Блоги: 21–27 февраля

Блоггеры спорят о тенденциях современного культового строительства и плавучей архитектуре на Москве-реке; Михаил Белов предлагает создать орден блаженных зодчих, а кремлевские реставраторы делятся очередной находкой.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

27 Февраля 2013
mainImg
Современное храмостроение остается любимой темой сетевых дискуссий. Так, на днях в блоге hitrovka.livejournal.com  развернулось обсуждение серии ультрасовременных проектов молодых архитекторов из мастерской видного церковного зодчего Андрея Анисимова. Эти работы, между тем, обсудили и на прошедшем 21 февраля круглом столе с участием церковных архитекторов и критиков. И если в профессиональном кругу авторам мягко напомнили, что есть каноническая традиция, которой желательно следовать, то уж блоггеры в выражениях не постеснялись: проекты храмов окрестили «гигантскими солонками», «мыльницами» и «чем-то горбато-убогим», увенчанным сверху «дизайнерским крестом».
zooming
Образ балканского храма. Малый храм для Русского Юга. Архитектор: Земляков И.С. Изображение: quadraturacirculi.breezi.com
zooming
Миссионерский храм. Архитектор: Макаров Д.Е. Изображение: quadraturacirculi.breezi.com

«Молодых накачивают «современной» архитектурой и одновременно формируют жесточайшее табу на архитектуру традиционную, – возмущается в комментариях пользователь ar-chitect, – но современная архитектурная форма не способна дать решение храма. Результат предсказуем – берется некая пластилиновая болванка, силуэтом отдаленно напоминающая традиционную форму (без понимания, как она строится), и над ней проделываются все привычные современному архитектору патологоанатомические манипуляции – разрезы, протыкания, взрывание, расплющивание и.т.д». Впрочем, есть мнение, что дело вовсе и не в современном языке, что есть прекрасные работы Тадао Андо, а в нынешних попросту нет главного – «нет идеи христианства», – как замечает блоггер unim. Пользователь keerpeech напоминает, что храм в первую очередь строится для выполнения религиозной функции: «Если церковь хоть трижды эстетически совершенна, прекрасно вписана в окружающую застройку, при ней есть школа, больница и туалет, а вот молиться в этой церкви невозможно, то грош ей цена». А вот блоггер prussak знает «неплохие примеры сочетания старого и нового»: «И если церковно-молодёжный центр действительно адресован молодёжи, то отчего бы и нет, это же не претензия на тотальность …».
zooming
Церковно-молодежный центр. Архитектор: Макаров Д.Е. Изображение: quadraturacirculi.breezi.com

Другая группа молодых архитекторов, тем временем, в блоге biktyap.livejournal.com опубликовала любопытный проект для города Гродно. На днях его обсудили на портале onliner.by. Авторы проекта взялись за реконструкцию большой промзоны у берега реки Неман: она находится прямо напротив исторического центра и, по задумке архитекторов, становится частью единого туристического пространства. Здесь появляются связанные сетью пешеходных маршрутов гостиничный и ресторанный комплексы, торговые объекты и речной павильон, а композиционным ядром становится футуристическое здание просветительского центра с «музеем диалектики». Это последнее, кстати, вселило к проекту недоверие ряда блоггеров, опасающихся за облик исторического Гродно. «Архитекторы, приземлитесь, думайте о технологии и где вы живёте, – пишет, к примеру, sash-ok8, – это Заха Хадид себе такие формы может позволить крутить».
zooming
Проект реконструкции прибрежной территории в Гродно. Изображение: biktyap.livejournal.com
zooming
Проект реконструкции прибрежной территории в Гродно. Изображение: biktyap.livejournal.com

