пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Ющук Л. А.
Архитектура зданий римско-католической и евангелическо- лютеранской церквей в Сибири и на Дальнем востоке. (1792-1917гг.)
Работа выполнена на кафедре Основ архитектурного проектирования, истории архитектуры и градостроительства Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии.
Научный руководитель - доктор архитектуры, профессор С.Н.Баландин Официальные оппоненты: доктор архитектуры, профессор В.Т. Горбачев кандидат архитектуры, старший научный сотрудник В.М. Пивкин.
Ведущая организация: Научно-производственный центр по сохранению историко-культурного наследия Администрации Новосибирской области. 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.
Актуальность исследования. Архитектура зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей сибирского и дальневосточного региона в культурно-историческом наследии многонационального и многоконфессионального российского государства представляет собой одну из малоизученньк областей церковного зодчества страны. Европейские традиции храмостроительства оказали непосредственное влияние на становление и развитие российского неправославного церковного зодчества. Сохранившиеся памятники западно-христианской конфессиональной архитектуры демонстрируют яркое проявление национально-религиозных традиций западноевропейской культуры поселенцев и ссыльных (немцев, поляков, литовцев, латышей, шведов и пр.). Здания римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей являлись неотъемлемой частью архитектурного облика городской застройки и привносили элемент историчности городской среды, столь необходимый для сибирских городов, начавших динамично развиваться с середины XIX века. Поэтому проведение комплексного анализа архитектуры зданий западно-христианских церквей становится одной из насущных задач историко-архитектурного исследования. С целью воссоздания целостной картины конфессионального строительства в сибирском и дальневосточном регионах Российской империи было осуществлено настоящее исследование.В контексте религиозного возрождения в Российской федерации (законы <<0 свободе вероисповедания" от 25.10.90; "О свободе совести и о религиозных объединениях" от 26.09.97 и др.) встает вопрос современной научной и практической заинтересованности религиозных организаций в изучении наследия западно-христианского зодчества, с целью выявления исторических фактов существования этническо-конфессиональных групп на территории Сибири и Дальнего Востока. Исследование объектов римско-католического и евангелическо-лютеранского храмостроительства представляет научно-практическую ценность в процессе современной практики реконструкции и строительства новых церковных зданий. Сохранение исторических памятников, изучение национальных архитектурно-художественных традиций, необходимых возродившимся в 1990-х годах религиозным организациям - Римско-католической и Евангелическо-лютеранской Церквям России, становится первостепенной задачей в деле восстановления преемственности современной церковной архитектуры и наследия прошлого. Состояние вопроса. Тема исследования требует глубокого и всестороннего изучения. В работах сибирских архитекторов, историков и искусствоведов ранее не проводилось комплексного анализа наследия западно-христианского зодчества сибирского и дальневосточного регионов. Касающиеся данной темы современные исследования имеют краеведческую и историко-статистическую направленность, что находит отражение в работах П.П. Вибе, Ю.И. Гринберга, Б.А. Жученко, С.П. Заварихина, В.В. Кириллова, В.И. Кочедамова, Н.И. Лебедевой, Б.Т. Литвинова, С.И. Медведева, ВА Обертаса,Т. Степанской, С.П. Федорчука, Б.С. Шостаковича и других.В дореволюционный период имеются сведения о некоторых зданиях западно-христианских церквей Сибири в исследованиях А.В. Адрианова, М. Морошкина, Н.С. Романова, Д.А. Толстого, Д.В. Цветаева, посвященных истории католицизма иреформаторства в России. Краткая информация по количеству конфессиональных приходов, а также по церковным зданиям и сооружениям, отмечались в справочных изданиях, журналах римско-католических диоцезий и евангелическо-лютеранских консисториальных округов, инвентарных описях церковных приходов и прочих источниках. Сведения по проектируемым и строящимся зданиям западно-христианских церквей на территории Сибири и Дальнего Востока были представлены в документах Министерства Внутренних Дел (Санкт-Петербург), делах Могилевской архидиоцезии (Минск), строительных отделений губернских управлений. Историко-фактологический аспект преобладает в зарубежном опыте исследований, в работах Гельмута Ангера (Helmut Anger), Пауля Бельца (Paul Beltz), Теофила Мейера (Theophil Meyer), Йозефа Шнурра (Josef Scl-iurr), Карла Штумпа (Karl Stumpp), Якоба Штаха (Jakob Stach) и пр. В трудах европейских исследователей представлен широкий обзор истории колониального расселения и формирования римско-католических и евангелическо-лютеранских приходов в Сибири и на Дальнем Востоке, а также сведения, касающиеся истории строительства конфессиональных зданий и сооружений. Работы А.А. Алова, Н.Г. Владимирова, Ф.Г. Овсиенко, С.0. Терехина и др. по истории иноверческих конфессий затрагивают проблему воссоздания утраченного культурного наследия национально-религиозных общин на территории Российской Федерации, в частности, восстановления памятников в стилизации западно-христианского церковного зодчества. Отсутствие специального исследования особенностей типологии и стилистики зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей в Сибири и на Дальнем Востоке не позволяет составить целостного представления о традиции церковной архитектуры данных регионов и делает решение проблемы неполным.
Объектом исследования является архитектура зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей, построенных на территории сибирского и дальневосточного регионов Российской империи. Предметом исследования выбраны типологические особенности зданий западно-христианских церквей, выявляемые на основе комплексного анализа градостроительного аспекта, планировочного, объемно-пространственного, конструктивного и стилистического решений. Границы исследования: хронологические - 1792-1917 годы -основаны на времени строительства западно-христианских церквей; территориальные -Акмолинская область, Тобольская, Томская, Енисейская, Иркутская губернии, Забайкальская, Амурская, Приморская области, о. Сахалин - в границах Российской империи.
Цель исследования заключается в определении периодизации изменения типологических особенностей зданий западно-христианских церквей на территории сибирского и дальневосточного регионов в рассматриваемых хронологических границах; в определении социо-культурной и историко-архитектурной роли в наследии российского церковного зодчества.
Задачи исследования:1. Изучение истории возникновения и развития западно-христианских конфессий на территории Российской империи и строительства конфессиональных зданий и сооружений.2. Выявление и описание зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей в Сибири и на Дальнем Востоке на основе комплексного анализа градостроительного, стилистического, планировочного, объемно-пространственного, конструктивного и прочих решений.3. Проведение сравнительного анализа архитектуры зданий западно-христианских церквей на территории Российской империи на основе рассмотрения планировочного, объемно-пространственного и стилистического решений в отмеченных периодах строительства.
Методика исследования основана на системном комплексном сравнительно-историческом и статистическом анализе особенностей типологии и стилистики церковных зданий западно-христианских конфессий в Сибири и на Дальнем Востоке включающем с себя:1. изучение и использование отечественных и зарубежных литературных источников, проектных документов и графических материалов из фондов центральных и областных архивов, материалов из периодической печати;2. проведение натурных обследований и фотофиксаций сохранившихся памятников; 3. составление графических реконструкций утраченных и измененных со временем объектов исследования с целью воссоздания первоначального облика церковных зданий;4. систематизация научно-исследовательских данных;5. выявление истории строительства и эволюции типологии церковных зданий сибирского и дальневосточного регионов;6
- проведение сравнительного анализа западно-христианского церковного зодчества в европейской и сибирско-дальвосточной частях Российской империи на основе существовавших аналогов и исследованных объектов
-Научная новизна работы заключается в системном подходе к решаемой проблеме, дающем наиболее полную научную информацию. Впервые углубленно исследуется архитектура зданий западно-христианских церквей в сибирском и дальневосточном регионах. В научный оборот вводятся неопубликованные ранее документы и иллюстративные материалы.
На защиту выносятся:
- исторический обзор расселения и формирования приходов католиков и протестантов, строительства зданий западно-христианских церквей на территории Сибири и Дальнего Востока Российской империи. Периодизация типологических особенностей зданий западно-христианских церквей в сибирском и дальневосточном регионах Российской империи.
- эволюции типологических особенностей зданий западно-христианских церквей в сибирском и дальневосточном регионах Российской империи.
- комплексный анализ и характеристика архитектуры сибирского и дальневосточного западно-христианского храмостроительства в общем наследии российского церковного зодчества.
