Образ и текст: Цикл миниатюр к Киево-Печерскому патерику в киевских изданиях середины-второй половины XVII века

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

Старопечатные издания Киево-Печеского Патерика (в дальнейшем КПП) 1661 и 1678 годов, почти идентичные, а также обновленное в новых политических и культурных условиях издание 1702 года не раз привлекали внимание исследователей. Первым стал Д.А. Ровинский, составивший подробный перечень всех известных гравюр монаха Илии, который был основным автором иллюстраций к КПП 1661 и 1678 годов. Отдельные эпизоды, связанные с демонологией, изучала Т.Ф. Волкова; В.Г. Пуцко интересовался гораздо более ранними попытка иллюстрировать историю Киево-Печерского монастыря в составе Радзивилловской летописи, справедливо указав на неизбежное смещение композиционной трактовки этих эпизодов в сторону житийных икон, что заметно выделяло их из общего ряда миниатюр рукописи. Забегая вперед, отметим: не случайно, видимо, и в гравюрах киевских изданий КПП проявилась та же тенденция, а сами гравюры послужили источником для житийных клейм в двух иконах Семена Спиридонова Холмогорца [1].

В другом контексте обращались к этим изданиям специалисты по украинскому книгоизданию: Я. Исаевич,  В. Фоменко, О. Овчаренко, П. Жолтовский, Д. Степовик, О. Юрчишин (автор диссертации о творчестве гравера монаха Илии). В целом, в их исследованиях можно выявить два основных вывода. Первый: все три издания представляют собой памятники украинского барокко и опираются на европейскую традицию гравюры в техническом и художественном плане, авторы активно используют аллегорические своды образцов, поступавшие из Западной Европы. Второй: в гравюрах в значительной степени проявляется местная фольклорная традиция, особенно у монаха Илии и его соавторов по изданиям 1661 и 1678 годов, но и в гравюрах Леонтия Тарасевича, сделанных для издания 1702 года.
Надо отметить, что Д.А. Ровинский нашел также редкое издание особой тетради с распечаткой гравюр из нескольких изданий, в том числе восьми листов, не вошедших ни в одну из трех книг, но исполненных теми же мастерами, что готовили иллюстрации для выпуска 1661 года. В сшитых тетрадях гравюры напечатаны на обеих сторонах листов и снабжены лишь краткими подписями, а основного текста КПП нет.

При детальном знакомстве со всеми тремя изданиями и чтении специальной литературы возникают следующие проблемы:
Что же перед нами: подражания житийным иконам с клеймами, исполненное средствами гравюры? Фольклорные памятники, проникающие в книгоиздание? Фиксация реального монастырского быта (есть и такая версия)? Собрание барочных аллегорий, основанное на европейских образцах? Или некая комбинация всех перечисленных феноменов или их части?

Как соотносятся между собой два этапа издания КПП: с одной стороны – почти идентичные издания 1661 и 1678 годов, с другой – издание 1702 года с новыми гравюрами? Очевидно, что первый цикл представляет собой гравюры на дереве, причем все авторы работали в сходном стиле; второй цикл – гравюры на металле, заметно отличающиеся в техническом и художественном отношении. Необходимо выяснить, существует ли преемственность между двумя этапами иллюстрирования КПП, и сравнить подходы Илии и его соавторов с методами работы Леонтия Тарасевича.

Но главная проблема, на которой почти не останавливались до сих пор исследователи этих циклов гравюр, это соотношение иллюстраций и текста Патерика, образа и слова. В ходе такого исследования важно понять принципы формирования композиции отдельных гравюр, подбором сюжетных моментов из патериковых сказаний, представленных визуально. В конечном счете, попробовать ответить на вопрос: какую смысловую нагрузку несли обширные циклы гравюр, включенных в издание? Почему, в отличие от польского издания КПП 1635 года, предпринятого Сильвестром Косовым, Иннокентий Гизель, руководивший изданием КПП в 1661 году, не ограничился вводным листом, а позаботился о тщательной и долгой (листы датированы 1656, 1658 годами) работе над иллюстрациями к каждому сказанию?!

Некоторые проблемы решаются достаточно просто; в частности, вопрос о соотношении двух комплексов гравюр. Издание 1661/1678 года, безусловно, легло в основу цикла 1702 года. Большинство композиций сохранено (в некоторых случаях по понятной логике композиции или их фрагменты вышли зеркальными); отдельные композиции упрощены за счет сокращения «клейм» или, крайне редко, их полного удаления с сохранением «средника»; буквально в считанных случаях композиции усложнены за счет увеличения числа эпизодов-«клейм». Основные различия – стилистические (иначе исполнена архитектура, костюмы персонажей, другая моделировка лиц и т.п.), однако новые гравюры обильно уснащены барочными деталями, бытовыми и/или символическими. Случаев полной замены иллюстраций нет.

