Ж.М. Вержбицкий

Автор текста:
Ж.М. Вержбицкий

Глава 4. Искусство архитектуры как средство гуманизации строительства


Создание искусственной среды обитания человека—второй- природы - осуществляется, в основном, тремя видами человеческой деятельности: архитектурным и инженерным проектированием, строительными науками и строительным производством (техникой). Все виды деятельности являются частями культуры общества и обладают выраженной спецификой. В силу своих особенностей они принадлежат разным областям целостной культуры. Архитектурное творчество как композиторское искусство входит в систему художественной культуры. Инженерное искусство - техническая деятельность. Строительство как вид техники и исполнительское искусство есть часть материальной культуры. Строительные науки как интеллектуальная деятельность, направленная на раскрытие закономерностей, которые временно скрыты в Природе за оболочкой видимого, являются сферой духовной культуры.

Перечисленные виды деятельности не тождественны. Каждая имеет свои задачи и располагает средствами для реализации целеполага-ний человека. С категориальных позиций перечисленные виды деятельности не взаимозаменяемы, то есть закономерности одного вида не действенны в другом. В жизнедеятельности социума с течением времени существенно меняется значение архитектурной и механической деятельности, что зависит от целей, которыми руководствуется общество на данном этапе развития.

Настоящий период социального развития, начавшийся научно-техническими преобразованиями Нового времени (с эпохи Просвещения), характеризуется господством техники и технического мышления. Их основополагающим принципом является первый закон термодинамики - сохранение энергии. «Он обосновывает гипотезу о самосохранении структуры бытия и лежит в основе представлений об эволюционных началах космологии и биологии. Структуры мира становятся все более комплексными, так как энергия и тенденция к повышению степени комплексности сохраняются.

Усиление комплексности, отсутствие ее снижения или регрессии являются для Нового времени эталоном, так как однажды достигнутый уровень, по закону сохранения энергии, длится во времени» [62]. Считается, что техника определяет формы существования и деятельностный мир человека, что техническое развитие является независимой культурной составляющей, а общественно-духовное - зависимой от производственно-технических возможностей общества (это, например, сформулировано в выше приведенном определении понятия «архитектура»). Техническое мышление, как было показано в разделах 1, 2 и 3, утверждает безраздельное господство человека над Первой Природой, ее полное подчинение власти общества. Эта тенденция привела к тому, что социум и природное окружение переживают сейчас глубокий экологический кризис, заставивший вспомнить второй фундаментальный закон термодинамики, открыться, как известно, вскоре после первого, но основательно забытый. Согласно этому закону, природно-косми-ческие структуры стремятся к более вероятному, менее комплексному состоянию, а теплота всегда переходит только от более теплого к более холодному телу - и никогда наоборот. В соответствии со вторым законом термодинамики, наши системы конечны, а регресс оказывается гораздо более вероятным, чем тенденции к стабилизации.

Современная экологическая кризисная ситуация следует из второго основного закона термодинамики, который обосновывает конечность энергий и естественных природных ресурсов.

Техническое мышление, характеризующее, в частности, строительное производство, не принимает во внимание это обстоятельство. Стройиндустрии свойственен техноморфизм. Техническое мышление породило тектуру (производное от слов «техника» и «культура»), которая подменяет культуру. Тектура теряет связь с духовным миром человека и способствует уничтожению культуры в ее традиционном понимании. Тектура создает условия для возникновения сверхсложной социотехнической системы, в которой человек превращается из субъекта творческой активности в ее придаток - «человеческий фактор». Технологическая культура - тектура - это искусственный мир нормативных рассудочных символов, в котором не остается места человеческим чувствам, духу, душе, - это мир технологического человека. Тектура противопоставляет искусственное Природе.

Индустриальное строительство проявляет постоянную тенденцию к тектуре, то есть культуре человека, «потерявшего связь с Природой, окруженного искусственной реальностью извне и пронизанного ею изнутри» [74].

Господство тектуры и диктат техники в капитальном строительстве привели к тому, что строительство как инженерная рациональная деятельность, направленная на создание монофункциональных объектов, не нуждается в архитектуре и архитекторах. Это подтверждается проектно-производственной практикой последних десятилетий, как в нашей стране, так и за рубежом.

