Автор текста:
Д.И. Прутяну

Собор в честь Вознесения Господня в Новочеркасске: концепция росписи соборного храма Войска Донского

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

Вознесенский собор в Новочеркасске является одним из самых выдающихся памятников русского зодчества и изобразительного искусства, связанных с развитием на рубеже XIX-XX столетий так называемого неовизантийского стиля. Собор поражает величием архитектуры, а также грандиозными размерами: на одну службу вмещает до 5.000 человек. По величине Вознесенский собор в Новочеркасске уступает только Храму Христа Спасителя в Москве (10 тыс.чел.) и Исаакиевскому собору в Петербурге (7 тыс. чел.).

Символическая закладка Вознесенского собора произошла еще в 1805 году при закладке самого города Новочеркасска. С этого момента, дважды предпринимались попытки воздвигнуть собор – в 1811-1846 (по проекту Алоизия Руско) и в 1850-1863 годах (по проекту Константина Тона). Однако оба раза строительство завершилось обрушением здания. Наконец, в 1891 голу, был высочайше утвержден проект третьего варианта Вознесенского собора, выполненный архитектором, действительным членом Императорской Академии художеств Александром Александровичем Ященко. Строительство началось в 1893 году, и 6 мая 1905 года состоялось освящение Вознесенского собора. А.А. Ященко скоропостижно скончался в 1893 году. Руководство работами осуществлял архитектор И.П.Злобин.

Архитектурная композиция и декоративное оформление фасадов Вознесенского собора решены в неовизантийском стиле. Грандиозный центральный купол обрамлен четырьмя малыми. Наружное скульптурное оформление по эскизам художника Грязнова выполнено скульптором Возницким. Кроме главного престола в соборе освящены еще два придела: во имя Воскресения Христова и во имя иконы Божией Матери Одигитрии Смоленской. Собор имеет два подвала – нижний и верхний общей глубиной около 15 м. Нижний подвал служит для хранения свечей, лампадного масла и т.д., а верхний приспособили для несгораемого войскового архива в северном крыле, а в центре – под усыпальницу великих людей Дона, состоящую из 24 мраморных саркофагов.

Вознесенский собор был теплым, имел специальное оборудование для отопления в зимнее время. Внутренняя отделка собора отличается утонченной роскошью и монументальным величием. Белый мрамор из Италии для полов и иконостаса поставила ростовская фирма итальянца Сильвестра Тонитто, а розовый (для колонн), привозили из Франции.

Эскизы икон подготовили члены Общества русских художников Стаборовский и Гружевский. Работу по его устройству и живописи отдали по конкурсу профессору А.В. Пряхову.

Выдающимся художественным качеством отмечена роспись Вознесенского собора, созданная под несомненным влиянием стенописей Храма Христа Спасителя, а также живописи В. Васнецова во Владимирском соборе в Киеве.

После конкурса заказ на роспись Вознесенского собора был отдан Обществу русских художников, чей проект произвел на комиссию наиболее благоприятное впечатление. Роспись выполняла большая группа живописцев из Санкт-Петербурга, Москвы и Новочеркасска. Среди них следует выделить Григория Григорьевича Мясоедова, Ивана Федоровича Попова, Владимира Михайловича Лопатина, Николая Георгиевича Масленникова, Аполлона Васильевича Троицкого, Владимира Александровича Пояркова, Дмитрия Николаевича Кардовского, Ивана Федоровича Порфирова, Вениамина Николаевича Попова, Александра Михайловича Грушина, а также Г.В. Белащенко, А.П. Хотулева, В.А. Иващенко, А.С. Петухова, В.А. Плотникова, Т.К. Петрусевича, Т.П. Шинкаренко, М.Е. Ватутина, Ф.С. Казачинского, С.Е. Девяткина.

Программа росписи Вознесенского собора тесно связана с традицией системы росписи византийских и русских больших соборов, отмечена глубоким пониманием смысла и назначения храмовой росписи. Роспись выполнена в масляной технике живописи на известково-гипсово-песчаном основании.
В куполе традиционно представлен Христос Вседержитель в окружении херувимов, написанный И.Ф. Порфировым в духе Владимирского собора в Киеве. В барабане – пророки, которые выделяются своей экспрессией, энергией рисунка и строгими, по-васнецовски аскетичными, ликами; принадлежат они кисти художника Г.В. Белащенко.

