Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

Блоги: 14–20 марта

В сети на этой неделе пишут о выставке архитектурной династии Бархиных и сложностях освоения московских промзон, восхищаются канадским городом-призраком и собирают деньги на иностранную экспертизу проекта столичных «хайвеев».

20 Марта 2013
0 В МАрхИ открылась выставка к 100-летию архитектора Б.Г. Бархина, представляющая совокупное творчество славной архитектурной династии. Как замечает в своем блоге на Фейсбук Юрий Аввакумов, «в творческом активе  Бархиных и здание «Известий», и музей космонавтики, и театральная сценография, и научная и преподавательская деятельность». И все это замечательное наследие вдруг представлено как … хлам, пишет о выставке автор блога: «По внешнему виду это даже не хоспис, а, прости господи, бомжатник, в котором вещи музейного качества смешаны с пенокартонными фотками, работы не реставрированы, все неухожено, стекла немытые, развешано неряшливо...». В таком случае, считает известный куратор, лучше вообще ничего не показывать и не напоминать студентам, «что профессия архитектора не престижная, никому ненужная, что жизнь архитектора в старости убога, что творчество его никого не интересует, что в культуре он оставляет не вклад, а галочку».
 
Выставку делали «блаженные люди, без которых было бы невыносимо тошно», – пишет в ответ Аввакумову Катя Шольц. – И раз уж из нашего супер-профессионального сообщества никто даже не смотрит в сторону «вещей музейного качества», то уж оставить этих людей с их маленькими выставочками, сделанными на коленке в далеких от публики залах, в покое, надеюсь, можно». А вот по мнению Михаила Белова, это даже не выставка, а «напоминание»: самому архитектору, к примеру, вспомнилась история одного своего эскиза, который 37 лет провисел в квартире Б.Г. Бархина, а теперь появился в нынешней экспозиции: «Бархин так ценил своих учеников, что для него было естественно высоко ценить эскизы 20-летнего юноши, – замечает Белов. –  Теперь так не делают: то ли юноши с эскизами перевелись, то ли Фомин прав и интеллигентность извели под корень».

А вот философ Александр Раппапорт в одной из последних статей в своем блоге заключает, что в архитектуре сегодня перевелось главное – ее содержание. Десятилетия в ней боролись с формализмом, в СССР – в пользу соцреализма, на Западе –  под знаменем функционализма, пишет философ, а в итоге «в ней не осталось ни социализма, ни  функционализма и все превратилось в  изящную игру постмодернистской формалистики или геометрии». Нынешние архитекторы, по мнению автора блога, «выпали из круга просвещенных философов и гуманистов», а современный культурный истеблишмент к ней теперь абсолютно равнодушен. И все же Раппапорт ожидает возвращения в архитектуру смысла, потому что история, по его словам, не раз показывала, что новое и живое появляется неожиданно, когда его уже ничто не предвещает.

Следующий пост – про «юношей с эскизами», может быть, и не совсем тех, которых имел в виду Михаил Белов, но восполняющих недостаток архитектурного профессионализма активной гражданской позицией. Илья Варламов и Максим Кац из «Городских проектов» предложили свою альтернативу мегапроекту реконструкции Ленинского проспекта; с ее помощью они надеются переубедить московские власти бороться с пробками, превращая улицы в хайвеи. Вместо строительства новых эстакад и тоннелей в «Городских проектах» считают разумным создать по центру проспекта скоростную трамвайную линию, велодорожки и прогулочные зоны.

Впрочем, как ни гуманно выглядят эти предложения, большая часть пользователей по-прежнему не готова пересесть на общественный транспорт. Убедить их в этом инициаторы проекта надеются теперь при помощи иностранных экспертов – «двух авторитетных учёных-транспортников из Франции и США и одного практикующего транспортника из Норвегии». Им «Городские проекты» собираются заказать независимую экспертизу нынешних предложений мэрии по борьбе с пробками, на что в журнале Максима Каца уже активно идет сбор пожертвований. «Выводы заморских агентов влияния гроша ломаного не стоят», – сомневаются в свою очередь, пользователи. «Чтобы эксперты смогли проанализировать транспорт Москвы, нужен внятный общий стратегический генплан, которого нет», – замечает, к примеру, design_n1. А yakimovmihail советует «покупать не заключения (экспертизы), а знания и технологии», чтобы после того, как иностранные специалисты уедут, развивать их прогрессивные идеи самостоятельно.