Не только в технически слаборазвитых, но и в экономически процветающих странах многие отрасли строительства успешно обходятся без участия архитекторов. Так, например, более 90% строительных компаний США, производящих малоэтажные индустриальные жилые дома, не прибегают к помощи архитекторов, а приглашают для оказания временных услуг только дизайнеров. Роль последних сводится к эстетическому усовершенствованию отдельных деталей инженерной продукции - дверей, дверных ручек, светильников и других аксессуаров в рационально запроектированных сооружениях. В нашей стране массовое индустриальное строительство на новых городских селитебных территориях также подтверждает вышесказанное (вспомним опыт инженера Логутенко в Москве и инженера Юзбашева в Ленинграде). Инженерные структуры жилых, общественных и промышленных сооружений обеспечивают необходимый уровень физиологического комфорта в них, и это считается вполне удовлетворительным результатом строительной деятельности.

В современных социальных условиях строители заинтересованы, как правило, в получении максимально высокой прибыли и потому стремятся к минимизации единовременных производственных затрат. Эталоном для них являются высокие технологии. Тектура оправдывает беспощадную эксплуатацию Первой Природы с целью достижения экономической, технической и материальной эффективности. Целевая программа тектуры в капитальном строительстве сводится к достижению только физиологического комфорта. В тектуре не принимаются во внимание побочные результаты технической деятельности, так как техническая интеллигенция придает значение только условиям, которые обеспечивают осуществление элементарной функции. «Она радикальна, прямолинейно созидательна, на всем оставляет отпечаток, но в своем воздействии на окружение немилосердна, так как не принимает во внимание условий целостности бытия своего ближнего» [62].

Под воздействием тектуры сформировалась «современная архитектура», характерными признаками которой являются конструктивизм и функционализм (недаром в свое время так были названы архитектурные стили). В большинстве строений «современной архитектуры» представлен функционалистский китч («интернациональный стиль») как нетворческое подражание и банализация, удешевление и принижение эстетико-социального замысла и программы при одновременной претензии на высокое искусство. Функционализм, подкрепленный архитектурной претенциозностью, используется как извинение за отсутствие изобразительного импульса и как эрзац при оформлении постройки. Китч лежит в основе строительно-художественного функционализма, потому что некогда «современная архитектура» отказалась от творческого и изобразительного импульса, от исторической орнаменталистики и ввела новые строгие формы в отличие от эклектичного стиля конца XIX в., опустилась до уровня строительного стиля с минимальной изобразительностью архитектурных деталей и покорилась экономическому императиву стандартизации и удешевления. Хозяйственно-строительный функционализм есть эстетический китч, поскольку сегодня нет технико-экономических условий для таких стилей, как «Баухауз» [62].

«Современная архитектура», характер которой 70-80 лет тому назад казался освободительным, то есть был в состоянии разбить оковы ложно понятого историзма, сегодня, в условиях угрожающей утраты исторического аспекта вообще, становится уже не прогрессивной, но усиливающей ложное направление развития. «Современная архитектура» и строительство не выполняют сегодня и второе историческое условие для эстетической и социальной правомерности функционализма - удешевление продукции. Строительное производство больше не требует функционального стандартизированного дизайна для налаживания простых технологических процессов массового производства. Управление капитальным строительством с помощью микропроцессоров дает возможность запустить более сложные и мелкосерийные производственные операции. Поэтому сегодня больше нет и прежних преимуществ полносборного панельно-блочного строительства - большей гибкости и большего простора для индустриальных методов. Использование в строительстве готовых деталей дороже, чем традиционный способ, поскольку транспортные расходы превышают экономию, возникающую из массового производства [62].

Строительная индустрия не ставит своей задачей развитие культурного контекста в связанном историческом повествовании и диалоге. Она стремится к непрерывной модернизации производства любой ценой. Вновь достигнутый уровень утверждается ею как высший по отношению к прошлым периодам развития материальной и духовной культуры. Техническое мышление не признает возможности повторения духовности.

