Многоликое дерево

Ацетилированная древесина Accoya от голландцев, смелые архитектурные фантазии из США, финский минимализм и российская «деревянная классика» - о чем рассказали на V Международной конференции «Возможности деревянных конструкций в архитектуре».

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

24 Сентября 2014
Архитектура Наследие Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании VELUX (Велюкс) на Архи.ру
Контакты:
Центральный офис ВЕЛЮКС
в России: Москва,
ул. Нижняя Сыромятническая,
(ARTPLAY) 10 строение 2 (этаж 8),
Тел.: Москва (495) 640-87-20
Бесплатная линия в регионах:
8-800-200-7520
Конференция – ежегодное мероприятие Ассоциации деревянного домостроения – в этот раз прошла в стенах Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии им. А.Л.Штиглица. Доклады участников из семи стран продемонстрировали невероятное многообразие способов использования дерева в современной архитектуре и, одновременно, его многочисленные достоинства: не только красоту и экологичность, но также и доступность, эффективность и безопасность.
zooming
Wilkinson Residence, Портленд. Архитектор Роберт Харви Ошатц. Фотография: oshatz.com
zooming
Участники V Международной конференции «Возможности деревянных конструкций в архитектуре». Фотография: npadd.ru
zooming
V Международная конференция «Возможности деревянных конструкций в архитектуре». Фотография: npadd.ru
Ацетилированная древесина Accoya в проектах голландского бюро Ro&Ad

Первыми выступили голландцы из бюро Ro&Ad, заразившие публику своим энтузиазмом и «легким» подходом к проектированию. Самая известная работа этих ребят – мост Moses Bridge, который проходит через ров крепости Де Ровере ниже поверхности воды. Архитекторы выбрали такой вариант, чтобы свести к минимуму изменения облика укреплений начала XVII в. Реализовать идею получилось благодаря ацетилированной древесине Accoya, которая выдерживает самые суровые условия эксплуатации (зимой, когда ров замерзает, люди катаются на коньках прямо над мостом). Из этого же материала голландцы сделали мост для другой крепости в городе Берген-оп-Зом – он стелется змейкой над поверхностью воды, повторяя путь лодок, которые когда-то подплывали к форту. Предполагается, что мосты прослужат 50-80 лет. Дополнительное достоинство – такая древесина может быть полностью переработана, что делает ее по-настоящему экологичным материалом.  
zooming
Мост Moses Bridge, бюро Ro&Ad. Фотография: ro-ad.org
Мост в городе Берген-оп-Зом, бюро Ro&Ad. Фотография: accoya.com

К слову, голландцы нашли оригинальный способ сделать дерево пожароустойчивым. Деньги на строительство смотровой вышки для крепости Де Ровере они распределили между местными организациями – школами, церквями и т.д. Те сами нашли людей, которые произведут части будущего объекта. В результате проект не только стал дешевле (на сэкономленные средства получилось возвести информационный центр, театр под открытым небом и кафе): к сооружению вышки привлекли многих жителей, для которых строительство стало общим делом. Пожарозащита таким образом получилась социальная – никому не придет в голову поджигать башню, которую строил ты сам, твой друг или родственник.  

Ро и Эд постарались показать, что экологичное строительство – это легко, доступно и целесообразно, а дерево – материал, который наилучшим образом отвечает основной задаче их деятельности – сделать мир прекраснее и чище. 

Аманда и Роберт Мосли, Великобритания: сибирская лиственница в центре Лондона

Создавать высококлассные строения из дерева могут все. Семейная пара из Великобритании Роберт и Аманда Мосли всерьез занялись архитектурой не так давно: их увлечение началось с покупки старинного дома в центре Лондона, реставрировать который они решили сами. Когда они узнали, что соседний участок будут застраивать зданиями, совершенно не соответствующими контексту, они снова взяли инициативу в свои руки.  Полтора года проектирования и всего двенадцать дней на сборку – в итоге получился дом, которым заинтересовались и критики, и общественность. Дом Carmarthen Place сооружен из сибирской лиственницы, причем он не копирует историческую среду, однако и не нарушает ее. 
zooming
Дом Carmarthen Place в Лондоне, Роберт и Аманда Мосли. Фотография: builtengineers.co.uk

Роберт Харви Оштац, США: клееные деревянные балки для сложных форм

Дерево позволяет воплощать самые смелые архитектурные фантазии. Это в своем докладе продемонстрировал архитектор из США Роберт Харви Ошатц на примере клееных деревянных конструкций, которые стали его визитной карточкой: здания Ошатца отличаются необычными обтекаемыми формами и интересной «геометрией». Архитектор демонстрировал фотографии как новых, так и старых проектов, которые с годами не только не ветшают, но даже становятся интереснее. Особенность использования изгиба клееных балок заключается в том, что нельзя получить два одинаковых радиуса или полный круг, и это необходимо учитывать при проектировании. По мнению архитектора, ряд свойств, которыми обладает дерево – теплота, текстура, плотность, цвет, индивидуальность – позволяют, кроме всего прочего, сохранить дух места, гармонично вписав новый объект в существующих контекст.
zooming
Gibson Boathouse/Studio, озеро в штате Орегон. Архитектор Роберт Харви Ошатц. Фотография: oshatz.com
zooming
Fennell Residence, Портленд. Архитектор Роберт Харви ОшатцФотография: oshatz.com

