29.07.2016

Игра в прятки

Как спрятаться внутри головы из живописных полотен, в скульптуре из металла, завязанной в узел, в клетке из арматуры или в Гелендвагене, зарытом в землю? В Никола-Ленивце прошел фестиваль «Архстояние» на тему «Убежище».

Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение

Одиннадцатый по счету никола-ленивецкий фестиваль предложил свои ответы на психологически актуальную по нашим временам тему: «Убежище». Как рассказал бессменный куратор «Архстояния» Антон Кочуркин, идея возникла давно, пару лет назад, долго «вызревала» и, наконец, нашла выход в виде десяти очень разных проектов. Тема, созвучная повсеместно не слишком спокойной политической ситуации, в первую очередь стала откликом на события в самом парке, территория которого, по словам организаторов фестиваля, в любой момент может уйти с молотка. Самостоятельно выкупить земли основатели «Архстояния» не могут, средств едва хватает на проведение фестиваля. Судьба парка остается неопределенной, и некогда нашедшие здесь приют художники, таким образом, вынуждены задуматься о новом убежище, пусть пока символическом. «Никола-Ленивец изначально был убежищем, – объясняет Антон Кочуркин. – Двадцать пять лет назад в этих уединенных местах укрылась горстка архитекторов и художников, нашедших покой и умиротворение. Именно здесь родился Полисский как величайший представитель лэнд-арта в России. Из маленькой деревни Никола-Ленивец постепенно превратился в крупнейший арт-парк, и в некотором смысле утратил свое первоначальное значение. В этом году нам захотелось вернуться к истокам».
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение

Большая часть арт-объектов и инсталляций расположилась на ранее неосвоенной заболоченной территории между деревнями Звизжи и Кольцово. Новая тропа коротким пешеходным маршрутом соединила разрозненные части парка: ресепшн, пресс-центр и «Бобур» Николая Полисского с ландшафтным парком «Версаль» и кемпингом. Подступы к тропе обозначила гигантская триумфальная арка Полисского «Белые ворота» (да-да) – портал, открывающий проход в «последнее убежище» – Никола-Ленивецкий парк. Правда, как признался сам автор, в данном случае сначала появились ворота, а только потом тропа. Причём согласно замыслу в дальнейшем «Белые ворота» должны спровоцировать возникновение и других пешеходных маршрутов – в сторону Угры, к заповеднику, в деревню Звизжи и арт-парк. И местоположение в долине Меандр, чуть в стороне от основной проезжей дороги, этому только способствует.
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Алла Павликова
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Алла Павликоваоткрыть большое изображение

Надо сказать, что объект не вполне новый. В прошлом году его уже показывали в Москве на ВДНХ в рамках фестиваля «Политех». Типология тетрапилона для Полисского вполне традиционна, уже были похожие Пермские ворота и Лихоборские. Все части арки собраны из деревянных деталей разной формы и размера на металлическом каркасе. Элементы конструкции изображают сложные технические механизмы с пружинками и шестерёнками. Внутри арки установлен большой ящик для пожертвований, как крошечный и скорее шуточный шаг к сбору средств для выкупа земель. Однако посетители чаще использовали ящик для фотосессий.
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение

Появление новой тропы через болото стало возможным благодаря мосту, спроектированному командой молодых архитекторов под руководством Олега Шапиро, Ольги Рокаль и Есбергена Сабитова из бюро Wowhaus в соавторстве, как уточняют сами проектировщики, с бобрами. Последние и превратили низину с протекающим по ней ручейком в большое болото, пересекать которое вброд было довольно опасно. Именно поэтому до появления моста короткой дорогой из Звизжей в Кольцово никто не пользовался, предпочитая идти в обход. Ажурный, «вязаный» мост, не затронув интересы бобров, параллельно построивших себе ещё одну хату, проблему отчасти решил. Хотя в дождливую погоду без резиновой обуви преодолеть размытую лесную дорогу всё равно будет крайне сложно.
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Есберген Сабитовоткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Есберген Сабитовоткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Ольга Гриб открыть большое изображение

Как рассказал Олег Шапиро, авторы вдохновлялись образом построенного сто лет назад моста через залив Ферт-оф-Форт в Шотландии. Методика же укрепления берегов при помощи гео-решеток была заимствована из практики американских военных, укреплявших болота во Вьетнаме. Опорами для моста служат поставленные на дно водоема колодезные кольца, соединенные металлическими рамами. А сам мост, кажущийся шатким и подвижным, собран из горизонтальных секций и балок из светлого дерева.
Олег Шапиро и Антон Кочуркин на мосту, спроектированом бюро Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Олег Шапиро и Антон Кочуркин на мосту, спроектированом бюро Wowhaus. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение

Реализация проекта рассчитана на несколько лет. Пока удалось возвести только первую очередь – самую функциональную. Но каждый год мост будет прирастать новыми ответвлениями – где-то он пройдет ближе к берегу, где-то проникнет вглубь протоки, предоставляя возможность оказаться в сердце болота, не вторгаясь в его границы. Берега, которые сейчас засыпаны гравием, зарастут мхом, папоротниками и осокой. Дерево потемнеет, и мост, разветвленный и многослойный, постепенно полностью сольется с окружением. По крайней мере, так архитекторы представляют себе дальнейшее развитие проекта. По словам Олега Шапиро, это не просто функциональный, но скорее медитативный объект. Мост, перекинувшись через живописную топь рядом с нерукотворной плотиной бобров, позволяет взглянуть на ландшафт в разрезе. "Мост – это своеобразный побег в природу," – говорит Олег Шапиро. Значит, тоже убежище.
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриботкрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриботкрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриб
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Строительство Фотография © Ольга Гриботкрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции. Схема компоновки досок © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции. Схема компоновки досок © Wowhaus, Есберген Сабитовоткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции © Wowhaus, Есберген Сабитовоткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции. Схема компоновки досок © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции. Схема компоновки досок © Wowhaus, Есберген Сабитовоткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Деревянные конструкции © Wowhaus, Есберген Сабитовоткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Опорные рамы © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Опорные рамы © Wowhaus, Есберген Сабитовоткрыть большое изображение
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Рамы с установкой на кольца © Wowhaus, Есберген Сабитов
Мост. Wowhaus. Архстояние 2016. Рамы с установкой на кольца © Wowhaus, Есберген Сабитовоткрыть большое изображение

Недалеко от моста расположилось еще одно убежище – «Обитаемое вещество». Так назвали свой проект художники Дмитрий и Елена Каварга. Авторы рассказали, что ради участия в «Архстоянии» они отменили все другие проекты и выставки. Сооружение биоморфного объекта заняло больше четырех месяцев непрерывной работы. Один только каркас потребовал больше километра арматуры, чего при взгляде на компактный и, как кажется, легкий арт-объект заподозрить невозможно. Он напоминает живой организм, точнее – орган. Медицинская ассоциация смягчается белым цветом, в который окрашена вся конструкция на тонких опорах. Внутрь ведет что-то вроде лестницы. Небольшое помещение полностью соответствует внешнему облику. Ощущение такое, словно находишься внутри гигантского животного. К сожалению, не всё удалось реализовать к открытию фестиваля. В будущем авторы обещают включить внутри скульптуры музыку и зажечь лампы на солнечных батарейках.
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов открыть большое изображение
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Обитаемое вещество. Дмитрий и Елена Каварга. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение

Отдельно надо сказать об использованных непривычных для фестиваля, но традиционных для художников синтетических материалах – нескольких видах полимеров. Как пояснил Антон Кочуркин, в этом году организаторы намеренно отступили от ортодоксальной позиции применения исключительно дерева и веток. К примеру, помимо полимеров, на территории арт-парка появились сооружения и скульптуры из металла.
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение

Металл стал основным материалом для сооружения «Теневого павильона» Ирины Кориной и Ильи Вознесенского. Почему проект получил такое название, неизвестно, но в народе его уже окрестили «шишкой». Шишка – излюбленная форма Кориной. Здесь она получилась довольно крупной – более 5,5 м в высоту. Собранная из ржавых металлических полицейских щитов шишка приобрела выраженный оборонительный характер, превратилась в укрытие. Есть и другое значение. Шишка – это бесконечная структура, фрактал, который сам себя воспроизводит. Верхний слой отмирает, но внутри уже формируется новый росток. Последний, расположенный в центре павильона, выполнен не из ржавого, как оболочка, а из оцинкованного металла. Еще одна неоднозначная, но важная деталь проекта – синий козырек, ведущий внутрь павильона. С первого взгляда он кажется инородным. Но у Ирины Кориной это традиционный приём. Во многих её проектах воспоминания советской эпохи появляются в виде устойчивых ассоциативных рядов, знакомых каждому человеку старше 30 лет – то ли оградка детского сада, то ли козырёк над подъездом.
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Теневой павильон. Ирина Корина и Илья Вознесенский. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение

Совсем иначе использует металл Дмитрий Жуков. Его «Личная вселенная № 5» кажется выполненной из старого темного дерева. Только подойдя вплотную и прикоснувшись к скульптуре, понимаешь, что это сталь – расслоившаяся, живая, наполненная воздухом и светом. Такую технологию работы изобрёл именно Жуков, как он сам шутит – «подсмотрел у металла». «Я долгое время варил дамасскую сталь, – объясняет автор. – От нас требовалось, чтобы на поверхности не оставалось ни трещинки. Но мне неровности и трещинки всегда очень нравились. Я – певец брака». Разделить не самый пластичный материал на множество слоёв, сделать его визуально мягким, завязать в узел – не каждому под силу. Но автор предложил именно такой сценарий. Пространство оборачивается вокруг человека, затягивает узел, отрезает от внешнего мира и оставляет наедине с самим собой.
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение
Личная вселенная № 5. На фото автор скульптуры Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Личная вселенная № 5. На фото автор скульптуры Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Личная вселенная № 5. Дмитрий Жуков. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение

Создание скульптуры заняло больше полугода. Дмитрий Жуков рассказал, что все работы велись в его собственной мастерской в Карелии. Оттуда готовый экспонат весом почти полторы тонны пришлось доставлять на машине в Никола-Ленивец.
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение

Экспериментальный психологический проект Наиля Гареева внёс в программу фестиваля несколько тревожные эмоции. Его красная «Клетка» – это перформанс, посвященный размышлениям на тему адаптации к отраженности. Человек адаптируется к миру и мир начинает его формировать. Как объяснил Наиль Гареев, психолог и популяризатор опыта сенсорной депривации, в этом и состоит базовая проблема, от неё и стоит искать убежище. Сделать это можно, только остановив адаптацию к отражению. На пути к инсталляции слышны звуки – это вещают новостные каналы (инструмент формирования сознания извне). Внутри клетки ничего нет, только большая зеркальная стена-экран и стул, присев на который, видишь собственное отражение, растворенное в новостном контенте. Таким образом, зритель видит отражение и встроенную в него идеологическую информацию, которую он не может отделить от действительности. Адаптация к своему отражению – это как змея, которая укусила сама себя за хвост. Это ловушка – клетка. Выходом из неё становится возврат к первичности отношений с отражением. Вернув себе изначальную позицию первичности, человек находит внутреннюю опору, равновесие.
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Клетка. Наиль Гареев. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение

Абсолютным хитом фестиваля в этом году стал «Дом бомжа» Павла Суслова. Посетители облюбовали деревянный подиум, на который художник водрузил голову из живописных полотен, и использовали его как скамейку, место для посиделок и романтических свиданий. Сидя в тени головы, можно было разглядывать этюды, написанные маслом и изображающие самые красивые места Никола-Ленивца и самые забавные моменты подготовки к фестивалю. Тут и застрявший кран при строительстве моста через болото, и проливные дожди, и первый присевший на «завалинку» у недостроенной головы рабочий.
 
Голова «Дом бомжа». На фото художник и автор проекта Павел Суслов с одной из картин. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Голова «Дом бомжа». На фото художник и автор проекта Павел Суслов с одной из картин. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение

Голова «Дом бомжа» расположилась в самом оживленном месте парка, недалеко от недавно реконструированной Ротонды Александра Бродского. Тем не менее Павел Суслов использует её для проживания. Внутри головы оборудована маленькая комнатка, а в подиуме – погребок для хранения продуктов. Для художника это уже пятнадцатый вариант конструкции из холстов на подрамниках, предназначенной для временного жилья на пленэре. Голова состоит из 254 полотен, которые при необходимости снимаются с каркаса. В день Павел пишет в среднем по четыре картины и обещает, что к осени пустых холстов не останется.
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Алла Павликова
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Алла Павликоваоткрыть большое изображение
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикин
Голова «Дом бомжа». Павел Суслов. Архстояние 2016. Фотография © Вячеслав Заикиноткрыть большое изображение

Не менее популярным объектом стал закопанный в землю Мерседес Гелендваген. Владелец дорогого автомобиля и руководитель бюро Archpoint Валерий Лизунов не пожалел собственное имущество, дабы максимально полно раскрыть тему фестиваля. Машина, по мнению автора, это идеальное убежище. А закопанная в землю – так и вовсе. Автомобиль действительно зарыли целиком, присыпали землей и даже высадили сверху траву, оставив доступ посетителям через люк в крыше. Из желающих забраться внутрь, завести мотор и послушать музыку выстроилась огромная очередь, из-за чего инсталляция стала больше напоминать аттракцион, нежели надежное укрытие.

