Автор текста:
А.Ю. Броновицкая

Поворот на 180 градусов: конкурс 1957–1959 годов на Дворец Советов. Anna Bronovitskaya. The radical turn: the competition of 1957–1959 for the Palace of Soviets

Архитектурно-строительная реформа середины 1950-х годов поставила советских архитекторов перед необходимостью найти для знаковых сооружений новый стиль, способный транслировать ценности пост-сталинского, модернизирующегося социалистического государства. Как и при предыдущем переломе начала 1930-х годов, важнейшим инструментом стилистических поисков стал конкурс на проект Дворца советов. 

Новый, «оттепельный» Дворец Советов ничем не должен был напоминать утвержденный в 1934 году проект Иофана, Щуко и Гельфрейха, идейно-художественный замысел которого был объявлен «ложным», а объемно-пространственная композиция «надуманной». Здание-монумент было разделено на две части — собственно здание высших органов власти и монумент Ленину, на который был объявлен отдельный конкурс. Чтобы максимально отмежеваться от «сталинского» образа Дворца, символизирующего предельную централизацию власти, был выбран новый участок – на Юго-Западе Москвы, за зданием Университета; памятник Ленину предполагалось разместить на бровке Ленинских гор.

Существенным отличием от конкурса 1931–1934 годов был характер дискуссии: в 1957–1959 годах участвовавшие в обсуждении архитекторы свободно высказывали свои соображения о разных проектах. Владимир Симбирцев даже позволил себе заявление о том, что старый проект дворца был лучше, и посоветовал взять из него хотя бы зал с куполом, а главное, не упускать возможности обновить центр Москвы, построив Дворец советов на прежнем месте возле Кремля. Архивные материалы показывают, как происходил переход от попыток сохранить основы привычной архитектуры, очищенной от «излишеств», к приятию модернистского языка. 

В задании на проектировании было указано, что дворец «должен быть решён в духе благородной простоты, выражающем демократизм эпохи социализма». Первый тур конкурса, проходивший в 1957–58 годах, собрал 21 заказной проект, 115 “девизных” и многочисленные предложения трудящихся. Среди маститых участников конкурса 1957 года могут быть названы такие знаковые для историка архитектуры имена, как И.В. Жолтовский, К.С. Мельников, Г.Б. Бархин, Б.М. Иофан, В.К. Олтаржевский, Л.М. Поляков, А.Н. Душкин и др., среди молодых были будущие звезды советского модернизма – А.Д. Меерсон, Я.Б. Белопольский, В.С. Егерев, Ф.А. Новиков, И.А. Покровский, В.В. Лебедев и другие. Несмотря на представительный пул участников, конкурс проявил растерянность советских архитекторов в новых обстоятельствах – большинство проектных предложений представляли собой «гибриды» между монументальностью и декоративностью и чертами модернистской архитектуры. Однако, как отмечали авторы книги о конкурсе, опубликованной в 1961 году, уже первый тур «помог уяснить общую направленность советской архитектуры на современном этапе и наметить дальнейшие пути ее развития». 

В первом туре наибольшее внимание привлек новаторский проект Александра Власова, в котором Дворец был представлен в виде одноэтажного, «распластанного» по горизонтали призматического объёма с плоской кровлей, прозрачными стеклянными стенами, и тремя овальными в плане залами заседаний, окруженными фойе с зимним садом. Во втором туре конкурса, состоявшемся в 1959 году, все шесть приглашенных команд «работали под Власова».

В критике конкурсных проектов Дворца Советов были сформулированы критерии, уточнившие контуры новой советской архитектуры. Так, популярные до того момента ряды пилонов были объявлены архаичным приемом, неодобрение стал вызывать и купол. Желательными качествами названы обилие света, легкость форм, проявление в композиции крупных залов, отражение свойств новых конструкций и материалов. Лаконичность и цельность видятся новым средством достижения монументальности. Свободная форма плана, асимметричная объемно-пространственная композиция и сплошное остекление «приводят к тому, что Дворец Советов становится похожим на Дворец культуры или спорта, клуб или выставочное сооружение», то есть подходят для общественных зданий, кроме самых значительных. Отмечается важность синтеза искусств, причем новаторским называется размещение живописных композиций на фасаде. 
 
A Radical Turn: the Competition of 1957 - 1959 on the Palace of Soviets
 
The architectural-construction reform of the mid-1950s put Soviet architects at the necessity to find out a new style for key projects, which would be able to translate values of the post-Stalinist modernizing Socialist state. As it was at the previous turn of the early 1930s, the most important tool for stylistic searches was the competition on the Palace of Soviets project.

