Автор текста:
М. Е. Монастырская

«Реслободизация» городов - эффективный ответ на эпидемиологический вызов современности

21 Ноября 2020
1. «Реслободизация» крупных российских городов как результат их приспособления к экстремальным условиям нарастания пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 состоялась. Состоялась быстро и вполне успешно. Под «реслободизацией» нами понимается процесс, обратный так называемому «выслобождению городов» [3], продвижению которого российские урбанисты увлеченно, энергично и небезрезультатно способствовали в конце ХХ – начале XXI вв. и которое осуществляется, по В.Л. Глазычеву, посредством «самостроительства города из материала слободы» сообразно трехкомпонентной индивидуальной социально-культурной программе («экологическая», «ностальгическая», «экономическая»  области развития) [3].

2. Несмотря на то, что Санкт-Петербург до сего дня позиционируется городским и мировым сообществами  как наиболее европеизированный в культурно-градостроительном отношении российский мегаполис, слободская сущность социально-пространственного  менталитета  населения сохраняется и проявляется здесь не в меньшей степени, чем в провинциальных городах России различной крупности и «зрелости». Незавершенность процесса «выслобождения» Санкт-Петербурга, наряду с осознанием  городскими властями, медиками и горожанами  «эпидемиологических аспектов социальной реальности» [1] и «крайним прагматизмом» как «пути к настоящему творчеству» [1], стали тремя базовыми мотивациями процесса «реслободизации» в «северной столице» в период крайнего эпидемиологического неблагополучия.

3. Согласно рекомендациям доказательной медицины,  важнейшими направлениями адаптации социальной и предметно-материальной средык экстремальным условиям настоящей пандемии (в перспективе - иного гипотетического эпидемиологического коллапса) и, возможно, значимыми акцентами градостроительной деятельности в будущем, являются «дезагрегация», «дистанцирование» и «дезинфекция» [5, 6, 7]. На разных уровнях регулирования урбанизации весомость перечисленных медикоорентированных «начал» достижения эпидемиологической устойчивости и безопасности пространств и мест обитания неодинакова. Наиболее эффективно, согласованно и равноценно противоэпидемиологические  регуляторы работают на уровне обустройства и использования архитектурных ландшафтов городов. К этому уровню обустройства среды обитания можно отнести такие градопланировочные морфотипы как, например, район, микрорайон, кластер, квартал, комплекс, жилая группа, а в исторической ретроспективе – предместье, посад, слобода, рядок (порядок) и др.

4. Поэтому сегодня речь идет о вычленении и/или формировании в структуре городских ландшафтов плотно заселенных, гетерогенных, но, при этом, «персонифицированных» и целостных в социальном плане, «полифоничных» в функциональном смысле, добротно организованных в планировочном отношении, комфортных в части сохранения и обретения людьми доверия  друг к другу территориально-пространственных «единиц» - базовых локусов, в границах которых при необходимости введения жестких мер регулирования эпидемиологической обстановки в городе (и не только!) возможно сохранить и  преумножить «идеальнотипические» [2] качества городского образа жизни. В Санкт-Петербурге своеобразными прототипами таких локусов и градопланировочной основой их выявления оказались «городские слободы» - доиндустриальные и протоиндустриальные формы организации пространств жизнедеятельности специфических контингентовгородского населения – «слобожан»[3].

5. Открытая петербургская статистика, отражающая динамику заболеваемости горожан новой коронавирусной инфекцией, начиная с марта 2020 г., свидетельствует о том, что наиболее стабильную эпидемиологическую картину  медики наблюдают в историческом центре города и его пригородах; намного хуже складывается ситуация в кварталах и микрорайонах индустриальной советской застройки; крупномасштабные же градостроительные «новообразования» последнего тридцатилетия являют собой примеры крайнего эпидемиологического неблагополучия. Наше предположение состоит в том, что существенные характеристики (территориально-пространственные, структурные,  социально-функциональные и пр.) разновременных градопланировочных морфотипов обусловливают безуспешность или успешность адаптации городской среды к витально-опасным вызовам пандемии, либо способствуя распространению инфекции, либо позволяя с ней бороться методами централизованного управления и социальной саморегуляции.

6. Исторический центр Санкт-Петербурга, как известно, изначально формировался как «конгломерат слобод» [4], трансформация которых с течением времени на основе принципов «регламентации, регулярности и ансамблевости» [4] обеспечила индивидуальность и неповторимость архитектурных ландшафтов высокого уровня центральности при сохранении в целом их градопланировочной основы. Поэтому проверка нашей гипотезы проводилась на примере типичного петербургского локуса, активно освоенного горожанами, соблюдавшими режимы самоизоляции (жестких ограничений), частичного снятия жестких ограничений, минимальных ограничений, который располагается  в условных исторических границах бывшей слободы Лейб-гвардии Семёновского полка, давшей название историческому району города «Семенцы» и МО «Семёновский». Границами этого локуса площадью около 6,3 га стали магистрали общегородского значения - Московский и Загородный проспекты, наб. Обводного канала, - и  улица местного значения в жилой застройке - ул. Введенского канала.

ЛИТЕРАТУРА:
1. Браттон Б. 18 уроков карантинного урбанизма/ Б. Браттон [Электронный ресурс] // URL: https:strelkamag.com/ru/article/18-urokov-karantinnogo-urbanizma(Дата обращения 04.10.2020)
2. Вирт Л. Урбанизм как образ жизни. М.: STRELKAPRESS, 2016. 108 с.
3. Глазычев В.Л. Выслобождение городов/ В.Л. Глазычев// О городе. [Электронный ресурс] // URL:  www.glazychev.ru/ habitations%26cities/ 1993_vyslob_gorodov.htm(Дата обращения 04.10.2020)
4. Градостроительное величие Санкт-Петербурга. 300 лет единой государственной градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге. 1706-2006: Каталог выставки / Сост. С.В. Семенцов. СПб.: Туристический и Культурный Центр «Эклектика», 2006. 64 с.
5. Иванова О. Город после пандемии /О. Иванова. [Электронный ресурс] // URL:  https://tatlin.ru/articles/gorod_posle_pandemii(Дата обращения 25.09.2020)
6. Кмита М. Как после пандемии изменятся общественные пространства и наша жизнь в городе/ М. Кмита. [Электронный ресурс] // URL: https://www.buro247.ru/culture/architecture/14-apr-2020-urban-landscape-after-covid.html(Дата обращения 26.09.2020)
7. СП 3.1.3597-20 Профилактика новой коронавирусной инфекции (COVID 19). [Электронный ресурс] // URL:docs.document/564979137(Дата обращения 21.10.2020)

21 Ноября 2020

Автор текста:

М. Е. Монастырская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Штаб-квартира будущего
Проект ПИ «АРЕНА», победивший в открытом конкурсе идей для новой штаб-квартиры итальянской компании FITT, совмещает футуристичную форму, красивую комбинаторику функций, энергоэффективность и тонкие отсылки к архетипам итальянской культуры. Особенно хорош «сплошной фонтан» в первом этаже. Рассказываем о трех победителях конкурса.
На соевой траве
Площадь Линкольн-центра в Нью-Йорке превратилась в лужайку из эко-газона: новое общественное пространство станет «главной сценой» для постепенного открытия Метрополитен-оперы, New York City Ballet и Филармонии после карантина.
Ярусная композиция
Немного Нью-Йорка в Одессе: апарт-комплекс по проекту «Архиматики» с башнями и таунхаусами, площадью и бассейнами.
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.