Автор текста:
М.П. Тубли

Новое об Иване Жолтовском

Если бы я вернулся в студенческие годы, идущим на экзамен по истории русской архитектуры, то просил бы Бога не подсовывать мне билет с вопросом «Творчество архитектора  Жолтовского до 1917 года». Хотя вряд ли в середине 60-х годов прошлого столетия такой вопрос мог оказаться в экзаменационных билетах.  В то время  русское зодчество этого периода хотя и начало привлекать внимание исследователей, но не было еще так подробно изучено по персоналиям.
 
Но вот сейчас бы я пошел бы на экзамен, не боясь этого вопроса, потому что я имею великолепное пособие,  подготовленное известными московскими исследователями И. Е. Печёнкиным и О. С. Шурыгиной. Их небольшая по объему, но необычайно насыщенная фактами, именами и датами, книга «Архитектор Иван Жолтовский. Эпизоды из ненаписанной биографии» относится к жанру «материалы к биографии», хотя значительно перекрывает его.  Книга эта актуальна тем, что открывает нам много нового материала и возможности для его интерпретации в процессе дальнейшего изучения неоклассицистического направления архитектуры эпохи модерна.
 
Что касается фактов, изложенных в книге, то взяты они отнюдь не с поверхности, а путем глубоких архивных изысканий и весьма критического прочтения предыдущих публикаций других авторов. Приведенный список источников убедителен в своей обширности. В результате авторам удалось воссоздать в хронологической цепочке хронику дореволюционной части биографии мастера вплоть до его генеалогического дерева. Интересно следить за рассказом авторов, в котором их герой вырастает от катастрофически неуспевающего, почти «вечного», студента Академии художеств до «архитектора миллионеров», которого современник называет «лучший из наших современных архитекторов».
 
Анализ данных обширного корпуса проработанных авторами материалов позволяет им, где утвердительно, где предположительно, выявлять и атрибутировать постройки архитектора дореволюционного периода. Забавно то, что авторы, писавшие ранее о Жолтовском, жаловались на то, что жизненный путь мастера «окутан покровом тайн и недомолвок, и больше походит на миф…», но при этом не удосужились посмотреть личное дело Жолтовского в знаменитом 789 фонде Академии художеств в РГИА. Материалы личного дела Жолтовского, исследованные И. Е. Печёнкиным и О. С. Шурыгиной, снимают некоторые из этих тайн и недомолвок.
 
И вторая из поставленных авторами исследования задач – содержание и география знаменитого, но совершенно туманного, трехлетнего  заграничного вояжа Жолтовского в середине 1920-х годов – может считаться выполненной. Авторы убедительно критикуют версию Д. С. Хмельницкого, суть которой в том, что Жолтовский хотел использовать итальянскую поездку как средство остаться в эмиграции. Они выдвигают свою (которую можно рассматривать как допустимую) версию, заключающуюся в том, что Жолтовский, предлагая Советскому правительству утопичную для того времени идею создания в Италии русского художественного центра, рассчитывал на должность его руководителя, как пишут авторы, – «в статусе советского функционера на безопасном расстоянии от Москвы».
 
Авторы воссоздают условия и особенности путешествия зодчего и впервые публикуют копию карты фрагмента Италии с нанесенным на неё маршрутом. Архитектора, судя по этой карте (оригинал которой был исполнен, скорее всего, самим Жолтовским),  интересовали, прежде всего, северные провинции, включающие Ломбардию (родину крупнейшего «русского» палладианца – Дж. Кваренги) и Венето, где расположены тридцать четыре постройки Палладио.
 
Путешествие Жолтовского в Италию показывает его совершенно исключительное положение в культуре молодой Советской России. Пожалуй, только М. Горький мог выезжать на такие долгие сроки из страны.  Однако, в то время, когда многие российские архитекторы, начиная с Филадельфийской выставки (1876), посещают США, а некоторые задерживаются там и от года до пяти лет, Жолтовский, когда сложились обстоятельства в 1920-х годах, едет не в США, а в Италию, как академисты времен Александра I. Он возвращается оттуда, укрепившись в правильности избранного направления, и по праву становится лидером уже советской неоклассики. Кстати, США имели свою богатую традицию палладианства. Разве не примечательно то, что два заметнейших в мире образца палладианства: Павловский дворец в России и усадьба Monticello в США строятся почти одновременно.
 
В приложении к основному тексту читателю предложены два текста С. Н. Кожина – ученика и коллеги И. В. Жолтовского, публикуемые впервые. Таким образом, в научный оборот вводится интереснейший материал, высокая ценность которого заключается в том, что С. Н. Кожин передает не только факты творческой биографии мастера, но и весьма подробно описывает творческий метод Жолтовского и основы его эстетики.  К текстам С. Н. Кожина, по-моему, надо отнестись критически потому, что автор, как прекрасно ощутимо в его рукописях, являлся адептом Жолтовского и безоговорочно исповедовал его «веру». Поэтому данные тексты требуют анализа и научных комментариев. Авторы книги уклонились (а зря!) от такой возможности, предоставив эту честь последующим исследователем.
 
Я надеюсь, что эту краткую рецензию мне зачтут как сданный на «удовлетворительно», экзамен по дореволюционному периоду творчества Жолтовского.
 
И, в заключение, некоторые мысли вокруг Жолтовского. Советская неоклассика была своего рода широкой капитуляцией архитектуры, отказом от поисков новых инженерных и эстетических форм, контравангардным направлением. Она фактически реанимировала одно из направлений уже скончавшейся эпохи  модерна. При всей масштабности фигуры Жолтовского его архитектура эстетически была архаична и  не имела исторической перспективы. Революционная эстетика рациональной формы, которую ярко и кратко продемонстрировал советский конструктивизм, наткнулась в своем развитии на несколько препятствий, главные из которых захолустная строительная база, где главенствовали кирпич, раствор, мастерок и мат прораба, и такие же захолустные эстетические предпочтения заказчика – советского государства, которому Жолтовский пришелся по душе. Это не значит того, что Жолтовский был плох. Наоборот, – именно его талант и его школа обеспечили респектабельный классицистический фасад сталинскому «котловану».
 
В США архитектура также пережила во второй половине XIX – начале ХХ века весьма содержательный процесс неоклассики и, в частности, палладианства. Но эта ретроспекция протекала на фоне бурного развития рациональных методов проектирования и возведения высокого (10-12 этажей), а затем и высотного здания.
 
В России до 1917 года были крупные заводы, способные производить металлические каркасы, подобные каркасам Вильяма Дженни. Но, во-первых, их было мало, а, во-вторых, когда сталинская экономика  сформировала заказ на подобное направление в советскую эпоху, в период милитаризации промышленности (лукаво называемой индустриализацией), советский конструктивизм и функционализм были не способны решить эту задачу:  проектирование в кратчайшие сроки сотен (!) современных заводов по производству техники и металла, в числе которых было несколько заводов-гигантов. Впрочем, правительство к ним и не обращалось, а передало этот мировой по уровню финансирования заказ американским проектировочным бюро. А российские заводы обеспечили громадные объёмы металлопроката для этого масштабного строительства.

22 Июля 2017

Автор текста:

М.П. Тубли
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Листья травы
О книге Валерия Нефедова «Как вернуть город людям», посвященной ландшафтному урбанизму и проблеме качества городской среды.
Особый номер
13-й симпозиум Алвара Аалто, состоявшийся в этом месяце в Финляндии под девизом «Делай!», собрал участников со всего мира. Репортаж из Ювяскюля нашего постоянного автора Тарьи Нурми.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.