А вот блоггер Юрий Кочетков, в свою очередь, уверен, что в мэрии к мнению зарубежных экспертов как раз прислушиваются: именно с их помощью, считает блоггер, столичные власти переключились с освоения новоприсоединенных территорий на огромный резерв московских промзон. Первое, т.е. «вынос спальных районов в область», конечно, проще, пишет автор блога, поскольку у промышленных территорий, как правило, множество проблем, начиная от собственников и заканчивая загрязнением. Но с другой стороны, именно первый путь – тупиковый в отношении транспортно-логистического развития. О будущем промзон, тем временем, заспорили и в сообществе урбанистов RUPA. Например, Дмитрий Наринский видит в них, помимо коммерческого жилья, еще и потенциал к созданию новых публичных пространств: «Мы знаем, что есть очень интересные предложения по созданию кампусов на этих территориях, а «Остоженка» (Гнездилов не случайно стал главным архитектором «НИиПИ Генплана») вообще рассматривала данные территории под Парламентский центр». Впрочем, по мнению Александра Антонова, публичные пространства в отрыве от жилья – это иллюзия, и мода на них скоро пройдет. А Ярослав Ковальчук напомнил, что у промзон ко всем прочим бедам нет еще и улиц, т.е. при конверсии предстоит менять границы участков и прокладывать новые.

Тем временем, в блоге «Живые улицы» идея Варламова и Каца прекрасно иллюстрируется примером Франкфурта-на-Майне, который всего за 40 лет превратился из «города дружелюбного к автомобилям» в город для пешеходов. Для того чтобы увидеть это, достаточно взглянуть на  площадь Хауптвахе: об оживленном автомобильном движении на ней теперь напоминает лишь громадный вход в подземный переход; улица в несколько этапов стала исключительно пешеходной. «При этом, – замечает автор блога, – город не умер в пробках и не остановился в развитии». Пользователи, однако, сомневаются, что отечественный «градостроительный продукт» сможет подняться до такого качества. Блоггер Irina Čuma, к примеру, пишет, что большим проектам в духе «устойчивого развития» помогают, в частности, фонды Евросоюза, «а в России отчитываться не перед кем, что дали, то и ешьте».

Кстати о качестве: «Представьте себе небольшой город на берегу залива, почти 100 отличных домов, торговый центр, библиотека, бассейн и ни одной души вокруг», – пишет блоггер samsebeskazal про канадский Китсолт. Его построили более 20-ти лет назад у молибденового рудника и почти сразу покинули, когда производство закрылось. Пользователи в полном восторге – как заброшенный город сохранился в таком удивительном состоянии: все коммуникации работают, асфальт не растрескался, цела даже мебель в домах, хоть сейчас заселяйся и живи. «У нас в середину восьмидесятых можно попасть, если в чернобыльскую зону съездить, в Припять, – вспоминает chivonapets. – Но там всё расхабарено. А тут совсем другое дело». Впрочем, что с этим «музеем» делать, блоггеры не знают: «Слишком далеко от основных магистралей, до открытого моря тоже не близко. Туризм там, скорее всего, не выживет. Под военный городок тоже не годится, – размышляет nordlight_spb. – Только если какой-нибудь научный центр, может, действительно делать, особо секретный».

Завершим нынешний обзор блогом Сергея Эстрина, который опубликовал в нем заметку про один замечательный артефакт своей коллекции – белый кожаный ридикюль, испробованный архитектором в качестве нового материала для рисунка. Читателям своего блога Эстрин замечает, что поиски его зачастую экстравагантны: «Чем я уже рисовал? Шпателем по картону, булавкой по воску, сапожной щеткой, пером, окурком...». В нынешний же раз архитектору рисовалось медным акрилом из тюбика: так на сумке появились холмы и башни – «есть Пизанская, есть башни Сан Джиминьяно, знаменитое творение Эйфеля, Кремль...».

