Блоги: 14–20 марта

В сети на этой неделе пишут о выставке архитектурной династии Бархиных и сложностях освоения московских промзон, восхищаются канадским городом-призраком и собирают деньги на иностранную экспертизу проекта столичных «хайвеев».

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

20 Марта 2013
mainImg
В МАрхИ открылась выставка к 100-летию архитектора Б.Г. Бархина, представляющая совокупное творчество славной архитектурной династии. Как замечает в своем блоге на Фейсбук Юрий Аввакумов, «в творческом активе  Бархиных и здание «Известий», и музей космонавтики, и театральная сценография, и научная и преподавательская деятельность». И все это замечательное наследие вдруг представлено как … хлам, пишет о выставке автор блога: «По внешнему виду это даже не хоспис, а, прости господи, бомжатник, в котором вещи музейного качества смешаны с пенокартонными фотками, работы не реставрированы, все неухожено, стекла немытые, развешано неряшливо...». В таком случае, считает известный куратор, лучше вообще ничего не показывать и не напоминать студентам, «что профессия архитектора не престижная, никому ненужная, что жизнь архитектора в старости убога, что творчество его никого не интересует, что в культуре он оставляет не вклад, а галочку».
 
Выставку делали «блаженные люди, без которых было бы невыносимо тошно», – пишет в ответ Аввакумову Катя Шольц. – И раз уж из нашего супер-профессионального сообщества никто даже не смотрит в сторону «вещей музейного качества», то уж оставить этих людей с их маленькими выставочками, сделанными на коленке в далеких от публики залах, в покое, надеюсь, можно». А вот по мнению Михаила Белова, это даже не выставка, а «напоминание»: самому архитектору, к примеру, вспомнилась история одного своего эскиза, который 37 лет провисел в квартире Б.Г. Бархина, а теперь появился в нынешней экспозиции: «Бархин так ценил своих учеников, что для него было естественно высоко ценить эскизы 20-летнего юноши, – замечает Белов. –  Теперь так не делают: то ли юноши с эскизами перевелись, то ли Фомин прав и интеллигентность извели под корень».

А вот философ Александр Раппапорт в одной из последних статей в своем блоге заключает, что в архитектуре сегодня перевелось главное – ее содержание. Десятилетия в ней боролись с формализмом, в СССР – в пользу соцреализма, на Западе –  под знаменем функционализма, пишет философ, а в итоге «в ней не осталось ни социализма, ни  функционализма и все превратилось в  изящную игру постмодернистской формалистики или геометрии». Нынешние архитекторы, по мнению автора блога, «выпали из круга просвещенных философов и гуманистов», а современный культурный истеблишмент к ней теперь абсолютно равнодушен. И все же Раппапорт ожидает возвращения в архитектуру смысла, потому что история, по его словам, не раз показывала, что новое и живое появляется неожиданно, когда его уже ничто не предвещает.

Следующий пост – про «юношей с эскизами», может быть, и не совсем тех, которых имел в виду Михаил Белов, но восполняющих недостаток архитектурного профессионализма активной гражданской позицией. Илья Варламов и Максим Кац из «Городских проектов» предложили свою альтернативу мегапроекту реконструкции Ленинского проспекта; с ее помощью они надеются переубедить московские власти бороться с пробками, превращая улицы в хайвеи. Вместо строительства новых эстакад и тоннелей в «Городских проектах» считают разумным создать по центру проспекта скоростную трамвайную линию, велодорожки и прогулочные зоны.

Впрочем, как ни гуманно выглядят эти предложения, большая часть пользователей по-прежнему не готова пересесть на общественный транспорт. Убедить их в этом инициаторы проекта надеются теперь при помощи иностранных экспертов – «двух авторитетных учёных-транспортников из Франции и США и одного практикующего транспортника из Норвегии». Им «Городские проекты» собираются заказать независимую экспертизу нынешних предложений мэрии по борьбе с пробками, на что в журнале Максима Каца уже активно идет сбор пожертвований. «Выводы заморских агентов влияния гроша ломаного не стоят», – сомневаются в свою очередь, пользователи. «Чтобы эксперты смогли проанализировать транспорт Москвы, нужен внятный общий стратегический генплан, которого нет», – замечает, к примеру, design_n1. А yakimovmihail советует «покупать не заключения (экспертизы), а знания и технологии», чтобы после того, как иностранные специалисты уедут, развивать их прогрессивные идеи самостоятельно.