Апробация работы. Основные положения работы опубликованы в печати и рассмотрены на Межвузовской научной студенческой конференции Новосибирской государственной архитектурно-художественной академии (Новосибирск, 1998-99), Международной научной конференции "Протестантизм в Сибири" (Омск, 1998), Международной научно-практической конференции "Сибирские полонии: прошлое, настоящее и будущее" (Томск, 1999). Материалы исследования использованы Курией Римско-Католической Апостольской Администратуры (Новосибирск) для составления архива по истории строительства римско-католических церквей в Сибири и на Дальнем Востоке. Практическая ценность исследования определяется возможным использованием собранных и систематизированных в нем фактов историко-архитектурного содержания в практической работе по реконструкции зданий западно-христианских церквей, восстановлению утраченных памятников церковного зодчества, для обоснования передачи церковных зданий религиозным объединениям. Результаты диссертационной работы расширяют фактологический фонд истории церковной архитектуры и могут быть использованы в дальнейших архитектурных, исторических исследованиях, в краеведческой и музейной работе, в соответствующих учебных курсах по регионализму в высшей школе. Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и архивных источников, примечаний и иллюстративного материала, сведенных в один том.
КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
В первой главе "Римско-католическая и евангелическо-лютеранская конфессии, строительство конфессиональных сооружений в Российской империи" рассматривается история расселения и формирования приходов католиков и протестантов, строительства зданий западно-христианских церквей на территории европейской и азиатской частей Российской империи. Появление римских католиков на Руси было отмечено в XII веке, лютеран - в XVI веке. Торговые и служивые иностранцы составляли незначительные этнические группы и поселялись в крупных торговых городах - Москве, Киеве, Новгороде, Пскове, Ладоге, Смоленске и др. Первые конфессиональные общины формируются в XVI веке в Москве ("Немецкая слобода"). Постоянное прибытие иностранцев на русскую службу в XVII веке, и как следствие предоставления властями относительной свободы вероисповедания, - образование приходов в центральных (Ярославль, Казань, Ростов, Тула), северных (Олонецк, Архангльск), северо-западных (Новгород, Псков), южных (Белгород) и юго-восточных (Астрахань) городах России. Провозглашенный Петром I государственный принцип веротерпимого отношения к западно-христианским конфессиям при условии их политической лояльности, сказался на численном росте конфессионально-этнических общин в России. В результате такой политики число лиц римско-католического и евангелического вероисповедания значительно возросло. Основную часть из них составляли поступившие на русскую службу иностранные специалисты, пленные офицеры и солдаты в ходе Северной войны и коренные жители Ингерманландии, Эстляндии, Лифляндии и восточной Карелии. Массовое переселение католиков и лютеран во внутренние губернии России связано с колонизационной политикой Екатерины II, направленной на освоение пустующих земель империи в Поволжье, Причерноморье, Крыму и Северном Кавказе. Торжественно провозглашенный манифест от 4.12.1762 года положил начало крупномасштабному миграционному процессу организованному российскими властями и продлившемуся до правления Николая I. Колонисты, преимущественно немцы, составляли ядро сельского западно-христианского населения России, таким образом, помимо городских конфессионально-этнических общин, были образованы сельские конфессионально-этнические общины. Новая переселенческая "волна" привела к образованию "дочерних" колоний в Северном Казахстане, Сибири и на Дальнем Востоке во второй половине XIX - начале XX века. Значительная часть римско-католического населения в Российской империи образовалась после присоединения в конце XVIII - начале XIX вв. территорий правобережной Украины, Беларуси и Литвы, евангелическо-лютеранского населения - Латвии и Финляндии. Политические выступления польской шляхты и католического духовенства за восстановление польской государственности в 1830-1831 и 1863-1864 гг. на территориях "западных" губерний привели к массовым ссылкам их в Сибирь и на Кавказ, к образованию римско-католических приходов в азиатской части Российской империи. Поляки в Сибири расселялись преимущественно в губерн-ских и уездных городах. Таким образом, к уже образованным в начале XIX века римско-католическим приходам в Иркутске и Томске прибавились во второй половине XIX века приходы в Омске, Тобольске, Барнауле, Красноярске, Чите, Благовещенске, Владивостоке, а в начале XX века - в Тюмени, Ново-Николаевске, Каинске, Ишиме, Кургане и т.д. Первый евангелическо-лютеранский приход в сибирском регионе был образован в конце XVIII века в Омске, его основали военные чины и служащие - представители административно-управленческого аппарата Омской крепости. Во второй половине XIX века евангелическо-лютеранские приходы уже существовали в Тобольске, Томске, Барнауле, Красноярске, Иркутске, Владивостоке. Вторая переселенческая "волна" на территории Сибири и Дальнего Востока способствовала организации в начале XX века сельских и поселковых приходов. Культурно-исторические традиции и религиозная идеология западно-христианских конфессий, в частности католицизма и лютеранства, оказали непосредственное влияние на становление городских и сельских обществ сибирского и дальневосточного регионов. Заметным было влияние конфессионально-этнических общин на местное население в различных сферах жизнедеятельности. Контакты, например, ссыльных поляков с сибиряками и деятельное участие первых в общественных делах городов и поселений приводили к ассимиляции их среди местного населения, смешанным бракам. Обосновавшись в Сибири, они становились предприимчивыми купцами, чиновниками, общественными и культурными деятелями, учеными-натуралистами и т.д.
Ярким выразителем национально-религиозной культуры, просветительских идей, образования являлись западно-христианские храмы, ставшие к началу XX века неприменным атрибутом сибирских городов и поселений. История строительства западно-христианских церквей неразрывно связана с историей формирования и развития конфессиональных приходов на территории России: первые римско-католические храмы были построены в XII веке - в северо-западных городах Новгороде, Ладоге и Пскове. Во второй половине XVI века в Москве строится евангелическо-лютеранская церковь св. Михаила, через столетие - римско-католическая церковь св. Апостолов Петра и Павла. С основанием Петербурга связано появление первых иноверческих храмов, в начале XX века, которых насчитывалось в северной столице пятнадцать римско-католических церквей и более тридцати церквей евангелическо-лютеранской, англиканской и реформаторской конфессий. В регионах высокой концентрации католического населения, таких как Поволжье, Причерноморье, Крым, Северный Кавказ, на территориях "западных" губерний было построено в начале XX века около девяносто процентов римско-католических храмов от общего числа российских церквей данной конфессии. На территориях бывших прибалтийских герцогств Курляндского, Лифляндского, а также южных колоний отмечено численное преобладание евангелическо-лютеранских церквей. В целом, по российским губерниям, с традиционно высоким процентом православного населения, количество западно-христианских храмов было не велико. В сибирском и дальневосточном регионах Российской империи строительство неправославных христианских церквей неразрывно связано со временем формирования конфессионально-этнических городских и поселковых приходов. Первые западно-христианские храмы строятся в городах Западной и Восточной Сибири в конце - XVIII - первой половине XIX веков, а со второй половины XIX века западно-христианское храмостроительство охватывает все регионы Сибири и Дальнего Востока. В начале XX века было построено более семидесяти римско-католических приходских, филиальных церквей, часовен, молитвенных домов и более тридцати евангелическо-лютеранских церквей, молитвенных домов в городах и поселениях сибирского и дальневосточного регионов (включая о. Сахалин).Историю строительства римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей в сибирском и дальневосточном регионах Российской империи предлагается разделить на три периода: ранний (1792-1857 гг.), неоготический (1858-1896 гг.) и новый (1900-1917 гг.). Основанием для периодизации выступает изменение типологических характеристик зданий западно-христианских церквей. Во второй главе "Типология и стилистика здании римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей в Сибири и на Дальнем Востоке (1792-1917 гг.)" рассматривается и анализируются особенности градостроительного, стилистического, планировочного, объемно-пространственного, конструктивного решений зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей в сибирском и дальневосточном регионах Российской империи в раннем (1792-1857 гг.), неоготическом (1858-1896 гг.) и новом (1900-1917 гг.) периодах. Ранний период строительства западно-христианских церквей является периодом становления неправославного христианского культового зодчества в сибирском регионе Российской империи. С 1792 по 1857 года строятся римско-католические и евангелическо-лютеранские церкви в крупных административных городах Сибири: евангелическо-лютеранская церковь св. Екатерины (1791-1792 гг.) в Омске; римско-католическая приходская церковь Успения Пресвятой Девы Марии (1825 г.) в Иркутске; римско-католическая приходская церковь Покрова Пресвятой Девы Марии (1833 г.) в Томске; римско-католическая приходская церковь Промысла Божьего (1847 г.) в Тобольске и церкви евангелическо-лютеранская (1854 -1855 гг.) и римско-католическая приходская Промысла Божьего (1853-1857 гг.) в Красноярске. В данном периоде здания иноверческих храмов располагались в центре регулярной застройки города на административных площадях (плац Омской крепости, Тихвинская площадь) и центральных улицах (Богоявленская ул. в Тобольске, Воскресенская и Благовещенская ул. в Красноярске). Построенные иноверческие храмы занимали центральное место в городской структуре наряду со строящимися административными зданиями на значительно расширенных главных площадях и улицах. Однако типологически выделить неправославное церковное здание в формирующейся застройке было достаточно сложно. Строящиеся казенные, гражданские здания, иноверческие церкви сооружались по образцовым столичным проектам. При наличии уже существующих композиционных центров - крупных крепостных, торговых, церковных зданий и сооружений с выраженной вертикалью башен звона, колоколен, шатров иноверческие церкви по отведенному им "регламенту и ранжированию" не превышали высоту рядовой застройки- Доминирующими в вертикальной застройке объектами городских центров являлись православные храмы. Ранний период строительства западно-христианских церквей характеризовался разнообразием стилистических решений, связанным со сменой регламентированных властью архитектурных стилей (переходный барочно-классицистический стиль, провинциальный классицизм, романтическая готика). Архитектурно-художественное решение евангелическо-лютеранской церкви св. Екатерины соответствовало стилю раннего петровского барокко с элементами классицистического стиля, в котором были выстроены военно-административные здания новой Омской крепости.
