Семейные ценности в организации офисных пространств

Интервью с Пер-Арне Андерссоном, членом совета директоров компании Kinnarps - крупнейшего производителя офисной мебели в Европе.

Беседовала:
Алла Павликова

29 Июня 2013
Дизайн Партнерский материал
mainImg
Архи.ру:

– В сентябре 2012 года компания заняла первое место в списке 100  лучших Европейских производителей офисной мебели. Расскажите, с чего все начиналось?

Пер-Арне Андерссон:

 – Все начиналось более семидесяти лет назад. Двое молодых и энергичных людей Эви и Йарл Андерссон основали маленькую фабрику. Изначально мебель делалась на заказ, преимущественно для архитекторов. В 1943 году компания Kinnarps начала поставлять офисную мебель для шведского правительства и 3 года спустя был подписан первый контракт. Так появились первые серьезные комплексные проекты, целиком формирующие рабочее место, включая шкафы, кресло и сам рабочий стол.

Компания была изначально и остается по сей день семейным предприятием. Йарл работал продавцом, а его жена Эви взяла на себя административные функции. После того как подросли дети, а у Йарла и Эви их было пятеро, все они также стали работать на благо компании.

Kinnarps сразу себя очень хорошо зарекомендовала, у нас были постоянные клиенты и высокий объем производства. При этом на рынке существовала жесткая конкуренция, но в 1970-е годы, когда компания вышла на международный уровень, даже дилеры конкурентов решили работать с Kinnarps. Это был очередной толчок в развитии, компания стала занимать лидирующие позиции в Европе и с тех пор их уже не сдавала.

– За это время компания очень сильно разрослась, сегодня она имеет довольно сложную структуру, множество представительств по всему миру. Как вам удается до сих пор сохранять традиции семейного предприятия?

– Структура компании, на самом деле, довольно плоская с головным офисом в Швеции. Сделано это для того, чтобы обеспечить максимальный контроль качества. У нас, действительно, сильны традиции семейного предприятия. У нас в порядке вещей, если люди работают в Kinnarps всю жизнь – по 20–25 лет. Мы создаем такие условия, чтобы им не хотелось менять место работы. Все наши сотрудники имеют возможность роста, они никогда не останавливаются на достигнутом, постоянно идут вперед. Основным критерием является корпоративная культура, которая изначально была семейной. Этот семейный дух чувствуется во всех подразделениях компании и на всех рынках, где мы работаем. И чтобы успешно работать в Kinnarps, нужно проникнуться ее культурой – по-шведски теплой.

– С самого начала в вашей компании было организовано собственное производство. Как оно построено сегодня?


– Сегодня у нас есть несколько фабрик в Швеции и Германии, а это очень высокая производительная мощность и около полутора тысяч рабочих мест. Кроме того, мы являемся мультибрендовой компанией, под холдингом Kinnarps объеденены наши компании: Kinnarps с продукцией бренда Kinnarps, Drabert,  Martin Stoll и Materia Group с брендами - Materia, Skandiform, NC Nordic Care. Мы строго следим за качеством продукции. Объединение с немецкими партнерами и обмен опытом в этом отношении нам очень помог, а выкуп заводов на территории Германии позволил почти вдвое увеличить объемы производства. За последние 15 лет не было такого случая, чтобы мы отказались от какого-либо заказа по причине перегруженности производства. Секрет в том, что у нас очень гибкая производительная линейка. В зависимости от потребностей и объема работ можно снижать или увеличивать мощность. Помимо собственно изготовления, наша компания осуществляет также сборку мебели. В отличие от наших конкурентов мы доставляем и собираем нашу мебель, не оставляя никакой упаковки. Продукты доставляются обернутые в одеяла, сделанные из переработанных материалов и являются eco-friendly. И в этом тоже проявляется наша забота о клиенте.

– Какой ассортимент продукции компания предлагает сегодня?

– Ассортимент огромный, но главное в том, что мы не предлагаем клиенту отдельно стол, кресло или другой предмет офисной мебели, мы предлагаем готовые решения для любой зоны – будь то кабинет руководителя, пространство рядового служащего или зона отдыха для всех сотрудников. Мы стремимся создать такие условия, чтобы человек чувствовал себя одинаково комфортно в любой части офиса. И все его запросы мы можем обеспечить.

– Какие критерии являются определяющими для продукции вашей компании?

– Если коротко, то это экология, эргономика и дизайн. В первую очередь мы заботимся об экологичности, причем не только производства, но и продукции. Мы обеспечиваем гарантии устойчивого развития, экономии ресурсов и максимального снижения влияния на окружающую среду. Не менее важна эргономичность мебели, поскольку нам не безразлично здоровье человека, нам важно как он чувствует себя вместе с продукцией Kinnarps. Что касается дизайна, то он, безусловно, шведский – минималистичный, функциональный и обоснованный, однако, мы также предлагаем продукты с европейским дизайном. Мы работаем как со всемирно известными дизайнерами, так и с нашими штатными. Мы всегда прислушиваемся к нашим клиентам и потребностям рынка, когда дело доходит до разработки новых продуктов и  их дизайна.

