Над античной бухтой

Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.

mainImg
Архитектор:
Алиса Лютомская
Николай Лютомский
Мастерская:
Архитектурное бюро Элис http://ellise.yondi.ru/index.php
Проект:
Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
Россия, Геленджик, Геленджикский проспект, д. 171

Авторский коллектив:
Главный архитектор: Алиса Лютомская 
Главный конструктор: Михаил Алексеев 
Авторский коллектив: Н.В. Лютомский, Г.С. Сандомирский, Э. Зельтините, С.В. Кузнецова, В.М. Гаврикова, О. А. Тучина 

2018 — 2023 / 2020 — 3.2024

Заказчик: Автономная некоммерческая организация «Корпорация развития «Геленджик-2035» 
Геленджик Арена расположена на краю города, ее неплохо видно с объездной дороги. Решение о строительстве было подписано на Российском экономическом форуме в Сочи в 2019 году, инвестор проекта – АНО «Корпорация развития «Геленджик-2035», открыли культурно-развлекательный центр 1 июня 2024 года. 
Культурно-деловой центр «Геленджик Арена». Ситуационный план
© Архитектурное бюро Элис

В центре 6 этажей, 3 из которых заняты культурными пространствами, выставочными и концертными. Основу составляют два многофункциональных зала, большой и малый, каждый из них служит «ядром» своей части здания, побольше и поменьше, объединенных сквозным атриумом. 

Как следствие, здание построено на пересечении двух осей: одну определяет линия атриума, она направлена под углом к трассе в сторону бухты и ей подчинен большой зал – другая ось параллельна Геленджикскому проспекту, который здесь отделяется от объездной и идет затем, параллельно линии бухты, но в глубине; это главная городская дорога. Вторая ось определяет всю линию северо-восточного фасада, вдоль нее развернут малый зал и его северное крыло. 
Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
© Архитектурное бюро Элис

Пересечение осей формирует асимметричную площадь входа и веерное построение четырех объемов с южной стороны, со стороны города. Поэтому со стороны трассы здание – это фасадная линия со впадиной, а со стороны города он сумма объемов, в основном белых, с разными характеристиками: где-то преобладают белые ламели, где-то стекло, где-то объемная пергола, а где-то, наоборот, внимание привлекает многомаршевая лестница. Композиция с «южной» внешностью на фоне «задника» из меловых гор. 
  • zooming
    Северо-восточный фасад, со стороны Геленджикского проспекта. Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Юго-западный фасад, со стороны города. Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис

В данном случае, мне кажется, важно показать визуализации проекта: 
Проект, визуализация, вид с северо-востока. Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
© Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Проект, визуализация. Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис

Несомненная удача – кафе на крыше атриума с видом на город, его уже и туристы в отзывах отмечают; собственно, над ним и устроена упомянутая выше масштабная конструкция «перголы». По счастью, на оси между Геленджик Ареной и бухтой, а до набережной здесь порядка 800 метров, – в основном зелень от старых советских санаториев, затем вода, участок приподнят на 40 метров, плюс высота здания – вид отличный. 
Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
© Архитектурное бюро Элис

Впрочем пройти атриум насквозь нельзя, он заканчивается витражом; в фойе большого зала с южной стороны ведет открытая лестница, и еще одна лестница обходит большой зал с юго-запада – все же перепад высот 6 метров, 41 до 47 м в поперечном направлении. 

Так что здание вписано в склон, что делает амфитеатр большого зала, – подчеркивает автор проекта Алиса Лютомская, – подобием античных амфитеатров, только не открытым, как у греков, когда-то торговавших на этих берегах, а помещенным в оболочку культурного центра.

Вероятно, аллюзия на античный театр определила и полукруглую форму большого зала: как правило больше места отводится середине, по сторонам – балконы, а здесь получился почти полный, лишь немного раскрытый в сторону сцены, амфитеатр. 
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена». План на отметке +3.600
    © Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена». Разрез
    © Архитектурное бюро Элис

Впрочем несложно заметить: греческий амфитеатр был бы не просто открытым, а и вкопанным в склон, в данном случае мы видим амфитеатр римского типа, на субструкциях. 