В качестве стилистического решения иркутской римско-католической приходской церкви Успения Пресвятой Девы Марии и томской римско-католической приходской церкви Покрова Пресвятой Девы Марии был применен провинциальный классицистический стиль. Архитектура сибирских городов, особенного городских центров в конце XVIII - начале XIX вв. формировалась на основе приемов строгого классицизма, что обуславливалось разработкой проектов петербургскими зодчими, а также местными архитекторами, находившимися под впечатлением столичных школ. В 1840-60-е гг. наряду с широко используемой в провинциальных городах Российской империи "образцовой" классицистической архитектурой происходит внедрение романтической стилизации "под готику", отразившейся в культовом зодчестве неправославных христианских церквей. В традициях итальянской провинциальной готики решались фасады евангелическо-лютеранской и римско-католической приходской Промысла Божьего церквей в Красноярске. Планировочное и объемно-пространственное решения западно-христианских храмов в раннем периоде основывались на применении композиционных принципов построения и организации зального типа храма, представленного однонефным безбашенным объемом корабля, завершенным апсидой (в некоторых случаях апсида отсутствовала). Здание римско-католической церкви Пресвятой Девы Марии в Иркутске представляло одну из разновидностей зального типа храма - псевдобазилику. Организация внутреннего пространства подчинялась продольной оси симметрии и имела трехчастную структуру: нартекс, нава (зал), пресбитерий. В свою очередь, каждый из поперечных компонентов плана делился на три составляющих: капелла - нартекс - помещение с лестницей на хоры; сакристия -пресбитерий - сакристия. Размеры храмов при компактной схеме плана были небольшие. В композиционном решении преобладали здания церквей с симметричным главным фасадом, выраженным входом, акцентируемым портиком либо порталом, и завершенным треугольным фронтоном. Геометрия элементов фасадов базировалась на формах близких к квадрату, т.е. визуально устойчивых, поэтому церкви производили впечатление, несмотря на незначительные размеры, приземистых и массивных зданий. Организация внутреннего пространства и расположение предметов, входящих в процесс ведения богослужения, были основаны на образе ветхозаветного храма-скинии, который разделялся на Святое Святых, святилище и двор. Западно-христианский храм разделялся на три части. Святому Святых соответствовал пресбитерий, заключенный в апсиду. В ней помещались скамьи для клира, а перед ними - главный алтарь и кафедра. На престоле находился вызолоченный табернакль (дарохранительница), над ним - изображение святого (святой), которому был посвящен храм. Пресбитерий отделялся от остального пространства храма резной балюстрадой, и находился на возвышении - виме в несколько ступеней. Святилище, где в Ветхом Завете стояли только священники, соответствовало наве, в которой разрешалось находиться верующим. Пространство навы делилось на правое и левое крыло, где рядами располагались скамьи, а по центру - проход для торжественного шествия клириков. Вдоль стены, в простенках между боковыми окнами зала размещались изображения Крестного Пути. Как правило, в храме помимо главного алтаря использовались два и более боковых алтарей, устроенных в приделах или специальных нишах, один алтарь мог находиться в капелле. Нартекс (притвор), соответствовавший ветхозаветному двору, по церковным канонам предназначался для нахождения в нем согрешивших и отступивших христиан и оглашенных. Хоры (эмпор), открытая в наву галерея над входной частью, использовались как место для певчих и размещения органа (фисгармонии). Сакристии, два симметрично относительно пресбитерия расположенных помещения для хранения церковной утвари, книг, облачения и отдыха духовенства размещались внутри зального храма. Интерьеры западно-христианских церквей в данном периоде решались по традиционной схеме организации внутреннего пространства без акцентирования на детализации и декоре. В процессе строительства церковных зданий применялись доступные материалы (дерево, кирпич) и первоначально простые экономичные конструкции перекрытий (плоские горизонтальные, парусные и цилиндрические своды). В дальнейшем конструкции перекрытий усложнялись (крестовый свод на нервюрах стрельчатого сечения).Построенные здания западно-христианских церквей отличались невысоким уровнем строительства и качеством исполнения деталей и декора, связанным с ограниченным числом местных специалистов - архитекторов, инженеров и строителей. Следующий этап строительства неправославных христианских церквей в сибирском и дальневосточном регионах охватывает период с 1858 по 1896 года. По единству стилевого решения, представленного в архитектуре рассматриваемых церковных зданий, его можно охарактеризовать как неоготический период. Типологической особенностью данного периода выступает утвердившийся в русском зодчестве стиль "исторического выбора", в частности, неоготическое направление, использовавшее реминисценцию романо-готических форм. Данное направление связанно с национально-историческими корнями польских, литовских, немецких диаспор и колоний на территории Сибири и Дальнего Востока. С 1858 по 1896 года строятся храмы в губернских, окружных и уездных городах: евангелическо-лютеранская церковь св. Павла (1857-1861 гг., арх. Г.А. Боссе) в Барнауле; евангелическо-лютеранская церковь св. Марии (1857-1859 гг., арх. Г.А. Боссе) в Томске; римско-католическая приходская церковь Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии (1861-1867 гг., арх. Г.С. Вершинин) в Омске; римско-католическая приходская церковь св. Апостолов Петра и Павла (1876 г.) в Чите; римско-католическая приходская Успения Пресвятой Девы Марии (1881-1884 гг., арх. И.Ф. Тамулевич) и евангелическо-лютеранская Вознесения Господня церкви (1885 г., арх. Г.В. Розен) в Иркутске; римско-католическая приходская церковь Преображения Господня (1896 г.) в Благовещенске; римско-католическая филиальная церковь (1896 г.) в Александровском посту на Сахалине. Неоготический период строительства церквей является периодом утверждения неправославного христианского культового зодчества в сибирском и дальневосточном регионах Российской империи.