– Каким материалам вы отдаете предпочтение?

– Материалы самые разные – металл, пластик, дерево, ткани, кожа. Большое внимание уделяется экономичности использования материалов. Так, у нас существует практика переработки использованных материалов и отходов производства. Пластиковые упаковки и обрезки тканей прессуются, и из них получаются акустические напольные и настенные перегородки. Древесная стружка и опилки, которые остаются, например, после шлифовки обрезанных краев листа ДСП, тоже прессуются и брикетируются, а полученных брикетов хватает для того, чтобы полностью отапливать фабрику. Здесь надо добавить, что даже пропорции мебели во многом зависят от показателя экономичности использования материалов.

– Каким, по-вашему, должно быть современное офисное пространство? Как Kinnarps влияет (и влияет ли) на формирование новых трендов?

– Наше влияние на формирование новых трендов – это отклик на потребности современного человека. Мы просто воплощаем его представления о том, как и в каких условиях надо работать. Само понятие офиса сегодня становится все более размытым. Многие люди вообще отказываются работать в офисах и просто целый день сидят в кафе с ноутбуком. Там же они могут встретиться с друзьями и клиентами, выпить чашечку кофе, оставаясь онлайн и продолжая выполнять свои обязанности. Рабочее место в привычном понимании сегодня уже не столь актуально, а представление о рабочем пространстве совершенно изменилось. Работать можно сидя на диване или отдыхая на пляже. И мы, откликаясь на запрос современного человека, создаем именно ту среду, в которой ему хочется работать. У нас нет задачи поставить в кабинете стул и стол. Может быть, стол в данной конкретной ситуации и вовсе не понадобится. Наша компания давно ушла от традиционной строгой офисной структуры, где столы стоят друг за другом, и сотрудники сидят  в определенной очередности, постоянно испытывая чувства дискомфорта и напряженности. Kinnarps пытается создать офис будущего, в котором человек чувствовал бы себя максимально свободно. К примеру, в наших офисах сотрудник не обязательно привязан к своему рабочему месту, он или она может сесть за любой стол, в любом уголке, легко подключиться к сети и начать работать. В этом случае задействуются все пространства офиса.

– За долгие годы своего существования ваша компания реализовала огромное количество разнообразных проектов. Расскажите о самых интересных и запомнившихся.

– Особую гордость я испытываю за те проекты, которые реализуются дистанционно. У нас открыты представительства практически по всему миру – в Европе, США, Латинской Америке, Австралии и, в том числе, в России. То, что столь удаленные от головного офиса компании проекты реализуются с соблюдением всех стандартов Kinnarps, на том же высоком уровне и в те же сроки, говорит о том, как грамотно у нас все организовано. Мы всегда умеем выслушать клиента и удовлетворить его потребности. У нас проект проходит все этапы – от первой встречи с клиентом, разработки концепции и до изготовления, доставки, сборки на месте и эксплуатационного обслуживания. И новому офису мы радуемся тоже вместе с клиентом. Это комплексный подход, включающий полный спектр услуг.

Если говорить о наиболее запомнившихся проектах, то здесь, конечно, сложно выделить какой-то один. В каждый офис мы вкладываем максимум заботы о конечном потребителе – неважно идет ли речь о крохотном помещении для нескольких сотрудников или же о штаб-квартире крупнейшей международной организации. Мы работали над несколькими масштабными проектами офисов для компании Hewlett-Packard, также создавались интересные решения для лидирующих шведских организаций. В России на сегодняшний день тоже имеется внушительная база успешных проектов.

– Вы упомянули комплексный подход обслуживания. В чем его преимущества?


– Клиенты, как правило, хотят работать с постоянным партнером, если он их во всем устраивает. Это дает им определенные гарантии и уверенность в качестве конечного продукта. Я уже говорил, что мы поставляем не только мебель, мы предлагаем конкретное и комплексное решение. И это не просто грамотная организация рабочего пространства, создание сложной и взаимосвязанной системы, мы учим человека правильно работать и жить внутри офиса, мы формируем ценности вместе с клиентом. Нам выгодно, чтобы людям было удобно, поэтому мы уделяем этому аспекту особое внимание и не жалеем ни сил, ни времени, ни средств.

– Как компания планирует развиваться в дальнейшем?

– Мы хотим расти, становится еще сильнее, профессиональнее, надежнее. Мы всегда к этому шли, всегда совершенствовались и работали над собой. Именно это позволило нам стать первыми в Европе. Я надеюсь, что в будущем мы добьемся лидирующих позиций не только в Европе, но и в мире.
zooming
Пер-Арне Андерссон, член совета директоров компании Kinnarps
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming
Kinnarps, офис клиентов компании
zooming


29 Июня 2013

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.