Автор текста:
А.Ю. Броновицкая

Поворот на 180 градусов: конкурс 1957–1959 годов на Дворец Советов. Anna Bronovitskaya. The radical turn: the competition of 1957–1959 for the Palace of Soviets

0 Архитектурно-строительная реформа середины 1950-х годов поставила советских архитекторов перед необходимостью найти для знаковых сооружений новый стиль, способный транслировать ценности пост-сталинского, модернизирующегося социалистического государства. Как и при предыдущем переломе начала 1930-х годов, важнейшим инструментом стилистических поисков стал конкурс на проект Дворца советов. 

Новый, «оттепельный» Дворец Советов ничем не должен был напоминать утвержденный в 1934 году проект Иофана, Щуко и Гельфрейха, идейно-художественный замысел которого был объявлен «ложным», а объемно-пространственная композиция «надуманной». Здание-монумент было разделено на две части — собственно здание высших органов власти и монумент Ленину, на который был объявлен отдельный конкурс. Чтобы максимально отмежеваться от «сталинского» образа Дворца, символизирующего предельную централизацию власти, был выбран новый участок – на Юго-Западе Москвы, за зданием Университета; памятник Ленину предполагалось разместить на бровке Ленинских гор.

Существенным отличием от конкурса 1931–1934 годов был характер дискуссии: в 1957–1959 годах участвовавшие в обсуждении архитекторы свободно высказывали свои соображения о разных проектах. Владимир Симбирцев даже позволил себе заявление о том, что старый проект дворца был лучше, и посоветовал взять из него хотя бы зал с куполом, а главное, не упускать возможности обновить центр Москвы, построив Дворец советов на прежнем месте возле Кремля. Архивные материалы показывают, как происходил переход от попыток сохранить основы привычной архитектуры, очищенной от «излишеств», к приятию модернистского языка. 

В задании на проектировании было указано, что дворец «должен быть решён в духе благородной простоты, выражающем демократизм эпохи социализма». Первый тур конкурса, проходивший в 1957–58 годах, собрал 21 заказной проект, 115 “девизных” и многочисленные предложения трудящихся. Среди маститых участников конкурса 1957 года могут быть названы такие знаковые для историка архитектуры имена, как И.В. Жолтовский, К.С. Мельников, Г.Б. Бархин, Б.М. Иофан, В.К. Олтаржевский, Л.М. Поляков, А.Н. Душкин и др., среди молодых были будущие звезды советского модернизма – А.Д. Меерсон, Я.Б. Белопольский, В.С. Егерев, Ф.А. Новиков, И.А. Покровский, В.В. Лебедев и другие. Несмотря на представительный пул участников, конкурс проявил растерянность советских архитекторов в новых обстоятельствах – большинство проектных предложений представляли собой «гибриды» между монументальностью и декоративностью и чертами модернистской архитектуры. Однако, как отмечали авторы книги о конкурсе, опубликованной в 1961 году, уже первый тур «помог уяснить общую направленность советской архитектуры на современном этапе и наметить дальнейшие пути ее развития». 

В первом туре наибольшее внимание привлек новаторский проект Александра Власова, в котором Дворец был представлен в виде одноэтажного, «распластанного» по горизонтали призматического объёма с плоской кровлей, прозрачными стеклянными стенами, и тремя овальными в плане залами заседаний, окруженными фойе с зимним садом. Во втором туре конкурса, состоявшемся в 1959 году, все шесть приглашенных команд «работали под Власова».

В критике конкурсных проектов Дворца Советов были сформулированы критерии, уточнившие контуры новой советской архитектуры. Так, популярные до того момента ряды пилонов были объявлены архаичным приемом, неодобрение стал вызывать и купол. Желательными качествами названы обилие света, легкость форм, проявление в композиции крупных залов, отражение свойств новых конструкций и материалов. Лаконичность и цельность видятся новым средством достижения монументальности. Свободная форма плана, асимметричная объемно-пространственная композиция и сплошное остекление «приводят к тому, что Дворец Советов становится похожим на Дворец культуры или спорта, клуб или выставочное сооружение», то есть подходят для общественных зданий, кроме самых значительных. Отмечается важность синтеза искусств, причем новаторским называется размещение живописных композиций на фасаде. 
 