Построенные в крупных сибирских городах здания западно-христианских церквей характеризовались центричностью положения. В перспективе улицы или в ансамбле административно-культовой площади они являлись визуальными ориентирами с выраженной вертикалью башни звона. Им отводилась функция рядовых элементов периметральной застройки главной площади, способствующего формированию единого ансамбля во главе с православным собором (Казачья, Соборная, Тихвинская площади). В 70-90-е года XIX века начинают активно застраиваться главные магистрали городов Барнаула, Читы, Иркутска, Благовещенска. Экономически окрепшее купечество, местные структуры власти, администрация, культурно-просветительские общества, церковные приходы являлись основными владельцами зданий, расположенных на главных улицах городов (Московский пр. в Барнауле, Большая и Амурская ул. в Иркутске, Иркутская ул. в Благовещенске).Западно-христианские церкви в неоготическом периоде отличались единством стилевого, планировочного и объемно-пространственного решений, связанным с использованием особенностей планировки и конструктивного решения западноевропейского храма зального типа. Неоготический стиль рассматривался как наиболее яркое проявление национальных черт немецкой и польской церковной архитектуры, основывался на богатой европейской традиции "кирпичного" храмостроения и выражался в применении романо-готических форм или в использовании "чистых" готических, романских форм. Образ западноевропейского храма создавался вытянутым, иногда массивным объемом корабля здания, завершенным апсидой и граненой башней звона с шатром. Для неоготического периода строительства характерны две разновидности зального типа храма -однонефная и равновысотная трехнефная церкви без трансепта. Особое значение в облике церковного здания отводилось башне звона, визуально воспринимаемой в перспективе улицы или в ансамбле площади, и главному фасаду, наиболее декорированному. В традициях немецкой неоготики решались здания евангелическо-лютеранских церквей в Барнауле, Томске, Иркутске; польскую неоготику представляли здания римско-католических церквей в Иркутске и Благовещенске. Планировочная схема соответствовала трехчастному делению прямоугольного плана на нартекс, наву и пресбитерий. Последний составной элемент плана в некоторых случаях выходил за границы условного прямоугольника, "вписываясь" в многоугольник или полукруг. Этот планировочный прием проявлялся в решенном отдельно от корабля объеме граненной или полуцилиндрической апсиды. План иногда имел крестообразный вид за счет пристроенных боковых приделов или сакристий. Но в целом, использовалась компактная планировочная схема с незначительно выросшими размерами навы, нартекса и пресбитерия, соответствующая церковным нуждам прихода. Силуэтная композиция главного фасада церкви приобретает подчеркнутую вертикаль за счет вытянутого башенного объема, дробления масс, визуального уменьшения плотности форм "к верху". В трехчастной композиции главного симметричного фасада центральная выступающая часть решалась посредством детального акцентирования портала, окна (розы) на уровне хор и закреплялась пилястрами (контрфорсами), как и углы здания, башни звона. Фасад завершался треугольным (каскадным) фронтоном, переходящим в башенный объем. Узкие окна со стрельчатой или полуциркульной перемычкой, расположенные на боковых фасадах и апсиде, чередовались с выступающими из плоскости стены пилястрами (контрфорсами).Интерьеры западно-христианских церквей решались по традиционно-конфессиональной схеме организации литургического пространства, характер решения их соотносился со стилистическим решением здания храма в целом. Романо-готические формы и детали архитектуры использовались в убранстве алтарей, сакристий, хор, амвонов и конфессионалов. Интерьеры евангелическо-лютеранских церквей отличались сдержанностью в декоративном убранстве, конфессиональным аскетизмом, наоборот, интерьеры римско-католических церквей оснащались всем великолепием церковного убранства, отличались богатым резным декором, обилием скульптурных форм, живописных полотен и церковной утвари. Конструктивные решения зданий западно-христианских церквей в данном периоде основывались на применении "готических" конструкций перекрытия: пространство однонефного (трехнефного) храма перекрывала система пониженных или плоских стрельчатых сводов или нервюр на ребрах крестовых сводов (римско-католические церкви в Омске, Иркутске, Благовещенске). Более простой и экономичный тип - плоское чердачное перекрытие, применялась в небольших по размерам зальных церквях (евангелическо-лютеранские церкви в Барнауле, Томске, Иркутске). Для перекрытия крипт применялись конструкции бочарного или крестового свода и обычные перекрытия по деревянным балкам. Сомкнутый и крестовый своды использовались в перекрытии апсиды и башни звона. В качестве практичного и пластичного материала используется кирпич в устройстве фундаментов, несущих стен, перегородок, перекрытий, а также в декоративном убранстве фасадов. Высокий уровень строительства определялся качественным исполнением деталей и декора. С археологической скрупулезностью воспроизводились романо-готические формы, отображавшие историческое состояние объекта - "стиль" храма. Историческая достоверность подтверждалась соблюдением пропорциональных соотношений, геометрией форм, выраженной тектоничностью, особенностями декора. По мнению неоготиков западно-христианский храм немыслим без характерных семантических элементов и деталей: без башни звона с шатровым завершением, перспективного стрельчатого портала, вытянутых стрельчатых окон с витражами, контрфорсов, лизен, пилястр, фиалов, вимпергов и т.д. Для данного периода характерны авторские проектные решения, связанные с известными именами архитекторов трех российских архитектурных школ - Санкт-Петербургской Императорской Академии художеств (Г.А. Боссе), Московского Дворцового Архитектурного училища (Г.С. Вершинин) и Санкт-Петербургского Института гражданских инженеров (И.Ф. Тамулевич,12 барон Г. В. Розен).Завершающий этап строительства западно-христианских церквей в сибирском и дальневосточном регионах относится к 1900-1917 годам. В новом периоде было построено значительно больше церковных зданий, чем в предыдущие: двадцать три каменных и деревянных зданий в губернских, областных и уездных городах Сибири и Дальнего Востока. В Тобольской губернии в данный период было построено пять храмов в Тобольске, Ишиме, Кургане, Таре, Тюмени; в Томской - шесть в Барнауле, Бийске, Каинске (Куйбышеве), Мариинске, Ново-Николаевске (Новосибирске), Славгороде; в Енисейской - два в Красноярске и Ачинске; в Приморской области - пять во Владивостоке, Хабаровске, Никольск-Уссурийском, Николаевске-на-Амуре и т.д. В новом периоде начинается строительство крупных каменных церквей, способных духовно обслужить количественно выросшие приходы. Наиболее представительными и интересными в архитектурно-художественном решении являлись здания римско-католических приходских и филиальных церквей: Пресвятой Троицы (1900-1907 гг.) в Тобольске; св. Иосифа Обручника (1904 г.) в Тюмени; св. Казимира (1905-1907 гг. инж. Венер) в Ново-Николаевске; св. Апостолов Петра и Павла (1906-1909 гг.) в Каинске; св. Сердца Девы Марии (1907-1909 гг., арх. И.Ф. Носович) в Барнауле; Рождества Богородицы (1907-1914 гг., арх. А.А. Гвоздзиовский) во Владивостоке; Преображения Господня (1908-1915 гг., арх. В.А. Соколовский) в Красноярске, и евангелическо-лютеранской церкви во Владивостоке (1909 г., арх. Г.Г. Юнгхендель).Западно-христианские церкви занимали центричное положение в городской застройке. Храмы возводились в центрах городов на главных магистралях - улицах и проспектах. Крупные, здания приходских храмов выделялись в окружающей застройке не только размерами и вертикальной организацией объекта, но и характерными "готическими" формами, присущими только данному конфессиональному типу. Небольшие филиальные церкви, часовни, молитвенные дома являлись камерными объектами, включенными во фронт рядовой застройки центральных улиц или проспектов. Данный период строительства характеризовался разнообразием национально-исторических архитектурных решений внутри ретроспективы неоготического стиля. Многогранность и образность исторического прототипа подчеркивалась качественным декором, - профилированными элементами, фасонными деталями, скульптурой, витражами. В данный период строительства уделялось большое внимание пластике стены, композиции фасадов и, в первую очередь, созданию выразительного образа западноевропейского храма. По характеру художественного решения, качеству исполнения провинциальное культовое зодчество в начале XX века практически не отличалось от столичных аналогов. Созданные в Прибалтике, Польше на основе европейских образцов "западной" церковной архитектуры альбомы с проектами храмов служили для губернских архитекторов базовым фундаментом проектирования как приходских, так и филиальных церквей, часовен. Ранжирование храмов по количеству прихожан и статусу в церковной иерархии в связи с выросшими или вновь образующимися приходами порождало определенный тип церковного здания: крупные приходские церкви, рассчитанные на 1000 и более человек; филиальные; небольшие часовни, обслуживающие малые приходы и молитвенные дома. Соответственно каждому иерархическому