Автор текста:
В.А. Ковригина

Семья Санкоп-Буд – иноземные мастера алмазного и серебряного дела на государевой службе и в частном ремесле Москвы (1660–1700-е гг.)

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

0 Серебряных дел мастер Яков Санкопп  [1](Jacob Sankopp) появился в России в 1663 году. Он «выехал служить великому государю …ремеслом своим по уговору посла стольника» князя П.С.Прозоровского, в 1662-1663 годах бывшего «великим послом в Английской земле», но в большинстве архивных документов он именуется «гамбургской земли иноземцем». В Архангельск он приплыл из Гамбурга на одном корабле с П.С.Прозоровским 18 июля 1663, привезя с собой жену и детей.

Посол отправился в Москву, оставив Я.Санкопа в Архангельске, где тот познакомился с серебряного дела мастером – гамбургской земли иноземцем – А.  Рихтером, прибывшим в Архангельск на другом корабле месяцем ранее – 31 июля. Альбрехт Рихтер, прослуживший в России в 1660-1662, возвращался в Москвуиз Гамбурга, куда ездил за своей семьей, (женой, тремя детьми и учеником). Оба мастера получили деньги на пропитание и казенные подводы, как это было принято для «таких же иноземных мастеровых людей», приезжавших ради «государевой службы». Рихтеру оплатили дни из расчета – с27 июля по 1 сентября, а Санкопу – с 28июля по 1 ноября 1663 (каждому мастеру на день - по 5 алт., их женам – по 2 алт., детям – по 8 ден., а ученику Рихтера – 6 ден.)

По приезде в Москву в сентябре 1663 года, они явились в Посольский приказ, где обоим были даны за выезд: Санкопу – 40 руб., 3 ведра вина и 4 чети ржаной муки, а Рихтеру – 30 руб. и столько же муки. 21 сентября 1663 года они были отосланы из Посольского приказа в распоряжение приказа Серебряного дела. Здесь, для подтверждения своего мастерствакаждый изготовил: А. Рихтер – две «серебряные ложчатые братины», из которых одна была «с кровлею», а Я. Санкоп – вырезал печать, сделал «на пару пистолей чекану оправу» и наклепки, да «чеканную лосчету братину с кровлею, а на кровле водяной взвод».

Обоим стали поручать другие работы, но весной 1664 года выяснилось, что мастера не получили обещанного жалованья. Поэтому в марте 1664 года «иноземцам анбурския земли Якову Санкопу да Альбрехту Рейтери для их бедности» выдали «в приказ по 20 рублев да по 4 чети муки ржаной, потому что они великого государя дело делают»; а Глава Оружейной палаты Б.М. Хитрово назначил каждому денежное кормовое жалованье по 10 руб. и велел заплатить им за прошлые месяцы: Рихтеру – с 1 сентября, а Санкопу – с 1 ноября 1663 года. А 3 мая 1664 года «по царскому имянному указу…» Якову Санкопу велено было выдать «4 аршина сукна кармазину доброго, 10 аршин камки кармазину доброго» в качестве вознаграждения за сделаннуюим для великого государя «чеканную лючетую братину с кровлею» и с водяным «взводом».

В 1666 году Яков Санкоп, по-видимому, был направлен в распоряжение Пушкарского приказа, из которого по царскому указу от 19 октября 1669 года был снова «взят в приказ Серебряного дела для …великого государя серебреных верховых дел». В Пушкарском приказе Я. Санкоп познакомился и сблизился с выходцем из Гамбурга, приехавшим в Россиюдо в 1666 году алмазного и золотого дела мастером Яковом Ивановичем Будом  [2](Jacob Büdde), с которым впоследстви и породнилась его семья. После смерти Якова Санкопа (ум. ок.1681/85), Яков Буд женился на его вдове, став отчимом ее сыну Якову и опытным наставником в ремесле.

