Блоги: 21–27 февраля

Блоггеры спорят о тенденциях современного культового строительства и плавучей архитектуре на Москве-реке; Михаил Белов предлагает создать орден блаженных зодчих, а кремлевские реставраторы делятся очередной находкой.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

27 Февраля 2013
mainImg
Современное храмостроение остается любимой темой сетевых дискуссий. Так, на днях в блоге hitrovka.livejournal.com  развернулось обсуждение серии ультрасовременных проектов молодых архитекторов из мастерской видного церковного зодчего Андрея Анисимова. Эти работы, между тем, обсудили и на прошедшем 21 февраля круглом столе с участием церковных архитекторов и критиков. И если в профессиональном кругу авторам мягко напомнили, что есть каноническая традиция, которой желательно следовать, то уж блоггеры в выражениях не постеснялись: проекты храмов окрестили «гигантскими солонками», «мыльницами» и «чем-то горбато-убогим», увенчанным сверху «дизайнерским крестом».
zooming
Образ балканского храма. Малый храм для Русского Юга. Архитектор: Земляков И.С. Изображение: quadraturacirculi.breezi.com
zooming
Миссионерский храм. Архитектор: Макаров Д.Е. Изображение: quadraturacirculi.breezi.com

«Молодых накачивают «современной» архитектурой и одновременно формируют жесточайшее табу на архитектуру традиционную, – возмущается в комментариях пользователь ar-chitect, – но современная архитектурная форма не способна дать решение храма. Результат предсказуем – берется некая пластилиновая болванка, силуэтом отдаленно напоминающая традиционную форму (без понимания, как она строится), и над ней проделываются все привычные современному архитектору патологоанатомические манипуляции – разрезы, протыкания, взрывание, расплющивание и.т.д». Впрочем, есть мнение, что дело вовсе и не в современном языке, что есть прекрасные работы Тадао Андо, а в нынешних попросту нет главного – «нет идеи христианства», – как замечает блоггер unim. Пользователь keerpeech напоминает, что храм в первую очередь строится для выполнения религиозной функции: «Если церковь хоть трижды эстетически совершенна, прекрасно вписана в окружающую застройку, при ней есть школа, больница и туалет, а вот молиться в этой церкви невозможно, то грош ей цена». А вот блоггер prussak знает «неплохие примеры сочетания старого и нового»: «И если церковно-молодёжный центр действительно адресован молодёжи, то отчего бы и нет, это же не претензия на тотальность …».
zooming
Церковно-молодежный центр. Архитектор: Макаров Д.Е. Изображение: quadraturacirculi.breezi.com

Другая группа молодых архитекторов, тем временем, в блоге biktyap.livejournal.com опубликовала любопытный проект для города Гродно. На днях его обсудили на портале onliner.by. Авторы проекта взялись за реконструкцию большой промзоны у берега реки Неман: она находится прямо напротив исторического центра и, по задумке архитекторов, становится частью единого туристического пространства. Здесь появляются связанные сетью пешеходных маршрутов гостиничный и ресторанный комплексы, торговые объекты и речной павильон, а композиционным ядром становится футуристическое здание просветительского центра с «музеем диалектики». Это последнее, кстати, вселило к проекту недоверие ряда блоггеров, опасающихся за облик исторического Гродно. «Архитекторы, приземлитесь, думайте о технологии и где вы живёте, – пишет, к примеру, sash-ok8, – это Заха Хадид себе такие формы может позволить крутить».
zooming
Проект реконструкции прибрежной территории в Гродно. Изображение: biktyap.livejournal.com
zooming
Проект реконструкции прибрежной территории в Гродно. Изображение: biktyap.livejournal.com