типу церковного здания подбирались определенное объемно-пространственное решение, рассчитывался план исходя из количества прихожан, решалась стилистика деталей и декора. Планировочное и объемно-пространственное решения зданий западно-христианских церквей в новом периоде основывались на традиционной схеме построения. Планировка и внутренняя пространственная организация были представлены тремя разновидностями зального типа храма: однонефного без трансепта с апсидой (преобладающий вид), трехнефного (равно-, разновысотного) и псевдобазилики. Контуры планов приобретали сложные очертания благодаря размещению составных элементов, таких как: сакристий, лестничных маршей, приделов, экзонартексов, в отдельные помещения, выходящие за границы прямоугольной схемы построения. Вариантность традиционной планировочной схемы становится распространенным явлением в проектировании и строительстве зданий западно-христианских церквей. В объемно-пространственных решениях церковных зданий допускалась разнообразие композиционных схем, заимствованных из аналогов европейской неоготической архитектуры. Объемная композиция церковного здания решалась сочетанием горизонтального объема корабля и башни звона, размещенной над пространством нартекса. В некоторых случаях допускались дополнения к общей композиционной схеме или принципиально новые решения. В данном периоде были представлены одно-, двух- и трехбашенные симметричные и однобашенные асимметричные композиции главных фасадов храмов. Трехчастный симметричный западный фасад решался традиционно: центральная часть с преобладающими по размерам элементами, - порталом, розой или окном обозначалась ступенчатыми контрфорсами (пилястрами), как и боковые составляющие фасада; завершался треугольным (каскадным) фронтоном, переходящим в башенный объем. Если использовалась двухбашенная схема, то фронтон являлся объединяющим композиционным элементом. Как правило, при данной схеме центральная часть, имеющая большие размеры в нартексе, в объеме выражалась крупными, не равнозначными боковым составляющим формами. Асимметричный главный однобашенный фасад, трехчастный по композиционному решению, завершался также треугольным (каскадным) фронтоном, сопряженным с гранью башни звона. Оконные проемы стрельчатого или полуциркульного характера, значительно выросшие в размерах, в некоторых случаях заполняли практически всю плоскость простенка между контрфорсами (пилястрами) бокового фасада. Сохранялось метрическое чередование выступающих из плоскости стены ступенчатых контрфорсов (пилястр) и оконных проемов. Геометрия элементов фасадов основывалась на вытянутых формах с преобладающим вертикальным направлением, что визуально подчеркивало развитие здания храма вверх. Традиционная организация внутреннего пространства церковного здания характеризовалась единством стилевого решения/Интерьеры наполнялись предметами культа, роскошь которых подчеркивали значимость происходящего во время богослужения. Руководствуясь готовыми альбомными проектами, существующими образцами интерьеров или авторскими проектами, решался вопрос выбора стилистики оформления интерьера в соответствии с архитектурно-художественным решением церковных фасадов. Богатство церковного убранства интерьеров, как и великолепие экстерьеров зданий, определяло благосостояние прихода, повышало городской статус национальной диаспоры. В новом периоде уделялось особое внимание качеству исполнения и степени детализации работ. Материалом и цветом акцентировалось основные символико-атрибутивные предметы литургии. Разнообразие конструктивных решений определялось сочетанием каменных, деревянных и комбинированных металло-каменных, железобетонных конструкций. В крупных церковных зданиях пространство одно-, трехнефного зала перекрывала система повышенных или пониженных каменных сводов преимущественно стрельчатого очертания. Расчеты несущих способностей ограждающих конструкций, вертикальных нагрузок перекрытий, производимые в комплексе с проектом, позволяли архитекторам свободно применять большие пространства, имеющие вертикальное развитие в открытых стропильных конструкциях, повышенных сводах. Благодаря внедрению достижений инженерного искусства и техники появляется возможность строить крупномасштабные храмы, повышать качественный уровень церковных зданий. Конструктивные базисные объемы, определяющие типологию церковного здания, дополнялись "готическими" деталями, обладающими в большей степени "исторической достоверностью". Приток квалифицированных специалистов в сибирский и дальневосточный регионы положительным образом сказался на качественном уровне проектирования и строительства. Представители двух школ, -Императорской Академии художеств и Императорского института гражданских инженеров, выходцы из "западных губерний", знакомые с наследием неоготической архитектуры, непосредственно занимались проектированием неправославных христианских церквей. В третьей главе "Комплексный анализ и характеристика архитектуры сибирского и дальневосточного западно-христианского храмостроительства в общем наследии российского церковного зодчества, (70-е гг. XVIII - нач. XX вв.) " рассматривается общность архитектурно-художественных, планировочных, объемно-пространственных, конструктивных решений церковных зданий западно-христианских конфессий на территории Сибири, Дальнего Востока и европейской части Российской империи в период централизованной организации строительного процесса западно-христианских церквей и государственного контроля иноверческих конфессий на территории православного государства. Поэтому заявленные ранее границы исследования в данной главе расширяются до 70-х годов XVIII века -начала государственной переселенческой и колонизационной политики (1763-1825 гг.)."Окультуривание" территорий Поволжья, Причерноморья, Крыма, Северного Кавказа "западным элементом" и колонизация прибалтийских и польских земель, определяло основные очаги западно-христианского церковного зодчества. В данный период отмечается также активное церковное строительство в Санкт-Петербурге, формирующее "образцовую" архитектуру и регламентирующее строительный процесс провинциальной застройки городов и колониальных поселений. Преобладающим в стилевом решении западно-христианских церковных зданий в 1763-1825 гг. являлся классицизм, представленный лучшими столичными образцами, "контор стиль" (русско-немецкий классицизм), определяющий характер колониальной застройки, и российский провинциальной классицизм. В 1830-1850 гг. в русской архитектуре получает развитие романтическое направление, оппозиционное классицизму, основанное на проромантическом культурном феномене "готического вкуса" конца XVIII века. Романтическое направление развивалось в контексте наднациональных западноевропейских традиций "новой готики", вобравшей черты различных стилевых эпох. Идеализация архитектурных форм в романо-готическом, ренессансном или ином "вкусе" привнесла ранее не существовавшие в российской архитектуре приемы стилизаторства. В западно-христианском культовом зодчестве этого периода наблюдается поиск национально-исторических форм, способствующих формированию неоготического направления архитектуры выбора второй половины XIX века. Исторически связанная с культурными европейскими традициями архитектура западно-христианских церквей "западных" губерний и колониальных поселений европейской части Российской империи привнесла в российское церковное зодчество базовые принципы организации и построения римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей. Архитектура зданий западно-христианских храмов, построенных в 70-е гг. XVIII - 1-ой пол. XIX вв., характеризовалась разнообразием объемно-пространственных и планировочных решений, основанных на традициях базиликального, зального и центрического типа храма. Здания приходских церквей, построенных на территории западной Украины, Беларуси и Литвы, относились к базиликально-купольному типу храма, привнесенному в XVI-XVIII вв. в церковную архитектуру монашествующими орденами (иезуитами, кармелитами, бернардинцами, базилианами, францисканцами и пр.). Данный тип храма не получил дальнейшее развитие в классицистических формах церковных зданий. На смену ему приходит центрический и зальный типы, последний становится наиболее распространенным объемно-планировочным решением западно-христианского храма в данном периоде. К нему относятся здания: римско-католических церквей - св. Екатерины (1762-1783 гг., Ж.Б. Валлен-Деламот, А. Ринальди) в Санкт-Петербурге; св. Людовика (1830-1835 гг., А.О. Жилярди) в Москве; евангелическо-лютеранских церквей - св. Марии (1790-1793 гг.) в Саратове, св. Анны (1775-1779 гг., Ю.М. Фельтен), св. Екатерины (1768-1771 гг., Ю.М. Фельтен), св. Марии (1803-1805 гг., Х.-Г. Паульсен), св. Апостола Петра (1833-1838 гг., А.П. Брюллов) в Санкт-Петербурге и пр. К зальному типу относятся также построенные на территориях Поволжья и Причерноморья здания западно-христианских церквей в Катариненштадте (Баронске, 1815 г.), Штале (Степном, 1834 г.), Мариентале (Тонкошуровке, 1842 г.), Франке (Медведицко-Крестовом Буераке, 1842 г.), Глюкштале (Глинной, 1845 г.), Гримме (Лесном Карамыше, 1848 г.), Бальцере (Голом Карамыше, 1849-1851 гг.), Францфельде (Михайловке, 1849-1851 гг.), Бергдорфе (Колосовой, 1851 г.), Рётлинге (Семеновке, 1855 г.) и т.