Метаболизм и Бах

Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
Архитектор:
Валентин Коган
Мастерская:
SLOI Architects http://sloiarch.com
Проект:
Гостиница на Воронежской улице
Россия, Санкт-Петербург, Воронежская улица, 45, лит А.

Авторский коллектив:
Архитекторы: Валентин Коган, Илья Ермолаев, Дарья Брыль, Яна Дятлова
Визуализация: Маргарита Кюрегян

Заказчик: ЗАО «БФА-Девелопмент»
0
Бюро SLOI architects – единственное из молодых петербургских, регулярно проходящее через процедуру градсовета. Это означает, что архитекторам удается получать достаточно крупные заказы для важных городских территорий, но проекты по той или иной причине вызывают вопросы у главного архитектора. Некоторые из них в конечном итоге доходят до реализации, другие получают премии, но значительная часть все же уходит в стол, даже если была высоко оценена профессиональным сообществом. Тем не менее из года в год архитекторы SLOI продолжают гнуть оппозиционную линию, основывая творческие поиски не на петербургском стиле или идентичности, а на собственных предпочтениях – например, руководителю бюро Валентину Когану симпатично такое направление как метаболизм. В городе-памятнике это воспринимается не иначе как дерзость, поэтому каждый проект порождает деятельное сопротивление как минимум в социальных сетях.     

Гостиничный комплекс на Воронежской улице – очень характерная для SLOI architects работа: по локации на периферии исторического центра, по непривычной для города эстетике и по сложному ее принятию.
Гостиница на Воронежской улице. Вид с Курской улицы
© Слои

Здание планируют строить недалеко от Лиговского проспекта и Обводного канала – в тихих кварталах исторической и преимущественно рядовой застройки не выше шести этажей. Сложное пятно участка выходит сразу на две улицы и забирается во «двор», вплотную примыкая к скверу и двум дореволюционным домам и поглощая дворовый флигель, который будут сносить. 
  • zooming
    1 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Ситуационный план
    © Слои
  • zooming
    2 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Ситуационный план
    © Слои
  • zooming
    3 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Аксонометрия в среде
    © Слои

Планировка комплекса не уступает в своей сложности конфигурации участка, но при этом она предельно логична. Прежде всего, архитекторы приводят в порядок структуру двух улиц, закрывая «прорехи» Курской и Воронежской двумя корпусами. Их высота по сравнению с соседями значительна – 9 этажей против 4, но размер скрадывается постепенным наращиванием объемов, многочисленными террасами и отступами. Так, секция, выходящая на Воронежскую улицу, начинает расти, ориентируясь на конек крыши двухэтажного дома, постепенно достигает пика, а затем снова спускается до 7 этажей. При этом «слои» верхних этажей также постепенно «задвигаются», благодаря чему усиливается ощущение горы или скалы. Эту аллюзию усиливает и то, как решен главный вход, к которому пешехода постепенно подводит фасад: он располагается под «навесом» из выступающих этажей, напоминая грот или пещеру.   
  • zooming
    1 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Вид с Воронежской улицы
    © Слои
  • zooming
    2 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Вид с Воронежской улицы
    © Слои
  • zooming
    3 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Вид на входную группу гостиницы
    © Слои

Из девятиэтажного фрагмента «главной» секции во двор прорастает еще несколько объемов. Прием ступенчатого фасада применяется и здесь, а за счет включения сплошного остекления «вырезается» кусок из общей массы, что делает ее значительно легче. Весь комплекс, таким образом, набран из ячеек-модулей, не имеет четких границ и являет собой пластичную композицию с определенной степенью недосказанности, которая позволяет зрителю додумывать и интерпретировать предложенный образ – все это является выражением идей метаболистов. 
Гостиница на Воронежской улице. Вид Курской улицы
© Слои

Еще одна важная часть проекта – это срежиссированные пространства между зданиями. Двухсветный прозрачный вестибюль и сохраненные пустоты позволяют с улицы увидеть зеленый двор и сквер, тем самым создаются интригующие пространства и приглашающие ракурсы. Как это часто и бывает в Петербурге, когда идешь по улице, видишь открытую арку, в ней кусочек двора – и уже не можешь не зайти.   
Гостиница на Воронежской улице. Вид из сквера
© Слои
Гостиница на Воронежской улице. Вид из дворика
© Слои

На первом этаже комплекса откроются кафе, офисы, а также коворкинг и фитнес центр. Подземная автостоянка вместит 33 машины. 
  • zooming
    1 / 4
    Гостиница на Воронежской улице. План -1 этажа на отм. -2.900
    © Слои
  • zooming
    2 / 4
    Гостиница на Воронежской улице. План 1 этажа на отм. +0.000
    © Слои
  • zooming
    3 / 4
    Гостиница на Воронежской улице. План 2 этажа на отм. +3.300
    © Слои
  • zooming
    4 / 4
    Гостиница на Воронежской улице
    © Слои

