Блоги: 14–20 марта

В сети на этой неделе пишут о выставке архитектурной династии Бархиных и сложностях освоения московских промзон, восхищаются канадским городом-призраком и собирают деньги на иностранную экспертизу проекта столичных «хайвеев».

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

20 Марта 2013
mainImg
В МАрхИ открылась выставка к 100-летию архитектора Б.Г. Бархина, представляющая совокупное творчество славной архитектурной династии. Как замечает в своем блоге на Фейсбук Юрий Аввакумов, «в творческом активе  Бархиных и здание «Известий», и музей космонавтики, и театральная сценография, и научная и преподавательская деятельность». И все это замечательное наследие вдруг представлено как … хлам, пишет о выставке автор блога: «По внешнему виду это даже не хоспис, а, прости господи, бомжатник, в котором вещи музейного качества смешаны с пенокартонными фотками, работы не реставрированы, все неухожено, стекла немытые, развешано неряшливо...». В таком случае, считает известный куратор, лучше вообще ничего не показывать и не напоминать студентам, «что профессия архитектора не престижная, никому ненужная, что жизнь архитектора в старости убога, что творчество его никого не интересует, что в культуре он оставляет не вклад, а галочку».
 
Выставку делали «блаженные люди, без которых было бы невыносимо тошно», – пишет в ответ Аввакумову Катя Шольц. – И раз уж из нашего супер-профессионального сообщества никто даже не смотрит в сторону «вещей музейного качества», то уж оставить этих людей с их маленькими выставочками, сделанными на коленке в далеких от публики залах, в покое, надеюсь, можно». А вот по мнению Михаила Белова, это даже не выставка, а «напоминание»: самому архитектору, к примеру, вспомнилась история одного своего эскиза, который 37 лет провисел в квартире Б.Г. Бархина, а теперь появился в нынешней экспозиции: «Бархин так ценил своих учеников, что для него было естественно высоко ценить эскизы 20-летнего юноши, – замечает Белов. –  Теперь так не делают: то ли юноши с эскизами перевелись, то ли Фомин прав и интеллигентность извели под корень».

А вот философ Александр Раппапорт в одной из последних статей в своем блоге заключает, что в архитектуре сегодня перевелось главное – ее содержание. Десятилетия в ней боролись с формализмом, в СССР – в пользу соцреализма, на Западе –  под знаменем функционализма, пишет философ, а в итоге «в ней не осталось ни социализма, ни  функционализма и все превратилось в  изящную игру постмодернистской формалистики или геометрии». Нынешние архитекторы, по мнению автора блога, «выпали из круга просвещенных философов и гуманистов», а современный культурный истеблишмент к ней теперь абсолютно равнодушен. И все же Раппапорт ожидает возвращения в архитектуру смысла, потому что история, по его словам, не раз показывала, что новое и живое появляется неожиданно, когда его уже ничто не предвещает.

Следующий пост – про «юношей с эскизами», может быть, и не совсем тех, которых имел в виду Михаил Белов, но восполняющих недостаток архитектурного профессионализма активной гражданской позицией. Илья Варламов и Максим Кац из «Городских проектов» предложили свою альтернативу мегапроекту реконструкции Ленинского проспекта; с ее помощью они надеются переубедить московские власти бороться с пробками, превращая улицы в хайвеи. Вместо строительства новых эстакад и тоннелей в «Городских проектах» считают разумным создать по центру проспекта скоростную трамвайную линию, велодорожки и прогулочные зоны.

Впрочем, как ни гуманно выглядят эти предложения, большая часть пользователей по-прежнему не готова пересесть на общественный транспорт. Убедить их в этом инициаторы проекта надеются теперь при помощи иностранных экспертов – «двух авторитетных учёных-транспортников из Франции и США и одного практикующего транспортника из Норвегии». Им «Городские проекты» собираются заказать независимую экспертизу нынешних предложений мэрии по борьбе с пробками, на что в журнале Максима Каца уже активно идет сбор пожертвований. «Выводы заморских агентов влияния гроша ломаного не стоят», – сомневаются в свою очередь, пользователи. «Чтобы эксперты смогли проанализировать транспорт Москвы, нужен внятный общий стратегический генплан, которого нет», – замечает, к примеру, design_n1. А yakimovmihail советует «покупать не заключения (экспертизы), а знания и технологии», чтобы после того, как иностранные специалисты уедут, развивать их прогрессивные идеи самостоятельно.