Трансформируемость залов заключается в том, что в большом можно убрать ряды кресел на центральном «пятачке», а малый «оснащен блитчером – телескопической выдвижной трибуной». 
  • zooming
    Большой зал. Культурно-деловой центр «Геленджик Арена». Большой зал
    © Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена». Большой зал
    © Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Малый зал. Культурно-деловой центр «Геленджик Арена». Малый зал
    © Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Малый зал. Культурно-деловой центр «Геленджик Арена». Малый зал
    © Архитектурное бюро Элис

Итак, «Геленджик Арена», помимо того, что не является спортивной ареной, как можно было бы по незнанию подумать, услышав название, – представляет собой сложносочиненный комплекс, многосоставность которого очевидна и внутри, и снаружи. Очевидно, прямо-таки ощущается при изучении здания и множество аллюзий: они накладываются друг на друга, как упомянутые выше оси объемно-пространственного построения, а даже местами даже «торчат», привлекают внимание. 

Сочетание общественных выставочных пространств, в том числе двусветного фойе, и почти полукруглого амфитеатра, как и в довольно сложная структура комплекса в целом провоцирует сравнить его с форумом античного города – только, повторюсь, он крытый, помещен в кондиционированный объем. Поскольку Алиса Лютомская, рассказывая о проекте, прямо вспоминает об античном прошлом Геленджика, надо думать, это сопоставление имеет основания. Сюда же, вероятно, можно добавить колонны северной стороны и крупные пилоны, окружающие южный выступ атриума и кафе. 
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис

Уступ входной площади-лоджии перекликается с бухтой, хотя абрис его плана и другой. 

Далее, в треугольных, с чередующимся наклоном, фонарях атриума можно увидеть схематичное изображение гор; фактура гипсовых панелей внешней стены большого зала в фойе, по словам Алисы Лютомской, заимствована у морских «дюн»; по-видимому, речь о маленьких песчаных волнах, которые можно наблюдать под водой за линией прибоя. 

В то же время интерьеры в некоторых ракурсах, особенно фойе с его хрустальной инсталляцией в двусветном пространстве за большим витражом, остро напоминает решения 1960-х годов, хотя бы Кеннеди-центр. 
Культурно-деловой центр «Геленджик Арена». Фойе большого зала
© Архитектурное бюро Элис

Панели внешних стен демонстрируют характерную южную «каменную» кладку с асимметричным рисунком, притом что колонны северного фасада имеют «самолетный» алюминиевый цвет и абрис, составленный из двух дуг, напоминающий то ли крыло самолета, то ли увеличенную ламель. 
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис

И тут мы вспоминаем, что неподалеку, как раз с этой стороны, расположен аэропорт, спроектированный Максимилиано Фуксасом, весь белый, гибкий, «тотальный» в своем современном дизайне, включая благоустройство. 

Так вот, есть ощущение, что Геленджик Арена в объемно-пространственном отношении построена на пересечении осей, а в образном – на пересечении смыслов, прежде всего «растяжке» между современной, технологичной архитектурой с белыми ламелями, серебристыми колоннами и стеклом – и воспоминанием об античности, которое стартует от амфитеатра, а к итогу приходит в «каменном» рисунке стен. Чувствуется здесь какое-то противоречие. Впрочем, атмосфера южного города легко поглощает и скрашивает любые сомнения. 

