пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Савандер К.Ю.
Ступенчатые покрытия в деревянной храмовой архитектуре российского Севера
в книге:
Православие в Карелии. Материалы республиканской научной конференции (24-25 октября 2000 г.) , 2000
В период экспедиций в район южного Обонежья наше внимание привлекли странного вида церкви. Храмы подобной формы мы ранее не встречали. У церкви Ивана Великого (1787) в д. Замошье (Великий Двор) (рис. 1) и у Никольской церкви в Сяргозере (XIX в.) (рис. 2, 3) Вытегорского района покрытие кафоликона2 представляет собой своеобразный ступенчатый шатер.

Рис. 1. Церковь Ивана Великого в Замошье, 1787 г.

Рис. 2. Никольская церковь в Сяргозере,

Рис. 3. Никольская церковь в Сяргозере до разрушения колокольни

Вопрос о ступенчатости крыш в деревянном зодчестве России является довольно сложным, поэтому с достаточно большой степенью вероятности ответить на вопрос, почему при строительстве данных двух церквей вместо обычного шатра была выбрана такая форма покрытия, можно лишь после анализа большинства случаев, когда деревянные храмы имели ступенчатое покрытие.

В деревянном храмостроении России уступчатость бывает различна по форме и назначению. Например, уступчатость покрытия всего храма может быть вызвана наличием галереи, охватывающей кафоликон с боков. Такие деревянные церкви встречаются не только у нас в Карелии (Петропавловская часовня в д. Насоновщина в Заонежье (рис. 4), но и в центральной России (церковь из д. Николино Новгородской обл.

Рис. 4. Петропавловская часовня в д. Насоновщина в Заонежье, XVIII в.
 
Рис. 5. Церковь из д. Николи-но Новгородской обл., 1599 г.

В данном случае наличие уступчатости вполне понятно. Происхождение ее академик В. П. Орфинский на основании данных Л. И. Комеча относит к влиянию галерей-обходов у каменных храмов, «...которые уже в XI в. стали неприменной принадлежностью древнерусских церквей...»3.

Сопоставляя рисунки из альбома Мейерберга (1661) (который зарисовал много церквей с уступчатыми покрытиями на пути из Пскова в Москву) и архитектуру каменных базиликальных церквей Византии и Сербии, можно было бы объяснить возникновение таких форм покрытий в деревянном храмостроении России влиянием архитектуры этих стран, учитывая активные контакты Руси с Византией и Сербией в период после ее крещения. Версию о влиянии Византии на деревянное зодчество России высказал еще в 1950 г. финский исследователь Ларс Петтерсон4.

Рис. 6. Рисунки из альбома Мейерберга, 1661 г.

Рис. 7. Изображение базилики на иконе

Флора и Лавра в часовне д. Прожевская в Заонежье, 1750–1775 гг.

Однако в деревяном храмостроении Российского Севера встречаются церкви, у которых уступчатость крыши не обусловлена наличием галереи (такие крыши часто называют каскадными из-за небольшой величины уступа). Михаил Красовский нашел только одно возможное рациональное объяснение применению таких крыш, они, по его мнению, «...имели и некоторый практический смысл, т. к. несколько ослабляли стремительность стекающих со скатов дождевых потоков, сильно размывающих грунт вокруг церкви»5. Относительно Георгиевской церкви в Юксовичах (1493) (рис. 8) такой вывод сделать можно, т. к. там очень высокий кафоликон, но относительно других храмов — часовни в д. Селецкое (рис. 12) и Леликозеро (рис. 11), церкви в д. Лиственка (рис. 10) и Суйсарь      (рис. 9) — рационально объяснить каскадность крыш трудно, т. к. они имеют небольшие по высоте кафоликоны и алтари и бояться сильного размыва грунта нет оснований.

Рис. 8. Георгиевская церковь в д. Юксовичи, 1493 г.

Рис. 9. Ильинская церковь в д. Суйсарь, сер. XVII в.

Рис. 10. Церковь Рождества Богородицы в д. Лиственка, 1599 г.

Рис. 11. Часовня Михаила Архангела из д. Леликозеро в Заонежье, вт. пол. XVII в.

Рис. 12. Часовня Троицы и Дмитрия Солунского в д. Селецкое в Заонежье, 1753 г.

