Автор текста:
С.Л. Яворская

Страстные сюжеты в русском искусстве второй половины XVII века. Русские Кальварии

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

В истории православного и русского искусства известно довольно большое количество икон и храмовых росписей на темы Страстей Христовых: страстные образы и иконы-таблетки Софийского собора в Новгороде, иконостас Кирилло-Белозерского монастыря, иконостас Благовещенского собора Московского Кремля (1405), росписи церкви Богоматери Перивлепты в Охриде, церкви Св. Богородицы скального монастыря  Архангела Михаила в селе Иваново Русенско в Болгарии (XIII–XIV вв.),церкви Спаса на Нередице (1198), собора Спаса Преображения Мирожского монастыря, собора Рождества Пресвятой Богородицы Снетогорского монастыря (1313) в Пскове. В новгородской церкви Федора Стратилата на Ручью (1360) цикл Страстей Христовых был размещен в алтаре – что демонстрировало их ключевое для всего ансамбля значение [1].

По решению Московского Большого собора (1666-1667) в иконостасе стали помещать «Распятие и страсти Спаса нашего Иисуса Христа». Распятие заменяет образы Спаса Нерукотворного, венчавшие иконостасы, а Страстной чин обособляется. Принято считать, что он появился в связи с обрядами, введенными в южнорусской церкви под сильным влиянием латинян. В это время распространяются западноевропейские и русские гравюры на темы Страстей, которые служили образцами для художников. Иногда список сюжетов почти полностью повторяет европейские живописные и резные «стации» кальварий, имевшихся в каждом католическом храме, которые отражали Страстной путь в Иерусалиме. Кальвария, Calvary – лобное место. Calvariaelocus (лат.) – место черепов, названное так по черепу Адама, (Евангелие от Луки, 24:33), в Вульгате ассоциируется с местом распятия Христа. Кальварией так же называется холм с крестом на вершине, с Распятием в натуральную величину, скульптурные композиции на сюжеты страданий Христа, установленные в церкви или часовне (назовем их «малые кальварии» – С.Я.), так же часовни, построенные на холмах, за чертой города, в каждой из которых размещена скульптурная композиция на сюжет страданий Христа (мы назовем их «большие кальварии»). Главная тема кальварии – Страстной путь, – сюжет несения креста всегда в них присутствует. Известно, что название «Новый Иерусалим» Воскресенскому монастырю дал царь Алексей Михайлович после возвращения из литовского похода. В программе его строительства отражен опыт создания топографических копий святых мест – «больших» кальварий – в польско-литовском государстве, которые назывались «Новыми Иерусалимами». Недалеко от Голгофского придела Воскресенского собора стояло изображение Христа, несущего крест. Паломничество в кальварию, как и в русский Новый Иерусалим, приравнивается паломничеству в Святую землю.Топография Русской Палестины повторяется в программе резного «Шумаевского Креста» [2] в центре которого установлен крест с Распятием в натуральную величину.

Решение Собора, изменение программ страстных сюжетов, обособление Страстного чина, создание больших и малых кальварий не объясняются простым освоением западноевропейской практики и стремлением усилить нарративное звучание темы Страстей в русском искусстве. В них заключены глубокие богословские и государственные идеи. В Новом Иерусалиме возрождалась практика раннего иерусалимского устава, в котором Страстная и Пасхальная седмицы были непрерывным двухнедельным торжественным богослужением, в рамках которого происходило формирование особых обрядов, постепенно развившихся в чин выноса Плащаницы [3]. В церкви Спаса не Торгу в Ростове насчитывается 22 страстных сюжета. В Вербное воскресенье от этой церкви митрополит совершал чин «шествия на осляти», и до конца XIX века отсюда несли Плащаницу в Успенский собор [4]. В собрании ростовского музея хранится резная деревянная плащаница – изображение Христа во Гробе. Кальварийская программа стенописи, в которой два раза присутствует сюжет несения креста, обусловлена особым статусом этой церкви.

