Блоги: 21–27 февраля

Блоггеры спорят о тенденциях современного культового строительства и плавучей архитектуре на Москве-реке; Михаил Белов предлагает создать орден блаженных зодчих, а кремлевские реставраторы делятся очередной находкой.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

27 Февраля 2013
mainImg
0 Современное храмостроение остается любимой темой сетевых дискуссий. Так, на днях в блоге hitrovka.livejournal.com  развернулось обсуждение серии ультрасовременных проектов молодых архитекторов из мастерской видного церковного зодчего Андрея Анисимова. Эти работы, между тем, обсудили и на прошедшем 21 февраля круглом столе с участием церковных архитекторов и критиков. И если в профессиональном кругу авторам мягко напомнили, что есть каноническая традиция, которой желательно следовать, то уж блоггеры в выражениях не постеснялись: проекты храмов окрестили «гигантскими солонками», «мыльницами» и «чем-то горбато-убогим», увенчанным сверху «дизайнерским крестом».
zooming
Образ балканского храма. Малый храм для Русского Юга. Архитектор: Земляков И.С. Изображение: quadraturacirculi.breezi.com
zooming
Миссионерский храм. Архитектор: Макаров Д.Е. Изображение: quadraturacirculi.breezi.com

«Молодых накачивают «современной» архитектурой и одновременно формируют жесточайшее табу на архитектуру традиционную, – возмущается в комментариях пользователь ar-chitect, – но современная архитектурная форма не способна дать решение храма. Результат предсказуем – берется некая пластилиновая болванка, силуэтом отдаленно напоминающая традиционную форму (без понимания, как она строится), и над ней проделываются все привычные современному архитектору патологоанатомические манипуляции – разрезы, протыкания, взрывание, расплющивание и.т.д». Впрочем, есть мнение, что дело вовсе и не в современном языке, что есть прекрасные работы Тадао Андо, а в нынешних попросту нет главного – «нет идеи христианства», – как замечает блоггер unim. Пользователь keerpeech напоминает, что храм в первую очередь строится для выполнения религиозной функции: «Если церковь хоть трижды эстетически совершенна, прекрасно вписана в окружающую застройку, при ней есть школа, больница и туалет, а вот молиться в этой церкви невозможно, то грош ей цена». А вот блоггер prussak знает «неплохие примеры сочетания старого и нового»: «И если церковно-молодёжный центр действительно адресован молодёжи, то отчего бы и нет, это же не претензия на тотальность …».
zooming
Церковно-молодежный центр. Архитектор: Макаров Д.Е. Изображение: quadraturacirculi.breezi.com

Другая группа молодых архитекторов, тем временем, в блоге biktyap.livejournal.com опубликовала любопытный проект для города Гродно. На днях его обсудили на портале onliner.by. Авторы проекта взялись за реконструкцию большой промзоны у берега реки Неман: она находится прямо напротив исторического центра и, по задумке архитекторов, становится частью единого туристического пространства. Здесь появляются связанные сетью пешеходных маршрутов гостиничный и ресторанный комплексы, торговые объекты и речной павильон, а композиционным ядром становится футуристическое здание просветительского центра с «музеем диалектики». Это последнее, кстати, вселило к проекту недоверие ряда блоггеров, опасающихся за облик исторического Гродно. «Архитекторы, приземлитесь, думайте о технологии и где вы живёте, – пишет, к примеру, sash-ok8, – это Заха Хадид себе такие формы может позволить крутить».
zooming
Проект реконструкции прибрежной территории в Гродно. Изображение: biktyap.livejournal.com
zooming
Проект реконструкции прибрежной территории в Гродно. Изображение: biktyap.livejournal.com