А вот блоггер Юрий Кочетков, в свою очередь, уверен, что в мэрии к мнению зарубежных экспертов как раз прислушиваются: именно с их помощью, считает блоггер, столичные власти переключились с освоения новоприсоединенных территорий на огромный резерв московских промзон. Первое, т.е. «вынос спальных районов в область», конечно, проще, пишет автор блога, поскольку у промышленных территорий, как правило, множество проблем, начиная от собственников и заканчивая загрязнением. Но с другой стороны, именно первый путь – тупиковый в отношении транспортно-логистического развития. О будущем промзон, тем временем, заспорили и в сообществе урбанистов RUPA. Например, Дмитрий Наринский видит в них, помимо коммерческого жилья, еще и потенциал к созданию новых публичных пространств: «Мы знаем, что есть очень интересные предложения по созданию кампусов на этих территориях, а «Остоженка» (Гнездилов не случайно стал главным архитектором «НИиПИ Генплана») вообще рассматривала данные территории под Парламентский центр». Впрочем, по мнению Александра Антонова, публичные пространства в отрыве от жилья – это иллюзия, и мода на них скоро пройдет. А Ярослав Ковальчук напомнил, что у промзон ко всем прочим бедам нет еще и улиц, т.е. при конверсии предстоит менять границы участков и прокладывать новые.

Тем временем, в блоге «Живые улицы» идея Варламова и Каца прекрасно иллюстрируется примером Франкфурта-на-Майне, который всего за 40 лет превратился из «города дружелюбного к автомобилям» в город для пешеходов. Для того чтобы увидеть это, достаточно взглянуть на  площадь Хауптвахе: об оживленном автомобильном движении на ней теперь напоминает лишь громадный вход в подземный переход; улица в несколько этапов стала исключительно пешеходной. «При этом, – замечает автор блога, – город не умер в пробках и не остановился в развитии». Пользователи, однако, сомневаются, что отечественный «градостроительный продукт» сможет подняться до такого качества. Блоггер Irina Čuma, к примеру, пишет, что большим проектам в духе «устойчивого развития» помогают, в частности, фонды Евросоюза, «а в России отчитываться не перед кем, что дали, то и ешьте».

Кстати о качестве: «Представьте себе небольшой город на берегу залива, почти 100 отличных домов, торговый центр, библиотека, бассейн и ни одной души вокруг», – пишет блоггер samsebeskazal про канадский Китсолт. Его построили более 20-ти лет назад у молибденового рудника и почти сразу покинули, когда производство закрылось. Пользователи в полном восторге – как заброшенный город сохранился в таком удивительном состоянии: все коммуникации работают, асфальт не растрескался, цела даже мебель в домах, хоть сейчас заселяйся и живи. «У нас в середину восьмидесятых можно попасть, если в чернобыльскую зону съездить, в Припять, – вспоминает chivonapets. – Но там всё расхабарено. А тут совсем другое дело». Впрочем, что с этим «музеем» делать, блоггеры не знают: «Слишком далеко от основных магистралей, до открытого моря тоже не близко. Туризм там, скорее всего, не выживет. Под военный городок тоже не годится, – размышляет nordlight_spb. – Только если какой-нибудь научный центр, может, действительно делать, особо секретный».

Завершим нынешний обзор блогом Сергея Эстрина, который опубликовал в нем заметку про один замечательный артефакт своей коллекции – белый кожаный ридикюль, испробованный архитектором в качестве нового материала для рисунка. Читателям своего блога Эстрин замечает, что поиски его зачастую экстравагантны: «Чем я уже рисовал? Шпателем по картону, булавкой по воску, сапожной щеткой, пером, окурком...». В нынешний же раз архитектору рисовалось медным акрилом из тюбика: так на сумке появились холмы и башни – «есть Пизанская, есть башни Сан Джиминьяно, знаменитое творение Эйфеля, Кремль...».

20 Марта 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.