Автор текста:
А.С. Преображенский

Изображения безымянных молящихся на иконах последней трети XVII века

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

На фоне многочисленных русских икон XVII столетия, изображающих Христа или Богоматерь в окружении предстоящих и припадающих персонажей, выделяется очень небольшая, но показательная группа произведений, в которых молящиеся святые заменены одной или двумя фигурами безымянных мирян. Наиболее известным примером композиций такого рода является икона архангела Михаила письма Симона Ушакова (1676, ГТГ) с помещенным в левом нижнем углу, под сенью ангельских крыльев, изображением смиренно молящегося юноши. Его взгляд и жест обращены не только к архангелу Михаилу, но и к «гризайлевым» фигурам святых – царя Константина и Феодора Стратилата. Все эти изображения в сочетании с датой произведения и именем иконописца делают вероятной версию о связи памятника с восшедшим в 1676 году на престол царем Феодором Алексеевичем. Однако облик юноши (в частности, его подчеркнуто скромная одежда) и отсутствие идентифицирующей надписи указывают на то, что это не портрет конкретного заказчика, а обобщенный образ человека, который, пребывая в земном мире, за свое смирение и глубокую веру удостаивается явления обитателей мира горнего. С этим человеком может идентифицировать себя любой молящийся перед иконой – и ее заказчик, и последующие владельцы.

Аналогичные функции, но уже для более широкой аудитории, выполняют фигуры молящихся на иконе Богоматери с Младенцем конца XVII века из Воскресенской церкви в Ярославле (ЯХМ; в немногочисленных публикациях именуется образом Богоматери Всех скорбящих Радость и датируется началом XVIII века). Богородица, спускающаяся на облаке с небес, протягивает золотой венец стоящему длиннобородому человеку в простой рубахе и коленопреклоненному короткобородому человеку в роскошной шубе. Одна из надписей в картушах – тропарь «Под Твою милость прибегаем» – воспринимается как молитвенное прошение, произносимое этими молящимися. Несмотря на известную русификацию одежд, они, безусловно, не являются заказчиками иконы или иными историческими лицами. Это совокупный, но в то же время допускающий персональную трактовку образ человечества – не фигура одного-единственного молящегося, но и не толпа верующих. Хотя оба припадающих в сопровождающей надписи определены как «людиеблагочестивии», здесь явно акцентируется разница социального статуса «убогого», вступающего в диалог с Богородицей и принимающего венец, и «богатого», не дерзающего поднять на Нее глаза. Эта оппозиция на визуальном уровне вызывает прямые ассоциации с другими бинарными сценами, распространенными в искусстве позднего Средневековья – изображениями кончины праведника и грешника, иллюстрациями евангельских притч о мытаре и фарисее или о сучке и бревне. Икона кажется зримым свидетельством особой близости к Богу скорбящих и убогих, но не лишает надежды на спасение и их социальных антагонистов, требуя от них искренней веры и покаянных молитв.

Третий, более конкретный в сюжетном отношении вариант трактовки этой темы представлен иконой из местного ряда иконостаса собора Покровского монастыря в Суздале, известной под названием «Богоматерь Испанская» (1686., ГВСМЗ). Она представляет собой обычное тронное изображение Богоматери с Младенцем, дополненное фигурой коленопреклоненного человека, который принимает спадающую с ноги Богородицы туфлю. Лик молящегося может показаться почти портретным, однако пространный текст в картуше говорит о том, что это литературный персонаж – «убогий» из «Кантабрии гишпанской», который после молитвы перед чудотворным образом получил от Богоматери приложенный к иконе «златый сапог», был осужден на казнь по обвинению в его краже, но, еще раз помолившись Богородице, получил от нее и второй сапог, что стало доказательством его невиновности. Источник этой композиции, очевидно, имеющий западное происхождение, пока не установлен. Однако ясно, что по желанию заказчика (суздальского митрополита Иллариона?) сюжет был сознательно трактован не в повествовательном ключе, как сцена молитвы перед образом (ср. более поздние изображения Богоматери Нечаянная Радость), но как композиция, которая, подобно уже упомянутым иконам, соединяет фигуры молящегося и адресата его молитвы в общем пространстве. Несмотря на торжественный характер традиционной иконографической схемы, выбранный вариант наглядно показывает возможность прямого контакта между верующим и Богородицей. Изображение «убогого» проецируется на личность отсутствующего заказчика, наделяя ее важными для него качествами, но, поскольку речь идет о крупном местном образе и фигуре «простеца», эти качества предъявляются широкому кругу зрителей как идеальные и актуальные для всех. Сюжетная конкретность суздальской иконы делает более понятными идеи, лежащие в основе икон из Москвы и Ярославля, позволяя думать, что эти композиции воспринимались не только умозрительные образы заступничества свыше, но и как сцены, подводящие итог достоверных историй, которые не показаны зрителю полностью, однако легко поддаются реконструкции и соотносятся с реалиями жизни верующего.

Таким образом, все эти памятники, обладая своими индивидуальными нюансами, демонстрируют один и тот же идеал, олицетворяемый фигурами молящихся «убогих» и «нищих». Это человек как таковой, с его греховной природой и «боголюбием», смиренно молящийся и потому удостаиваемый спасения в первую очередь. Отражая личное эмоциональное состояние заказчиков, подобные фигуры предлагались общине верующих, но не для коллективного, а для индивидуального восприятия и подражания. Смысловой контекст столь редких для русского искусства композиций, помимо западных произведений, образован довольно широким кругом сюжетов, свидетельствующих об актуальности и взаимосвязи темы чудесного в повседневном и персонального спасения. Это сцены чудес, подобные «Явлению Богоматери понормарю Юрышу» и сюжетам росписи галерей церкви Иоанна Предтечи в Толчкове, нравоучительные миниатюры Синодиков, посвященные теме спасения или посмертной кары, а также появившиеся в последней трети XVII века новые богородичные иконографии (Всех скорбящих Радость, Живоносный источник), которые включают не идеальные образы христиан, составляющих земную Церковь, а множество фигур «убогих», избавляемых от вполне определенных несчастий. Вместе с тем рассмотренные иконы родственны и более традиционным композициям с молящимися святыми, которые, в конечном счете, продолжают традицию донаторского портрета, в том числе – распространенным именно в XVII веке изображениям евангельских жен, дерзновенно припадающих к стопам Спасителя. И эти жены, и безымянные миряне, в отличие от святых, воспринимались не как заступники, а как alter ego молящихся, в том числе заказчиков, отчасти замещая почти отсутствовавшие в русской практике донаторские изображения, а отчасти – реагируя на попытки возрождения этой традиции, заметные по отдельным памятникам второй половины XVII века.

13 Февраля 2013

Автор текста:

А.С. Преображенский
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.