Семейные ценности в организации офисных пространств

Интервью с Пер-Арне Андерссоном, членом совета директоров компании Kinnarps - крупнейшего производителя офисной мебели в Европе.

Беседовала:
Алла Павликова

29 Июня 2013
Дизайн Партнерский материал
mainImg
Архи.ру:

– В сентябре 2012 года компания заняла первое место в списке 100  лучших Европейских производителей офисной мебели. Расскажите, с чего все начиналось?

Пер-Арне Андерссон:

 – Все начиналось более семидесяти лет назад. Двое молодых и энергичных людей Эви и Йарл Андерссон основали маленькую фабрику. Изначально мебель делалась на заказ, преимущественно для архитекторов. В 1943 году компания Kinnarps начала поставлять офисную мебель для шведского правительства и 3 года спустя был подписан первый контракт. Так появились первые серьезные комплексные проекты, целиком формирующие рабочее место, включая шкафы, кресло и сам рабочий стол.

Компания была изначально и остается по сей день семейным предприятием. Йарл работал продавцом, а его жена Эви взяла на себя административные функции. После того как подросли дети, а у Йарла и Эви их было пятеро, все они также стали работать на благо компании.

Kinnarps сразу себя очень хорошо зарекомендовала, у нас были постоянные клиенты и высокий объем производства. При этом на рынке существовала жесткая конкуренция, но в 1970-е годы, когда компания вышла на международный уровень, даже дилеры конкурентов решили работать с Kinnarps. Это был очередной толчок в развитии, компания стала занимать лидирующие позиции в Европе и с тех пор их уже не сдавала.

– За это время компания очень сильно разрослась, сегодня она имеет довольно сложную структуру, множество представительств по всему миру. Как вам удается до сих пор сохранять традиции семейного предприятия?

– Структура компании, на самом деле, довольно плоская с головным офисом в Швеции. Сделано это для того, чтобы обеспечить максимальный контроль качества. У нас, действительно, сильны традиции семейного предприятия. У нас в порядке вещей, если люди работают в Kinnarps всю жизнь – по 20–25 лет. Мы создаем такие условия, чтобы им не хотелось менять место работы. Все наши сотрудники имеют возможность роста, они никогда не останавливаются на достигнутом, постоянно идут вперед. Основным критерием является корпоративная культура, которая изначально была семейной. Этот семейный дух чувствуется во всех подразделениях компании и на всех рынках, где мы работаем. И чтобы успешно работать в Kinnarps, нужно проникнуться ее культурой – по-шведски теплой.

– С самого начала в вашей компании было организовано собственное производство. Как оно построено сегодня?


– Сегодня у нас есть несколько фабрик в Швеции и Германии, а это очень высокая производительная мощность и около полутора тысяч рабочих мест. Кроме того, мы являемся мультибрендовой компанией, под холдингом Kinnarps объеденены наши компании: Kinnarps с продукцией бренда Kinnarps, Drabert,  Martin Stoll и Materia Group с брендами - Materia, Skandiform, NC Nordic Care. Мы строго следим за качеством продукции. Объединение с немецкими партнерами и обмен опытом в этом отношении нам очень помог, а выкуп заводов на территории Германии позволил почти вдвое увеличить объемы производства. За последние 15 лет не было такого случая, чтобы мы отказались от какого-либо заказа по причине перегруженности производства. Секрет в том, что у нас очень гибкая производительная линейка. В зависимости от потребностей и объема работ можно снижать или увеличивать мощность. Помимо собственно изготовления, наша компания осуществляет также сборку мебели. В отличие от наших конкурентов мы доставляем и собираем нашу мебель, не оставляя никакой упаковки. Продукты доставляются обернутые в одеяла, сделанные из переработанных материалов и являются eco-friendly. И в этом тоже проявляется наша забота о клиенте.

– Какой ассортимент продукции компания предлагает сегодня?

– Ассортимент огромный, но главное в том, что мы не предлагаем клиенту отдельно стол, кресло или другой предмет офисной мебели, мы предлагаем готовые решения для любой зоны – будь то кабинет руководителя, пространство рядового служащего или зона отдыха для всех сотрудников. Мы стремимся создать такие условия, чтобы человек чувствовал себя одинаково комфортно в любой части офиса. И все его запросы мы можем обеспечить.

– Какие критерии являются определяющими для продукции вашей компании?

– Если коротко, то это экология, эргономика и дизайн. В первую очередь мы заботимся об экологичности, причем не только производства, но и продукции. Мы обеспечиваем гарантии устойчивого развития, экономии ресурсов и максимального снижения влияния на окружающую среду. Не менее важна эргономичность мебели, поскольку нам не безразлично здоровье человека, нам важно как он чувствует себя вместе с продукцией Kinnarps. Что касается дизайна, то он, безусловно, шведский – минималистичный, функциональный и обоснованный, однако, мы также предлагаем продукты с европейским дизайном. Мы работаем как со всемирно известными дизайнерами, так и с нашими штатными. Мы всегда прислушиваемся к нашим клиентам и потребностям рынка, когда дело доходит до разработки новых продуктов и  их дизайна.

– Каким материалам вы отдаете предпочтение?

– Материалы самые разные – металл, пластик, дерево, ткани, кожа. Большое внимание уделяется экономичности использования материалов. Так, у нас существует практика переработки использованных материалов и отходов производства. Пластиковые упаковки и обрезки тканей прессуются, и из них получаются акустические напольные и настенные перегородки. Древесная стружка и опилки, которые остаются, например, после шлифовки обрезанных краев листа ДСП, тоже прессуются и брикетируются, а полученных брикетов хватает для того, чтобы полностью отапливать фабрику. Здесь надо добавить, что даже пропорции мебели во многом зависят от показателя экономичности использования материалов.

– Каким, по-вашему, должно быть современное офисное пространство? Как Kinnarps влияет (и влияет ли) на формирование новых трендов?

– Наше влияние на формирование новых трендов – это отклик на потребности современного человека. Мы просто воплощаем его представления о том, как и в каких условиях надо работать. Само понятие офиса сегодня становится все более размытым. Многие люди вообще отказываются работать в офисах и просто целый день сидят в кафе с ноутбуком. Там же они могут встретиться с друзьями и клиентами, выпить чашечку кофе, оставаясь онлайн и продолжая выполнять свои обязанности. Рабочее место в привычном понимании сегодня уже не столь актуально, а представление о рабочем пространстве совершенно изменилось. Работать можно сидя на диване или отдыхая на пляже. И мы, откликаясь на запрос современного человека, создаем именно ту среду, в которой ему хочется работать. У нас нет задачи поставить в кабинете стул и стол. Может быть, стол в данной конкретной ситуации и вовсе не понадобится. Наша компания давно ушла от традиционной строгой офисной структуры, где столы стоят друг за другом, и сотрудники сидят  в определенной очередности, постоянно испытывая чувства дискомфорта и напряженности. Kinnarps пытается создать офис будущего, в котором человек чувствовал бы себя максимально свободно. К примеру, в наших офисах сотрудник не обязательно привязан к своему рабочему месту, он или она может сесть за любой стол, в любом уголке, легко подключиться к сети и начать работать. В этом случае задействуются все пространства офиса.

– За долгие годы своего существования ваша компания реализовала огромное количество разнообразных проектов. Расскажите о самых интересных и запомнившихся.

– Особую гордость я испытываю за те проекты, которые реализуются дистанционно. У нас открыты представительства практически по всему миру – в Европе, США, Латинской Америке, Австралии и, в том числе, в России. То, что столь удаленные от головного офиса компании проекты реализуются с соблюдением всех стандартов Kinnarps, на том же высоком уровне и в те же сроки, говорит о том, как грамотно у нас все организовано. Мы всегда умеем выслушать клиента и удовлетворить его потребности. У нас проект проходит все этапы – от первой встречи с клиентом, разработки концепции и до изготовления, доставки, сборки на месте и эксплуатационного обслуживания. И новому офису мы радуемся тоже вместе с клиентом. Это комплексный подход, включающий полный спектр услуг.

Если говорить о наиболее запомнившихся проектах, то здесь, конечно, сложно выделить какой-то один. В каждый офис мы вкладываем максимум заботы о конечном потребителе – неважно идет ли речь о крохотном помещении для нескольких сотрудников или же о штаб-квартире крупнейшей международной организации. Мы работали над несколькими масштабными проектами офисов для компании Hewlett-Packard, также создавались интересные решения для лидирующих шведских организаций. В России на сегодняшний день тоже имеется внушительная база успешных проектов.

– Вы упомянули комплексный подход обслуживания. В чем его преимущества?


– Клиенты, как правило, хотят работать с постоянным партнером, если он их во всем устраивает. Это дает им определенные гарантии и уверенность в качестве конечного продукта. Я уже говорил, что мы поставляем не только мебель, мы предлагаем конкретное и комплексное решение. И это не просто грамотная организация рабочего пространства, создание сложной и взаимосвязанной системы, мы учим человека правильно работать и жить внутри офиса, мы формируем ценности вместе с клиентом. Нам выгодно, чтобы людям было удобно, поэтому мы уделяем этому аспекту особое внимание и не жалеем ни сил, ни времени, ни средств.

– Как компания планирует развиваться в дальнейшем?

– Мы хотим расти, становится еще сильнее, профессиональнее, надежнее. Мы всегда к этому шли, всегда совершенствовались и работали над собой. Именно это позволило нам стать первыми в Европе. Я надеюсь, что в будущем мы добьемся лидирующих позиций не только в Европе, но и в мире.
zooming
Пер-Арне Андерссон, член совета директоров компании Kinnarps
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming


29 Июня 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства.
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.

Сейчас на главной

Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.