Значительное беспокойство среди жителей Екатеринбурга, тем временем, посеяла новая градостроительная инициатива мэрии, решившей провести через публичные слушания проект зон стабилизации и развития существующей и перспективной застройки города. Жители тут же сочли это попыткой застроить зеленые зоны, которые, как разъясняется в блоге leonwolf.livejournal.com, частично попали в «развивающиеся» территории. Александр Ложкин в сообществе RUPA отмечает, что налицо попытка создать документ с неясным юридическим статусом, подменяющий собой генплан, и пользоваться им для проведения каких-то удобных власти решений. А вот Александр Антонов там же пишет, что в теории документ неплох: «Зоны интенсивного развития, зоны консервации – защиты от развития – и вся остальная территория, которая живет своей неторопливой жизнью. Потом будут ППТ и концепции делаться на красные территории – за городской бюджет с приглашением Захи Хадид».
zooming
Пермская эспланада. Проект «Архитекторы Асс». Изображение: archi.ru

А вот власти Перми, напротив, решили снизить общественное напряжение, отказавшись от проекта реконструкции эспланады по проектам Евгения Асса, которые пару лет назад наделали много шума. Об этом в сообществе archiperm.livejournal.com пишет Александр Ложкин. Авангардной деревянной стене перед Театром-Театром под предлогом удешевления предпочли более традиционные «малые архитектурные формы» – скамейки и урны.
zooming
Карта зон стабилизации и развития Екатеринбурга. Фото: 66.ru

Между тем, скандал с проектом эспланады очень наглядно отразил общую неудачу современного архитектурного цеха реабилитироваться перед обществом «за участие в безумии строительного бума», о которой, в свою очередь, пишет Михаил Белов. В эссе «Как русских архитекторов сделать блаженными культурными деятелями и вытащить за уши из болота бизнес-интересов» архитектор предлагает создать что-то вроде ордена «профессиональных блаженных», истинных подвижников, «то ли жрецов, то ли масонов», которых все узнают в лицо и которые не имеют права на ошибку. Именно этим избранным, несущим на себе немалую ответственность перед культурой, по мнению Белова, и стоит доверять ее «материальное воплощение». Пользователь Maxim Kantor увидел в этом замечательное продолжение мысли Рабле в проекте Телемского аббатства, а также Вхутемаса, Баухауза и даже воплощение представлений Ван Гога о новом возрождении. А вот по мнению Сергея Булгакова, идея ордена разбивается о существующую реальность: суть профессии практикующего архитектора такова, что он за деньги выполняет задание, а если нет – «тогда он уже не архитектор. А просто рефлексирующее частное лицо».

Архитектор Сергей Эстрин предпочитает в своем блоге писать о более радостных вещах: его последний пост – про увлечение малой скульптурой, которую архитектор привозит из разных стран и с удовольствием украшает свой интерьер. Как пишет Эстрин, в современном дизайне скульптура почему-то непопулярна – «наверное, в том числе и потому, что требует пространства, которое так дорого стоит, тяжело достается и легко заполняется более практичными вещами». Однако именно такие экзотические вещи, по мнению архитектора, способны создать в доме особенную атмосферу.
Фото: estrin-gallery.livejournal.com

В заключение еще об одной скульптуре, с которой связано недавнее историческое открытие. Краевед Александр Можаев в сообществе mos-kreml.livejournal.com пишет о скульптурной голове мужчины «с флегматическим выражением лица». Голова украшает карниз северного фасада Грановитой палаты; ранее высказывались предположения (совершенно, впрочем, невероятные) о том, что голова – портрет архитектора, построившего палату, итальянца Пьетро Антонио Солари. Также существует легенда, что выбоина на скульптуре это след пули некоего недоброго поляка, стрелявшего в портрет во время Смуты начала XVII века. Архитектор-реставратор Георгий Евдокимов, занимавшийся исследованием Грановитой палаты, на недавних Давидовских чтениях продемонстрировал свой вариант графический реконструкции ее северного фасада. В частности, натурное обследование скульптуры показало, что голова – это водомет, и следовательно, отверстие в ней было водостоком. Таких водометов было несколько вдоль всего карниза. А значит, никакого отношения к польской стрельбе каменная голова не имеет и она вряд ли может быть изображением Солари. Сейчас скульптура заменена на копию, а подлинник помещен в депозитарий музеев Кремля.

27 Февраля 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.