А вот блоггер Юрий Кочетков, в свою очередь, уверен, что в мэрии к мнению зарубежных экспертов как раз прислушиваются: именно с их помощью, считает блоггер, столичные власти переключились с освоения новоприсоединенных территорий на огромный резерв московских промзон. Первое, т.е. «вынос спальных районов в область», конечно, проще, пишет автор блога, поскольку у промышленных территорий, как правило, множество проблем, начиная от собственников и заканчивая загрязнением. Но с другой стороны, именно первый путь – тупиковый в отношении транспортно-логистического развития. О будущем промзон, тем временем, заспорили и в сообществе урбанистов RUPA. Например, Дмитрий Наринский видит в них, помимо коммерческого жилья, еще и потенциал к созданию новых публичных пространств: «Мы знаем, что есть очень интересные предложения по созданию кампусов на этих территориях, а «Остоженка» (Гнездилов не случайно стал главным архитектором «НИиПИ Генплана») вообще рассматривала данные территории под Парламентский центр». Впрочем, по мнению Александра Антонова, публичные пространства в отрыве от жилья – это иллюзия, и мода на них скоро пройдет. А Ярослав Ковальчук напомнил, что у промзон ко всем прочим бедам нет еще и улиц, т.е. при конверсии предстоит менять границы участков и прокладывать новые.

Тем временем, в блоге «Живые улицы» идея Варламова и Каца прекрасно иллюстрируется примером Франкфурта-на-Майне, который всего за 40 лет превратился из «города дружелюбного к автомобилям» в город для пешеходов. Для того чтобы увидеть это, достаточно взглянуть на  площадь Хауптвахе: об оживленном автомобильном движении на ней теперь напоминает лишь громадный вход в подземный переход; улица в несколько этапов стала исключительно пешеходной. «При этом, – замечает автор блога, – город не умер в пробках и не остановился в развитии». Пользователи, однако, сомневаются, что отечественный «градостроительный продукт» сможет подняться до такого качества. Блоггер Irina Čuma, к примеру, пишет, что большим проектам в духе «устойчивого развития» помогают, в частности, фонды Евросоюза, «а в России отчитываться не перед кем, что дали, то и ешьте».

Кстати о качестве: «Представьте себе небольшой город на берегу залива, почти 100 отличных домов, торговый центр, библиотека, бассейн и ни одной души вокруг», – пишет блоггер samsebeskazal про канадский Китсолт. Его построили более 20-ти лет назад у молибденового рудника и почти сразу покинули, когда производство закрылось. Пользователи в полном восторге – как заброшенный город сохранился в таком удивительном состоянии: все коммуникации работают, асфальт не растрескался, цела даже мебель в домах, хоть сейчас заселяйся и живи. «У нас в середину восьмидесятых можно попасть, если в чернобыльскую зону съездить, в Припять, – вспоминает chivonapets. – Но там всё расхабарено. А тут совсем другое дело». Впрочем, что с этим «музеем» делать, блоггеры не знают: «Слишком далеко от основных магистралей, до открытого моря тоже не близко. Туризм там, скорее всего, не выживет. Под военный городок тоже не годится, – размышляет nordlight_spb. – Только если какой-нибудь научный центр, может, действительно делать, особо секретный».

Завершим нынешний обзор блогом Сергея Эстрина, который опубликовал в нем заметку про один замечательный артефакт своей коллекции – белый кожаный ридикюль, испробованный архитектором в качестве нового материала для рисунка. Читателям своего блога Эстрин замечает, что поиски его зачастую экстравагантны: «Чем я уже рисовал? Шпателем по картону, булавкой по воску, сапожной щеткой, пером, окурком...». В нынешний же раз архитектору рисовалось медным акрилом из тюбика: так на сумке появились холмы и башни – «есть Пизанская, есть башни Сан Джиминьяно, знаменитое творение Эйфеля, Кремль...».

20 Марта 2013

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.