д. Данный тип характеризуется устойчивыми традициями планировочного и объемно-пространственного решений. Церковные здания строятся по типовым проектам, поэтому достаточно однообразны их архитектурные решения.К центрическому типу, как наиболее яркому проявлению композиционной иерархии в построении плана и объема, относятся здания римско-католических церквей св. Якуба в Скерневице (1781 г., Э. Шрегер), св. Александра в Варшаве (1818-1825 гг., П. Айгнер), св. Иоанна Предтечи в Белой Церкви (1812 г.) и евангелическо-лютеранской церкви в Варшаве (1777-1779 гг., Ш.Б. Цуг).Сибирский регион Российской империи был представлен значительно меньшим числом церквей, что обуславливалось малочисленностью конфессиональных приходов. Западно-христианские храмы, построенные в сибирских городах в первой трети XIX века, относились к зальному (евангелическо-лютеранская церковь св. Екатерины в Омске, римско-католическая церковь Успения Пресвятой Девы Марии в Иркутске) и центрическому типам (Покрова Пресвятой Девы Марии в Томске). В романтический период утверждается преобладание зального типа, как наиболее рационального и экономичного решения приходского храма. Архитектура зданий западно-христианских храмов в XVII - 1-ой пол. XVIII вв. в Прибалтике, Западной Украине, Беларуси, Польши, основанная на традициях итальянского барокко - латгальской, курляндской, вильнюсской, украинской и прочих школах, не нашла дальнейшего отражения в русской архитектуре данного типа церковных зданий. Классицистические традиции укоренялись по всей территории Российской империи, в том числе, и в культовой архитектуре западных губерний (римско-католический кафедральный собор (1783-1812 гг., арх. Л. Стуока-Гуцявичюс) и евангелическо-реформаторская церкви (1830-1835 гг., арх. К. Подчашинскис) в Вильнюсе, римско-католической церкви Иисуса в Риге (1819-1822 ir.) и пр.). Многочисленная группа зданий западно-христианских церквей на территории Российской империи в данном периоде представляла столичный и провинциальный классицистический стиль. Петербургская школа классицизма основывалась на работах архитекторов А. Ринальди и Ж.-Б. Валлен-Деламота. Ю.М. Фельтена, Х.-Г. Паульсена; московская школа - А.О. Жилярди. Незначительное отставание региональной архитектуры в стилистическом решении отразилось на времени и характере строительства церковных зданий. Влияние барокко не было столь ощутимым как, например, в архитектуре западных губерний. Классицистические традиции в первой трети XIX века нашли повсеместное отражение в архитектуре провинциальных городов Российской империи. Приходские храмы, построенные в Сибири для ссыльного контингента, уравнивались с казенной классицистической архитектурой городов региона. Провинциальный классицизм в архитектуре зданий западно-христианских конфессий, как и столичный классицизм, основывался на европейских аналогах, в частности, французских, итальянских ("Прототипом" композиционного замысла церкви Успения Пресвятой Девы Марии в Иркутске являлась церковь Филиппа де Руль (1774-1778 гг., арх. Ж.Ф. Шальгрен) в Париже). Однако отличался от столичных образцов невысоким уровнем исполнения и несоблюдением канонов ордерной системы и был представлен единичными примерами построенных в данный период церковных зданий (римско-католические церкви Успения Пресвятой Девы Марии в Иркутске и Покрова Пресвятой Девы Марии в Томске).Романтическое направление 1830-50-х годов в западно-христианском церковном зодчестве отразилось в архитектурном решении евангелическо-лютеранской церкви св. Апостола Петра (1833-1838 гг., арх. А.П. Брюллов) в Санкт-Петербурге: фасады храма решались в "ломбардском стиле". Данное направление в архитектуре западно-христианских церквей сформировалось на территории Сибири и Дальнего Востока под влиянием также западноевропейских церковных традиций, но в 1860-е гг. (здания евангелическо-лютеранской (1854-1855 гг.) и римско-католической Промысла Божьего (1853-1857 гг.) церквей в Красноярске).Архитектура зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей в Российской империи во 2-ой пол. XIX вв. характеризуется типологической выдержанностью композиционной схемы построения храма зального типа в планировочном и объемно-пространственном решениях. Не зависимо от выбранной стилистики решения архитектурно-художественного образа церкви планировочное решение остается единым практически во всех рассматриваемых примерах. Оно основывается на продольном развитии плана и представляет собой симметричную композицию, состоящую из основных функционально-каноничных зон. Многочисленная группа западнохристианских церквей, относящихся к зальному типу с башенной композицией объема, становится лидирующей в неправославном христианском зодчестве второй половины XIX века. Так, например, здания западно-христианских храмов сибирском и дальневосточном регионах Российской империи в данном периоде соответствовали только этой композиционной схеме построения. Двухбашенная композиция в объемно-пространственном решении зального типа храма характерна также для зданий римско-католических церквей, расположенных в немецких колониальных городах и поселениях центральной части Российской империи: кафедрального собора св. Клеменса (1880 г.) в Саратове, церквей в Николаеве, Зельце (1897-1898 гг.). Самой простой и экономичной планировочной схемой признавался прямоугольник, в границах которого размещались все функциональные зоны (римско-католические церкви Непорочного Зачатия Богородицы в Омске (1,861-1867 гг., Г.С. Вершинин), Посещения Девы Марии (1856-1859 гг., Н.Л. Бенуа) в Санкт-Петербурге). К наиболее многочисленной группе зального типа относится храмы, в планировочном и объемно-пространственном решениях имеющих развитую пятиугольную (полукруглую) форму пресбитерия, заключенного в апсиду и башню звона над нартексом. К этой группе следует отнести здания римско-католических церквей: св. Троицы (1861-1864 гг.) в Минске, Успения Пресвятой Девы Марии (1881-1884 гг., И.Ф. Тамулевич) в Иркутске, Преображения Господня (1896, 1911 гг.) в Благовещенске, в Карлсруэ (1881-1885 гг., Корф), в Розентале (1869 г.) и т.д. Здания евангелическо-лютеранских и реформаторских церквей зального типа с выраженной апсидой и башней звона представляют также многочисленную группу, к которой относятся храмы: св. Андрея (1882 г., Б.В. Фрейденберг) в Москве, Христа Спасителя (1864-1865 гг., Н.Л. Бенуа) и немецкой реформаторской (1862-1865 гг., Г.А. Боссе, Д.И. Гримм) в Санкт-Петербурге, св. Павла (1897 г.) в Одессе, св. Павла (1857-1861 гг., Г.А. Боссе) в Барнауле, св. Марии (1857-1859 гг., Г.А. Боссе) в Томске, Вознесения Господня (1885 г., Г.В. Розен) в Иркутске, св. Иоанна (1882-1885 гг.) в Старошведском, св. Иоанна (1854-1857 гг.) в Хеленендорфе, в Ойгенфельде (1895-1897 гг.) и т.д.Наиболее простым типом внутренней организации храма является однонефный зал, перекрытый крестовыми (цилиндрическими, коробовыми и пр.) сводами или плоским (наклонным) потолком. Трехнефный равновысотный либо разновысотный зал, встречается значительно реже;последний вариант был представлен двумя разновидностями объемно-пространственного решения - псевдобазиликой и базиликой. Говоря о типологической выдержанности структуры западно-христианского храма, следует отметить достаточно устойчивую тенденцию традиционализма в формообразовательном процессе, характерную в целом для эклектики российского зодчества второй половины XIX века. Архитектура западно-христианских церквей второй половины XIX века характеризуется формированием и последовательным развитием неоготического, неоренессансного, необарочного и неоклассического направлений в контексте "архитектуры выбора" российского церковного зодчества. Наиболее выразительным направлением в "западном" храмостроительстве была признана неоготика. Характерно-образные романо-готические формы средневековья, пространственно-пластическая, композиционная выразительность форм, элементов, деталей неоготики рассматривались в архитектурной теории национально-исторического стиля как яркое проявление традиций церковного зодчества западно-христианских конфессий. Неоренессансные (кафедральный собор Вознесения Девы Марии в Одессе), необарочные (церковь в Зельце) и неоклассические (церкви св. Иоанна в Старошведском, Розентале) направления в "архитектуре выбора" представлены единичными примерами западно-христианских храмов, расположенных в европейской части Российской империи. "Наднациональные" стили не находят столь "массового" применения а церковном зодчестве. Ярким выразителем национальных традиций и вероисповедания вынужденных поселенцев становится церковь, построенная в неоготическом стиле. Поэтому все западно-христианские храмы сибирского и дальневосточного регионов во второй половине XIX века были исполнены в лучших традициях польской и немецкой неоготики. Идейно-художественный, религиозно-символический строй "готики" в большей степени способствует выражению конфессиональной принадлежности поселенцев, переселенцев, ссыльного контингента. В ней наиболее отчетливо проявляется "архитектурный симбиоз" стилистического, планировочного и объемно-пространственного решений, формирующий образно-художественный строй западно-христианского храма. Неоготика в неправославном христианском зодчестве Российской империи второй половины XIX века является многонациональным стилевым направлением, представляющем традиции немецкой, прибалтийской, английской, скандинавской, польской культовой архитектуры. Польская неоготика российских римско-католических храмов (св. Анны в Екатеринбурге, Розария Пресвятой Девы Марии во Владимире, св. Троицы в Минске, Успения Пресвятой Девы Марии в Иркутске, Преображения Господня в Благовещенске) основывалась на средневековом и современном данному периоду готическому наследию архитектуры Царства Польского. В ней в большей степени отразилось проявление "чистого" готического стиля; "смешанные" романо-готические формы были характерны для евангелическо-лютеранской и реформаторской церковной архитектуры немецкой неоготики (св. Апостолов Петра и Павла в Москве, Христа Спасителя и немецкой реформаторской в Санкт-Петербурге, св. Павла в Одессе, св. Павла в Барнауле, св. Марии в Томске, Вознесения Господня в Иркутске).Прибалтийско-скандинавская, английская неоготика в российской западно-христианской церковной архитектуре второй половины XIX века была представлена зданиями евангелическо-лютеранских церквей св. Марии, св. Екатерины в Санкт-Петербурге, св. Иоанна в Хеленендорфе, св. Андрея в Москве. Западно-христианское церковное зодчество начала XX века