20 Марта 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
Технологии и материалы
Свет для будущих поколений
Компания SWG | Светодиодное освещение оборудовала специализированную учебную лабораторию при Московском государственном строительном университете и запустила совместную с вузом программу обучения профессионалов интерьерного освещения.
Благородный металл
Сегодня парадные лобби жилых комплексов – это отдельное произведение дизайнерского искусства. Рассказываем, как в их оформлении используется продукция компании HÖGER – производителя уникальных интерьерных деталей из металла
Компания Hilti усиливает локальное производство
Øglaend System, подразделение группы компаний Hilti, производит кабеленесущие системы, которые можно использовать на объектах любой сложности: от нефтяных платформ до торговых центров. Генеральный директор Дмитрий Клименко рассказал Архи.ру о расширении производства в Санкт-Петербурге и запуске новых линеек для фасадных систем Hilti.
Скрафтить площадку
На примере игровых комплексов «Хоббики» – лидера в производстве уличной мебели – рассказываем, в чем преимущества крафтового подхода к оборудованию детских площадок
Приглашение на танец
Компания «Новые Горизонты» разработала несколько серий игровых комплексов, которые можно адаптировать под особенности той или иной площадки. Рассказываем о гибкости решений на примере комплекса «Танцующие домики».
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Сейчас на главной
Звездчатый полиэдр
В пригороде Парижа открылся новый корпус медицинского факультета Университетского госпиталя Кремлен-Бисетр. Архитектор Жан-Филипп Паргад выбрал для здания необычную многогранную форму и ленточные фасады из белого алюминия.
Каменная рубашка
Градсовет Петербурга рассмотрел корректировку фасадов дома «Студии 44» на углу Карповки и Каменноостровского проспекта. Проекту исполнилось 10 лет, строительство в самом разгаре, а эксперты обсуждали изменение окон, кровли, материала облицовки и некоторые другие детали – например, перпендикулярность курдонеров.
Архсовет Москвы – 79
Архсовет Москвы поддержал проект ЖК «Обручев» от группы KAMEN Ивана Грекова. Две жилые башни высотой 159.3 и 199.3 м, общей площадью 127 978.5 м2 и расчетным числом жителей порядка 2000 человек, расположены на юго-западе Москвы между метро Беляево и Новаторской, по адресу Обручева, 30А. Заказчик – Группа ЛСР.
Концептуальный максимализм
Спортивный клуб Gympa создавался по заветам lagom и agile, то есть он минималистичный и гибкий, но в то же время уютный и эффективный. Главная изюминка места – зал с кварцевым песком и освещением, настроенным под циркадные ритмы.
Алмазный палимпсест
Римское бюро Labics завершило реконструкцию значимого ренессансного памятника Палаццо деи-Диаманти в Ферраре. Дворец получил удобные, современные выставочные пространства, комфортные общественные зоны и четко организованную структуру.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Архитектура ДК
В «Манеже» до 2 апреля работает выставка «Дом культуры СССР». Один из кураторов, Ксения Кокорина, рассказывает о значимых проектах прошлого столетия.
Акулы и лава
Бюро MERA Makers придумало и построило игровой комплекс для детского сада в Сарове. Восемь модулей из фанеры и цветного оргстекла, придуманных после обсуждения с детьми, соединяются в остров, который предлагает разные сценарии игры и богатый сенсорный опыт.
Резервуар для искусства
В музейном квартале Бангалора, столицы Южной Индии, открылось новое здание музея MAP – Музея изобразительного искусства и фотографии. Основа фондов – коллекция предпринимателя Абхишека Поддара, он же заказчик архитектурного проекта, авторы здания – местное архбюро Mathew and Ghosh Architects.
Ферма в каждый дом
На воркшопе Архитектура+FOODTECH архитектурная лаборатория SA lab вместе студентами придумала новый тип вертикальных ферм и прошла путь от концепции до реализации. Прототип напечатан на 3D-принтере из переработанного пластика и выращивает 136 растений.
