English version

Мыс доброй надежды

Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

mainImg
В марте были объявлены результаты конкурса на разработку концепции развития Охтинского мыса. Прежде «Газпром нефть» планировала строить здесь самую высокую в Европе башню, а теперь намерена разместить штаб-квартиру. В конкурсе участвовало семь бюро, в финал вышли четыре иностранных, победил проект Nikken Sekkei.

Публикуем все семь проектов, участвовавших в конкурсе.
***

Nikken Sekkei. Победитель
Японцы вдохновлялись морской славой Петербурга и тем отрезком истории, когда на Охтинском мысу располагались судостроительные верфи: в варианте победителей штаб-квартира напоминает два покачивающихся на волнах корабля. Мать и дитя, как нежно назвал их во время презентации на РБК главный исполнительный директор Nikken Sekkei Фади Джабри на отличном русском языке.

Функции корпусов, по словам представителя заказчика, еще обсуждаются, четкого разделения на офисный и общественный, вероятно, не будет. Внутри создадут уютное защищенное от непогоды пространство с висячими садами, водными каскадами и объектом под названием «яйцо Фаберже», напоминающим домик на дереве. Малое здание соединяется с большой вогнутной крышей со смотровой площадкой. Негативное пространство между ними образует раму, внутри которой «экспонируется» Смольный собор.
  • zooming
    1 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    Изображение предоставлено пресс-службой «Газпром нефть» © Nikken Sekkei
  • zooming
    2 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Nikken Sekkei / предоставлено РБК Санкт-Петербург
  • zooming
    3 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Nikken Sekkei / предоставлено РБК Санкт-Петербург
  • zooming
    4 / 4
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    Изображение предоставлено пресс-службой «Газпром нефть» © Nikken Sekkei

Критики проекта отмечают прагматичность и нейтральность выбранного решения, отсутствие интриги и градуса сложности. Стеклянный фасад далек от экологичности и кроме того порождает феномен псевдопрозрачности: несмотря на «хрустальные» стены здание выглядит монолитным и символизирует скорее закрытость. Также нет никакой ясности в том, что будут делать с археологическими находками.

Подробнее о проекте ->



Еще одна презетанция проекта Nikken Sekkei, от 28 мая: 
***


MVRDV. Финалист
Судя по тому, что пишут в информационном поле, этот проект наиболее симпатичен общественности. Дискретный объем офисного здания, композиция которого напоминает абстракции Василия Кандинского, покоится на 119 колоннах, между которыми растут деревья. Этот «лес», как и зеленая крыша с буйной растительностью, в проекте планировалось полностью предоставить горожанам.

Цели голландцев амбициозны: построить самое большое деревянное здание в мире, возродить экосистему, создать интеллектуальную рабочую среду, увязать множество контекстуальных нитей, от болот и крепости Ниеншанц до барокко и советского наследия этого района. Новейшие зеленые технологии обеспечивают «чистую» жизнь здания.
  • zooming
    1 / 8
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 8
    Угловой вид. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 8
    Вид зимой. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 8
    Вид на крыши. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Mir
  • zooming
    5 / 8
    Галерея. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    6 / 8
    Интерьер. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    7 / 8
    Парк. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 8
    Вид на крышу. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV

Проект захватывает и интригует. Однако, ознакомившись с сопроводительным текстом-манифестом, можно понять, почему он не на первом месте. «Газпром, – заявляет Винни Маас. – в числе трех мировых компаний по количеству вредных выбросов, а наше бюро радикально приверженно устойчивому дизайну». Чтобы разрешить эту моральную дилемму, архитекторы придумали слитую с ландшафтом штаб-квартиру, которая не наносит вред окружающей среде и не использует для своего обеспечения ископаемое топливо, напротив, очищая воздух от углекислого газа.

Принятие такого проекта – не заявляющего прямолинейно о мощи корпорации, хотя во многих отношениях полезного для города, действительно было бы компромиссом. Впрочем, есть и альтернативные мнения. Например, Евгений Герасимов считает проект несерьезным и приводит аргументы: деревья на крышах и под зданиями в нашем климате не растут, перекрытие перспективы моста выдает непонимание основ градостроительства, если же убрать «мишуру» зелени, то останется случайное нагромождение кубиков, а случайные формы выверенному Петербургу противопоказаны. Такая точка зрения лишь подтверждает необходимость обсуждать будущее мыса открыто и с привлечением профессионалов и городского сообщества.

Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 7
    Мастер-план 1-го этажа. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 7
    Мастер-план крыши. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 7
    Пошаговое создание парка и здания. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 7
    Замысел. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 7
    Офисный уровень. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    6 / 7
    Деревянная структура. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV
  • zooming
    7 / 7
    Разрез. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © MVRDV

***
 

Valode&Pistre. Финалист
Вариант французской мастерской при первом знакомстве удивляет нарочитостью, которая возникает из-за противопоставления острого угла и волнистого фасада – сверху здание напоминает вырезанный из гигантской прямоугольной глыбы сегмент. Контраст, как следует из пояснительного текста, отражает разный характер Невы и Охты, слияние которых – еще одна смысловая нагрузка участка. Со стороны Охты фасад более или менее монотонный, спокойный, как воды небольшой реки. Со стороны Невы – экспрессивные волны, изгибы которых обрамляют участки с археологическими находками.

Протяженные горизонтальные фасады – дань сплошной застройке петербургских набережных. А на «волне», выходящей на Неву, благодаря изгибам стекла и игре рефлексов, создается вертикальный ритм, вторящий регулярному ритму колоннад исторической застройки. Световые и цветовые эффекты напоминают, по утверждению авторов, характерную для Санкт-Петербурга колористику архитектуры русского барокко.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    2 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    3 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    4 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    5 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre
  • zooming
    6 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Valode & Pistre

***

UNStudio. Финалист
В этой концепции, как и у победителя, здание состоит из двух корпусов. Их соединяет большой атриум-коридор, который служит центральным входом и главным общественным пространством. Атриум раскрывает вид на Смольный собор и соединяет город с набережной, а также предлагает площадки для проведения выставок, мероприятий и отдыха не только горожан, но и сотрудников компании. Для последних создаются комфортные условия работы: климатические системы последнего поколения, естественный свет, коворкинги и рекреационные зоны, обилие деревьев и растений в интерьере и на прилегающих территориях.

Композиция вдохновлена остроконечным планом крепости Ниеншанц, а сложные стеклянные фасады должны напоминать грани драгоценного камня, заключенного в строгую оправу. Наклонные объемы не только создают выразительную скульптурную поверхность, но и защищают помещения от прямых солнечных лучей и перегрева. Отблески и отражения позволяют фасаду меняться в зависимости от погоды и времени дня, точно так же, как меняется Нева.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    2 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    3 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    4 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    5 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio
  • zooming
    6 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © UNStudio

***
 
 
Далее показываем проекты, участвовавшие в конкурсе, но не вышедшие в финал. 

Сергей Скуратов architects
Концепция Сергея Скуратова выглядит наиболее проработанной. На сайте бюро очень много иллюстраций и пояснений, согласно которым здание-символ напоминает нейрон с лучами-аксонами и дендритами, «звезду, послание и сигнал, сияние, вспышку энергии». Вогнутые фасады подхватывают петербургскую тему полукруга, «модифицируя первоначальный замысел Воронихина с двумя колоннадами для Казанского собора, который не удалось реализовать». Пять световых фонарей различной формы, как всплески на глади воды, размещены на плоской озелененной эксплуатируемой кровле.

Внутренние пространства должны создавать у человека иллюзию того, что он находится на природе – для этого авторы проекта предлагают использовать декоративные растения и сельскохозяйственные культуры, поливать которые планируют ливневой водой. Активный динамический фасад способен регулировать теплообмен с внешней средой.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 6
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    2 / 6
    Вид с набережной Охты на Смольный собор. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    3 / 6
    Главный вход в комплекс со стороны Красногвардейской площади. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    4 / 6
    Кровля. Вид на смольный собор. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    5 / 6
    Главный атриум. Вид на амфитеатр из бара. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS
  • zooming
    6 / 6
    Генеральный план. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Сергей Скуратов ARCHITECTS

***


KOSMOS
Проект бюро Kosmos схож с проектом MVRDV в части создания дробного, не подавляющего объекта. Московских архитекторов, как и голландских, вдохновили в числе прочего дворы и крыши Петербурга.

Плотный объем офисного здания прорезают дворы, соединенные в одну систему, у каждого – своя атмосфера и ландшафт. Центральный двор можно закрывать с помощью створок, превращая его в концертный зал или выставочную площадку. Главное общественное пространство расположено на крыше и сопоставимо по масштабу с Дворцовой площадью или Марсовым полем. Парк, который авторы предлагали сделать доступным для горожан круглые сутки, в проекте раскрывал виды на Смольный собор и акваторию Невы. В нем архитекторы разместили амфитеатр, беговую дорожку, кафе, коворкинги и поле для мини-футбола со зрительскими местами.

​Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 3
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects
  • zooming
    2 / 3
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects
  • zooming
    3 / 3
    Вид главного внутреннего двора. Концепция развития территории Охтинского мыса
    © Kosmos Architects

***


ABD Architects в консорциуме с Ingenhoven Architects 
Снова «моноздание». Оно развернуто к набережной четырьмя террасированными корпусами, между которыми образуются три площади, а к городу – непрерывным полукружием фасада. В многоуровневых атриумах-колодцах растут корабельные сосны и другие взрослые деревья. Здание накрывает прозрачная крыша, через которую щедро льется естественный свет. «Образ здания – это новаторская интерпретация набережных Невы», – говорится на сайте бюро ABD.

Подробнее о проекте ->
  • zooming
    1 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    2 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    3 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    4 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
  • zooming
    5 / 5
    Концепция развития территории Охтинского мыса
    © ABD architects
***


Охтинский мыс – территория по своей значимости никак не меньшая, чем Тучков буян, о котором говорили весь последний год. Археологи нашли здесь остатки шведской крепости Ниеншанц, рядом расположен Смольный собор, акватория Невы, Большеохтинский мост, а вокруг – невнятная градостроительная ситуация: место загружено транспортом и никак не связано с городом уже много лет.

Пользуясь карантинным затишьем петербургская общественность привлекает к закрытому конкурсу внимание в надежде пересмотреть его результаты.

Архитектурный критик Мария Элькина запустила петицию с просьбой выбрать более удачный проект, который мог бы стать «компромиссом между интересами города и компании «Газпром нефть». «Моя петиция, по большому счету, не за конкретный проект и даже не за публичную дискуссию ради нее самой, она за усложнение повестки вокруг Охтинского мыса и вообще всего, что в Петербурге строят», – пояснила Мария на своей странице в Facebook. На данный момент петицию подписали больше 2800 человек.

Некоторое время назад РБК организовал он-лайн конференцию: присоединиться к ней интересно хотя бы ради того, чтобы посмотреть на экспертов в «домашней» обстановке – главный архитектор Владимир Григорьев, например, говорил при поддержке портретов Владимира Путина и Александра Беглова, а президент местного союза архитекторов Олег Романов – из охотничьего домика. По итогам беседы сформулировали рекомендации для заказчика: искать интригующее, а не практичное архитектурное решение, продумать программу общественного пространства и транспортные потоки, учитывать сложный контекст места – с его археологическими ценностями, советским наследием и прочим «багажом». Владимир Григорьев не исключил, что проект будут рассматривать на градсовете.

***
О процедуре конкурса и техзадании нам рассказал Артем Китаев, один из основателей и партнеров бюро Kosmos.
author photo

Артем Китаев

«Нам написали из «Газпром нефти» и пригласили к участию. Техзадание было достаточно свободным: даны охранные зоны и очень общие требования по площадям основных функциональных блоков. Многие решения оставлялись на усмотрение архитекторов. На мой взгляд, эта свобода была дана сознательно для того, чтобы организаторы смогли увидеть максимально полный набор типологических и пространственных концепций для данного участка.

Из того что, вероятно, было упущено – это грамотная коммуникация с городом о необходимости развития участка. Сейчас участок больше напоминает пустырь в очень важном месте города. С одной стороны есть защитники, требующие ничего не трогать, с другой – бизнес, желающий как можно скорее реализовать на участке разрешенные законодательством объемы. Отсутствие диалога и, возможно, доверия между участниками процесса привело к отсутствию сформулированного видения этого места как в градостроительном, так и в стилистическом и даже в программном решении.

Архитекторы, пытаясь найти компромисс между градостроительным ансамблем города, интересами бизнеса и горожанами предложили концепции со слишком большими допущениями. Эти концепции, на мой взгляд, было бы правильно положить в основу общественной дискуссии, на базе которой должно было быть сформировано более точное и всеобъемлющее задание на разработку проекта».

13 Мая 2020

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Победа пополам
Конкурс на концепцию развития центральной части Саратова завершился победой сразу двух участников. Показываем проекты победителей и рассказываем, чем конкретно займется каждый из них.