В 1681 году Я. Буд участвовал с русскими и иноземными мастерами в изготовлении «оклада Евангелия для Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, что на реке Истре». В 1684 году этот оклад был украшен новыми драгоценными камнями, в оценке стоимости которых участвовали Я. Буд и алмазного дела мастер иноземец А. Голь. Кроме того, Я. Будом «были сделаны… серебряные части» [оклада Евангелия], А. Голь занимался «работой по рези и черни по золоту, укреплению камней в золоте и укреплению гнезд финифтью».

В следующем, 1685 году Я. Буд работал в Пушкарском приказе со своим пасынком – Яковом Яковлевичем Санкопом-молодым (Jacob Sant Kampp), (ему было ок. 25 лет), получая жалование в 73 руб., а пасынок – в 40 руб. В 1690-е годы оба работали над заказами, связанными с Новоерусалимским монастырем. В 1692-93 годах по именномууказу великого государя Петра Алексеевича Яков Буд сделал «во Иерусалим ко гробу Господню лампаду золотую в 300 золотых и 3 серебряных лампады – одну во святую пещеру, другую – ко снятию со Креста и третью во святую Голгофу, весом 10 фунтов в каждой». За эту работу 8 августа 1696 года он был пожалован «5 арш. Сукна кармазину и портищем камки лаудану, в добавок к прежней даче». Что же касается Якова Санкопа-молодого, то полгода спустя, 11 января 1697 года, он также был пожалован 10 арш. атласу за то, что с Яковом Будом в 1693 году «делал 1 золотую и 3 серебряные лампады, которые были посланы в Иерусалим ко гробу Господню и в святые места», что подтверждает его участие в изготовлении названных выше лампад. В 1697 году Яков Санкоп–младший числился среди мастеров дворцовых палат.

Однако после сокращения в 1701 году штата жалованных иноземных и русских мастеров Серебряной, Золотой и Оружейной палат Я. Буд и Я. Санкоп вынуждены были «кормиться» вольным мастерством, работая на частных заказчиков или на Серебряный ряд Москвы. В частности, в 1702–1704 годах оба выполняли работы для бывшего дозорщика Оружейнойпалаты иноземца Якова Якимова, который являлся посредником с русскими торговцами Серебряного ряда. В 1702 году Я. Санкоп изготовил для Я. Якимова две тарелки больших серебряных по фунту весом из польского серебра. Его отчим сделал 2 дюжины серебряных ложек, чашу (в 3 фунта) как «обыкновенно в мастерстве» из серебра, которое давал ему в слитках сам Я. Якимов. В 1704 и другие годы они продолжали делать серебряную посуду, получая от Я. Якимова по 40 алт. за фунт готового изделия, а также работая на отдельных частных заказчиков.
В 1700-е годы Я. Буд был уже стариком, к тому же лишился своего подмастерья – русского человека Ивана Семенова. Тот прожил у него в доме 11 лет: сначала обучался унего «всякому мастерству серебряному 6 лет, затем 5 лет работал у него наемным мастером, ас 1704 года предпочел служить «сторожем у конюшни потешной».

К этому времени пасынок Я. Буда – Я. Санкоп, был уже зрелым мастером, которого в 1711 году с двумя другими жителями московской Немецкой слободы (бывшими мастерами Золотой и Серебряной палат Т. Цельманом и И. Францем) привлекли к исполнению большого царского заказа – первого серебряного столового сервиза, изготовленного в России по европейской моде и предназначенного для Санк-Петербургского двора.