Что касается сюжетов, то в соборе наблюдается тенденция минимизации сюжетов центрального пространства, тем самым огромное количество площадей покрываются роскошными вызолочеными орнаментами, отчего храм приобретает удивительно нарядное звучание. В соборе присутствует только праздничный цикл, а так же отдельные композиции в алтаре и на западной стене. Большое количество изображений святых – в медальонах арок, на столпах и стенах, в простенках окон. Над главными арками художником А.П. Хотулевым написано одиннадцать изображений чудотворных икон Божией Матери, особенно чтимых в Донской области.

Сцены христологического цикла помещены в притворе. Угловые композици принадлежат кисти И.Ф. Попова: «Притча о Блудном Сыне», «Исцеление дочери Хананеянки», «Отрок Иисус во храме», «Благословение детей». Их задача – запечатлеть в памяти христианина примеры милосердия. Над входом, на западной стене притвора, художником В.А. Плотниковым изображенл евангельское повествование «Подаяние на храм Христом сатира», как пример пожертвования на храм, которому должен следовать по мере своего достатка каждый прихожанин.

Притвор отделяется от самого собора преддверием с двумя дубовыми перегородками с зеркальными стеклами. На северной стене преддверия написанная художником А.В.Троицким композиция «Чудесное видение Креста на небе Императором Константином». На противоположной стене – «Искание князем Владимиром истинной веры».

Алтарь оформлен в соответствии со вкусами начала XX века. Следует отметить композицию «Троица Новозаветная» над алтарем кисти художника М.Е. Ватутина по эскизу И.Ф. Попова. Наличие неканонических композиций в живописи XIX – начала XX века встречается довольно часто, однако, изображение Троицы в центральной алтарной конхе – редкое явление, традиционно это место занимают образы Христа или Богоматери. Ниже под окнами в алтаре помещается одно из самых интересных изображений во всем храме – «Тайная вечеря», Это огромная 13-ти метровая композиция, принадлежащая кисти художника В.Н. Попова.

Самая крупная композиция в Новочеркасском соборе – «Страшный суд», площадью около 75 кв. м.
На хорах, расположенных на втором этаже колокольни, размещены исторические сюжеты, отразившие основные вехи становления и развития Донского казачества, выполненные в передвижническом стиле Ф.С. Казачинским, Д.Н. Кардовским, И.Ф. Поповым и др. Включение композиций, связанных с историей казачества, отвечает назначению собора как усыпальницы великих людей Дона и как войскового храма Донских казаков.

В 1934 году собор был закрыт, его убранство и листы позолоченной меди с крыши были изъяты. Однако в 1942 году, в период немецкой оккупации, храм был вновь открыт. Службы в нем не прекратились и после освобождения Новочеркасска. Подвал собора использовался как склад, но наверху шли церковные службы. Все это время храм практически не реставрировался.

В 1991 году здание собора передано Русской Православной Церкви. 15 мая 1993 года в Вознесенском соборе проходила церемония торжественного перезахоронения останков генералов Платова, Орлова-Денисова, Ефремова и Бакланова, а также Архиепископа Донского и Новочеркасского Иоанна в усыпальнице собора.

К настоящему моменту проведена реставрация фасадов, восстановлено покрытие и позолота куполов, установлены кресты со вставками из горного хрусталя. Однако внутреннее убранство, в первую очередь росписи, нуждается в срочной реставрации.

13 Февраля 2013

Автор текста:

Д.И. Прутяну
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Внутри рисованной сетки
При проектировании комплекса апартаментов PLAY в Даниловской слободе архитекторы бюро ADM сделали ставку на образность постройки. Наиболее ярко она проявилась в сложносочиненной сетке фасадов.
Штаб-квартира будущего
Проект ПИ «АРЕНА», победивший в открытом конкурсе идей для новой штаб-квартиры итальянской компании FITT, совмещает футуристичную форму, красивую комбинаторику функций, энергоэффективность и тонкие отсылки к архетипам итальянской культуры. Особенно хорош «сплошной фонтан» в первом этаже. Рассказываем о трех победителях конкурса.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.