The new ‘Thaw’ Palace of Soviets was to differ radically from the accepted project of 1934 made by Iofan, Shchuko and Gelfreich; the ideological and artistic concept of the previous project was declared ‘false’, and its volume and spatial composition was called ‘far-fetched’. The building-monument was divided into two parts – the building of the higher power and the Lenin monument, and there was a separate competition on that monument. To dissociate themselves as much as possible from the ‘Stalinist image’ of the Palace symbolizing the extreme centralization of power, they chose a new construction plot on the south-west of Moscow, beside the University building; the Lenin monument was to be placed at the edge of the Leninskie Mnts.

A significant difference from the 1931-1934 competition was the nature of the discussion: in 1957-1959, the architects participating in the dispute freely expressed their views on various projects. Vladimir Simbirtsev even allowed himself to declare that the old project of the Palace was better, and advised to take from it, at least, a cupola hall, and, most importantly, not to miss an opportunity to renovate the centre of Moscow setting the Palace of Soviets on the previously chosen place near the Kremlin. The archival materials show the process of transition from some attempts to preserve the basics of the familiar architecture, purified of ‘excesses’, to the acceptance of the modernist language.

The design assignment stated that the Palace “should be designed in the spirit of noble simplicity, expressing the democracy of the Socialist era”. The first round of the competition, which took place in 1957–1958, brought together 21 custom projects, 115 ‘motto’ projects, and numerous proposals from common people. In 1957, among the venerable participants, there were such iconic names for an architectural historian as I.V. Zholtovsky, C.S. Melnikov, G.B. Barkhin, B.M. Iofan, V.K. Oltarzhevsky, L.M. Polyakov, A.N. Dushkin, and others; among the young participants, there were the future stars of Soviet modernism: A.D. Meerson, Ya.B. Belopolsky, V.S. Egerev, F.A. Novikov, I.A. Pokrovsky, V.V. Lebedev, and others. Despite the representative pool of participants, the competition showed the confusion of Soviet architects in the new circumstances – most of the project proposals were ‘hybrids’ between monumentality and decorative approach and features of modernist architecture. However, as the authors of the 1961 book about the competition noted, the first round “helped to understand the general direction of Soviet architecture at the present stage and to outline further ways of its development”.

During the first round, the main attention was caught by the innovative project by Alexander Vlasov, according which the Palace was presented as a one-storey, horizontally spread, prismatic volume with a flat roof, transparent glass walls, and three oval meeting halls surrounded with a foyer with a winter garden. In the second round of the competition (1959), all six invited teams worked ‘after Vlasov’.

In the criticism on the competitive projects of the Palace of Soviets, they formulated criteria that clarified the contours of the new Soviet architecture. So, the rows of pylons, which were popular until that time, were declared an archaic approach, and the dome was evaluated with certain disapproval. Desirable qualities included an abundance of light, lightness of forms, large halls in the general composition, some reflection of the properties of new structures and materials. Laconicism and integrity were seen as new means of achieving monumentality. An easy form of the plan, asymmetrical volumetric-spatial composition and continuous glazing “lead to the fact that the Palace of Soviets becomes similar to a Palace of Culture or Sports, a club or an exhibition building”, i.e., they are suitable for public buildings, except for the most significant ones. The importance of the synthesis of arts was noted, and the placement of pictorial compositions on the façade was called innovative.

06 Сентября 2021

Автор текста:

А.Ю. Броновицкая
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Сейчас на главной
Камертон озера
Новый жилой комплекс в Тюмени спроектирован при участии французских архитекторов, сочетает башню с таунхаусами и домиками на крыше, но прежде всего настроен на озеро, которое способно подарить ощущение загородной жизни.
В кольцах пандусов
Словенские архитекторы ENOTA и косовское бюро OUD+ Architects выиграли конкурс на проект спортивного центра в Приштине.
Градостроительные опыты
Этим летом Институт Генплана Москвы при поддержке Москомархитектуры провел стажировку-воркшоп для студентов и молодых архитекторов в новом расширенном формате. Задачей было предложить свежий взгляд на несколько территорий города, рассматриваемых сейчас специалистами института. Дипломами наградили четыре проекта, гран-при получил «самый запоминающийся».
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
От импрессионизма до фотореализма
В галерее Catacomba в Малом Власьевском переулке до 29 сентября открыта выставка рисунков студентов МАРХИ. Преподаватели отбирали неформальные креативные работы разных направлений. Публикуем несколько рисунков с выставки.
Контекст и детали
Финалистов премии Стерлинга-2021, британского «здания года», объединяет внимание к деталям и контексту – как и претендентов на награды RIBA за лучшие жилье и малый проект начинающего архитектора. Публикуем все три «коротких списка».
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.