Неиссякаемый источник

VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

29 Января 2020
mainImg
0 Аэропорт «Платов» в Ростове-на-Дону – яркое событие в истории новейшей российской архитектуры. Мы уже рассказывали о поиске образа и строительстве, не меньшего внимания заслуживают интерьеры: залов повышенной комфортности в аэропорту целых четыре, у каждого по несколько наград. Их авторы, бюро Vox architects и Nefa architects так же, как и авторы самого здания, в основу творческого поиска положили контекст. В данном случае: южное тепло и изобилие, крутые берега и волны Дона, простор степей и археологические находки. Результат – четыре эмоциональных и тактильных интерьера, каждый из которых рассказывает историю, и одно отдельностоящее здание VIP-терминала.
 
Бизнес Терминал, 3500 м2
Nefa architects
Бизнес терминал для официальных лиц и делегаций находится немного в стороне от основного здания аэропорта. На этом месте археологи обнаружили курган с золотом сарматов. Архитекторы из Nefa architects, вдохновившись этим сюжетом, также как и историческим фактом присутствия на ростовских землях колоний древних греков, превратили здание терминала в периптер – впрочем, очень обобщенный, бетонный и с усложненным ритмом пилонады, чередованием толстых и тонких опор, открытыми углами, разрывом со стороны летного поля, а по бокам даже со сбитым ритмом, напоминающим о штрих-коде.
  • zooming
    1 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    2 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    3 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    4 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    5 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    6 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    7 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    8 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    9 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    10 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    11 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    12 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    13 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    14 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    15 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    16 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    17 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    18 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    © Nefa architects
  • zooming
    19 / 19
    Бизнес Терминал Платов
    © Nefa architects

В то же время лаконичные очертания периптера не несут ни кровли, ни фронтона и воспринимаются мегалитически, как подобие Стонхенджа, особенно в косом солнце. Как будто древние окружили свой курган не колоннадой даже, а какими-то ритуальными столбами. Пилонада почти квадратным конктуром, примерно 60 х 70 м, окружает стеклянный объем, который выбрасывает вперед, за линию столбов, длинный приветственный козырек, а внутри скрывает не только крытые залы и переговорные, но и пышный, уже достаточно разросшийся сад – здание устроено по принципу античного атриумного дома, хотя и без имплювия.
Бизнес Терминал Платов
Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects

Интерьеры закрытых помещений решены, как и внешний контур, бруталистски: преобладает цвет и фактура бетона, стены покрыты тонкими вертикальными полосами. Между тем на входе посетителей VIP-зала встречают столбы муранского стекла янтарного оттенка, улавливающие дневной свет и с внутренней подсветкой для вечернего времени, – прямо-таки символы концентированного солнечного тепла.
Бизнес Терминал Платов
Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects

Золотом отливают и светильники, цвета латуни, столь любимой в архитектуре оттепели и позднее, сплетенные в проницаемый объемный узор и снабженные множеством точечных лапочек очень теплого света. Они делают ретромодернисткую направленность архитектуры терминала особенно ясно читаемой: разглядывая его, можно вспомнить и о вашингтонском Кеннеди-центре, и о московском Дворце Съездов, а может быть и о музее Ленина Леонида Павлова. Впрочем, есть одно очевидное отличие, помимо качества бетона, тонкости деталей и полного отсутствия мрамора – здесь совершенно нет красных ковров. Сочетание оттенков бетона с золотистыми вкраплениями, повторенное и в серо-желтых цветах мебели, не выходит за рамки ассоциаций со степной пылью и техническим бетоном аэропорта, оживленной солнечными бликами и воспоминанием о золоте сарматов.
  • zooming
    1 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    2 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    3 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    4 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    5 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    6 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    7 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    8 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    9 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects
  • zooming
    10 / 10
    Бизнес Терминал Платов
    Фотография © Илья Иванов/предоставлено Nefa architects

Подробнее о проекте >

Здание, о котором говорилось выше – единственное отдельностоящее художественное дополнение к аэропорту «Платов», и оно, надо признать, образно в некотором роде противостоит основному объему. Далее речь пойдет об интерьерах так называемых «залов повышенной комфортности», пространств, встроенных в объем главного здания, но получивших авторское оформление благодаря задаче подчеркнуть исключительность атмосферы, предоставляемой привилегированным путешественникам. 
 
