Автор текста:
И. Л. Бусева-Давыдова

Никольский храм в Колывани и его иконостас 1686 года (по неопубликованным источникам)

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

Первые известия о Никольском храме в Колывани (ныне Таллинн) относятся к 1371 году [1]. Он стоял на дворе, отведенном русским купцам для постоя и хранения товаров. С 1420-х годов и по сей день храм располагается на улице Вене, хотя его архитектурный облик и интерьер сильно изменились. Существующий храм полностью перестроен в 1822–1827 гг. по проекту губернского архитектора И.Д. Бантельмана.

Ливонская война и Смутное время стали причиной обветшания храма. Большие ремонтные работы прошли в 1660-е годы, но из-за задолженности городским властям церковь оставалась закрытой до 1678 года. Икон было относительно немного: пятифигурный деисусный чин на отдельных досках, 20 икон, названных в описи «местными», и 22 пядницы. Кроме того, в алтарной палатке содержались 16 больших и 84 пядничных иконы «ветхих без письма», т.е. с полностью утраченной живописью [2].

Царевна Софья решила возобновить Никольскую церковь, и в марте 1685 г. было велено послать из Пскова в Колывань дворянина Степана Петрова Татьянина и подьячего Агафона Лукина для описи и обмера церкви Николая Чудотворца. Согласно их отчету, в храме не было причта, и богослужение не проводилось «издавна». Первоочередной мерой стало сооружение иконостаса. Для этого предполагалось послать из Москвы во Псков, а оттуда в Колывань, иконописца и столяра Оружейной палаты, чтобы «как быть святым иконам и царским дверем, и иконостасу, вымерять, и учинить образец и чертеж, и ис Колывани возвратясь во Псков по тому обрасцу иконописцу писать святые иконы…» [3].

В Псков вначале собирались отправить одного из ведущих иконописцев Оружейной палаты, Ивана Максимова, но он заболел и остался в Москве. В результате были «посланы с Москвы во Псков нарочно мастеры иконописец Сергей Рожков да ученик ево да столярного дела мастер Обакумко Сергеев» [4]. Сергей Васильев Рожков с учеником Григорием Сергеевым составили чертеж пятиярусного иконостаса, сохранившийся в архивном деле [5]. До сих пор не было известно ни одного подобного проектного чертежа. На нем изображена конструктивная основа иконостаса с многообломными карнизами, гладкими колонками и раскреповками, в ячейках между колонками написаны названия сюжетов.

В местном ряду по обе стороны царских врат располагались «образ Пречистые Богородицы Царицы» и «образ Спасителя Царя Царем», на северных вратах был написан архангел Михаил, слева от него – «образ государевых ангелов Иоанна Предотечи и апостола Петра». На южных вратах – св. архидиакон Стефан, справа – храмовая икона св. Николая Чудотворца (очевидно, старая). Над местным рядом располагался праздничный, с иконами Благовещения, Рождества Христова, Богоявления, Входа в Иерусалим, Распятия, Воскресения, Вознесения, Троицы, Преображения и Сретения [6]. В центре деисусного ряда находилась икона с Господом Вседержителем на престоле, Богоматерью, Предтечей и двумя архангелами, «в пяти лицах», по сторонам от нее апостолы Петр и Павел, далее слева Иоанн Богослов, Иаков и Матфей, справа – Андрей, Марк и Лука. Центром пророческого ряда служил образ Знамения с написанными на той же доске царями Давидом и Соломоном, слева – пророки Моисей, Аарон, Даниил, Илия, справа – Исайя, Захария, Самуил, Елисей. В центре праотеческого ряда – Св. Троица (Господь Саваоф, Иисус Христос, Дух Святый), слева – Адам, Енох, Авраам, Иаков, справа – Авель, Ной, Исаак, Иов. Не названы три иконы над царскими вратами – одна прямоугольная (Тайная вечеря) и две круглые (Воскресение и Бичевание у столпа). Значительная часть перечисленных икон уцелела и находится в придельных иконостасах Никольской церкви в Таллинне [7].