A Radical Turn: the Competition of 1957 - 1959 on the Palace of Soviets
 
The architectural-construction reform of the mid-1950s put Soviet architects at the necessity to find out a new style for key projects, which would be able to translate values of the post-Stalinist modernizing Socialist state. As it was at the previous turn of the early 1930s, the most important tool for stylistic searches was the competition on the Palace of Soviets project.

The new ‘Thaw’ Palace of Soviets was to differ radically from the accepted project of 1934 made by Iofan, Shchuko and Gelfreich; the ideological and artistic concept of the previous project was declared ‘false’, and its volume and spatial composition was called ‘far-fetched’. The building-monument was divided into two parts – the building of the higher power and the Lenin monument, and there was a separate competition on that monument. To dissociate themselves as much as possible from the ‘Stalinist image’ of the Palace symbolizing the extreme centralization of power, they chose a new construction plot on the south-west of Moscow, beside the University building; the Lenin monument was to be placed at the edge of the Leninskie Mnts.

A significant difference from the 1931-1934 competition was the nature of the discussion: in 1957-1959, the architects participating in the dispute freely expressed their views on various projects. Vladimir Simbirtsev even allowed himself to declare that the old project of the Palace was better, and advised to take from it, at least, a cupola hall, and, most importantly, not to miss an opportunity to renovate the centre of Moscow setting the Palace of Soviets on the previously chosen place near the Kremlin. The archival materials show the process of transition from some attempts to preserve the basics of the familiar architecture, purified of ‘excesses’, to the acceptance of the modernist language.

The design assignment stated that the Palace “should be designed in the spirit of noble simplicity, expressing the democracy of the Socialist era”. The first round of the competition, which took place in 1957–1958, brought together 21 custom projects, 115 ‘motto’ projects, and numerous proposals from common people. In 1957, among the venerable participants, there were such iconic names for an architectural historian as I.V. Zholtovsky, C.S. Melnikov, G.B. Barkhin, B.M. Iofan, V.K. Oltarzhevsky, L.M. Polyakov, A.N. Dushkin, and others; among the young participants, there were the future stars of Soviet modernism: A.D. Meerson, Ya.B. Belopolsky, V.S. Egerev, F.A. Novikov, I.A. Pokrovsky, V.V. Lebedev, and others. Despite the representative pool of participants, the competition showed the confusion of Soviet architects in the new circumstances – most of the project proposals were ‘hybrids’ between monumentality and decorative approach and features of modernist architecture. However, as the authors of the 1961 book about the competition noted, the first round “helped to understand the general direction of Soviet architecture at the present stage and to outline further ways of its development”.

During the first round, the main attention was caught by the innovative project by Alexander Vlasov, according which the Palace was presented as a one-storey, horizontally spread, prismatic volume with a flat roof, transparent glass walls, and three oval meeting halls surrounded with a foyer with a winter garden. In the second round of the competition (1959), all six invited teams worked ‘after Vlasov’.

In the criticism on the competitive projects of the Palace of Soviets, they formulated criteria that clarified the contours of the new Soviet architecture. So, the rows of pylons, which were popular until that time, were declared an archaic approach, and the dome was evaluated with certain disapproval. Desirable qualities included an abundance of light, lightness of forms, large halls in the general composition, some reflection of the properties of new structures and materials. Laconicism and integrity were seen as new means of achieving monumentality. An easy form of the plan, asymmetrical volumetric-spatial composition and continuous glazing “lead to the fact that the Palace of Soviets becomes similar to a Palace of Culture or Sports, a club or an exhibition building”, i.e., they are suitable for public buildings, except for the most significant ones. The importance of the synthesis of arts was noted, and the placement of pictorial compositions on the façade was called innovative.

06 Сентября 2021

Автор текста:

А.Ю. Броновицкая
Похожие статьи
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.