характеризовалось, прежде всего, грандиозным масштабом строительства, охватившего практически все регионы Российской империи. За короткий временной промежуток было выстроено значительно больше церковных зданий, чем в ранее рассматриваемые периоды, с 1770-е по 1900 гг. К наиболее характерным проявлениям особенностей планировочного, объемно-пространственного решений относятся зальный тип построения плана и организации внутреннего пространства. Планировочная схема данного типа, как и объемно-пространственное решение храма композиционно усложнялись. Характерной особенностью зальной планировки становится развитие поперечного направления трансепта, за счет которого план храма приобретает крестообразное очертание; сложный контур его формируется обособленными в отдельные формы составляющими планировочного и объемного решений здания, выходящими за границы условного прямоугольника. Зальный тип храма, представленный тремя разновидностями - равно- или разновысотный трехнефный (римско-католическая церковь Преображения Господня (1908-1915 гг., В.А. Соколовский) в Красноярске), псевдобазилика (римско-католические церкви Непорочного Зачатия Пресвятой Богородицы (1897-1911 гг., Ф.0. Богданович) в Москве, св. Сердца Иисуса (1901-1906 гг., Ф.0. Богданович) в Самаре) и однонефный (евангелическо-лютеранская церковь (1909 г., Г.Г. Юнгхендель) во Владивостоке), определял характер архитектурного решения фасадов и объема церковного здания. Одно- или трехнефный разновысотный зал перекрытый системой крестовых сводов, в плане состоящий из ячеек разных размеров, представлял наиболее распространенное объемно-планировочное решение в российском западно-христианском церковном зодчестве. Для данного периода показательно также применение трехнефной крестовой базилики, олицетворяющий готический храм средневековья (римско-католические церкви св. Николая (1899-1909 гг., С.В. Валовский, В.В. Городецкий) в Киеве, в Фастове (1903-1911 гг., В. Домбровский, Ф. Троупянский)). При продольном развитии плана с симметричным композиционном решением соблюдалось аналогичное решение главного фасада и соответственно объема церкви. В некоторых случаях была представлена асимметричная композиция главного фасада, выраженная смещенным с продольной оси башенным объемом (евангелическо-лютеранская церковь св. Апостолов Петра и Павла (1902-1903 гг., В.А. Коссов) в Москве, римско-католическая церковь св. Симона и Елены (1908-1910 гг.) в Минске). Встречалось также асимметричные планировочное и объемно-пространственное решения церковного здания, обусловленные традициями национальных архитектурных школ. Архитектура российских западно-христианских храмов, в частности сибирских и дальневосточных регионов, следуя традициям зального типа организации плана и построения объема, отличалась устойчивым характером планировочного и композиционной вариантностью объемно-пространственного решений. Конструкции перекрытий в зависимости от выбранного стилистического прототипа различались характером сечения, в основном применялись плоские перекрытия или крестовые на нервюрах своды. Встречались и более сложные конструктивные системы, основанные на применении звездчатого свода в перекрытии трансепта и центрального нефа, и крестовых сводов - в перекрытии боковых нефов, а также сомкнутые с распалубками своды (римско-католическая церковь в Фастове).Исторический ретроспективизм в архитектуре российских западно-христианских храмов начала XX века являлся последовательным развитием неоготического движения второй половины XIX века. Расширяя границы национальных стилей и архитектурных школ, он был представлен известными направлениями - польской, немецкой, прибалтийско-скандинавской неоготикой, австрийским необарокко, итальянским неоклассицизмом. "Нео-" стили и направления начала XX века в российском западно-христианском зодчестве характеризовались подлинностью и достоверностью воссоздания исторического образа-прототипа. Национальное наследие европейской церковной архитектуры оказывало непосредственное влияние на стилистический выбор; предпочтение отдавалось стилю, отождествляемому с традициями храмостроительства исторической родины прихожан. Поселенческий тип храма в немецких колониях европейской части Российской империи характеризовался устойчивыми стилистическими традициями немецкой неоготики (римско-католические церкви в Герцоге, Александровне, Каменке). Польские романо-готические традиции в архитектуре римско-католических храмов "западных" губерний были представлены разнообразными художественно-декоративными решениями церковных зданий (св. Сердца Иисуса в Старых Василишках, св. Казимира в Липнишках, св. Троицы в Гервятках, св. Антония в Каменке). Стилистика российских римско-католических церквей начала XX века, также была представлена польской архитектурной школой, отличавшейся разнообразием ретроспективных направлений, - романского стиля (св. Клемента (1893-1914 гг., В. Домбровский) в Одессе), готики (Рождества Богородицы (1907-1914 гг., А.А. Гвоздзиовский) во Владивостоке), барокко (Спасителя (1902 г., Ю. Дзеконский, В. Жыхевич, А. Панчакевич) в Варшаве), классицизма (Воздвижения честного креста в Казани).Архитектура российских евангелическо-лютеранских церквей характеризовалась ретроспективными направлениями немецкой (в Царицыне, Луцке, Николаеве, Баку) и прибалтийско-скандинавской (во Владивостоке) неоготики. Достижения строительной науки и производства в Российской империи начала XX века активно применялись при возведении церковных зданий, что позволило использовать различные конструктивно-выразительные формы не зависимо от регионального места строительства; крупномасштабные храмы возводились повсеместно - на территориях "западных" губерний и восточных окраин страны, в столицах, в губернских и уездных городах. Архитектура зданий российских западно-христианских церквей, учитывая специфику строительно-материальной базы регионов, отличалась по характеру и качеству реализации проектного замысла. Однако "неоднородность" церковного строительства не проявлялась так очевидно как, например, в рассмотренных предыдущих периодах. Храмы, построенные в Сибири и на Дальнем Востоке в архитектурно-художественном решении не отличались от аналогичных построек европейской части Российской империи и являлись лучшим проявлением традиций европейского западно-христианского церковного зодчества. Основные выводы и результаты исследования. В результате проведенного исследования сделаны выводы, которые могут быть сведены к следующим основным положениям:
1. Появление и существование на территории российского государства национально-этнических групп западно-христианских конфессий, а также формирование общин и строительство церковных зданий и сооружений являются закономерными и исторически обоснованными фактами, подтверждающими сложный многонациональный и многоконфессиональный состав населения Российской империи. В истории становления российской государственности в XVIII - XIX веках известны ряд государственных мероприятий, направленных на укрепление завоеванных и присоединенных территорий, а также их "окультуривания". Колонизация южных российских земель, основанная на добровольном переселении сельского населения из западноевропейских стран, приводила к образованию крупных очагов западно-христианской культуры в европейской части Российской империи во второй половине XVIII века. Вторая внутрироссийская миграционная "волна" (2-ая пол. XIX - нач. XX вв.) была направлена на освоение восточных окраин империи, в частности сибирских и дальневосточных земель. С появлением в сибирских городах и поселениях крупных конфессионально-этнических общин переселенцев было связано строительство зданий западно-христианских церквей. Принудительное переселение населения из "западных" губерний империи в сибирский и дальневосточный регионы, основанное на карательных мероприятиях (каторга, ссылка в тюрьму, город, на службу, на пашню и т.д.), активизировалось в конце XVIII - первой трети XIX веков. Сосланные за политические выступления лица римско-католического вероисповедания (преимущественно поляки) образовывали национальные общины и конфессиональные приходы, строили храмы.