Значительное беспокойство среди жителей Екатеринбурга, тем временем, посеяла новая градостроительная инициатива мэрии, решившей провести через публичные слушания проект зон стабилизации и развития существующей и перспективной застройки города. Жители тут же сочли это попыткой застроить зеленые зоны, которые, как разъясняется в блоге leonwolf.livejournal.com, частично попали в «развивающиеся» территории. Александр Ложкин в сообществе RUPA отмечает, что налицо попытка создать документ с неясным юридическим статусом, подменяющий собой генплан, и пользоваться им для проведения каких-то удобных власти решений. А вот Александр Антонов там же пишет, что в теории документ неплох: «Зоны интенсивного развития, зоны консервации – защиты от развития – и вся остальная территория, которая живет своей неторопливой жизнью. Потом будут ППТ и концепции делаться на красные территории – за городской бюджет с приглашением Захи Хадид».
zooming
Пермская эспланада. Проект «Архитекторы Асс». Изображение: archi.ru

А вот власти Перми, напротив, решили снизить общественное напряжение, отказавшись от проекта реконструкции эспланады по проектам Евгения Асса, которые пару лет назад наделали много шума. Об этом в сообществе archiperm.livejournal.com пишет Александр Ложкин. Авангардной деревянной стене перед Театром-Театром под предлогом удешевления предпочли более традиционные «малые архитектурные формы» – скамейки и урны.
zooming
Карта зон стабилизации и развития Екатеринбурга. Фото: 66.ru

Между тем, скандал с проектом эспланады очень наглядно отразил общую неудачу современного архитектурного цеха реабилитироваться перед обществом «за участие в безумии строительного бума», о которой, в свою очередь, пишет Михаил Белов. В эссе «Как русских архитекторов сделать блаженными культурными деятелями и вытащить за уши из болота бизнес-интересов» архитектор предлагает создать что-то вроде ордена «профессиональных блаженных», истинных подвижников, «то ли жрецов, то ли масонов», которых все узнают в лицо и которые не имеют права на ошибку. Именно этим избранным, несущим на себе немалую ответственность перед культурой, по мнению Белова, и стоит доверять ее «материальное воплощение». Пользователь Maxim Kantor увидел в этом замечательное продолжение мысли Рабле в проекте Телемского аббатства, а также Вхутемаса, Баухауза и даже воплощение представлений Ван Гога о новом возрождении. А вот по мнению Сергея Булгакова, идея ордена разбивается о существующую реальность: суть профессии практикующего архитектора такова, что он за деньги выполняет задание, а если нет – «тогда он уже не архитектор. А просто рефлексирующее частное лицо».

Архитектор Сергей Эстрин предпочитает в своем блоге писать о более радостных вещах: его последний пост – про увлечение малой скульптурой, которую архитектор привозит из разных стран и с удовольствием украшает свой интерьер. Как пишет Эстрин, в современном дизайне скульптура почему-то непопулярна – «наверное, в том числе и потому, что требует пространства, которое так дорого стоит, тяжело достается и легко заполняется более практичными вещами». Однако именно такие экзотические вещи, по мнению архитектора, способны создать в доме особенную атмосферу.
Фото: estrin-gallery.livejournal.com

В заключение еще об одной скульптуре, с которой связано недавнее историческое открытие. Краевед Александр Можаев в сообществе mos-kreml.livejournal.com пишет о скульптурной голове мужчины «с флегматическим выражением лица». Голова украшает карниз северного фасада Грановитой палаты; ранее высказывались предположения (совершенно, впрочем, невероятные) о том, что голова – портрет архитектора, построившего палату, итальянца Пьетро Антонио Солари. Также существует легенда, что выбоина на скульптуре это след пули некоего недоброго поляка, стрелявшего в портрет во время Смуты начала XVII века. Архитектор-реставратор Георгий Евдокимов, занимавшийся исследованием Грановитой палаты, на недавних Давидовских чтениях продемонстрировал свой вариант графический реконструкции ее северного фасада. В частности, натурное обследование скульптуры показало, что голова – это водомет, и следовательно, отверстие в ней было водостоком. Таких водометов было несколько вдоль всего карниза. А значит, никакого отношения к польской стрельбе каменная голова не имеет и она вряд ли может быть изображением Солари. Сейчас скульптура заменена на копию, а подлинник помещен в депозитарий музеев Кремля.

27 Февраля 2013

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.