Хотя несколько тяжеловатые пересечения конструкций внутри атриума все же вызывают вопросы. Но сравнивать их с воздушными связями новгородских храмов уже не буду. 
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис
  • zooming
    Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
    © Архитектурное бюро Элис

Скульптура, установленная посреди мелководного бассейна в южной части, называется «Зефир» – а Зефир это греческий бог ветра восточной части Средиземноморья, поэтому такой, как шарфик, летящий – сделал канадским художником Джереми Гайа специально для Геленджик Арены. 
Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
© Архитектурное бюро Элис
Архитектор:
Алиса Лютомская
Николай Лютомский
Мастерская:
Архитектурное бюро Элис http://ellise.yondi.ru/index.php
Проект:
Культурно-деловой центр «Геленджик Арена»
Россия, Геленджик, Геленджикский проспект, д. 171

Авторский коллектив:
Главный архитектор: Алиса Лютомская 
Главный конструктор: Михаил Алексеев 
Авторский коллектив: Н.В. Лютомский, Г.С. Сандомирский, Э. Зельтините, С.В. Кузнецова, В.М. Гаврикова, О. А. Тучина 

2018 — 2023 / 2020 — 3.2024

Заказчик: Автономная некоммерческая организация «Корпорация развития «Геленджик-2035» 

09 Июля 2024

Похожие статьи
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил* для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Экстремальное гостеприимство
Клубный отель посреди лесов Камчатки, построенный по проекту Fantalis Group, далеко ушел от бревенчатых туристических баз. Из-за труднодоступности он автономен и напоминает полярную станцию, а помимо знакомства с суровым краем предлагает и элементы роскоши – самобытную архитектуру, комфортную спальню с панорамными окнами, авторский ресторан с изысканным интерьером.
Круги для движения
По проекту Мосрегионпроекта в Электростали прошла реконструкция пешеходного бульвара. Благодаря безбарьерному мощению, круглым газонам и работе с организацией транспортных потоков, променад заметно оживился и стал привлекательным для горожан, предпринимателей и творческих людей.
Красный театр
По проекту бюро ludi_architects во дворе «Бутылки» – бывшей круглой тюрьмы на острове Новой Голландия – открылся летний театр, вдохновленный атмосферой кабаре середины XX века. По вечерам здесь проходят концерты и перфомансы, днем пространство служит местом для отдыха и встреч.
Альпийская горка
Микропроект от бюро KIDZ: корнер цветочного магазина в петербургском фудкорте, который соединяет технологичность и красоту природной несовершенности.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Бетон, проволока и калька
Можно ли стать художником, получив образование и опыт работы архитектора? Узнали у Даниила Пирогова, окончившего Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет.
Дом книги
Бюро ludi_architects перезапустило библиотеку в Ташкенте: фасады исторического здания подновили, а интерьеры сделали привлекательными для разных поколений читателей. Теперь здесь на несколько часов можно занять детей, записать подкаст или послушать концерт. Пространство для чтения в одноэтажном особняке расширили за счет антресолей, а также площадок на открытом воздухе: амфитеатра и перголы.
Четыре угла
Мастерская Юрия Ширяева предложила концепцию реновации псковского квартала, расположенного недалеко от центра города, но в стороне от туристических потоков. Комплекс кирпичных зданий восстановит фронт улиц и насытит функциями квартал, внутри которого спрячется сад с искусственным водоемом.
Преображение Анны
Для петербургской Анненкирхе Сергей Кузнецов и бюро Kamen подготовили проект, который опирается на принципы Венецианской хартии: здание не восстанавливается на определенную дату, исторические наслоения сохраняются, а современные элементы не мимикрируют под подлинные. Рассказываем подробнее о решениях.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.
Тайный пруд
Благодаря проекту команды TISS Garden у жильцов клубного дома Ordynka в центре Москвы появился вид на воду: на плите подземного паркинга удалось создать водоем с системой фильтрации, высадить взрослые деревья и другую растительность.
Черный, белый и стекло
Лаконичный в формах и отделке дом для подмосковного коттеджного поселка, основным приемом которого стал контраст – цвета, материалов и масс.
Северное солнце
По проекту Алексея Левчука в поселке Солнечное недалеко от Финского залива построено восемь вилл. Архитектурные решения отсылают к модернизму Северной Европы, ландшафт интегрирован во внутренние и внешние пространства, а «свободная» планировка территории без заборов отсылает к культурным кодам протестантизма.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Сейчас на главной
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 проектов, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.