2. Здания римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей в сибирском и дальневосточном регионах представляют собой неотъемлемую часть культурно-исторического наследия российского церковного зодчества. Наряду с господствующими в застройке православными церквями, западно-христианские храмы способствовали формированию исторического облика средовых центров, организации силуэтных композиций главных площадей и улиц. Первоначально занимающие рядовое положение в ансамблях площадей и перспективах улиц здания западно-христианских церквей типологически не выявлялись в окружающей застройке городских центров. Со второй половины XIX века привнесенный в церковную архитектуру "западный" колорит, основанный на традициях западноевропейских храмов зального типа, способствовал выявлению своеобразия объемно-стилистического решения данного типа зданий в застройке городов и поселений. Центричность расположения и вертикальная организация объемно-пространственного решения зданий западно-христианских церквей придавали им статус высотных доминант и базовых ориентиров в городской среде. Архитектурно-художественные решения зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей, представленные романо-готическими реминисценциями с чертами польского, немецкого, прибалтийского церковного зодчества, придавали застройке сибирских и дальневосточных городов, поселений характерный европейский "оттенок" и вносили элемент историко-средового разнообразия. Традиционализм как наиболее яркое проявление самобытности и типологической определенности сибирского и дальневосточного западно-христианского церковного зодчества является закономерным явлением в российском храмостроительстве второй половины XIX - начала XX веков. Единство стилистического, планировочного, объемно-пространственного, конструктивного решений показывало устойчивую тенденцию преемственности наследия западноевропейского церковного зодчества. Новаторские идеи европейского "современного" стиля начала XX века не нашли отражения в российской, в частности, сибирской и дальневосточной западно-христианской церковной архитектуре. Возможно, со временем свободные от исторических реминисенций формы использовались в "западном" культовом зодчестве России, но последующие политические события внутри страны на более чем семидесятилетний период остановили ход строительного процесса.
3. Общность российской архитектуры зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей выражалась единством стилистических, объемно-планировочных, конструктивных и прочих решений. Культурно-исторический аспект существования неправославных христианских конфессий в православном государстве рассматривает западно-христианское храмостроительство как "искусственное" проявление культурных традиций западноевропейской культовой архитектуры. Признавая существование данной архитектурной "общности", ее самобытности и уникальности, российские архитекторы основывали свои представления о "западном" храме на богатом наследии готической и романской культовой архитектуры. Во второй половине XIX - начале XX веков особенно ярко проявились национальные традиции в архитектурно-художественных решениях зданий западно-христианских церквей. Традиционализм, воплотивший в себе устойчивые семантические формы, а также принципы построения и организации западно-христианского храма, становится характерным явлением в российском храмостроительстве этого периода. Проявление национальных черт в культовой архитектуре и стремление отразить свои исторические корни в центре культурной жизни' прихода - церкви, становится для западно-христианских общин Сибири и Дальнего Востока особенно актуальным. В российских городах с православным населением, и в городах, где был сконцентрирован высокий процент населения западно-христианских конфессиональных групп, архитектура римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей отличалась достаточно разнообразными вариантами планировочного и объемно-пространственного решения, основанных на традициях зального и базиликального типов храма. Следует также отметить высокий уровень профессионального проектирования и храмостроительства как в европейской, так и в азиатской частях Российской империи. Региональный характер церковной архитектуры определялся условными временными и пространственными границами. Храмы, построенные в столичных городах или в провинции, по характеру планировочного, объемно-пространственного и прочих решений определялись как лучшие образцы западно-христианского культового зодчества, характеризовались качественным исполнением и высоким уровнем стилизаторства.
4. В советский период зданиям римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей был причинен значительный ущерб. Помимо использования их не по назначению, что приводило к изменению планировочного решения и внешнего вида, некоторые здания были утрачены. От этого пострадал исторический облик городов. В связи с возрождением в 1990-е годы конфессиональных общин и религиозных объединений начинается процесс восстановления и нового строительства западно-христианских церквей. Так, в Омске строятся здания евангелическо-лютеранской (1992-1995 гг.) и римско-католической приходской церквей по проектам немецких архитекторов; в Новосибирске - здание римско-католического кафедрального собора Преображения Господня (1992-1997 гг., арх. В.В. Бородкин); с 1999 года ведется строительство римско-католического кафедрального собора Непорочного Сердца Божией Матери в Иркутске по проекту польских архитекторов. В Тальменке, Куйбышеве возводятся типовые деревянные здания римско-католических приходских церквей, привезенные из Германии. В Томске, Иркутске, Красноярске, Благовещенске восстанавливается внешний облик и внутренняя организация римско-католических церквей. Проектирование и строительство новых церковных зданий создает двойственную ситуацию: местные архитекторы не имеют знаний о типологических и стилистических особенностях западно-христианских храмов, европейские архитекторы слабо ориентируются в сложившейся градостроительной ситуации и историко-архитектурном наследии сибирских и дальневосточных городов, особенностях климатических условий. Упущенный периода строительстве подобного типа церковных зданий привел к разрыву преемственности и отставанию российского архитектурного проектирования от западноевропейского и мирового опыта строительства зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских конфессий. В XX веке появились новаторские решения и новые образы архитектурного облика западно-христианской церкви. Изучение исторического наследия в сочетании со знанием современного состояния процесса строительства данного типа церковных зданий становится актуальной задачей в наше время.
По теме диссертации опубликованы следующие работы :
1. Архитектура евангелическо-лютеранских церквей св. Павла в Барнауле и св. Марии в Томске архитектора Г.А. Боссе// Интеллектуальный потенциал Сибири: Сборник тезисов докладов Новосибирской межвузовской научной студенческой конференции. - Новосибирск, 1998. - С.90-92.
2. Архитектура лютеранских культовых зданий в Сибири / / Протестантизм в Сибири: история и современность: Материалы Международной научной конференции "Протестантизм в Сибири". - Омск: ТОО "Полиграф", 1998. - С.6-10.
3. Традиции европейской неоготики в архитектуре римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей в азиатской части Российской империи (середина XIX - начало XX вв.) / / Интеллектуальный потенциал Сибири: Сборник тезисов докладов Новосибирской межвузовской научной студенческой конференции. - Новосибирск, 1999. - С.101-104.
4. Архитектура римско-католических церквей в городах Сибири и на Дальнем Востоке в XIX - начале XX вв.// Сибирские полонии: прошлое, настоящее и будущее: Материалы международной научно-практической конференции. - Томск, 1999. - С.98-ТОО.
5. Архитектура зданий римско-католических и евангелическо-лютеранских церквей в городах Сибири (1792-1918 гг.)// Гуманитарные науки в Сибири. - 2000. - №3. Находится в печати.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter