Автор текста:
Одинец Е.Г.

Церковь Знамения на Шереметевом дворе: исследования и реставрация

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

Церковь Знамения иконы Божией Матери на Шереметевом дворе находится близ Воздвиженки в Романовом переулке. В 1671 году царь Алексей Михайлович пожаловал этот двор с церковью своему тестю Кириллу Полуэктовичу Нарышкину. Затем усадьбой владеть его сын Лев Кириллович Нарышкин, дядя Петра I, заказчик выдающихся в художественном отношении вотчинных церквей типа «под колоколы» (церковь Знамения «на Шереметевом дворе» и церковь Покрова в Филях).

Точная дата строительства Знаменского храма не установлена. Первый исследователь и реставратор памятника Е.В. Михайловский считал, что храм был возведен на рубеже 80-х и 90-х гг. XVII века. Эти временные рамки подтверждает анализ строительной деятельности Л.К.Нарышкина. Известно, что филевская церковь в 1690 году была начата строительством, а в 1691 году уже окончена. Оба храма настолько схожи в белокаменных деталях, что эти детали могли заготавливаться сразу для двух построек. Храмы разнятся только своей объемно-пространственной композицией. Если филевский храм имеет центрический план с тремя наружными лестницами, ведущими на обходное гульбище, то план храма Знамения имеет продольно-осевое построение с одной лестницей-всходом на трехстороннее гульбище. Разница в планах продиктована неравнозначными участками.

Основной объем Знаменской церкви – двусветный четверик с тремя ярусами уменьшающихся кверху восьмериков, трехчастная апсида и трапезная – поднят на высокий сводчатый подклет, окруженный с трех сторон открытым гульбищем на арках. Со стороны гульбища боковые приделы центрального алтаря, посвященные Сергию Радонежскому и Варлааму Хутынскому, имели самостоятельные входы и от центрального алтаря отделялись глухими стенами. В XIX века входы заложили, а приделы объединили с центральным алтарем посредством больших арочных проходов. Первоначально в храм поднимались по широкой лестнице на ползучих арках, которая стояла по центру западного фасада гульбища перпендикулярно ему. После постройки дворца Разумовского церковь соединили с ним каменным двухэтажным переходом, примыкающим к гульбищу уже под углом, при этом, как выяснилось в результате исследований, древняя лестница была частично разобрана, войдя в объем позднего перехода.
В 1953-54 годах Е.В. Михайловским при участии И.В. Ильенко был сделан проект реставрации, который предусматривал полное восстановление первоначального облика памятника. Однако, ввиду особого режима объекта, проект был осуществлен частично, без работ в интерьере. Михайловскому было разрешено восстановить четыре главы из пяти и провести консервационные работы на фасадах. В дальнейшем многие годы реставрационные работы на Шереметевом дворе не возобновлялись.

Организованная в 2003 году при храме Знамения православная община не имела возможности проводить церковные богослужения. После обращения Патриарха Алексия II в правительственные структуры о помощи храму, настоятелю о. Михаилу (Гуляеву) удалось добиться масштабного финансирования реставрационных работ. Был вновь создан авторский коллектив реставраторов ГУП ЦНРПМ в составе научного руководителя Е.Г. Одинец, архитекторов И.Д. Любимовой, Г.Б. Меньшиковой, инженеров Н.А. Федотовой, В.М. Кабановой, технологов Л.Л. Голоскова, Ю.А. Давыдовой, Л.И. Первых, М.А. Арифулиной.

Исследования в подклете прояснили многое в его первоначальной планировке и назначении. Было установлено, что палаты подклета имели отдельные входы с северного фасада и никак не были связаны между собой. Восточная часть подклета под алтарем имела один вход с севера и была отделена глухой стеной с нишами от остального объема. Полы в восточных помещениях имели более низкий уровень и были земляными, а сами эти помещения использовались под ледники. Были освобождены от закладок и реставрированы шестнадцать больших стенных ниш с подставами для навешивания створок, говоривших о хозяйственном использовании подклета, традиционном для домовых храмов. Проходы, пробитые в XIX веке на месте двух ниш, и проход в северо-восточное помещение были сохранены в целях приспособления. В этих же целях устроена деревянная лестница в придел алтаря.

Проводившиеся работы внутри второго яруса церкви подтвердили архивные данные о переделках окон и порталов в XIX веке. Нашлись следы разобранной стены между трапезной и четвериком. По найденным следам восстановлены входы в приделы, сильно растесанные в советское время. В алтаре раскрыто от закладок несколько ниш и узкое боковое окошко у центрального окна.

В верхней зоне четверика зондажами было раскрыто двенадцать кувшинов–голосников, а тромпах под толстым слоем штукатурки скрывались великолепные белокаменные круги с розетками. На западной стороне две розетки в виде восьмиконечных звезд, на востоке две спиралевидные, напоминающие солярные знаки. Зондажи окон восьмерика показали, что первоначальные прямые подоконники были превращены в откосы, а восточное окно заложено.