Дерево и цифровые технологии

Финский архитектор Тони Остерлунд также ищет новые формы применения традиционного материала: он исследует, какие деревянные конструкции могут быть созданы с помощью цифрового проектирования. Благодаря этому, удалось воплотить в жизнь павильон Hila – плод фантазии студентов архитектурного факультета городского университета Оулу, трудившихся над проектом во время летних каникул. В течение четырех дней студенты разрабатывали концепцию павильона: их фантазия ничем не ограничивалась, кроме того, что объект должен быть выполнен из дерева и вмещать шесть человек. После консультации с инженером выбрали одну решетчатую конструкцию, которая лучше всего взаимодействовала с окружающим пейзажем. Затем Тони в течение месяца занимался созданием цифрового проекта. На обычной фабрике были сделаны детали павильона, который студенты смонтировали сами. К слову, проект DigiWoodLab, в рамках которого создавался павильон, спонсирует Министерство сельского и лесного хозяйства Финляндии.  
zooming
Паивльон Hila в городе Оулу. Фотография: archdaily.com

«Проект ОБЛО» – классика из дерева

Архитектор Николай Белоусов – самый сейчас известный российский архитектор, работающий исключительно с деревом. Несколько лет назад он закрыл московскую практику и решил заниматься только рублеными домами: организовал «Проект ОБЛО» (обло – узел деревянного сруба, где концы бревен выпущены наружу дома) и открыл собственное производство в Костромской области, где заняты плотники высокого профессионального уровня. Николай Белоусов стремится применять технологии ручной рубки, которым уже тысячи лет (слеговые конструкции, «ласточкин хвост», слюдяные пластинки и пр.), в современных сооружениях. В результате появляются объекты, собирающие множество премий, поклонников и последователей.  
zooming
Загородный дом в деревне Совьяки, «Проект ОБЛО». Фотография: oblo.ru
zooming
Банный комплекс в поселке Зеленая роща, «Проект ОБЛО». Фотография: oblo.ru

Энергоэффективность по-белорусски

Архитектор Александр Кучерявый рассказал о реализации проекта «Первый Мультикомфортный дом в Беларуси». Этот проект был инициирован представителями крупного бизнеса и реализован год назад близ Минска. Задачей было создать прецедент в области энергоэффективного индивидуального домостроения. Проектом занималась очень большая команда, в которую вошел и VELUX.

Традиционные солярные символы на главном фасаде отражают основную идею дома – максимальное использовать солнечную энергию. Также дом собирает дождевую воду, которая полностью обеспечивает нужды семьи. Качество воздуха контролируется гибридной системой вентиляции: зимой работает механическая вентиляция с рекуперацией, при температуре от +12° начинает работать естественная вентиляция через мансардные окна. Конструкция дома выполнена из деревянных двутавровых балок. 

zooming
Проект «Первый Мультикомфортный дом в Беларуси». Изображение: passive-house.by


Стоит ли улучшать дерево?

Австрийский архитектор Вальтер Унтеррайнер объяснил, что здание из дерева – необязательно экологичное и ресурсоэффективное. Важную роль играет способ обработки, сочетание с другими материалами, конструкция, возможность утилизации. Он привел несколько «неустойчивых» примеров из области деревянного строительства: отель в Норвегии, в котором древесина быстро потрескалась из-за обилия дождей, а также дом, где через 7 лет после завершения строительства пришлось менять фасад и врезать дорогостоящие – и уродливые – металлические пластины для отвода дождевой воды. Важны такие моменты, как происхождение материала – везут ли лес в Швецию из Сибири или используют местную древесину; используются ли ресурсы возобновляемых лесов, или деревья вырубаются без последующего восстановления. 
zooming
Отель Tierra Patagonia в Чили. Фотография: arquitectitis.com

По мнению архитектора, чем больше мы стараемся улучшить дерево, тем оно делается хуже. Длительное просушивание делает его бесполезным продуктом; химические материалы, которые используют для его обработки (клей, краски, пропитки) могут легко превратить его в токсичный материал, который не «разлагается» сам, без усилий со стороны человека. Древесина в сочетании с силиконом служит совсем недолго, приходится часто ее заменять. Если же правильно подходить к материалу – тщательно выбирать его, использовать ручную обработку, точно подгонять детали – то с годами он не теряет прочности и становится еще красивее и уютнее. 

Одним из спонсоров конференции выступила компания VELUX, которая уже много лет поддерживает подобные мероприятие и архитекторов, в том числе молодых специалистов. Группа компаний VELUX не только производит высококачественные мансардные окна, но и вносит свой вклад в разработку нового поколения энергосберегающего жилья, которое гарантирует своим обитателям комфорт и обеспечивает в помещениях здоровый климат с достаточным количеством свежего воздуха и дневного света.


Поставщики, технологии

24 Сентября 2014

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.