Ковчег Дионисия Суздальского, содержащий частицы 13 реликвий Страстей и Древа креста, в XIV–XV веках был известен как «Большие Страсти Спасовы». Это самый большой из сохранившихся реликвариев данного типа как византийских, так и западноевропейских. Святыня, бывшая некогда символом «божественного освящения княжеской и епископской власти» (курсив – С.Я.) [5], в XVII веке не утратила своего значения, стала символом божественного освящения царской и патриаршей власти. Строительством Нового Иерусалима, собиранием реликвий Страстей, кальварийскими иконами и росписями «контекст событий истории Спасения, происшедших на Святой Земле» переносился в Москву «во всех его материальных свидетельствах и реликвиях». С этого времени город становился «новым центром христианского космоса, в котором жили православные, где православный патриарх руководил церковью», а русский царь «взял на себя роль наместника Бога на земле … иконы и реликвии были… свидетельством продолжающегося присутствия небесных сил» [6] и сакрализации Российского самодержавного царства [7].

В ключе этой темы необходимо исследовать сакральное пространства Троице-Сергиева, Соловецкого, Валаамского и других монастырей, разрозненные скульптурные и живописные памятники и ансамбли: изображения Христа в темнице, резные плащаницы, сцены оплакивания, положения во Гроб и т.п. Отдельное исследование следует посвятить уникальному кальварийскому комплексу – церкви Знамения Богоматери в Дубровицах.


[1] - Царевская Т. Ю. Роспись церкви Феодора СтратилатанаРучью и ее место в искусстве Византии и Руси второй половины XIV в. М., 2008;Царевская Т. Ю. Ансамблевое построение и художественное пространство в росписи церкви Феодора Стратилата на Ручью // Известия Уральского государственного университета. 2008. № 59. С. 249-258.
[2] - Яворская С.Л. «Шумаевский крест» и кальвария царя Алексея Михайловича. // Иеротопия. Создание сакральных пространств в Византии и Древней Руси. / Ред.- сост. Лидов А.М. М., 2006; «Шумаевский крест» и замысел Голгофы царя Алексея Михайловича. Ставрографический сборник. Книга третья. М., 2005.
[3] - Об особом чине богослужения в Воскресенском соборе см.: Устав монастыря Нового Иерусалима // Патриарх Никон. Труды.Составитель: Вильям Шмидт М. 2004. С. 725-726; Баталов А.Л. Гроб Господень в замысле «Святая Святых» Бориса Годунова // Иерусалим в русской культуре: Сб. статей / сост. А. Баталов и А. Лидов. М., 1994. С. 154–171. Баталов А.Л. Гроб Господень в сакральном пространстве русского храма // Восточнохристианские реликвии / Ред.-сост. А.М. Лидов. М., 2003.
[4] - Бередников Я. О некоторых рукописях, хранящихся в монастырских и других библиотеках // ЖМНП 1853. Июнь. С. 109-110; Парфенов А.Ю. Чиновник Ростовского Успенского собора // СРМ. Ростов, 1998. Вып. 9. С. 213. И.А. Шляков упоминает также о сохранившейся до конца XIX века традиции несения Плащаницы в Великую пятницу из Спасской церкви в Успенский собор (Шляков И.А. Путевые заметки о древнерусском зодчестве.Ярославль, 1887 С. 13)
[5] - Стерлигова И.А. Новозаветные реликвии в Древней Руси /Ковчег Дионисия Суздальского // Христианские реликвии в Московском Кремле. Редактор-составитель А.М. Лидов. М., 2000. С. 45-52.
[6] - Бельтинг Х. Образ и культ.История образа до эпохи искусства. М., 2002. С. 33, 45.
[7] - Яворская С.Л. Сакрализация Российского царства в образах Нового Иерусалима («Шумаевский крест»: опыт реконструкции замысла) // «Патриарх Никон: Стяжание Святой Руси – созидание государства Российского / Сост. и общ.ред. В.В. Шмидта. Ч. 2. Саранск, 2009


18 Февраля 2013

Автор текста:

С.Л. Яворская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.