Проект, при всей своей свежести и заключенной в нем энергии, не встретил большой поддержки: на градсовете получил больше «против», чем «за», а в городских сообществах критиковался за высоту и уплотнительный характер застройки, которые к архитекторам, в общем-то, не имеют отношения. Валентин Коган рассказывал, что борясь за сохранение чистоты идеи на приеме у главного архитектора даже ставил Баха – и это каким-то образом в помогало. Так или иначе, шанс на реализацию есть – сейчас бюро разрабатывает стадию проекта, так что архитектурный ландшафт Петербурга вскоре может получить прецедент чего-то действительно нового и самобытного.  
Архитектор:
Валентин Коган
Мастерская:
SLOI Architects http://sloiarch.com
Проект:
Гостиница на Воронежской улице
Россия, Санкт-Петербург, Воронежская улица, 45, лит А.

Авторский коллектив:
Архитекторы: Валентин Коган, Илья Ермолаев, Дарья Брыль, Яна Дятлова
Визуализация: Маргарита Кюрегян

Заказчик: ЗАО «БФА-Девелопмент»

25 Мая 2021

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
Похожие статьи
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.
На бокальчик
Для интерьера винного бара в Казани Карина Гимранова выбирает как прямые ассоциации вроде бочек, светильников-виноградин и хрусталя, так и более тонкие: оттенки закатного солнца, образ почвы, осколки амфор. Не последнюю роль в создании атмосферы сыграл светодизайн.
Платан и фонтан
Кафе-терраса в сочинском парке «Ривьера» стремится раствориться в окружающей его буйной растительности: деревья растут сквозь перекрытия, в конструктиве предусмотрены отсеки для высадки растений, а панорамные окна истончают границы пространств.
В гостях у Фрэнка
Интерьеры лобби башен комплекса «Павелецкая сити» посвящены легендам американского кинематографа. Чтобы воссоздать атмосферу голливудской роскоши, бюро Олега Клодта обратилось к приемам ар-деко, фактурным материалам и арт-объектам.
Лучи пустыни
В Дубае по проекту бюро IND architects планируют построить школу, рассчитанную на 1750 учеников. Архитекторы учли локальные особенности, предложили «лучевую» планировку и пространства, в которых детям будет комфортно находиться на протяжении всего дня.
Сад Памяти
Сад Памяти – ландшафтное продолжение экспозиции Музея Истории ГУЛАГа. В основе его планировки – идея пути к свету через трудности памяти и опыта. Пустовавший ранее технический двор стал оживленным пространством для культурной программы музея и знакомства с историческими фактами. Рассказ о проекте – от автора.
Смотровая вышка
Дом в Красной поляне, спроектированный екатеринбургским бюро Марии Демидовой, занимает очень узкий участок. Архитекторы вытянули объем вверх и добавили террасы, тем самым раскрыв виды на горы и освободив место для патио и бассейна.
Хибинская сокровищница
Модернистское здание библиотеки в Апатитах после реконструкции превратилось в серьезный культурный центр: внутри экспонируется современное искусство, проходят концерты и мастер-классы. Один из участников проекта – телеведущий и коллекционер Андрей Малахов. Интерьерную концепцию разработала студия «Точка дизайна».
Дорога к храму
По гранту Конкурса Малых городов в селе Николо-Березовка рядом с Нефтекамском благоустроена главная улица и территория у храма. Консорциум APRELarchitects и «Новая земля» превращает село в музей под открытым небом, а также интегрирует руинированные постройки в общественную жизнь.
Возвращение маяка
Один из флагманских проектов прошедшего 800-летия Нижнего Новгорода – реставрация спроектированного Федором Шехтелем здания банка и приспособление его под культурно-технологический кластер. Команде архитекторов удалось сохранить дух места и одновременно создать пространство для инноваций.
Белый змей
Дом Residence Prime, недавно построенный в Нижнем Новгороде на бровке активно развивающего склона над Черниговской улицей – произведение яркое, цельное, и при этом насыщенное большим числом аллюзий. Он реагирует на окружение и на тенденции, но скульптурная «анималистичность» позволяет примирить все эти темы. Разбираемся.
Холодный свет
Интерьер общественного пространства в одном из зданий Лахта-центра развивает заложенную в архитектуре тему льда и севера. Авторы проекта – бюро Архистра.
Привет, сосед!
В новосибирском микрорайоне «Евроберег» компания Брусника открыла соседский центр. Совместно со студией Shubochkini она создала пространство, которое расширяет границы квартиры и помогает сформировать крепкое локальное сообщество. Тем самым повышая качество жизни резидентов и их лояльность.
Не-синий кит
Архитекторы строят, режиссеры ставят спектакли – казалось бы аксиома, но иногда они объединяют усилия и начинают экспериментировать с жанрами. «Перформативная инсталляция для одного зрителя», – так определили жанр своего проекта «52 Гц» режиссер Антон Морозов и архитектор Андрей Воронов. Рассматриваем с разных сторон, даже отыскиваем противоречия.
Северная Фиваида
