Неиссякаемый источник

VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

29 Января 2020
mainImg
Аэропорт «Платов» в Ростове-на-Дону – яркое событие в истории новейшей российской архитектуры. Мы уже рассказывали о поиске образа и строительстве, не меньшего внимания заслуживают интерьеры: залов повышенной комфортности в аэропорту целых четыре, у каждого по несколько наград. Их авторы, бюро Vox architects и Nefa architects так же, как и авторы самого здания, в основу творческого поиска положили контекст. В данном случае: южное тепло и изобилие, крутые берега и волны Дона, простор степей и археологические находки. Результат – четыре эмоциональных и тактильных интерьера, каждый из которых рассказывает историю, и одно отдельностоящее здание VIP-терминала.
 
Бизнес Терминал, 3500 м2
Nefa architects
Бизнес терминал для официальных лиц и делегаций находится немного в стороне от основного здания аэропорта. На этом месте археологи обнаружили курган с золотом сарматов. Архитекторы из Nefa architects, вдохновившись этим сюжетом, также как и историческим фактом присутствия на ростовских землях колоний древних греков, превратили здание терминала в периптер – впрочем, очень обобщенный, бетонный и с усложненным ритмом пилонады, чередованием толстых и тонких опор, открытыми углами, разрывом со стороны летного поля, а по бокам даже со сбитым ритмом, напоминающим о штрих-коде.
  • zooming
    1 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    2 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    3 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    4 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    5 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    6 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    7 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    8 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    9 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    10 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    11 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    12 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    13 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    14 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    15 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    16 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    17 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    18 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    © Nefa architects
  • zooming
    19 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    © Nefa architects

В то же время лаконичные очертания периптера не несут ни кровли, ни фронтона и воспринимаются мегалитически, как подобие Стонхенджа, особенно в косом солнце. Как будто древние окружили свой курган не колоннадой даже, а какими-то ритуальными столбами. Пилонада почти квадратным конктуром, примерно 60 х 70 м, окружает стеклянный объем, который выбрасывает вперед, за линию столбов, длинный приветственный козырек, а внутри скрывает не только крытые залы и переговорные, но и пышный, уже достаточно разросшийся сад – здание устроено по принципу античного атриумного дома, хотя и без имплювия.
Бизнес Терминал Платов
Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects

Интерьеры закрытых помещений решены, как и внешний контур, бруталистски: преобладает цвет и фактура бетона, стены покрыты тонкими вертикальными полосами. Между тем на входе посетителей VIP-зала встречают столбы муранского стекла янтарного оттенка, улавливающие дневной свет и с внутренней подсветкой для вечернего времени, – прямо-таки символы концентированного солнечного тепла.
Бизнес Терминал Платов
Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects

Золотом отливают и светильники, цвета латуни, столь любимой в архитектуре оттепели и позднее, сплетенные в проницаемый объемный узор и снабженные множеством точечных лапочек очень теплого света. Они делают ретромодернисткую направленность архитектуры терминала особенно ясно читаемой: разглядывая его, можно вспомнить и о вашингтонском Кеннеди-центре, и о московском Дворце Съездов, а может быть и о музее Ленина Леонида Павлова. Впрочем, есть одно очевидное отличие, помимо качества бетона, тонкости деталей и полного отсутствия мрамора – здесь совершенно нет красных ковров. Сочетание оттенков бетона с золотистыми вкраплениями, повторенное и в серо-желтых цветах мебели, не выходит за рамки ассоциаций со степной пылью и техническим бетоном аэропорта, оживленной солнечными бликами и воспоминанием о золоте сарматов.
  • zooming
    1 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    2 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    3 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    4 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    5 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    6 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    7 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    8 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    9 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    10 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects

Подробнее о проекте >

Здание, о котором говорилось выше – единственное отдельностоящее художественное дополнение к аэропорту «Платов», и оно, надо признать, образно в некотором роде противостоит основному объему. Далее речь пойдет об интерьерах так называемых «залов повышенной комфортности», пространств, встроенных в объем главного здания, но получивших авторское оформление благодаря задаче подчеркнуть исключительность атмосферы, предоставляемой привилегированным путешественникам. 
 
Зал повышенной комфортности, 400 м2
Nefa architects
Для этого зала архитекторы выбрали неожиданный ракурс: образно говоря, спустились на уровень земли и взглянули на небо из-под цветов. Из нового масштаба, при котором непонятно – то ли цветы стали большими, то ли люди – маленькими, родился визуальный ряд с со стебельками колонн и лентой лепестков.
  • zooming
    1 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    2 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    3 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    4 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    5 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    6 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    7 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    8 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    9 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects

Найти материал для ленты оказалось непросто. Архитекторы испробовали покраску стекла и негорючую бумагу, затем обратились к металлу – под воздействием температуры он окисляется, после чего на поверхности остаются красивые переливчатые следы. Дальнейшие исследования привели к титану, который после обработки проявил себя ярче всего. Пол покрыт плитами из бетона-терраццо, его вкрапления напоминают разбросанные по земле камушки.

В интерьере много вертикалей, поддерживающих графичность и прозрачность образа: ножки бара и стоек информации, черные кофейные столики, составленные из реек кресла на подиуме. Ориентироваться в пространстве помогают традиционные пиктограммы, а также напольные линии, фрезерованные в бетоне.
Подробнее о проекте >
 
Бизнес-зал «Солнце», 420 м2
Vox architects
Главный мотив пространства – южное тепло. Стойка ресепшн уподоблена шару заходящего солнца. Он заключен в капсулу из натянутых металлический нитей, «лучей», которые генерируют разные по интенсивности световые рефлексы. Окна в помещении выходят на запад, поэтому на закате арт-объект сливается с настоящим солнцем, которое наполняет зал естественным контрастным светом.
  • zooming
    1 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    2 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    3 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    4 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    5 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    6 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    7 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    8 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    9 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    10 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    11 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    12 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    13 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    14 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    15 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    © Vox architects
  • zooming
    16 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects

«Солнце» окружено криволинейными стенами и перегородками. Пространства плавно перетекают друг в друга и словно река ведут посетителя от одной функциональной зоны к другой, постепенно замедляясь и «разливаясь» в основном зале отдыха. Здесь фактуры напоминают об аграрных богатствах региона: пробка, обработанная стружечная плита, общая теплая цветовая гамма. Все закрытые помещения – санузлы, душ – намеренно холодные, с металлическими фактурами, плавные формы и отражающие поверхности которых символизируют воды Дона. Мебель и логика пространства дают возможность как уединиться, так и провести время в компании.
Подробнее о проекте >

Бизнес-зал «Горизонт», 280 м2
Vox architects
В основе этой концепции – бесконечный степной горизонт. По периметру тянется черный металлический профиль – рассветный горизонт, из-за которого только-только начинает проступать голубое сияние: в профиле спрятан линейный источник света.
  • zooming
    1 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    2 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    3 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    4 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    5 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    6 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    7 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    8 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    9 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    10 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    11 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    12 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    © Vox architects
  • zooming
    13 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects

Ниже линии – утяжеляющая отделка, «земля», верхнюю же часть архитекторы постарались сделать как можно более эфемерной: этому способствует и отсутствие у зала потолка, и прозрачные перегородки, разделяющие его на функциональные зоны. Перегородки разные по высоте, пропорциям и цвету, но все они заключены в тонкие металлические рамы, вторящие графике «горизонта». Прозрачные слои и тонкие линии накладываются друг на друга, над всем главенствует зеркальное синее солнце, которое увеличивает глубину пространства.
Подробнее о проекте >

29 Января 2020

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Кисельные берега взаправду
Стратегия развития Казанки – масштабный и амбициозный проект по созданию национального парка в самом сердце города, способного изменить образ жизни казанцев. О реалистичности и серьезности намерений говорит тот факт, что с момента утверждения Стратегии отменено несколько крупных строек на берегах реки.
Орбитальное расхождение
Ансамбль деревянной ротонды и овального моста, сооруженный Антоном Кочуркиным в ПКиО Выксы, напоминает схему планеты, сошедшей к орбиты на апогее, но все же к ней привязанной. А мост соединяет, вместо двух берегов, – воды двух прудов. Словом, объект театрализует и осмысляет действительность по законам жанра паркового павильона.
Не реставрация, но воссоздание
Декоративное панно «Защитникам Отечества» в Калуге, созданное почти полвека назад художником Владимиром Животковым, обрело вторую жизнь и избежало забвения. Теперь на его месте – точная и усиленная копия.
Красная ботаника
Жилой комплекс рядом с петербургским Ботаническим садом невысок и уютно-контекстуален. На основе современного средового и орнаментального модернизма он совмещает аллюзии на соседние исторические здания и тему флорального декора, также продиктованную гением места.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
От фундамента до ложки
Ориентируясь на вкус друзей-заказчиков, архитекторы Ольга Буденная и Роман Леонидов задумали и осуществили дом в ближнем Подмосковье как игру в ар-нуво. А заодно обогатили типологию частного жилья современными функциями гаражного лофта и детской художественной студии-мастерской.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.