужно проникнуться ее культурой – по-шведски теплой.

– С самого начала в вашей компании было организовано собственное производство. Как оно построено сегодня?


– Сегодня у нас есть несколько фабрик в Швеции и Германии, а это очень высокая производительная мощность и около полутора тысяч рабочих мест. Кроме того, мы являемся мультибрендовой компанией, под холдингом Kinnarps объеденены наши компании: Kinnarps с продукцией бренда Kinnarps, Drabert,  Martin Stoll и Materia Group с брендами - Materia, Skandiform, NC Nordic Care. Мы строго следим за качеством продукции. Объединение с немецкими партнерами и обмен опытом в этом отношении нам очень помог, а выкуп заводов на территории Германии позволил почти вдвое увеличить объемы производства. За последние 15 лет не было такого случая, чтобы мы отказались от какого-либо заказа по причине перегруженности производства. Секрет в том, что у нас очень гибкая производительная линейка. В зависимости от потребностей и объема работ можно снижать или увеличивать мощность. Помимо собственно изготовления, наша компания осуществляет также сборку мебели. В отличие от наших конкурентов мы доставляем и собираем нашу мебель, не оставляя никакой упаковки. Продукты доставляются обернутые в одеяла, сделанные из переработанных материалов и являются eco-friendly. И в этом тоже проявляется наша забота о клиенте.

– Какой ассортимент продукции компания предлагает сегодня?

– Ассортимент огромный, но главное в том, что мы не предлагаем клиенту отдельно стол, кресло или другой предмет офисной мебели, мы предлагаем готовые решения для любой зоны – будь то кабинет руководителя, пространство рядового служащего или зона отдыха для всех сотрудников. Мы стремимся создать такие условия, чтобы человек чувствовал себя одинаково комфортно в любой части офиса. И все его запросы мы можем обеспечить.

– Какие критерии являются определяющими для продукции вашей компании?

– Если коротко, то это экология, эргономика и дизайн. В первую очередь мы заботимся об экологичности, причем не только производства, но и продукции. Мы обеспечиваем гарантии устойчивого развития, экономии ресурсов и максимального снижения влияния на окружающую среду. Не менее важна эргономичность мебели, поскольку нам не безразлично здоровье человека, нам важно как он чувствует себя вместе с продукцией Kinnarps. Что касается дизайна, то он, безусловно, шведский – минималистичный, функциональный и обоснованный, однако, мы также предлагаем продукты с европейским дизайном. Мы работаем как со всемирно известными дизайнерами, так и с нашими штатными. Мы всегда прислушиваемся к нашим клиентам и потребностям рынка, когда дело доходит до разработки новых продуктов и  их дизайна.

– Каким материалам вы отдаете предпочтение?

– Материалы самые разные – металл, пластик, дерево, ткани, кожа. Большое внимание уделяется экономичности использования материалов. Так, у нас существует практика переработки использованных материалов и отходов производства. Пластиковые упаковки и обрезки тканей прессуются, и из них получаются акустические напольные и настенные перегородки. Древесная стружка и опилки, которые остаются, например, после шлифовки обрезанных краев листа ДСП, тоже прессуются и брикетируются, а полученных брикетов хватает для того, чтобы полностью отапливать фабрику. Здесь надо добавить, что даже пропорции мебели во многом зависят от показателя экономичности использования материалов.

– Каким, по-вашему, должно быть современное офисное пространство? Как Kinnarps влияет (и влияет ли) на формирование новых трендов?

– Наше влияние на формирование новых трендов – это отклик на потребности современного человека. Мы просто воплощаем его представления о том, как и в каких условиях надо работать. Само понятие офиса сегодня становится все более размытым. Многие люди вообще отказываются работать в офисах и просто целый день сидят в кафе с ноутбуком. Там же они могут встретиться с друзьями и клиентами, выпить чашечку кофе, оставаясь онлайн и продолжая выполнять свои обязанности. Рабочее место в привычном понимании сегодня уже не столь актуально, а представление о рабочем пространстве совершенно изменилось. Работать можно сидя на диване или отдыхая на пляже. И мы, откликаясь на запрос современного человека, создаем именно ту среду, в которой ему хочется работать. У нас нет задачи поставить в кабинете стул и стол. Может быть, стол в данной конкретной ситуации и вовсе не понадобится. Наша компания давно ушла от традиционной строгой офисной структуры, где столы стоят друг за другом, и сотрудники сидят  в определенной очередности, постоянно испытывая чувства дискомфорта и напряженности. Kinnarps пытается создать офис будущего, в котором человек чувствовал бы себя максимально свободно. К примеру, в наших офисах сотрудник не обязательно привязан к своему рабочему месту, он или она может сесть за любой стол, в любом уголке, легко подключиться к сети и начать работать. В этом случае задействуются все пространства офиса.

– За долгие годы своего существования ваша компания реализовала огромное количество разнообразных проектов. Расскажите о самых интересных и запомнившихся.

– Особую гордость я испытываю за те проекты, которые реализуются дистанционно. У нас открыты представительства практически по всему миру – в Европе, США, Латинской Америке, Австралии и, в том числе, в России. То, что столь удаленные от головного офиса компании проекты реализуются с соблюдением всех стандартов Kinnarps, на том же высоком уровне и в те же сроки, говорит о том, как грамотно у нас все организовано. Мы всегда умеем выслушать клиента и удовлетворить его потребности. У нас проект проходит все этапы – от первой встречи с клиентом, разработки концепции и до изготовления, доставки, сборки на месте и эксплуатационного обслуживания. И новому офису мы радуемся тоже вместе с клиентом. Это комплексный подход, включающий полный спектр услуг.

Если говорить о наиболее запомнившихся проектах, то здесь, конечно, сложно выделить какой-то один. В каждый офис мы вкладываем максимум заботы о конечном потребителе – неважно идет ли речь о крохотном помещении для нескольких сотрудников или же о штаб-квартире крупнейшей международной организации. Мы работали над несколькими масштабными проектами офисов для компании Hewlett-Packard, также создавались интересные решения для лидирующих шведских организаций. В России на сегодняшний день тоже имеется внушительная база успешных проектов.

– Вы упомянули комплексный подход обслуживания. В чем его преимущества?


– Клиенты, как правило, хотят работать с постоянным партнером, если он их во всем устраивает. Это дает им определенные гарантии и уверенность в качестве конечного продукта. Я уже говорил, что мы поставляем не только мебель, мы предлагаем конкретное и комплексное решение. И это не просто грамотная организация рабочего пространства, создание сложной и взаимосвязанной системы, мы учим человека правильно работать и жить внутри офиса, мы формируем ценности вместе с клиентом. Нам выгодно, чтобы людям было удобно, поэтому мы уделяем этому аспекту особое внимание и не жалеем ни сил, ни времени, ни средств.

– Как компания планирует развиваться в дальнейшем?

– Мы хотим расти, становится еще сильнее, профессиональнее, надежнее. Мы всегда к этому шли, всегда совершенствовались и работали над собой. Именно это позволило нам стать первыми в Европе. Я надеюсь, что в будущем мы добьемся лидирующих позиций не только в Европе, но и в мире.
zooming
Пер-Арне Андерссон, член совета директоров компании Kinnarps
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming


29 Июня 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.