Таким образом, если в Георгиевской церкви уступчатость покрытия имеет хотя бы частично утилитарное назначение, то в других храмах идейно-художественные соображения являлись главной причиной использования подобной формы.

Если брать во внимание версию Ларса Петтерсона, то можно было бы объяснить появление каскадных крыш определенной стилизацией базиликальной формы в дереве, т. к. сама базиликальная форма была известна в тех местах, где обнаружены каскадные завершения кафоликонов (рис. 8).

В поздний период у византийских базилик из-за наличия хоров освещение центрального объема уже не требовалось осуществлять через боковые стенки выделяющегося по высоте центрального объема, из-за чего высота боковых стенок сильно уменьшилась и скаты сблизились настолько, что крышу можно было уже назвать каскадной (рис.13).

Рис. 13. Никольская церковь в Младо-Нагорицыно в Сербии, 1067–1071 гг.

Однако влиянием Византии никак нельзя объяснить возникновение многокаскадных покрытий, как в Георгиевской церкви в Юксовичах, и ввиду этого другие случаи каскадности можно рассмотреть под иным углом зрения.

По мнению А. А. Шенникова, такие формы покрытия могли повсеместно использоваться в усадебных кухнях для удобства дымоудаления, некоторые квадратные в плане усадебные кухни перекрывались также дымовыми шатрами – пирамидальными крышами с отверстием6. «В лесной и лесостепной зонах такая кухня нужна была прежде всего для приготовления зимой теплого корма скоту, находящемуся на бесстойловом содержании. Летом она служила также кухней и столовой для людей, на юге местами и жилищем»7. Однако у коми, карелов и вепсов усадебные кухни неизвестны8. В нашем случае, по «Списку населенных мест Олонецкой губернии» за 1873 г., в Сяргозере прослеживаются вепсы, а в Замошье, по исследованиям К. К. Логинова, тоже жили и живут вепсы9. В деревнях Леликозеро и Суйсарь, по тому же списку на 1873 г., отмечены карелы, а на момент строительства Георгиевской церкви в Юксови-чах – вепсы (рис. 18).

Интересно, что кроме Георгиевской церкви в Юксовичах каскадными крышами перекрываются алтари церквей в Пидме (рис. 14), в д. Самино (рис. 15), а также в древней клетской церкви Ризоположения в д. Бородава (1486) (рис. 16).

Рис. 14. Церковь в Пидме, 1696 г.

Рис. 15. Фрагмент восточного фасада Ильинской церкви в д. Самино, 1692 г.

Рис. 16. Церковь Ризоположения в д. Бородава, 1486 г.

В деревянных башенных храмах Российского Севера довольно распространены бочечные покрытия алтарей, поэтому версия Красовского о том, что каскадное покрытие – это начальный этап эволюции бочечного, выглядит вполне убедительно. Особенно иллюстративна в этом отношении была церковь в Оште (1791) (рис. 17), где наглядно, от нижнего яруса бочек к верхнему, показана эволюция бочки.

Однако почему-то здесь, в вепсско-карельском ареале, эволюция бочки остановилась на начальном этапе, поэтому наиболее вероятно, что устройство каскадных крыш связано с особенностями архитектурных пристрастий карелов и вепсов, ведь подобного рода покрытия нигде не встречаются так часто. То же самое, наверно, можно сказать и о каскадном шатре как о «недоразвитом» кубоватом покрытии, но только в данном случае каскадный шатер – это не ступень его эволюции. Здесь, видимо, известное кубоватое покрытие было трансформировано в такое, которое согласовывалось с архитектурным восприятием местного населения.

Таким образом, если ставить вопрос о проявлении национального в архитектуре, то «...что касается карел, то для них характерно стремление к обострению силуэтных характеристик архитектурной формы»10.

Классифицируя различные «кронштейны» деревянных домов, профессор В. П. Орфинский ввел в научный обиход такую количественную характеристику, выраженную в цифрах, как «удельная колючесть силуэта»11, позволяющую констатировать этнические архитектурные пристрастия.

Ку = - 1/L * сумма [(180-а)/а], где Ку – удельная колючесть силуэта,    L – длина силуэтообразующего контура, а – силуэтный угол. Применив эту формулу для вычисления удельной колючести при сравнении нормального шатра и каскадного (когда для сравнения используются даже искаженные перспективой величины), получим следующее:

Сяргозеро:  Предполагаемый обычный шатер ( Ку = -0.175).

