Автор текста:
Сукина Л.Б.

С силком и кистью: о социальном происхождении и состоянии рода переславских иконописцев XVII–XVIII веков Казариновых

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

Переславль-Залесский в XVII – XVIII веках был заметным иконописным центром, мастера которого, неоднократно привлекались к работам в столице. Данные письменных источников и эпиграфики позволяют говорить о том, что социальное происхождение переславских иконописцев было неоднородным. Часть из них были выходцами из среды белого духовенства и монастырских слуг, что вполне естественно. Но существовала среди иконописцев и не совсем обычная категория — «сокольи помытчики», состоявшие на государевой службе и обязанные заниматься ловлей и доставкой в Москву соколов и ястребов для царской охоты.

«Сокольими помытчиками», а не иконописцами в официальных документах (писцовых и актовых материалах) числились пользовавшиеся известностью в Переславле и округе представители многочисленной семьи Казариновых, занимавшейся иконописанием во второй половине XVII — первой половине XVIII века [1]. Их «творческий» род занятий отмечался только в надписях на иконах, фиксирующих авторство художников и имена заказчиков. Лишь одному из представителей рода удалось повысить свой социальный статус. Логин Антипьев Казаринов во второй половине XVII века был «подьячим Переславль-Залесской площади» [2]. Но его дети Алексей, Степан (Стефан) и Яков снова числились помытчиками и именно они обратились к иконописи, заложив основы нового семейного промысла.

М.И. Смирнов, который знал, что Стефан Казаринов был «талантливым переславским иконописцем», но не имел сведений о занятиях этим же ремеслом его брата Алексея, указывал, что тот по делам городского магистрата 1726 года значился сокольим помытчиком и замечал, что «не все Казариновы были иконописцами, или одно занятие не мешало другому» [3]. Исследователь переславской истории отчасти был прав. Вероятно, не все Казариновы были наделены художественным даром, но вряд ли занятия ловлей охотничьих птиц и иконописание легко сочетались друг с другом. Однако другого выхода у Казариновых, видимо, не было.

Тот же М.И. Смирнов в свое время детально изучил историю и обстоятельства жизни переславских сокольих помытчиков как привилегированной социальной корпорации жителей одной из пригородных слобод (Соколки) [4]. В начале XVI века, когда в окрестностях Переславля находились охотничьи угодья Василия III, большинство представителей корпорации были сокольниками (т.е. помощниками на соколиной охоте) и несли некоторые повинности, наряду с другими жителями посада («посошная служба», «ям», «городовое дело»). Вероятно, при Иване Грозном, который под Переславлем уже почти не охотился, они, тем не менее, получили дополнительные привилегии и обязывались платить свой оброк исключительно царю соколиным «пером» (взрослыми ловчими соколами). В XVI – начале XVII века всей артелью они должны были поставлять ежегодно на государев соколиный двор трех обученных птиц или возмещать их стоимость деньгами. Сокольники и помытчики принадлежали к числу уважаемых представителей городского населения. Их неоднократно жаловали государи, они упоминаются среди свидетелей чудес переславских святых, причем их свидетельства заслуживали особого доверия.

В 1649 году Алексей Михайлович распорядился всех членов корпорации перевести в сокольи помытчики. Их оброк увеличился до 1 сокола и 1 ястреба с каждого двора в год. Всего помытчиков в середине XVII века в Переславле было 28 человек. Вероятно, им выдавалось какое-то жалованье. Но вскоре после смерти Алексея Михайловича его выдача прекратилась, и помытчики оказались в тяжелейшем положении, т.к. не имели ни пахотной, ни огородной земли, как явствует из справки, составленной на основе их челобитья в Преображенский приказ уже в петровские времена.

Письменные источники свидетельствуют, что и ранее помытчики не полагались на государство, промышляя в свободное от соколиной ловли время ремеслом и торговлей. Но во второй половине XVII века их деятельность в сфере «торга» и «рукоделия» пришла в столкновение с интересами посадских людей. В этих условиях некоторые семьи помытчиков нашли новые источники существования.
Семья Казариновых выделялась среди других своей деловой и социальной активностью. Она неоднократно упоминается в источниках с начала XVII века. На счастье Казариновых во второй половине XVII в. сразу у троих из них открылся талант иконописцев. Где братья Казариновы обучились этому сложному ремеслу, точно неизвестно. Сокольская слобода находилась вблизи двух крупных переславских монастырей — Троицкого Данилова и Успенского Горицкого, у которых были свои иконописцы. Возможно, кто-то из них и научил Казариновых писать иконы. Также неизвестно, были ли они официально освидетельствованы в качестве иконописцев. В Москву для выполнения работ общегосударственной значимости они не вызывались. Но, не смотря на это, Казариновы быстро приобрели известность среди местных заказчиков. Они писали иконы для вкладов в храмы и монастыри Переславля и Москвы. Их востребованность объяснялась не только довольно высоким профессиональным уровнем работы, но и тем, что они быстро освоили новую барочную иконографию.
Занятия иконописанием не освобождало Казариновых от обязанностей сокольих помытчиков (покинуть эту службу было невозможно ни при каких обстоятельствах). Но доходы от иконописного ремесла позволяли Казариновым не проводить летние месяцы в окрестных перелесках за выслеживанием соколиных гнезд, а платить свой оброк царю в денежном эквиваленте. Иконописный промысел существовал в семье на протяжении жизни, как минимум, двух ее поколений.

Очевидно, Казариновы были не единственными помытчиками, выбравшими иконописание своим новым ремеслом. Нам удалось обнаружить документ (порядную запись), содержащий сведения о реставрации в 1798 году. икон храмов переславского Никольского монастыря, из которого явствует что «починку» древних образов должен был осуществить соколий помытчик Иван Алексеев сын Попов .

Указом Павла I от 9 марта 1800 года все сокольи помытчики были переведены в дворцовые крестьяне и наделены пашенной землей. Взамен они лишались своих привилегий, в том числе свободы выбора рода занятий. Как это сказалось на судьбе помытчиков, занимавшихся иконописным промыслом, нам пока неизвестно.


[1] - О творчестве Казариновых подробнее см.: Словарь русских иконописцев XI–XVII веков. М., 2003. С. 311 314 (большая часть биографических статей о Казариновых написана автором данного исследования).
[2] - Шумаков С. Обзор «грамот коллегии экономии». Вып. IV. Кострома «с товарищи» и Переславль-Залесский. М., 1917. С. 300.
[3] - Смирнов М.И. Переславщина. Источники и материалы краеведения, их систематизация и обзор // Доклады ПЕЗАНПРОБ. Вып. 9. Переславль-Залесский, 1929. С. 65.
[4] - Смирнов М.И. Переславские сокольи помытчики. Владимир, 1912.


13 Февраля 2013

Автор текста:

Сукина Л.Б.
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.