Автор текста:
О.В. Чумичева

Образ и текст: Цикл миниатюр к Киево-Печерскому патерику в киевских изданиях середины-второй половины XVII века

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

Старопечатные издания Киево-Печеского Патерика (в дальнейшем КПП) 1661 и 1678 годов, почти идентичные, а также обновленное в новых политических и культурных условиях издание 1702 года не раз привлекали внимание исследователей. Первым стал Д.А. Ровинский, составивший подробный перечень всех известных гравюр монаха Илии, который был основным автором иллюстраций к КПП 1661 и 1678 годов. Отдельные эпизоды, связанные с демонологией, изучала Т.Ф. Волкова; В.Г. Пуцко интересовался гораздо более ранними попытка иллюстрировать историю Киево-Печерского монастыря в составе Радзивилловской летописи, справедливо указав на неизбежное смещение композиционной трактовки этих эпизодов в сторону житийных икон, что заметно выделяло их из общего ряда миниатюр рукописи. Забегая вперед, отметим: не случайно, видимо, и в гравюрах киевских изданий КПП проявилась та же тенденция, а сами гравюры послужили источником для житийных клейм в двух иконах Семена Спиридонова Холмогорца [1].

В другом контексте обращались к этим изданиям специалисты по украинскому книгоизданию: Я. Исаевич,  В. Фоменко, О. Овчаренко, П. Жолтовский, Д. Степовик, О. Юрчишин (автор диссертации о творчестве гравера монаха Илии). В целом, в их исследованиях можно выявить два основных вывода. Первый: все три издания представляют собой памятники украинского барокко и опираются на европейскую традицию гравюры в техническом и художественном плане, авторы активно используют аллегорические своды образцов, поступавшие из Западной Европы. Второй: в гравюрах в значительной степени проявляется местная фольклорная традиция, особенно у монаха Илии и его соавторов по изданиям 1661 и 1678 годов, но и в гравюрах Леонтия Тарасевича, сделанных для издания 1702 года.
Надо отметить, что Д.А. Ровинский нашел также редкое издание особой тетради с распечаткой гравюр из нескольких изданий, в том числе восьми листов, не вошедших ни в одну из трех книг, но исполненных теми же мастерами, что готовили иллюстрации для выпуска 1661 года. В сшитых тетрадях гравюры напечатаны на обеих сторонах листов и снабжены лишь краткими подписями, а основного текста КПП нет.

При детальном знакомстве со всеми тремя изданиями и чтении специальной литературы возникают следующие проблемы:
Что же перед нами: подражания житийным иконам с клеймами, исполненное средствами гравюры? Фольклорные памятники, проникающие в книгоиздание? Фиксация реального монастырского быта (есть и такая версия)? Собрание барочных аллегорий, основанное на европейских образцах? Или некая комбинация всех перечисленных феноменов или их части?

Как соотносятся между собой два этапа издания КПП: с одной стороны – почти идентичные издания 1661 и 1678 годов, с другой – издание 1702 года с новыми гравюрами? Очевидно, что первый цикл представляет собой гравюры на дереве, причем все авторы работали в сходном стиле; второй цикл – гравюры на металле, заметно отличающиеся в техническом и художественном отношении. Необходимо выяснить, существует ли преемственность между двумя этапами иллюстрирования КПП, и сравнить подходы Илии и его соавторов с методами работы Леонтия Тарасевича.

Но главная проблема, на которой почти не останавливались до сих пор исследователи этих циклов гравюр, это соотношение иллюстраций и текста Патерика, образа и слова. В ходе такого исследования важно понять принципы формирования композиции отдельных гравюр, подбором сюжетных моментов из патериковых сказаний, представленных визуально. В конечном счете, попробовать ответить на вопрос: какую смысловую нагрузку несли обширные циклы гравюр, включенных в издание? Почему, в отличие от польского издания КПП 1635 года, предпринятого Сильвестром Косовым, Иннокентий Гизель, руководивший изданием КПП в 1661 году, не ограничился вводным листом, а позаботился о тщательной и долгой (листы датированы 1656, 1658 годами) работе над иллюстрациями к каждому сказанию?!

Некоторые проблемы решаются достаточно просто; в частности, вопрос о соотношении двух комплексов гравюр. Издание 1661/1678 года, безусловно, легло в основу цикла 1702 года. Большинство композиций сохранено (в некоторых случаях по понятной логике композиции или их фрагменты вышли зеркальными); отдельные композиции упрощены за счет сокращения «клейм» или, крайне редко, их полного удаления с сохранением «средника»; буквально в считанных случаях композиции усложнены за счет увеличения числа эпизодов-«клейм». Основные различия – стилистические (иначе исполнена архитектура, костюмы персонажей, другая моделировка лиц и т.п.), однако новые гравюры обильно уснащены барочными деталями, бытовыми и/или символическими. Случаев полной замены иллюстраций нет.

