Метаболизм и Бах

Проект гостиницы для периферии исторического Петербурга, воплощающий непривычные для города идеи: транспарентность, незавершенность и сознательный отказ от контекстуальности.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
Архитектор:
Валентин Коган
Мастерская:
Слои http://sloiarch.com
Проект:
Гостиница на Воронежской улице
Россия, Санкт-Петербург, Воронежская улица, 45, лит А.

Авторский коллектив:
Архитекторы: Валентин Коган, Илья Ермолаев, Дарья Брыль, Яна Дятлова
Визуализация: Маргарита Кюрегян

Заказчик: ЗАО «БФА-Девелопмент»

Бюро SLOI architects – единственное из молодых петербургских, регулярно проходящее через процедуру градсовета. Это означает, что архитекторам удается получать достаточно крупные заказы для важных городских территорий, но проекты по той или иной причине вызывают вопросы у главного архитектора. Некоторые из них в конечном итоге доходят до реализации, другие получают премии, но значительная часть все же уходит в стол, даже если была высоко оценена профессиональным сообществом. Тем не менее из года в год архитекторы SLOI продолжают гнуть оппозиционную линию, основывая творческие поиски не на петербургском стиле или идентичности, а на собственных предпочтениях – например, руководителю бюро Валентину Когану симпатично такое направление как метаболизм. В городе-памятнике это воспринимается не иначе как дерзость, поэтому каждый проект порождает деятельное сопротивление как минимум в социальных сетях.     

Гостиничный комплекс на Воронежской улице – очень характерная для SLOI architects работа: по локации на периферии исторического центра, по непривычной для города эстетике и по сложному ее принятию.
Гостиница на Воронежской улице. Вид с Курской улицы
© Слои

Здание планируют строить недалеко от Лиговского проспекта и Обводного канала – в тихих кварталах исторической и преимущественно рядовой застройки не выше шести этажей. Сложное пятно участка выходит сразу на две улицы и забирается во «двор», вплотную примыкая к скверу и двум дореволюционным домам и поглощая дворовый флигель, который будут сносить. 
  • zooming
    1 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Ситуационный план
    © Слои
  • zooming
    2 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Ситуационный план
    © Слои
  • zooming
    3 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Аксонометрия в среде
    © Слои

Планировка комплекса не уступает в своей сложности конфигурации участка, но при этом она предельно логична. Прежде всего, архитекторы приводят в порядок структуру двух улиц, закрывая «прорехи» Курской и Воронежской двумя корпусами. Их высота по сравнению с соседями значительна – 9 этажей против 4, но размер скрадывается постепенным наращиванием объемов, многочисленными террасами и отступами. Так, секция, выходящая на Воронежскую улицу, начинает расти, ориентируясь на конек крыши двухэтажного дома, постепенно достигает пика, а затем снова спускается до 7 этажей. При этом «слои» верхних этажей также постепенно «задвигаются», благодаря чему усиливается ощущение горы или скалы. Эту аллюзию усиливает и то, как решен главный вход, к которому пешехода постепенно подводит фасад: он располагается под «навесом» из выступающих этажей, напоминая грот или пещеру.   
  • zooming
    1 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Вид с Воронежской улицы
    © Слои
  • zooming
    2 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Вид с Воронежской улицы
    © Слои
  • zooming
    3 / 3
    Гостиница на Воронежской улице. Вид на входную группу гостиницы
    © Слои

Из девятиэтажного фрагмента «главной» секции во двор прорастает еще несколько объемов. Прием ступенчатого фасада применяется и здесь, а за счет включения сплошного остекления «вырезается» кусок из общей массы, что делает ее значительно легче. Весь комплекс, таким образом, набран из ячеек-модулей, не имеет четких границ и являет собой пластичную композицию с определенной степенью недосказанности, которая позволяет зрителю додумывать и интерпретировать предложенный образ – все это является выражением идей метаболистов. 
Гостиница на Воронежской улице. Вид Курской улицы
© Слои

Еще одна важная часть проекта – это срежиссированные пространства между зданиями. Двухсветный прозрачный вестибюль и сохраненные пустоты позволяют с улицы увидеть зеленый двор и сквер, тем самым создаются интригующие пространства и приглашающие ракурсы. Как это часто и бывает в Петербурге, когда идешь по улице, видишь открытую арку, в ней кусочек двора – и уже не можешь не зайти.   
Гостиница на Воронежской улице. Вид из сквера
© Слои
Гостиница на Воронежской улице. Вид из дворика
© Слои

На первом этаже комплекса откроются кафе, офисы, а также коворкинг и фитнес центр. Подземная автостоянка вместит 33 машины. 
  • zooming
    1 / 4
    Гостиница на Воронежской улице. План -1 этажа на отм. -2.900
    © Слои
  • zooming
    2 / 4
    Гостиница на Воронежской улице. План 1 этажа на отм. +0.000
    © Слои
  • zooming
    3 / 4
    Гостиница на Воронежской улице. План 2 этажа на отм. +3.300
    © Слои
  • zooming
    4 / 4
    Гостиница на Воронежской улице
    © Слои

Проект, при всей своей свежести и заключенной в нем энергии, не встретил большой поддержки: на градсовете получил больше «против», чем «за», а в городских сообществах критиковался за высоту и уплотнительный характер застройки, которые к архитекторам, в общем-то, не имеют отношения. Валентин Коган рассказывал, что борясь за сохранение чистоты идеи на приеме у главного архитектора даже ставил Баха – и это каким-то образом в помогало. Так или иначе, шанс на реализацию есть – сейчас бюро разрабатывает стадию проекта, так что архитектурный ландшафт Петербурга вскоре может получить прецедент чего-то действительно нового и самобытного.  
Архитектор:
Валентин Коган
Мастерская:
Слои http://sloiarch.com
Проект:
Гостиница на Воронежской улице
Россия, Санкт-Петербург, Воронежская улица, 45, лит А.

Авторский коллектив:
Архитекторы: Валентин Коган, Илья Ермолаев, Дарья Брыль, Яна Дятлова
Визуализация: Маргарита Кюрегян

Заказчик: ЗАО «БФА-Девелопмент»

25 Мая 2021

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Диско Суперстар
Павильон для фудтраков в Парке Горького с предметами дизайна из советского автопрома ностальгирует по неоновой Америке.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Технологии и материалы
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сейчас на главной
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Переговоры среди лепестков
На Венецианской биеннале представлен новый проект Zaha Hadid Architects: модуль-переговорная Alis, подходящий как для интерьеров, так и для использования на открытом воздухе.
Выше всех
«Газпром» обещает построить в Петербурге башню высотой 703 метра. Рядом с Лахта центром должен появиться небоскреб Лахта-2, а автор – тот же, Тони Кеттл, только он уже не работает в RJMJ.
DMTRVK: год в онлайне
За год с момента всеобщего перехода на удаленный формат взаимодействия проект «Дмитровка» организовал более 20 онлайн-лекций и дискуссий с участием российских и зарубежных архитекторов. Публикуем некоторые из них.