Значительное беспокойство среди жителей Екатеринбурга, тем временем, посеяла новая градостроительная инициатива мэрии, решившей провести через публичные слушания проект зон стабилизации и развития существующей и перспективной застройки города. Жители тут же сочли это попыткой застроить зеленые зоны, которые, как разъясняется в блоге leonwolf.livejournal.com, частично попали в «развивающиеся» территории. Александр Ложкин в сообществе RUPA отмечает, что налицо попытка создать документ с неясным юридическим статусом, подменяющий собой генплан, и пользоваться им для проведения каких-то удобных власти решений. А вот Александр Антонов там же пишет, что в теории документ неплох: «Зоны интенсивного развития, зоны консервации – защиты от развития – и вся остальная территория, которая живет своей неторопливой жизнью. Потом будут ППТ и концепции делаться на красные территории – за городской бюджет с приглашением Захи Хадид».
zooming
Пермская эспланада. Проект «Архитекторы Асс». Изображение: archi.ru

А вот власти Перми, напротив, решили снизить общественное напряжение, отказавшись от проекта реконструкции эспланады по проектам Евгения Асса, которые пару лет назад наделали много шума. Об этом в сообществе archiperm.livejournal.com пишет Александр Ложкин. Авангардной деревянной стене перед Театром-Театром под предлогом удешевления предпочли более традиционные «малые архитектурные формы» – скамейки и урны.
zooming
Карта зон стабилизации и развития Екатеринбурга. Фото: 66.ru

Между тем, скандал с проектом эспланады очень наглядно отразил общую неудачу современного архитектурного цеха реабилитироваться перед обществом «за участие в безумии строительного бума», о которой, в свою очередь, пишет Михаил Белов. В эссе «Как русских архитекторов сделать блаженными культурными деятелями и вытащить за уши из болота бизнес-интересов» архитектор предлагает создать что-то вроде ордена «профессиональных блаженных», истинных подвижников, «то ли жрецов, то ли масонов», которых все узнают в лицо и которые не имеют права на ошибку. Именно этим избранным, несущим на себе немалую ответственность перед культурой, по мнению Белова, и стоит доверять ее «материальное воплощение». Пользователь Maxim Kantor увидел в этом замечательное продолжение мысли Рабле в проекте Телемского аббатства, а также Вхутемаса, Баухауза и даже воплощение представлений Ван Гога о новом возрождении. А вот по мнению Сергея Булгакова, идея ордена разбивается о существующую реальность: суть профессии практикующего архитектора такова, что он за деньги выполняет задание, а если нет – «тогда он уже не архитектор. А просто рефлексирующее частное лицо».

Архитектор Сергей Эстрин предпочитает в своем блоге писать о более радостных вещах: его последний пост – про увлечение малой скульптурой, которую архитектор привозит из разных стран и с удовольствием украшает свой интерьер. Как пишет Эстрин, в современном дизайне скульптура почему-то непопулярна – «наверное, в том числе и потому, что требует пространства, которое так дорого стоит, тяжело достается и легко заполняется более практичными вещами». Однако именно такие экзотические вещи, по мнению архитектора, способны создать в доме особенную атмосферу.
Фото: estrin-gallery.livejournal.com

В заключение еще об одной скульптуре, с которой связано недавнее историческое открытие. Краевед Александр Можаев в сообществе mos-kreml.livejournal.com пишет о скульптурной голове мужчины «с флегматическим выражением лица». Голова украшает карниз северного фасада Грановитой палаты; ранее высказывались предположения (совершенно, впрочем, невероятные) о том, что голова – портрет архитектора, построившего палату, итальянца Пьетро Антонио Солари. Также существует легенда, что выбоина на скульптуре это след пули некоего недоброго поляка, стрелявшего в портрет во время Смуты начала XVII века. Архитектор-реставратор Георгий Евдокимов, занимавшийся исследованием Грановитой палаты, на недавних Давидовских чтениях продемонстрировал свой вариант графический реконструкции ее северного фасада. В частности, натурное обследование скульптуры показало, что голова – это водомет, и следовательно, отверстие в ней было водостоком. Таких водометов было несколько вдоль всего карниза. А значит, никакого отношения к польской стрельбе каменная голова не имеет и она вряд ли может быть изображением Солари. Сейчас скульптура заменена на копию, а подлинник помещен в депозитарий музеев Кремля.

27 Февраля 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.