Все эти годы оба иноземных мастера оставались уважаемыми и известными мастерами среди жителей Немецкой слободы Москвы. Каждый из них владел в слободе своим двором, за которые в 1702 году заплатили немалые деньги «по мостовому строению», т.е. за чистку и сооружение деревянных мостовых напротив своих дворов. А Я. Буд был избран зажиточными жителями Немецкой слободы в качестве «векмейстера», т.е. одного из ответственных лиц за проведение этих работ и сбора денег с дворовладельцев для ее осуществления. Он же в 1700-е годы избиралсястаростой церковно-приходской общины Старой лютеранской церкви св. Михаила. В качестве такового присутствовална крестинах, венчаниях и свадьбах, отпеваниях и похоронах членов общины вместе с такими известными лицами, как Анна Маргарета Монс, английский посланник К. Виттворт и консул К. Гутфель, медальер И. Гаупт, членами семей генералов Г. Гулица, И. Чамберса, заводчиков и купцов Р. Мейера, Е. Избранта, А. Минтера, Менезиусов, братьев Поппе, Келлерман, Свеленгребль, аптекарей И. Грегори, И. Нагеля, П. Пиля, золотых и серебряных мастеров А. Клерка, Я. Вестфаля, Н. Гобмана, И. Рудолфа и др. Был свидетелем при составлении духовных (завещаний), в том числе самого известного иноземного золотого мастера – Юрия Фробоса, умершего в 1708 году.

Его же пасынок Я.Я. Санкоп не раз становился доверенным лицом, при котором составлялись заемные записи, расписки в передаче денег родственникам, (например, вдовой аптекаря С.И. Термон денег своего дяди полковника Ю.Ю. Шкота своим двоюродным братьям – Андрею и Юрию Шкот); в качестве свидетеля присутствовал при решении денежных споров иноземцами, (в частности, между аптекарем Я. Аренкилем и торговцем Г. Горцыным) и даже был поручителем заводчика Б. Андриуса в 3024 руб. (!), взятых тем для поставки в царскую казну 9 пудов ефимков.

Я.И. Буд умер в 1711 году вдовцом, а в доме его осталась жить иноземка Евдокия (Гертруда) Яковлева, нанятая Будом год назад «для всякой домовой работы». По завещанию своего отчима Я. Санкоп передал ей 100 руб., а также оставил за ней вещи Я. Буда: шкаф, карету, кровать, серебряную ложку, золотой перстень, «домашний запас и съестной харч». Но она, в отличие от Я. Санкопа, не отдала ему оставленныеим «для сбережения» в доме отчима серебряную посуду, стоившую немалых денег: кружку серебряную позолоченную (в 2 фунта весом) солонку (в четверть фунта), горчичницу (в 20 золотников) и чарки позолоченные, которые Я. Санкоп пытался получить по суду. На двор же своего отчима он не претендовал, по-видимому, потому, что тот был оставлен прямым наследникам Якова Буда.

Один из них – Яков Буд – после обучения аптекарскому делу за границей,  вернулся вРоссию в 1702 году, другой, тоже аптекарь – Иоганн-Давыд Буд – в 1740-е годы был жителем Москвы. Среди же потомков и родственников Якова Санкопа-молодого в 1740-х годах упоминаются серебряные мастера: Яков Яковлевич Санкоп, его сыновья (?) Яков и Петр, жившие в Немецкой слободе Москвы, а также живописец, уроженец России, ученик Г.-Х. Грота Яков Яковлевич Санк (Санкоп), владевший двором в Немецкой слободе против Старой лютеранской кирки св. Михаила в 1750-х годах.

Таким образом, приехавшие в Российское государство в 1660-е годы.мастера алмазного и серебряного дела – Яков Санкоп и Яков Буд, являясь представителями западноевропейского ремесла, стали частью московских мастеров.Они делали изделия, предназначенные не только «для государевых дел», но и для частных лиц, работали в качестве «государевых служителей» а затем«вольных ремесленников» Москвы; стали ее постоянными жителями, оставив после себя потомков, наследовавших их ремесло или освоивших новые профессии.


[1] -   В документах его фамилию по-русски писали по-разному: Санкопп, Санткопп, Санткус, Санкам, Санскам, Занкам, Санк, Санкин, Сук, а по-немецки: Jacob Sankopp, Sant Kampf. Вопрос о его национальной принадлежности и происхождении остается не до конца ясным.
[2] -   Нами были использованы сведения из литературы, опубликованных документов и новых архивных материалов РГАДА и ЦИАМа.

12 Февраля 2013

Автор текста:

В.А. Ковригина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.