Смешанные чувства вызвала и «Походная пагода», реализованная буквально за три дня до открытия фестиваля компаниями «Комитет Аполлона» и Patkonen Projects. Пагоду решили собрать из четырех армейских палаток. Внутри смастерили что-то вроде молельного барабана из березовых бревен. Но мистическое настроение создать не получилось. Покосившуюся палатку почему-то хотелось переместить в район кемпинга.
Секретный перформанс. Ольга Кройтор. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Секретный перформанс. Ольга Кройтор. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение

Ещё более странным показался очередной перформанс Ольги Кройтер. Если на одном из предыдущих фестивалей она, как спящая красавица, весь день пролежала в стеклянном гробу, то теперь в качестве убежища выбрала кокон из полиэтиленовой плёнки. За слоями полиэтилена, плотно прилегающего к стволу дерева, едва угадывался силуэт человека, за жизнь и здоровье которого было откровенно страшно. В целом же программа фестиваля в этом году, как впрочем и обычно, была перенасыщена перформансами и импровизациями. Больше всего запомнился курс Муравицкого – экскурсия по арт-объектам фестиваля в компании «инопланетян» в противогазах, завершившаяся мистическим ритуалом возле «Теневого павильона». Своё настроение инопланетности внесла и школа вокальной импровизации «Music Inside», которая все фестивальные дни наполняла пространство арт-парка таинственными звуками. От этого казалось, что убежище стоит искать не здесь, не на этой планете даже…
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликов
Белые ворота. Николай Полисский. Архстояние 2016. Фотография © Дмитрий Павликовоткрыть большое изображение

Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты:

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Сергей Переслегин
  • Алексей Горяинов
  • Наталия Шилова
  • Тотан Кузембаев
  • Сергей Чобан
  • Юлия Тряскина
  • Валерий Лукомский
  • Роман Леонидов
  • Михаил Крымов
  • Олег Мединский
  • Екатерина Кузнецова
  • Вера Бутко
  • Илья Машков
  • Олег Шапиро
  • Никита Явейн
  • Юрий Виссарионов
  • Александр Асадов
  • Антон Лукомский
  • Сергей  Цыцин
  • Андрей Романов
  • Даниил Лоренц
  • Всеволод Медведев
  • Зураб Басария
  • Сергей Эстрин
  • Валерия Преображенская
  • Полина Воеводина
  • Игорь Шварцман
  • Сергей  Орешкин
  • Антон Надточий
  • Никита Токарев
  • Олег Карлсон
  • Алексей Иванов
  • Владимир Биндеман
  • Сергей Скуратов
  • Андрей Асадов
  • Александр Скокан
  • Андрей Гнездилов
  • Илья Уткин
  • Владимир Плоткин
  • Павел Андреев
  • Александра Кузьмина
  • Константин Ходнев
  • Никита Бирюков
  • Карен  Сапричян
  • Николай Миловидов
  • Анатолий Столярчук
  • Евгений Герасимов
  • Наталья Сидорова
  • Дмитрий Васильев
  • Сергей Труханов
  • Сергей Кузнецов
  • Арсений Леонович
  • Дмитрий Ликин
  • Алексей Гинзбург
  • Юлий Борисов
  • Георгий Трофимов
  • Николай Переслегин
  • Александр Попов
  • Александр Бровкин
  • Левон Айрапетов
  • Михаил Канунников

Постройки и проекты (новые записи):

  • Филармония в парке «Зарядье»
  • Жилой комплекс V-House
  • Спортивно-оздоровительный комплекс в Химках
  • Жилой дом на Ивановской ул., 16
  • Жилой комплекс «Полуостров ЗИЛ» (лот №1 и лот №2)
  • Частный жилой дом «Julia House»
  • Магазин Bauhaus Берлин-Халензе
  • ЖК «ЛофтКвартал»
  • Серия частных жилых домов «Русский стиль»

Технологии:

22.03.2017

Опоры Buzon для купола Михайловской дачи

Для возведения купола нового конференц-зала в Михайловке были использованы регулируемые опоры Buzon, позволившие в точности реализовать сложный архитектурный замысел.
BUZON
07.03.2017

В MIT изобрели солнечные панели-«хамелеоны»

Компания Sistine, основанная в школе управления Слоуна при Массачусетском технологическом институте (MIT), разработала солнечные панели, которые могут имитировать любую поверхность.
другие статьи