Зал повышенной комфортности, 400 м2
Nefa architects
Для этого зала архитекторы выбрали неожиданный ракурс: образно говоря, спустились на уровень земли и взглянули на небо из-под цветов. Из нового масштаба, при котором непонятно – то ли цветы стали большими, то ли люди – маленькими, родился визуальный ряд с со стебельками колонн и лентой лепестков.
  • zooming
    1 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    2 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    3 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    4 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    5 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    6 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    7 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    8 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects
  • zooming
    9 / 9
    Бизнес зал внутренних воздушных линий или Зал повышенной комфортности (зпк) в аэропорту Платов
    Фотография © Илья Иванов /предоставлено Nefa architects

Найти материал для ленты оказалось непросто. Архитекторы испробовали покраску стекла и негорючую бумагу, затем обратились к металлу – под воздействием температуры он окисляется, после чего на поверхности остаются красивые переливчатые следы. Дальнейшие исследования привели к титану, который после обработки проявил себя ярче всего. Пол покрыт плитами из бетона-терраццо, его вкрапления напоминают разбросанные по земле камушки.

В интерьере много вертикалей, поддерживающих графичность и прозрачность образа: ножки бара и стоек информации, черные кофейные столики, составленные из реек кресла на подиуме. Ориентироваться в пространстве помогают традиционные пиктограммы, а также напольные линии, фрезерованные в бетоне.
Подробнее о проекте >
 
Бизнес-зал «Солнце», 420 м2
Vox architects
Главный мотив пространства – южное тепло. Стойка ресепшн уподоблена шару заходящего солнца. Он заключен в капсулу из натянутых металлический нитей, «лучей», которые генерируют разные по интенсивности световые рефлексы. Окна в помещении выходят на запад, поэтому на закате арт-объект сливается с настоящим солнцем, которое наполняет зал естественным контрастным светом.
  • zooming
    1 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    2 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    3 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    4 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    5 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    6 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    7 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    8 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    9 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    10 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    11 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    12 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    13 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    14 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects
  • zooming
    15 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    © Vox architects
  • zooming
    16 / 16
    Бизнес-зал «Солнце» аэропорта Платов
    Фотография © Мамука Хелашвили / предоставлено Vox architects

«Солнце» окружено криволинейными стенами и перегородками. Пространства плавно перетекают друг в друга и словно река ведут посетителя от одной функциональной зоны к другой, постепенно замедляясь и «разливаясь» в основном зале отдыха. Здесь фактуры напоминают об аграрных богатствах региона: пробка, обработанная стружечная плита, общая теплая цветовая гамма. Все закрытые помещения – санузлы, душ – намеренно холодные, с металлическими фактурами, плавные формы и отражающие поверхности которых символизируют воды Дона. Мебель и логика пространства дают возможность как уединиться, так и провести время в компании.
Подробнее о проекте >

Бизнес-зал «Горизонт», 280 м2
Vox architects
В основе этой концепции – бесконечный степной горизонт. По периметру тянется черный металлический профиль – рассветный горизонт, из-за которого только-только начинает проступать голубое сияние: в профиле спрятан линейный источник света.
  • zooming
    1 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    2 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    3 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    4 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    5 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    6 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    7 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    8 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    9 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    10 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    11 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects
  • zooming
    12 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    © Vox architects
  • zooming
    13 / 13
    Бизнес-зал «Горизонт» аэропорта Платов
    Фотография © Михаил Лоскутов / предоставлено Vox architects