Поскольку работать требовалось «с поспешением», к делу привлекли псковских иконописцев во главе с Константином Осиповым. Его подпись «КОНСТАНТИН…» имеется на центральной иконе деисусного ряда, но так как этот мастер ранее в документах не встречался, подпись нельзя было идентифицировать. На обороте коллективной челобитной о выплате жалованья значатся имена его сотоварищей: Федотко Матфеев, Марчко Борисов, Куземка Фаддеев, Герасимко Иванов, Васька Фектистов, Петрушка Иванов, Гришка Васильев, Степашко Раманов, Петрушка Ларионов. Федот Матвеев известен как иконописец Оружейной палаты, в 1680–1690-х годах работал в Москве [8]. Василий Фектистов – явно одно лицо с Василием Феклистовым, псковским пушкарем-иконописцем, упомянутым в документах Оружейной палаты в 1660 году [9]. Все остальные авторы колыванских икон или неизвестны, или не могут быть с уверенностью отождествлены с известными иконописцами. Любопытно, что ни один мастер, работавший для Колывани, не участвовал в исполнении икон для псковского Троицкого собора в 1703 году.

Челобитная была подана в апреле 1686 года. По словам челобитчиков, они пишут во Пскове иконы для церкви в Колывани «непрестанно марта с 1 числа с иконописцем Сергеем Рошковым», испытывая большие материальные трудности: «з женишками и з детишками с малыми прокормица нечем, пить и есть нечево… людишки скудные и погорелые и скитаемся по чюжим дворам» [10]. Мастера просят дать им такое же жалование, какое они получали в Москве «как писали святые иконы в церковь святого Николая Чюдотворца что у столпа». Таким образом, иконы московского храма Николы в Столпах, за которые царь Алексей Михайлович в 1672 году пожаловал иконописцев [11], были исполнены с участием псковских мастеров.

К лету 1686 г. иконостас и иконы были готовы к отправке в Колывань, но Сергей Рожков с учеником и столяр Абакум Сергеев продолжали «без дела» жить во Пскове. Только 9 мая 1687 г. им дали подводы и отпустили к Москве. Через год после этого, 1 мая 1688 г., состоялось торжественное освящение Никольского храма, а 17 мая скончался Сергей Рожков [12].



[1] Об истории храма см.: Никольская церковь в Таллинне / Текст А. Пантелеева, Н. и О. Кормашовых. Таллинн, 2002.
[2] РГАДА. Ф. 141. Ед. хр. 60. Год 1685. Л. 5–8.
[3] Там же. Л. 16. Ср.: Словарь русских иконописцев XI–XVII веков / Под ред. И.А. Кочеткова. М., 2009. С. 402 (те же сведения из архива Оружейной палаты).
[4] Там же. Л. 31.
[5] Там же. Л. 67–68. В надписи на сохранившейся иконе местного ряда «Господь Вседержитель Царь Царем» указано, что ее писал «московский зограф Сергий Васильев со своим сыном Григо(ри)ем» (см.: Никольская церковь в Таллинне. С. 54), то есть ученик Рожкова Григорий Сергеев был его сыном. На обороте чертежа иконостаса имеется рукоприкладство их обоих.
[6] Сюжеты перечисляются слева направо.
[7] См.: Никольская церковь в Таллинне. С. 46–67.
[8] Словарь русских иконописцев… С. 412.
[9] Там же. С. 722.
[10] РГАДА. Ф. 141. Ед. хр. 60. Год 1685. Л. 85.
[11] См.: Сорок сороков: Краткая иллюстрированная история всех московских храмов / Сост. П. Паламарчук. Т. 2. М., 1994. С. 260 (по рукописи М.И. Александровского).
[12] Словарь русских иконописцев… С. 535.

10 Февраля 2013

Автор текста:

И. Л. Бусева-Давыдова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.