Под западным окном восьмерика обнаружен широкий проем в толще стены, выходящий на внутристенную лестницу, ведущую на ярус звона. Этот проем соответствует расположению «царской ложи», имеющейся в церкви Покрова в Филях, но здесь он оказался несколько выше. Если в Филях сохранилась вся подлинная деревянная часть «ложи» в виде балкона с навершием, то здесь не нашлось никаких следов от крепления в кладку конструкций «ложи».

Проем перекрыт мощными белокаменными плитами, одновременно служащими основанием под подоконник западного окна восьмерика. Скорее всего, это было широкое смотровое окно с внутристенной лестницы в храм, подобное внутреннему окну на юго-западной грани восьмерика выше по лестнице. По просьбе настоятеля храма смотровое окно превращено в небольшой балкончик.

Выяснилось, что на западном портале, попавшем в переход из дворца в церковь, сохранилась трехчастная белокаменная трапециевидная перемычка завершения его проема. На северном и южном порталах завершения переделаны в XIX в. и под них подведены белокаменные плиты на металлических полосах.     
Не сразу удалось определить местоположение барабана с главой над трапезной, полностью разобранных в советское время. Согласно архивным фотографиям конца XIX века, глава на трапезную была спроектирована в одних габаритах с центральной главой алтаря. На старых фотографиях и акварели И.В. Машкова 1800-х годов хорошо видно, что в то время главы были ребристые и гладкие. Боковые главы алтаря несколько меньше в своих размерах. Авторский коллектив сохранил чешуйчатые главы на памятнике, предложенные в проекте 1950-х годов Е.В. Михайловским.

В основу реставрации церкви Знамения Е.В. Михайловским был положен принцип научно-обоснованной аналогии. Так чешуйчатые главы были спроектированы по аналогии с сохранившимися древними покрытиями глав того времени (в Переславле Залесском и церкви Успения в Печатниках в Москве). В основном Е.В. Михайловский ориентировался на архитектуру филевского храма. В результате по подклету и гульбищу был допущен ряд ошибок. Реставраторы отказались воссоздавать колонны между арками гульбища, которые были в проекте Михайловского показаны по аналогии с Филями. После удаления штукатурки со столбов аркады гульбищ открылись следы срубленных валиков с поребриком, соединяющих по горизонтали аналогичные обрамления арок. Это подтверждает невозможность установки колонн у столбов. Следовательно, был снят вопрос – восстанавливать или нет белокаменные фигурные водометы, стоящие на капителях предполагаемых колонн. Не нашлось никаких следов подтверждения колонн, фланкирующих в проекте углы алтаря подклета, и тем более парапетов над ними.
Белокаменный цоколь, состоящий, как выяснилось, из верхней развитой профилированной части и нижних четырех гладких рядов, был почти полностью скрыт наросшим уровнем земли и примыкающими к нему бетонными полами пристроек. После откопки траншей вдоль стен и столбов подклета стало видно, что у стен подклета профиль на цоколе отсутствует. Не было его и на внутренних сторонах столбов гульбища.

В кладке цоколя лежали надгробные плиты вторичного использования. По характерному орнаменту и размерам они относятся к первой трети XVII века. Из архивных источников известно, что вокруг церкви Знамения времени бояр Романовых (1625) было кладбище, которое упразднили при постройке нового храма. Кирпич от разборки раннего храма был вторично использован на новой постройке. Несколько раз в зондажах попадались профилированные кирпичи (валики, полки с выкружками) с обмазкой и иногда с покраской (свинцовый сурик, сажа).

Важнейшим моментом в реставрации храма стало принятие решения о его покраске. Михайловский и Ильенко считали, что первоначально фасады храма не окрашивались, а имели кирпичные стены и белокаменные детали, как у церкви Покрова в Филях, где под поздней крышей были найдены значительные фрагменты чистой кладки без какой-либо покраски и левкаса. Технологическими исследованиями материалов отделки фасадов с большим количеством отобранных проб доказано, что самая ранняя покраска стен церкви Знамения была сплошной, без раскраски под кирпич. По тонкому известковому левкасу поверхность стены красилась в цвет охры красной, а стены подклета и подгульбищного пространства имели известковую побелку.

Описание первоначального иконостаса церкви Знамения на Шереметевом дворе, просуществовавшего до 1844 года, было найдено автором в архиве С.-Петербурга. В описи, составленной в 1811 году, сказано: «Иконостас деревянной с золоченою резбою в 8-ми ярусов во оном местные образа… Над местными образами 32 иконы разной величины на деревянных цкахъ с изображением страстей господних, апостолов и угодников. Сверх иконостаса распятие деревянное резное с предстоящими в резной золоченой раме». «Царские врата резные деревянные вызолочены» (ЦГИА. Ф. 1088. Оп.9. Д. 2729. ЛЛ.. 27, 28).
После удаления поздних перекрытий в четверике храма стало возможным исследовать восточную стену, к которой примыкал первоначальный иконостас. Были найдены пазы крепления каркаса в разных ярусах и крючья, удерживавшие крест. найденные материалы, следы крепления и существующий аналогичный иконостас ц. Покрова в Филях явились достаточными данными для разработки эскизного варианта проекта воссоздания иконостаса.

13 Февраля 2013

Автор текста:

Одинец Е.Г.
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.