Ниже линии – утяжеляющая отделка, «земля», верхнюю же часть архитекторы постарались сделать как можно более эфемерной: этому способствует и отсутствие у зала потолка, и прозрачные перегородки, разделяющие его на функциональные зоны. Перегородки разные по высоте, пропорциям и цвету, но все они заключены в тонкие металлические рамы, вторящие графике «горизонта». Прозрачные слои и тонкие линии накладываются друг на друга, над всем главенствует зеркальное синее солнце, которое увеличивает глубину пространства.
Подробнее о проекте >

29 Января 2020

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
Похожие статьи
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.
На бокальчик
Для интерьера винного бара в Казани Карина Гимранова выбирает как прямые ассоциации вроде бочек, светильников-виноградин и хрусталя, так и более тонкие: оттенки закатного солнца, образ почвы, осколки амфор. Не последнюю роль в создании атмосферы сыграл светодизайн.
Платан и фонтан
Кафе-терраса в сочинском парке «Ривьера» стремится раствориться в окружающей его буйной растительности: деревья растут сквозь перекрытия, в конструктиве предусмотрены отсеки для высадки растений, а панорамные окна истончают границы пространств.
В гостях у Фрэнка
Интерьеры лобби башен комплекса «Павелецкая сити» посвящены легендам американского кинематографа. Чтобы воссоздать атмосферу голливудской роскоши, бюро Олега Клодта обратилось к приемам ар-деко, фактурным материалам и арт-объектам.
Лучи пустыни
В Дубае по проекту бюро IND architects планируют построить школу, рассчитанную на 1750 учеников. Архитекторы учли локальные особенности, предложили «лучевую» планировку и пространства, в которых детям будет комфортно находиться на протяжении всего дня.
Сад Памяти
Сад Памяти – ландшафтное продолжение экспозиции Музея Истории ГУЛАГа. В основе его планировки – идея пути к свету через трудности памяти и опыта. Пустовавший ранее технический двор стал оживленным пространством для культурной программы музея и знакомства с историческими фактами. Рассказ о проекте – от автора.
Смотровая вышка
Дом в Красной поляне, спроектированный екатеринбургским бюро Марии Демидовой, занимает очень узкий участок. Архитекторы вытянули объем вверх и добавили террасы, тем самым раскрыв виды на горы и освободив место для патио и бассейна.
Хибинская сокровищница
Модернистское здание библиотеки в Апатитах после реконструкции превратилось в серьезный культурный центр: внутри экспонируется современное искусство, проходят концерты и мастер-классы. Один из участников проекта – телеведущий и коллекционер Андрей Малахов. Интерьерную концепцию разработала студия «Точка дизайна».
Дорога к храму
По гранту Конкурса Малых городов в селе Николо-Березовка рядом с Нефтекамском благоустроена главная улица и территория у храма. Консорциум APRELarchitects и «Новая земля» превращает село в музей под открытым небом, а также интегрирует руинированные постройки в общественную жизнь.
Возвращение маяка
Один из флагманских проектов прошедшего 800-летия Нижнего Новгорода – реставрация спроектированного Федором Шехтелем здания банка и приспособление его под культурно-технологический кластер. Команде архитекторов удалось сохранить дух места и одновременно создать пространство для инноваций.
Белый змей
Дом Residence Prime, недавно построенный в Нижнем Новгороде на бровке активно развивающего склона над Черниговской улицей – произведение яркое, цельное, и при этом насыщенное большим числом аллюзий. Он реагирует на окружение и на тенденции, но скульптурная «анималистичность» позволяет примирить все эти темы. Разбираемся.
Холодный свет
Интерьер общественного пространства в одном из зданий Лахта-центра развивает заложенную в архитектуре тему льда и севера. Авторы проекта – бюро Архистра.
Привет, сосед!
В новосибирском микрорайоне «Евроберег» компания Брусника открыла соседский центр. Совместно со студией Shubochkini она создала пространство, которое расширяет границы квартиры и помогает сформировать крепкое локальное сообщество. Тем самым повышая качество жизни резидентов и их лояльность.