Существенным недостатком строительства, основанного на техническом мышлении, является преувеличение методологического значения модуля как универсального инструмента структурирования материального объекта. «Модуль, включаемый в различные комбинации, и заранее готовая  строительная деталь утратили свое архитектурное и формообразующее значение. Тот факт, что все это напоминает неорганический мир молекул и атомных моделей, производит во все более технизированном, удаляющемся от Природы городском мире отнюдь не освобождающее впечатление, а, напротив, усиливает чувство отчужденности вследствие невыразительной произвольности блочных конфигураций. Идеал одновременности технического и художественного развития утратил свою привлекательность, люди больше не воспринимают технику как нечто освобождающее, а ощущают, что им все больше приходится приспосабливаться к техническому миру или даже становиться в этом мире лишними» [62].

Пороком «современной архитектуры», созданной на основе технического мышления, является также полное незнание принципов и методов видеоэкологии. Усилиями современных инженеров и архитекторов в новых и исторически сложившихся городах стала преобладать агрессивная визуальная среда. Этой среде свойственно обилие одних и тех же элементов, параллельных линий, больших нерасчлененных плоскостей. «Современная архитектура» создала агрессивные и гомогенные поля, которые пагубно действуют на психологию зрительного восприятия и приводят к росту психических заболеваний и вандализма.

Как было показано в разделе 2, композиционная целостность осуществленного строительством объекта является одним из его фундаментальных качеств. Целостность носит иерархически уровневый характер. Создание относительной целостности постройки- это восхождение от физиологии первичной функции к духовности художественной формы, раскрывающей метафизическую суть вещи, присущую ей изначально [25].

Первичный уровень композиционной целостности - функционально-техническая целостность - создается на основе требований заказчика (инвестора), изложенных в задании на проектирование. Как правило, в нем устанавливаются физические параметры объекта, удовлетворяющие задачи по организации монофункциональных процессов и обеспечивающие реализацию физиологических потребностей человека. На этом уровне инструментом материализации целеполага-ний выступают конструктивно-техническое структурирование и инженерное благоустройство. Этот уровень относительной целостности обеспечивает возможность эксплуатации объекта в системе материальной культуры общества. Его духовное содержание имеет второстепенное значение, доминирует предметно-вещная сущность. Такой объект не входит в структуру художественной культуры.

Другой уровень относительной композиционной целостности -- cтруктурно-композиционная  целостность - дает основание отнести его к произведениям «современной архитектуры». Сооружения, созданные на этих принципах, являются эталонно-нормативной архитектурой, так как авторы руководствуются не столько ценностными идеалами, сколько существующими эталонами и профессиональной модой. Такая архитектура вторична и носит формально структурированный характер, что не позволяет вновь созданным объектам органично войти в исторический контекст культуры общества. Они бесконтекстуальны, так как «целостность прошлого, настоящего и будущего не может быть сконструирована и объяснена. Она может быть лишь воображена и рассказана; история без дыр, контекст без провалов возможны лишь как рассказ» [62].

Культурная значимость сооружения, его способность выражать дух и идентичность поселения, нации достигается на третьем уровне композиционной целостности - духовно-материальном. На этом уровне осуществляется целенаправленное формирование эмоциональных состояний человека, программируется ведущее настроение в объекте. Его структура отвечает ориентировочным потребностям: познавательной потребности, потребности в эмоциональном контакте и потребности поиска смысла жизни. Поиск художественного образа объекта обуславливается четырьмя причинами - функцией (телос). формой (эйдос), материальной структурой и целеполаганием (Аристотель, Хайдеггер) [62].

Достижение духовно-материального уровня относительной композиционной целостности (художественности) не происходит простым приращением соответствующих качеств к объектам первого и второго уровней. Здесь действует метафизическая закономерность целостности - целое существует до своих частей. Третий уровень возникает идеально на самых ранних этапах формирования (проявления) композиционного замысла архитектора в форме интуитивного предчувствия. Он творится игрой силы художественного воображения, вникая в формы мира, представляя их себе и одновременно творчески их дорабатывая.

Художественность не создается деланием ех nihilo (из ничего). В равной степени она не является «списыванием» из открытой книги Природы. Фантазия и воображение - это одновременно восприятие и дальнейшее свободное игровое развитие формы. Творческое познание возможно лишь потому, что в мире уже существуют формы и духовное содержание (энтилехии), и оно лишь тогда является творческим, когда от простого восприятия (гесерйо) содержания оно переходит к духовному «порождению» (сопсерио) нового содержания и нового образа [62].