Принципы построения композиций гравюр монаха Илии и его соавторов, действительно, подобны житийным иконам: в подавляющем большинстве случаев это «средник» и окружающие его «клейма», последние могут представлять собой рамку с большим количеством эпизодов или всего пару небольших фрагментов под «средником». Каждый элемент изображения имеет свою рамку и сопровождается фразой-подписью, заимствованной из текста соответствующего патерикового сказания, которому предшествует конкретная гравюра. «Средник» может быть построен либо как фронтальный образ святого или преподобного насельника Киево-Печерского монастыря, либо как важная сцена сказания, определяющая главное событие нарратива; второй вариант встречается чаще. Все эпизоды представлены лаконичными средствами, обладают повествовательной динамикой. Леонтий Тарасевич воспроизводил те же принципы, адаптируя их ко вкусам новой эпохи: он увеличивал «живоподобие», придавал фигурам объем, размещал их в пространстве прямой перспективы, добавлял детали, бытовая или аллегорическая интерпретация которых должны быть предметом подробного, пошагового анализа. Приходится признать, что особой фольклорной составляющей нет у Ильи и его товарищей и еще меньше у Тарасевича, следовавшего общей европейской барочной тенденции.

Изобилие аллегорий, многозначительных фигур и «фольклорных мотивов» можно отыскать в заставках и концовках, а также буквицах всех трех изданий. Но их анализ вынуждает сделать заключение, что их использовали хаотично, из подбора. В каждой книге они отличаются по стилю и типу. Пара форм применялась в разных изданиях. Судя по всему, издатели выбирали конкретную форму по размеру: оставалось полстраницы – ставили большую концовку, оставалось меньше места – маленькую. Буквицы в статьях одной книги также откровенно разного размера и стиля. Так что этот материал важен для анализа заставок и концовок всей типографии или киевской книжности, но не имеет прямого отношения к трем изданиям КПП, так как не создавался специально для них.

Наиболее трудным и важным является вопрос о соотношении образа и слова в изданиях КПП. Дело в том, что сам текст Патерика подвергся масштабной переработке в несколько этапов. Сегодня можно говорить о следующих главных фазах работы: Сильвестр Косов написал предисловие к изданию в 1635 года КПП на польском языке, направленного на поддержание идеи единства польской и украинской частей Речи Посполитой и политического согласия между православными и католиками, он делал акцент на множество чудотворений в Киево-Печерском монастыре, подтверждающих чистоту и ценность православия, для этого в традиционный текст КПП были введены дополнительные сказания, так что возникла новая, расширенная редакция на основе двух прежних. Позднее переработку русского текста с учетом издания Косова осуществил настоятель монастыря Иосиф Тризна (текст сохранился в рукописи), а еще позже новый архимандрит Иннокентий Гизель доработал текст и издал его в 1661 года; он использовал переведенное на русский язык предисловие из книги 1635 года, изменив его по ряду важнейших позиций: обращение было теперь к московскому царю, речь шла о единстве украинского и русского народов, общности православия и противостоянии католицизму. В 1702 году было добавлено еще одно предисловие – обращение к царю Петру Алексеевичу, промосковская тенденция была усилена. Однако текст КПП был не просто составлен на основе ранних редакций, сами сказания подверглись серьезной переработке, на что не особенно обращали внимание исследователи.

Для того, чтобы понять замысел издания 1661 года, повторенного в 1678 и 1702 годах., необходимо проанализировать изменение каждого сказания и важнейшие акценты, вынесенные в качестве фраз-подписей к отобранным для иллюстрирования эпизодам. Гравюры во многих случаях дают ключи для понимания замысле редакции текста, а сам он становится более наглядным и эмоциональным за счет визуального сопровождения.

В докладе представлен анализ некоторых сказаний и сопровождающих их гравюр, так как в рамках сообщения невозможно дать подробный обзор всего текста и изобразительного ряда. Речь идет о Сказании о Евстратии Постнике, Сказание о украшении иконном, Житие Исаакия затворника пещерного и Житие Алимпия иконописца. Они дают возможность говорить о включении темы Подражания Христу, прежде отсутствовавшей в КПП, акцентировании демонологии и темы иконопочитания в полемике с инославными, а также особой роли чудес в истории Киево-Печерской обители. Даже если эти темы присутствовали изначально, они получили новое развитие в киевских изданиях 1661, 1678 и 1702 годов, что видно по изменениям в тексте Патерика и его сопоставлении с гравюрами. Нет сомнения, что уже первое издание имело продуманный и целостный цикл иллюстраций, отражающий замысел издателей, а не просто украшающий «книгу картинками». Изменение художественного стиля в издании 1792 года не привели к трансформации общего содержания этого комплекса, состоявшего из текста и образов.


[1] - Турцова Н.М. Литературные источники и политические идеи некоторых сюжетов ярославских икон второй половины XVII в. // ТОДРЛ. Т. 42.  Л., 1989. С. 351-362

Образ и текст: Цикл миниатюр к Киево-Печерскому патерику в киевских изданиях середины-второй половины XVII века

18 Февраля 2013

Похожие статьи
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.