Школа хвойных пород
Для проекта средней школы Port Marianne в Монпелье архитекторы местного бюро A+Architecture выбрали особый безопасный для экологии бетон в сочетании с конструкциями из местной Севеннской ели и эффектной отделкой из Дугласовой пихты.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Совместный досуг
Центр «Поле» выполняет роль третьего места в спальном районе Москвы. На площади меньше 30 квадратных метров студия дизайна D создала пространство, где дети и взрослые могут проводить время вместе: играть, работать, встречаться с друзьями, заниматься спортом и творчеством.
Сады и искусство
Петербургское ландшафтное бюро МОХ открыло в Москве представительство, напоминающее арт-галерею: пространство формата white box служит фоном для цветочных композиций, объектов искусства и дизайна
Белые одежды
Парижский архитектор Жан-Пьер Лотт спроектировал и построил для Университета Страсбурга новый учебный корпус Le Studium, который задуман прежде всего как так называемое «третье место».
Пресса: Самые важные архитектурные утраты Петербурга за последние...
«Cобака.ru» попросила архитектурного критика и автора телеграм-канала «Город, говори» Марию Элькину, основателя архитектурного бюро «Хвоя» Георгия Снежкина, искусствоведа и автора телеграм-канала «Русский камамбер» Александра Семенова, архитектора-градопланировщика бюро MLA+ Даниила Веретенникова и члена градостроительного совета города, руководителя архитектурного бюро «Студии 44» Никиту Явейна выделить главные городские утраты и возможные в скором времени потери, начиная с нулевых, и рассказывает историю этих мест.
Три из четырех
Рассказываем об итогах прошлогоднего конкурса на оформление четырех станций метро в Казани. Победителей трое – публикуем их проекты. Для последней станции проект выбрать не удалось.
Дворец воды
Дворец водных видов спорта строился в Екатеринбурге в рамках подготовки к Универсиаде-2023. Комплекс включает три бассейна, рассчитан на 5000 зрителей, соответствует требованиям FISU и предполагает интенсивное использование вне крупных спортивных мероприятий.
Мечта о танце
Пекинское бюро MAD превратит старый склад в бывшем порту Роттердама в Центр танцевального искусства с амфитеатром под открытым небом.
Пресса: Юлий Борисов: «Успех не в компромиссе, а в гармонии»
В интервью «Строительному Еженедельнику» Юлий Борисов признается, что не любит использовать слово «компромисс», так как оно предполагает, что кто-то из участников процесса остается неудовлетворенным.
Многоликий
В интерьере ресторана Cult в Калининграде архитектор Дарья Белецкая разворачивает историю, родившуюся из размышлений о тревожности. Ощутить равновесие и спокойствие помогает созерцание полуторатонного валуна, мерцание воды, маски, отсылающие к «Тысячеликому герою» Джозефа Кэмпбелла и общая атмосфера полумрака и тишины.
Мост-аттракцион
Пешеходный мост по проекту архитектора Томаса Рэндалла-Пейджа и конструктора Тима Лукаса в историческом лондонском доке перекатывается «вверх ногами» с помощью двух ручных лебедок, чтобы пропускать проходящие суда.
Дом учителя
В Нинбо в родном доме ведущего экономиста КНР Дун Фужэна открылся музей. Авторы реконструкции – пекинское бюро WIT Design & Research.
Медная корона
Дом, построенный по проекту мастерской Михаила Мамошина рядом с новой сценой Малого драматического театра, прячется во дворах, но вопреки этому, а может и благодаря, интерпретирует традиционную застройку конца XIX века более смело, чем это принято в Петербурге.
Куб в оазисе
Еврейский культурный центр Сочи расположится в доступной части города и станет центром общественной жизни: помимо синагоги он вместит образовательный центр, кошерный ресторан и музей, рядом появится благоустроенный сквер.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.