Принципы построения композиций гравюр монаха Илии и его соавторов, действительно, подобны житийным иконам: в подавляющем большинстве случаев это «средник» и окружающие его «клейма», последние могут представлять собой рамку с большим количеством эпизодов или всего пару небольших фрагментов под «средником». Каждый элемент изображения имеет свою рамку и сопровождается фразой-подписью, заимствованной из текста соответствующего патерикового сказания, которому предшествует конкретная гравюра. «Средник» может быть построен либо как фронтальный образ святого или преподобного насельника Киево-Печерского монастыря, либо как важная сцена сказания, определяющая главное событие нарратива; второй вариант встречается чаще. Все эпизоды представлены лаконичными средствами, обладают повествовательной динамикой. Леонтий Тарасевич воспроизводил те же принципы, адаптируя их ко вкусам новой эпохи: он увеличивал «живоподобие», придавал фигурам объем, размещал их в пространстве прямой перспективы, добавлял детали, бытовая или аллегорическая интерпретация которых должны быть предметом подробного, пошагового анализа. Приходится признать, что особой фольклорной составляющей нет у Ильи и его товарищей и еще меньше у Тарасевича, следовавшего общей европейской барочной тенденции.

Изобилие аллегорий, многозначительных фигур и «фольклорных мотивов» можно отыскать в заставках и концовках, а также буквицах всех трех изданий. Но их анализ вынуждает сделать заключение, что их использовали хаотично, из подбора. В каждой книге они отличаются по стилю и типу. Пара форм применялась в разных изданиях. Судя по всему, издатели выбирали конкретную форму по размеру: оставалось полстраницы – ставили большую концовку, оставалось меньше места – маленькую. Буквицы в статьях одной книги также откровенно разного размера и стиля. Так что этот материал важен для анализа заставок и концовок всей типографии или киевской книжности, но не имеет прямого отношения к трем изданиям КПП, так как не создавался специально для них.

Наиболее трудным и важным является вопрос о соотношении образа и слова в изданиях КПП. Дело в том, что сам текст Патерика подвергся масштабной переработке в несколько этапов. Сегодня можно говорить о следующих главных фазах работы: Сильвестр Косов написал предисловие к изданию в 1635 года КПП на польском языке, направленного на поддержание идеи единства польской и украинской частей Речи Посполитой и политического согласия между православными и католиками, он делал акцент на множество чудотворений в Киево-Печерском монастыре, подтверждающих чистоту и ценность православия, для этого в традиционный текст КПП были введены дополнительные сказания, так что возникла новая, расширенная редакция на основе двух прежних. Позднее переработку русского текста с учетом издания Косова осуществил настоятель монастыря Иосиф Тризна (текст сохранился в рукописи), а еще позже новый архимандрит Иннокентий Гизель доработал текст и издал его в 1661 года; он использовал переведенное на русский язык предисловие из книги 1635 года, изменив его по ряду важнейших позиций: обращение было теперь к московскому царю, речь шла о единстве украинского и русского народов, общности православия и противостоянии католицизму. В 1702 году было добавлено еще одно предисловие – обращение к царю Петру Алексеевичу, промосковская тенденция была усилена. Однако текст КПП был не просто составлен на основе ранних редакций, сами сказания подверглись серьезной переработке, на что не особенно обращали внимание исследователи.

Для того, чтобы понять замысел издания 1661 года, повторенного в 1678 и 1702 годах., необходимо проанализировать изменение каждого сказания и важнейшие акценты, вынесенные в качестве фраз-подписей к отобранным для иллюстрирования эпизодам. Гравюры во многих случаях дают ключи для понимания замысле редакции текста, а сам он становится более наглядным и эмоциональным за счет визуального сопровождения.

В докладе представлен анализ некоторых сказаний и сопровождающих их гравюр, так как в рамках сообщения невозможно дать подробный обзор всего текста и изобразительного ряда. Речь идет о Сказании о Евстратии Постнике, Сказание о украшении иконном, Житие Исаакия затворника пещерного и Житие Алимпия иконописца. Они дают возможность говорить о включении темы Подражания Христу, прежде отсутствовавшей в КПП, акцентировании демонологии и темы иконопочитания в полемике с инославными, а также особой роли чудес в истории Киево-Печерской обители. Даже если эти темы присутствовали изначально, они получили новое развитие в киевских изданиях 1661, 1678 и 1702 годов, что видно по изменениям в тексте Патерика и его сопоставлении с гравюрами. Нет сомнения, что уже первое издание имело продуманный и целостный цикл иллюстраций, отражающий замысел издателей, а не просто украшающий «книгу картинками». Изменение художественного стиля в издании 1792 года не привели к трансформации общего содержания этого комплекса, состоявшего из текста и образов.


[1] - Турцова Н.М. Литературные источники и политические идеи некоторых сюжетов ярославских икон второй половины XVII в. // ТОДРЛ. Т. 42.  Л., 1989. С. 351-362

Образ и текст: Цикл миниатюр к Киево-Печерскому патерику в киевских изданиях середины-второй половины XVII века

18 Февраля 2013

Автор текста:

О.В. Чумичева
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.