Конструктивизм и функционализм строительства и «современной архитектуры» не находятся на должной высоте образного понятия, так как их понятия слишком бедны и абстрактны в гегелевском смысле. Они не доходят до конкретной определенности. Строительно-конструктивистской постройке не хватает глубины формированности. «Образное познание, открытие и формирование нового - это неанализ или конструкция, а поэтическое и фантазийное (imaginatives) выявление и любовное схватывание понятия, которое в сущем уже имеется. High-Tech  строителей не слишком техничен или научен, а, напротив, еще слишком мало техничен в смысле свободного выявления и слишком мало научен в смысле науки, не сводящейся к физикализ-му и вульгарному материализму. У них образ не слишком мало, а слишком сильно зависит от абстрактности и бедности конструкции. Техницизм и конструкция сегодня не должны больше господствовать над формой» [62].

Архитектурная культура современности отвергает технологический детерминизм, согласно которому техника определяет культуру и искусство архитектуры. Она утверждает принцип, по которому архитектура и техника руководствуются антропологическими требованиями определения человека и условий его хорошей жизни. Необходимо не приспособление искусства архитектуры к технической среде, а приспособление технического развития к культурной и человеческой среде.

Как было показано, строительство и искусство архитектуры находятся в разных культурных пространствах. Первое принадлежит материальной культуре, второе - художественной культуре. Взаимодействие строительного производства и искусства архитектуры - это проблема соотношения материального и идеального. В их взаимосвязи первичным, качественно определяющим, является художественная идея (идеал, замысел) каk категория композиторского искусства, а вторичным -материализация замысла (идеальное) в процессе строительства как категории исполнительского искусства. Духовное содержание в объект закладывает композитор-архитектор. Для  этого искусство архитектуры располагает универсальными средствами образно-знаковой выразительности - детализацией (о чем говорилось в разделе 3).

Гуманистическое значение искусства архитектуры при создании объектов капитального строительства заключается в том, что оно (как вид художественной деятельности) предметно воплощает общечеловеческие ценности, преодолевая инженерную традицию противопоставления искусства как гуманитарной деятельности технике как инженерной деятельности. Искусство архитектуры выполняет роль интегрирующего фактора во взаимодействии многочисленных форм инженерного искусства, которые дифференцированно решают лишь отдельные технические задачи.   

Искусство архитектуры создает образную форму объекта, полную значений и смыслов, на которые реагирует человек.

Тем самым искусство архитектуры способствует сохранению культурных гуманистических традиций социума в их историческом преемственном развитии, не допуская качественных мутаций культурных архетипов в процессе постоянной модернизации строительной индустрии.

Искусство архитектуры контекстуально в том смысле, что оно способствует бережному сохранению органичных связей между культурой и Природой, поддерживая их диалогичные взаимосвязи. Эту роль может выполнять лишь архитектура как искусство, так как техническая деятельность в силу своей ограниченной специализации этого делать не в состоянии.

Искусство архитектуры одухотворяет материальный мир второй природы. Мегатипы архитектуры - МЕСТО, ПУТЬ, ПЕРЕКРЕСТОК и др. - позволяют человеку ориентироваться в многообразии жизненных возможностей. «Так, явленность МЕСТА вещает о конкретности некой экзистенции, исполненности некоего архетипического события. Так что его восприятие, местотворчество - альфа и омега мира второй природы, где человек проникается "благодатным" феноменом место-имения, дарующим ничем не заменимое чувство реальной самости, особости, открытой сотворчеству людей на МЕСТАХ, то есть людей с людьми в их неизбежной и необходимой СОВМЕСТНОСТИ»[80].

Вернуться к третьей главе Вернуться к третьей главе

Заключение

Особняк Е. Кауфмана (Дом-над-водопадом). Штат Пенсильвания. Архитектор Ф. Л. Райт

22 Октября 2008

Ж.М. Вержбицкий

Автор текста:

Ж.М. Вержбицкий
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.