По проекту бюро APRELarchitects благоустроена центральная часть села Ферапонтово, примыкающего к знаменитому монастырю с фресками Дионисия. Теперь здесь есть базовые сервисы для туристов, а также место для досуга сельчан.
Принцип коллажа
Интерьер библиотеки Международной гимназии Сколково архитекторы бюро FORM создавали по принципу коллажа: из ярких мобильных элементов легко составлять все новые пространства – не только для чтения или занятий, но и для игры.
Блестящее производство
Лондонские архитекторы бюро MOST оформили пространство высокотехнологичного производства штучных скоростных электрокаров Charge Cars, которые собирают в оболочке легендарных фордовских мустангов. Основатели и бюро, и автосборочного стартапа – россияне, получившие образование здесь.
Пара к паре, мост к мосту
В процессе исследования мастер-плана Благовещенской слободы в Нижнем выяснилось, что рядом с комплексом, у его подножия на берегу реки, спроектирована еще одна группа объектов. Они дополняют ЖК функционально, а как срифмованы по ритму, цвету и смыслу – любо-дорого смотреть.
Родной край
После реконструкции по проекту ED Architecture старейший лицей Альметьевска расширился, получив современные пространства, в которых можно изучать робототехнику, аэропонику и генетику. При этом уделено внимание идентичности: в оформлении интерьеров участвовали местные дизайнеры, предложившие светильники из войлока, декоративные панели с традиционным орнаментом и деревянную мебель.
Поэтика кирпичной стены
Бюро WALL представило проект реконструкции одного из зданий бывшего свечного завода в Казани. Архитекторы предлагают зафиксировать ощущение руины и спрятать внутри нее отчетливо современный бетонный объем, который сам по себе достоин внимания. Программа здания помимо апартаментов и термального комплекса включает археологический парк.
Сад над Волгой
Приспосабливая непростое пространство «шайбы» волгоградского речного порта под кафе, студия OBJCT откликалась на близость реки: в интерьере есть воздушные подвесные конструкции в виде облаков, свалянная из шерсти «галька», корабельные канаты и обильная тропическая зелень.
Технологии и материалы
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Сейчас на главной
Пресса: Башни Capital Towers — первый выброс небоскребов из «Сити»...
Три новые башни Capital Towers по проекту одного из главных московских архитекторов Сергея Скуратова получились едва ли не самыми элегантными в «Москва-Сити» и его окружении. Формально Capital Towers находятся не в «Сити», а по соседству. Раньше здесь, на набережной Москвы-реки между Экспоцентром и парком «Красная Пресня», располагались теннисные корты.
Змей-гора
Конкурсный проект приморского курортного комплекса «Серпентайн» объединяет несколько типологий: апартаменты разного класса, виллы и гостиничные номера. Для каждой бюро KPLN использует один из образов, взятых у природного окружения – серпантин, горный ручей и морские волны.
Пресса: Нижегородский архитектор Максим Горев — о жилье для...
Максим Горев — выпускник ННГАСУ, архитектор первого 25-этажного дома в Нижнем Новгороде, главный архитектор ГК «Каркас Монолит», старший преподаватель ННГАСУ, член правления Нижегородского отделения союза архитекторов России. Он руководит небольшой проектной мастерской, у которой в постоянной работе находятся более 60 объектов. О том, почему архитектор должен лично знать руководителя компании-застройщика, для кого строят апартаменты, зачем нужно продумывать благоустройство, какая основная цель КРТ и какой у Нижнего Новгорода архитектурный стиль порталу ДОМОСТРОЙНН.РУ рассказал руководитель и главный архитектор проектной компании «Горпро» Максим Горев.
Квартиры в деревне
Жилой комплекс по проекту Karnet architekti на западе Чехии учитывает свое расположение в деревне и контекст бывшей промзоны.
Промежуточное состояние
Общественный центр нового района в Цзясине по проекту B.L.U.E. Architecture Studio совмещает достоинства интерьерных и открытых пространств, городских и природных зон.
Цветной в монохроме
Дизайн офисного этажа универмага «Цветной», предложенный консорциумом Artforma и Blockstudio, развивает архитектурную концепцию здания и основывается на использовании камня, стекла и света. Светлые монохромные пространства стали фоном для предметов дизайна музейного уровня – например, дивана от Захи Хадид. Проект также включает переговорную с атрибутами сигарной комнаты.
Контринтуитивное решение
Архитекторы UNStudio выяснили на примере своего свежего люксембургского проекта, что углеродный след гибридной бетонно-стальной конструкции может быть меньше, чем у деревянного каркаса.
Блики Ибуки
Эмоциональный интерьер суши-бара в Иркутске, придуманный Kartel.design: солнечные зайчики на «бамбуковой» стене, фреска с изображением гор, алое нутро шкафа и ажурные тени.
Действенная архитектура
Финалисты премии Мис ван дер Роэ-2024 – общественные сооружения, нацеленные на развитие периферийных районов крупных городов, а также деревень и городков.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.