Не-синий кит
Архитекторы строят, режиссеры ставят спектакли – казалось бы аксиома, но иногда они объединяют усилия и начинают экспериментировать с жанрами. «Перформативная инсталляция для одного зрителя», – так определили жанр своего проекта «52 Гц» режиссер Антон Морозов и архитектор Андрей Воронов. Рассматриваем с разных сторон, даже отыскиваем противоречия.
Северная Фиваида
По проекту бюро APRELarchitects благоустроена центральная часть села Ферапонтово, примыкающего к знаменитому монастырю с фресками Дионисия. Теперь здесь есть базовые сервисы для туристов, а также место для досуга сельчан.
Принцип коллажа
Интерьер библиотеки Международной гимназии Сколково архитекторы бюро FORM создавали по принципу коллажа: из ярких мобильных элементов легко составлять все новые пространства – не только для чтения или занятий, но и для игры.
Блестящее производство
Лондонские архитекторы бюро MOST оформили пространство высокотехнологичного производства штучных скоростных электрокаров Charge Cars, которые собирают в оболочке легендарных фордовских мустангов. Основатели и бюро, и автосборочного стартапа – россияне, получившие образование здесь.
Пара к паре, мост к мосту
В процессе исследования мастер-плана Благовещенской слободы в Нижнем выяснилось, что рядом с комплексом, у его подножия на берегу реки, спроектирована еще одна группа объектов. Они дополняют ЖК функционально, а как срифмованы по ритму, цвету и смыслу – любо-дорого смотреть.
Родной край
После реконструкции по проекту ED Architecture старейший лицей Альметьевска расширился, получив современные пространства, в которых можно изучать робототехнику, аэропонику и генетику. При этом уделено внимание идентичности: в оформлении интерьеров участвовали местные дизайнеры, предложившие светильники из войлока, декоративные панели с традиционным орнаментом и деревянную мебель.
Поэтика кирпичной стены
Бюро WALL представило проект реконструкции одного из зданий бывшего свечного завода в Казани. Архитекторы предлагают зафиксировать ощущение руины и спрятать внутри нее отчетливо современный бетонный объем, который сам по себе достоин внимания. Программа здания помимо апартаментов и термального комплекса включает археологический парк.
Сад над Волгой
Приспосабливая непростое пространство «шайбы» волгоградского речного порта под кафе, студия OBJCT откликалась на близость реки: в интерьере есть воздушные подвесные конструкции в виде облаков, свалянная из шерсти «галька», корабельные канаты и обильная тропическая зелень.
Кобальт на пудре
Проектируя интерьер студии известного московского визажиста, архитекторы DA bureau постарались средствами дизайна передать характер и подход мастера. Нейтральная светлая база служит фоном для акцентов: деталей из «хирургических» стали, нефритовой эпоксидной смолы или фактурного дерева.
Галерея
«Галерея» – так здание обозначено в проекте мастерской Пестова и Попова. Название не случайное: заказчику потребовалась современная фотостудия – параметры этого пространства и повлияли на структуру здания.
Технологии и материалы
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
​Металл с олимпийским характером
Алюминий – материал, сочетающий визуальную привлекательность и вариативность применения с выдающимися механико-техническими свойствами.
Рассказываем о 5 знаковых спорткомплексах, при реализации которых был использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Частная жизнь в кирпиче
Что происходит с обликом малоэтажной застройки в России? Архи.ру поговорил с экспертами и выяснил, какие тренды отмечают архитекторы в частном домостроении и почему кирпич остается самым популярным материалом для проектов загородных домов с очень разной экономикой.
Новая деталь: 10 лет реконструкции гостиницы «Москва»
В 2013 году был завершен третий этап строительства современной гостиницы «Москва» на Манежной площади, на месте разобранного здания Савельева, Стапрана и Щусева. В этом году исполняется ровно 10 лет одному из самых громких воссозданий 2010-х. Фасады нового здания выполнялись компанией «ОртОст-Фасад».