                      Существующий каскадный шатер ( Ку = -0.241).

Замошье:    Предполагаемый обычный шатер ( Ку = -0.128).

                      Существующий каскадный шатер ( Ку = -0.216).

Рис. 17. Образование бочечных покрытий по Красовскому и церковь в Оште, 1791 г.

Рис. 18. Расселение вепсов в Межозерье, XV – XVIII вв.

Рис. 19. Никольская церковь в д. Тухколя, XVII-XVIII вв.

Рис. 20. Разрез часовни в д. Загубье, 1717 г.

Рис. 21. Никольская церковь в Ковде, 1705 г.

Таким образом, при выборе строителями ступенчатой формы крыши шатра удельная колючесть силуэта для Сяргозера возросла в 1,37 раза, а для Замошья – в 1,7 раза. То есть почти любая ступенчатость повышает остроту архитектурного контура, а учитывая относительно большое распространение каскадных крыш в местах исторического проживания вепсов (даже больше, чем у карелов) (рис. 18), можно объективно утверждать, что вепсам в храмовой архитектуре еще больше присуще обострение силуэта. Это и есть наиболее вероятный ответ на вопрос, почему в покрытиях кафоликонов церквей в Замошье и в Сяргозере вместо обычного шатра выбран каскадный.

 Примечания

1 Автор благодарит академика В. П. Орфинского за помощь в написании данной статьи.

2 Кафоликон — «соборное» место в церкви, помещение для общего расположения прихожан во время службы.

3 Орфинский В. П. Народное деревянное культовое зодчество Российского Севера: Истоки развития // Народное зодчество. Петрозаводск, 1992. С. 43.

4 Petterson L. Die kirchliche Holzbaukunst auf Halbinsel Zaonezein Russian-Karelien. Helsinki, 1950. S. 61, 103.

5 Красовский М. Курс истории русской архитектуры. Ч. 1: Деревянное зодчество. Пг., 1916. С. 188.

6 Шенников А. А. О значении храмов у восточных славян. Л., 1990. С. 48.

7 Там же. С. 49.

8 Там же.

9 Логинов К. К. Аморфные и обособленные группы русских Олонецкой губернии // Европейский Север: История и современность. Петрозаводск, 1990. С. 141.

10 Орфинский В. П. Классификация архитектурно-конструктивных и декоративных деталей деревянного зодчества Русского Севера // Архитектурное наследие. М., 1986. С. 151.

11 Там же.

Список иллюстраций

1. Фото н. с. НО ПетрГУ И. Е. Гришиной (1997 г).

2. Фото н. с. НО ПетрГУ И. Е. Гришиной (1998 г).

3. Дореволюционный снимок неизвестного автора (предоставила Петрозаводская Епархия).

4. Фото из буклета «Заонежье», автор Т. И. Вахрамеева. Петрозаводск, 1998.

5. Фото Гельмута Кайма из периодического издания «Freundeskreis Blätter 32». 1993. Mai, S. 88.

6. Народное зодчество. Петрозаводск, 1992. С. 44.

7. Там же.

8. Село Суйсарь. Петрозаводск, 1997. С. 220.

9. Народное зодчество. Петрозаводск, 1998. С. 241.

10. Фото А. А. Александрова // Набор открыток. Л., 1967.

11. Орфинский В. П. Деревянное зодчество Карелии. Л., 1972. С. 63.

12. Petterson L. Die kirchliche Holzbaukunst auf Halbinsel Zaonezein Russian-Karelien. Helsinki, 1950. S. 61.

13. Там же. S. 27.

14. Там же. S. 102.

15. Фрагмент обмерного чертежа Восточного фасада Ильинской церкви (Вологодская СНРПМ, 1970 г.)

16. Фото № 104, В. И. Савик // Святая Русь. Северная Россия. Фотоальбом. СПб., 1993.

17. Красовский М. Курс истории русской архитектуры. Ч. 1. Деревянное зодчество. Пг., 1916. С. 201, 208.

18. Пименов В. В. Вепсы. М. 1965. С. 179.

19. Фото из «Freundeskreis Blätter 33». 1993. Mai. S. 88.

20. Народное зодчество. Петрозаводск, 1992. С. 44.

21. Народное зодчество. Петрозаводск, 1998. С. 262.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter