Блоги: 14–20 марта

В сети на этой неделе пишут о выставке архитектурной династии Бархиных и сложностях освоения московских промзон, восхищаются канадским городом-призраком и собирают деньги на иностранную экспертизу проекта столичных «хайвеев».

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

20 Марта 2013
mainImg
В МАрхИ открылась выставка к 100-летию архитектора Б.Г. Бархина, представляющая совокупное творчество славной архитектурной династии. Как замечает в своем блоге на Фейсбук Юрий Аввакумов, «в творческом активе  Бархиных и здание «Известий», и музей космонавтики, и театральная сценография, и научная и преподавательская деятельность». И все это замечательное наследие вдруг представлено как … хлам, пишет о выставке автор блога: «По внешнему виду это даже не хоспис, а, прости господи, бомжатник, в котором вещи музейного качества смешаны с пенокартонными фотками, работы не реставрированы, все неухожено, стекла немытые, развешано неряшливо...». В таком случае, считает известный куратор, лучше вообще ничего не показывать и не напоминать студентам, «что профессия архитектора не престижная, никому ненужная, что жизнь архитектора в старости убога, что творчество его никого не интересует, что в культуре он оставляет не вклад, а галочку».
 
Выставку делали «блаженные люди, без которых было бы невыносимо тошно», – пишет в ответ Аввакумову Катя Шольц. – И раз уж из нашего супер-профессионального сообщества никто даже не смотрит в сторону «вещей музейного качества», то уж оставить этих людей с их маленькими выставочками, сделанными на коленке в далеких от публики залах, в покое, надеюсь, можно». А вот по мнению Михаила Белова, это даже не выставка, а «напоминание»: самому архитектору, к примеру, вспомнилась история одного своего эскиза, который 37 лет провисел в квартире Б.Г. Бархина, а теперь появился в нынешней экспозиции: «Бархин так ценил своих учеников, что для него было естественно высоко ценить эскизы 20-летнего юноши, – замечает Белов. –  Теперь так не делают: то ли юноши с эскизами перевелись, то ли Фомин прав и интеллигентность извели под корень».

А вот философ Александр Раппапорт в одной из последних статей в своем блоге заключает, что в архитектуре сегодня перевелось главное – ее содержание. Десятилетия в ней боролись с формализмом, в СССР – в пользу соцреализма, на Западе –  под знаменем функционализма, пишет философ, а в итоге «в ней не осталось ни социализма, ни  функционализма и все превратилось в  изящную игру постмодернистской формалистики или геометрии». Нынешние архитекторы, по мнению автора блога, «выпали из круга просвещенных философов и гуманистов», а современный культурный истеблишмент к ней теперь абсолютно равнодушен. И все же Раппапорт ожидает возвращения в архитектуру смысла, потому что история, по его словам, не раз показывала, что новое и живое появляется неожиданно, когда его уже ничто не предвещает.

Следующий пост – про «юношей с эскизами», может быть, и не совсем тех, которых имел в виду Михаил Белов, но восполняющих недостаток архитектурного профессионализма активной гражданской позицией. Илья Варламов и Максим Кац из «Городских проектов» предложили свою альтернативу мегапроекту реконструкции Ленинского проспекта; с ее помощью они надеются переубедить московские власти бороться с пробками, превращая улицы в хайвеи. Вместо строительства новых эстакад и тоннелей в «Городских проектах» считают разумным создать по центру проспекта скоростную трамвайную линию, велодорожки и прогулочные зоны.

Впрочем, как ни гуманно выглядят эти предложения, большая часть пользователей по-прежнему не готова пересесть на общественный транспорт. Убедить их в этом инициаторы проекта надеются теперь при помощи иностранных экспертов – «двух авторитетных учёных-транспортников из Франции и США и одного практикующего транспортника из Норвегии». Им «Городские проекты» собираются заказать независимую экспертизу нынешних предложений мэрии по борьбе с пробками, на что в журнале Максима Каца уже активно идет сбор пожертвований. «Выводы заморских агентов влияния гроша ломаного не стоят», – сомневаются в свою очередь, пользователи. «Чтобы эксперты смогли проанализировать транспорт Москвы, нужен внятный общий стратегический генплан, которого нет», – замечает, к примеру, design_n1. А yakimovmihail советует «покупать не заключения (экспертизы), а знания и технологии», чтобы после того, как иностранные специалисты уедут, развивать их прогрессивные идеи самостоятельно.

А вот блоггер Юрий Кочетков, в свою очередь, уверен, что в мэрии к мнению зарубежных экспертов как раз прислушиваются: именно с их помощью, считает блоггер, столичные власти переключились с освоения новоприсоединенных территорий на огромный резерв московских промзон. Первое, т.е. «вынос спальных районов в область», конечно, проще, пишет автор блога, поскольку у промышленных территорий, как правило, множество проблем, начиная от собственников и заканчивая загрязнением. Но с другой стороны, именно первый путь – тупиковый в отношении транспортно-логистического развития. О будущем промзон, тем временем, заспорили и в сообществе урбанистов RUPA. Например, Дмитрий Наринский видит в них, помимо коммерческого жилья, еще и потенциал к созданию новых публичных пространств: «Мы знаем, что есть очень интересные предложения по созданию кампусов на этих территориях, а «Остоженка» (Гнездилов не случайно стал главным архитектором «НИиПИ Генплана») вообще рассматривала данные территории под Парламентский центр». Впрочем, по мнению Александра Антонова, публичные пространства в отрыве от жилья – это иллюзия, и мода на них скоро пройдет. А Ярослав Ковальчук напомнил, что у промзон ко всем прочим бедам нет еще и улиц, т.е. при конверсии предстоит менять границы участков и прокладывать новые.

Тем временем, в блоге «Живые улицы» идея Варламова и Каца прекрасно иллюстрируется примером Франкфурта-на-Майне, который всего за 40 лет превратился из «города дружелюбного к автомобилям» в город для пешеходов. Для того чтобы увидеть это, достаточно взглянуть на  площадь Хауптвахе: об оживленном автомобильном движении на ней теперь напоминает лишь громадный вход в подземный переход; улица в несколько этапов стала исключительно пешеходной. «При этом, – замечает автор блога, – город не умер в пробках и не остановился в развитии». Пользователи, однако, сомневаются, что отечественный «градостроительный продукт» сможет подняться до такого качества. Блоггер Irina Čuma, к примеру, пишет, что большим проектам в духе «устойчивого развития» помогают, в частности, фонды Евросоюза, «а в России отчитываться не перед кем, что дали, то и ешьте».

Кстати о качестве: «Представьте себе небольшой город на берегу залива, почти 100 отличных домов, торговый центр, библиотека, бассейн и ни одной души вокруг», – пишет блоггер samsebeskazal про канадский Китсолт. Его построили более 20-ти лет назад у молибденового рудника и почти сразу покинули, когда производство закрылось. Пользователи в полном восторге – как заброшенный город сохранился в таком удивительном состоянии: все коммуникации работают, асфальт не растрескался, цела даже мебель в домах, хоть сейчас заселяйся и живи. «У нас в середину восьмидесятых можно попасть, если в чернобыльскую зону съездить, в Припять, – вспоминает chivonapets. – Но там всё расхабарено. А тут совсем другое дело». Впрочем, что с этим «музеем» делать, блоггеры не знают: «Слишком далеко от основных магистралей, до открытого моря тоже не близко. Туризм там, скорее всего, не выживет. Под военный городок тоже не годится, – размышляет nordlight_spb. – Только если какой-нибудь научный центр, может, действительно делать, особо секретный».

Завершим нынешний обзор блогом Сергея Эстрина, который опубликовал в нем заметку про один замечательный артефакт своей коллекции – белый кожаный ридикюль, испробованный архитектором в качестве нового материала для рисунка. Читателям своего блога Эстрин замечает, что поиски его зачастую экстравагантны: «Чем я уже рисовал? Шпателем по картону, булавкой по воску, сапожной щеткой, пером, окурком...». В нынешний же раз архитектору рисовалось медным акрилом из тюбика: так на сумке появились холмы и башни – «есть Пизанская, есть башни Сан Джиминьяно, знаменитое творение Эйфеля, Кремль...».

20 Марта 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
Метаболизм и Бах
Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.