Уникальные системы КНАУФ для крупнейшего в мире хоккейного...
9 и 10 декабря 2023 года в новом ледовом дворце в Санкт-Петербурге состоялся «Матч звезд КХЛ». Двухдневным спортивным праздником официально открылась «СКА Арена» на проспекте Гагарина. Построенный на месте СКК комплекс – обладатель нескольких лестных титулов «самый-самый», в том числе в части уникальных строительных технологий. На создание сооружения ушло всего 36 месяцев.
Устойчивый малый
Сделать город зеленым и устойчивым – задача, выполнить которую можно только сообща, а в ее решении все средства хороши: и заложенный в стратегию развития зеленый каркас, и контейнер для сортировки мусора, и цветочная грядка на балконе. Рассказываем о малых архитектурных формах, которые помогают улучшить экоповестку.
Baumit: продлевая строительный сезон
Не случайно стройку считают сезонной работой: с приходом холодов часто встает вопрос – можно ли продолжать отделочные работы или надо ждать весны. Baumit разработал специальные штукатурки, которые позволяют отделывать фасад и при минусовых температурах.
Масштаб впечатляет: 7 проектов в Китае, построенных...
Китайские архитектурные объекты давно впечатляют весь мир масштабом и цельностеклянными фасадами. Вместе с менеджером по архитектурным проектам Larta Glass Петром Ивановским рассмотрим применение стекла на самых ярких из них.
Сейчас на главной
Действенная архитектура
Финалисты премии Мис ван дер Роэ-2024 – общественные сооружения, нацеленные на развитие периферийных районов крупных городов, а также деревень и городков.
На нулевом уровне
Кэнго Кума построил в префектуре Эхиме небольшой отель Itomachi 0 с нулевым уровнем потребления энергии из внешних источников. Это первый подобный объект на территории Японии.
Медь и глянец
Универмаг Hi-light в торговом центре Екатеринбурга объединяет несколько универсальных корнеров для брендов-арендаторов, а посетителей привлекает глянцевыми материалами отделки и акцентными объектами.
Опал Анны Монс
Проект небольшого бизнес-центра рядом с Туполев плаза и улицей Радио прокламирует необходимость современной архитектуры в отдельно взятом месте Немецкой слободы и доказывает свой тезис проработанностью деталей, множеством отвергнутых вариантов формы и даже – описанием района. Можно согласиться и интересно, что получится.
Всех накормить
На ВДНХ для выставки «Россия» силами Концерна КРОСТ был спроектирован и реализован «Дом российской кухни» – в рекордные сроки. Он умело выстроен с точки зрения современного общепита, помноженного на шумную культурную программу, – и столь же успешно интерпретирует разностилевой характер выставки достижений. В то же время значительная часть его интерьера восходит к прообразам 1960-х годов, хоть «про зайцев» тут пой.
Образовательные технологии
Бюро Vallet de Martinis architectes построило недалеко от Парижа корпус новой инженерной школы ESIEE-IT. Среда здесь стимулирует разноуровневую коммуникацию как неотъемлемую часть современного процесса обучения.
Кофе со сливками
Бистро в центре Белграда с дубовыми панелями, бордовым мрамором, патио и лестницей-диваном. Интерьером занималось московское бюро Static Aesthetic.
Пресса: Морфотипы как ключ к сохранению и развитию своеобразия...
Из чего состоит город? Этот вопрос, который на первый взгляд может показаться абстрактным, имел вполне конкретный смысл – понять, как устроена историческая городская застройка, с тем чтобы при реконструкции центра, с одной стороны, сохранить его своеобразие, а с другой – не игнорировать современные потребности.
Бетон и море
В Светлогорске в одном из помещений берегового лифта открылся гастрономический бар. Архитекторы line design studio сохранили брутальный характер места, добавив дихроичное стекло, металл и бетон, а главный акцент сделали на изменчивом пейзаже за окном.
Ширма для автомобиля
Микрорайон “New Питер” отличается от других новостроек Петербурга тем, что с ним работают разные архитекторы. Паркингами, например, занималось молодое бюро Bagratuni Brothers, которое предложило складчатые фасады из металлической сетки, превратившие утилитарную постройку в достойный красной линии объект.
5 утверждений Нормана Фостера: о «зеленом» строительстве,...
Журнал Dezeen опубликовал интервью с 88-летним основателем бюро Foster+Partners. Норман Фостер делится своими мыслями о «зеленом» строительстве, рассказывает о преимуществах бетона и пытается восстановить репутацию авиасообщения. Публикуем ключевые моменты этой беседы.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Памяти Анатолия Столярчука
Автор многих зданий современного Петербурга, преподаватель Академии художеств, Член Градостроительного совета и человек, всегда готовый поддержать.
Вокзал в лесу
В основу проекта железнодорожного вокзала Цзясина, разработанного бюро MAD, легла концепция «вокзал в лесу».
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Ансамбль у мечети
Бюро ОСА подготовило мастер-план микрорайона в южной части Дербента. Его задача – положить начало формированию современной комфортной среды в городе. Организация жилых кварталов подчинена духовному центру: в зависимости от расположения относительно соборной мечети дома отличаются фасадными и пластическими решениями. Программа также включает центр гостеприимства, административные здания, образовательный кластер и воздушный мост.
Дом на взморье
Перевоплощение кафе «Причал» на берегу залива в Комарово в ресторан Meat Coin отразило смену тенденций в оформлении загородных домов: на месте темная облицовка фасадов, открытые деревянные конструкции и бетон в интерьере, натуральные материалы, а также фокус на природном окружении.
«Зеленая» сладкая жизнь
Zaha Hadid Architects представили типовой проект заправочной станции для прогулочных судов на водородном топливе. Сначала станции планируется возводить в Средиземноморье, а затем и в других популярных у любителей катеров и яхт регионах мира.
Шоколад в шоколаде
Интерьер петербургского ресторана Theobroma, где все блюда готовятся с применением какао-бобов, выдержан в стиле Людовика XIV. Мебель и посуду в духе рококо балансирует фактура потертого бетона на стенах и обилие естественного света.
Домики в саду
Детский сад, спроектированный бюро WALL для нового района Казани, отвечает нормативам, но далеко уходит от типовых вариантов. Архитекторы предложили замкнутую на себе структуру с зеленым двором в центре, деревянными домиками-ячейками и галереей вместо забора. Получилось по-взрослому и уютно.
Парголовский протестантизм
В Петербурге по проекту бюро SLOI architects строится протестантская церковь. Одна из главных особенностей здания – деревянная кровля с 25-метровыми пролетами, которая в числе прочего формирует интерьер молельного зала. Но есть и другие любопытные детали – рассказываем о них подробнее.
Дом за колоннадой
Жилой дом Highnote по проекту бюро Studioninedots в Алмере включает полуобщественные пространства, которые должны оживить центр этого основанного в 1970-х нидерландского города.
Пресса: Вернуть человеческий масштаб: проекты реконструкции...
В 1978 году Отдел перспективных исследований и экспериментальных предложений был переименован в Отдел развития и реконструкции городской среды. Тема развития через реконструкцию, которая в 1970-е годы разрабатывалась отделом для районов сложившейся застройки в центре города, в 1980-е годы расширяет географию, ОПИ предлагает подходы для реконструкции периферийных районов, т.н. «спальных» районов - бескрайних массивов массового жилищного строительства. Цель этой работы - с одной стороны, рациональное использование городской среды, с другой - гуманизация жилой застройки, создание психологически комфортных пространств.
Спасти книжный
Бюро Wutopia Lab спроектировало в Шанхае книжный магазин для тех, кто не читает. Чтобы заставить потенциальных посетителей вынырнуть из своих смартфонов, для них создали целый вертикальный город и наполнили его жизнью.
Стрит-арт на стройке
Магазин уличной одежды в петербургском пространстве Seno Валентина Дукмас оформила граффити, заборами из профлиста, строительными лесами и пластиковыми стульями. Контраст им составляют старинные деревянные балки и кирпичные стены.