19.08.2014

Иван Овчинников: «Типовые мобильные решения – это образ жизни, который я переношу на архитектуру»

О технологичности, дающей конкурентное преимущество, жизни в ДубльДоме, строительстве МикроЛофта, окончании фестивального периода и истории АрхФермы.

информация:

ДубльДом. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
ДубльДом. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение

– На АрхиWOODe Вы прочитали зажигательный манифест, посвященный ДубльДому и, кажется, даже помогший ему победить в народном голосовании. Процитируйте самую главную фразу манифеста…

– Это был манифест из серии «Неопубликованное». Я его готовил для голосования на тот случай, если в последний момент кто-то из конкурентов выйдет вперёд, но так и не воспользовался им. Возможно главная фраза была: «Я прошу проголосовать не за автора и не за сам проект, а за подход к архитектуре и загородному строительству». И особенность подхода я вижу в серийности, массовости и доступности. Именно поэтому я и принял активное участие в борьбе за народный голос, хотя никогда раньше этим не занимался.

– Верите в манифест?

– Странный вопрос. А иначе зачем бы я делал это? Ведь ДубльДом не первый мой модульный проект и не первый проект компактного жилья. АрхПриют был похож по концепции – быстросборный и технологичный. В прошлом году я организовывал фестиваль МикроДом, который тоже дал много идей и реального опыта строительства передвижных объектов. Многие микродома мы построили на АрхФерме, а потом перевезли в Музеон. 
ДубльДом. Фотография  предоставлена Иваном Овчинниковым
ДубльДом. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым открыть большое изображение

– А ДубльДом вообще продается?

– Честно скажу, что сейчас проблема в производстве, а не в спросе. Многие хотели его купить уже этим летом, но на данный момент производственные мощности и загруженность другими заказами позволили сделать только один образец для продажи, который сразу был продан – уже через десять дней после начала строительства.

– Вообще говоря, ДубльДом – очень красивая идея: готовый дом со всеми коммуникациями и даже с мебелью. Однако мы знаем, что в европейских странах такие переезжающие мини-дома – вещь очень распространенная и имеющая много модификаций. Можете поставить свой ДубльДом в европейский контекст? Он чем-нибудь отличается или воспроизводит какой-то образец? От чего Вы отталкивались?

– Безусловно, сказать что ДубльДом уникален и родился без влияния европейских образцов будет неправильно. Я постоянно интересуюсь компактным жильём, собрал большую библиотеку на эту тему, и, конечно, на момент рождения идеи ДубльДома, мне лишь оставалось соединить эти знания в новый образ. А сам момент рождения идеи я хорошо помню – это было на АрхМоскве 2013 года, где впервые был показан FutteralHaus Максима Куренного. Я был впечатлён затеей, но уже из своего опыта, понимая некоторые недостатки раздвижного проекта Futteralhaus, тут же придумал другую структуру здания, которое не раздвигалось, а складывалось из двух половинок. Максим, наверное, и не помнит наш диалог: я сказал, что придумал, как можно сделать лучше. Он спросил: «Как же?». На что я в шутку ответил: «Сначала сделаю, а потом покажу и будем конкурировать». В итоге мы дружно, вместе с Максимом, сейчас развиваем эту тему в России.

Кстати, я не делаю акцент на мобильности и возможности переезжать. Модульность даёт возможность собирать дом на производстве, повышая качество и снижая стоимость, а мобильность реально не нужна: за полгода ни один человек не спросил меня про возможность многократной перевозки. ДубльДом – это проект, который быстро соберется на участке, но это – не кемпер на колёсах.
ДубльДом в процессе установки. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
ДубльДом в процессе установки. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение

– А если мы сравним его с типовыми щитовыми домиками, популярными на дачах, кажется, с 1980-х годов, или с дешевыми предложениями современного российского рынка? Ведь ДубльДом получается дороже? Исследовали ли Вы рынок прежде, чем стартовать, и что дало исследование? 

– Всё просто: типовые щитовые домики требуют доработки – отделка, коммуникации, мебель. Никто никогда не задумывается о конечной стоимости здания, покупая лишь коробку, а основные ресурсы он тратит потом – бесчисленные поездки за материалами, поселить рабочих, найти электрика, вызвать сантехника. А в ДубльДоме всё готово – купил и живи. Это как машина – сел и поехал. Вы же не покупаете машину без внутренней отделки.
ДубльДом: интерьер. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
ДубльДом: интерьер. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение
ДубльДом: интерьер. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
ДубльДом: интерьер. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение

– Вы упомянули Futteralhaus Максима Куренного; в этом году на АрхМоскве была показана его новая модификация –  FH_25. Сколько еще российских аналогов Вам известно?

– Я не знаю архитектора, который хоть раз в жизни не предлагал бы сделать дом «как у ИКЕИ». Есть много похожих проектов на бумаге у российских коллег, несколько проектов уже есть в сети и предлагаются к реализации, но до конечного продукта пока довели только мы с Максимом.

– Вы с семьей живете в ДубльДоме. Вы давно туда переехали? За время такого тестирования удалось обнаружить какие-то недостатки?

– В ДубльДоме я живу постоянно с декабря 2013 года. Основные недостатки проявились в январские морозы, когда замёрзла вода, проложенная вдоль внешних стен. Теперь проект переделан, и всю разводку мы спрятали во внутреннюю перегородку, так чтобы у воды не осталось шансов замёрзнуть. Еще в своём доме я не сделал крытую террасу и сейчас жалею об этом – с террасой дом и выглядит лучше, и есть место где посидеть на улице во время дождя и навес над входом тоже нужен. Сейчас уже испытываю дом в летнюю жару – пока доволен.

– Универсальный парковый павильон ‘UPP’ тоже рассчитан на перевозку. Типовые мобильные решения – это специализация BIO-architects? 

– Это – и образ жизни, который я переношу на архитектуру, и технологичность, дающая конкурентное преимущество.
Универсальный модуль UPP. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Универсальный модуль UPP. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение

– Когда появилось бюро BIO-architects и как оно работает? Есть ли у Вас партнеры?

– Бюро появилось в тот момент, когда закрылись все мои социальные проекты. Я давно уже занимался проектированием и с 2011 года развивал своё производство, но если раньше этому я уделял только часть времени между фестивалями и другими программами, то теперь оформил всю свою деятельность в архитектурно-производственное бюро. Для решения архитектурных задач часто привлекаю отдельных архитекторов: так, например, в прошлом году вместе со Львом Анисимовым мы сделали несколько проектов. Производственные вопросы решаются уже сплоченной командой, работающей на постоянной основе. Есть ребята, которые помогают решать организационные вопросы – например, прекрасная девушка Катя Гераскина помогает с развитием мебельного направления, и, во многом благодаря её стараниям, сейчас мы объединились с другими молодыми проектно-производственными компаниями в Клуб Промышленных Дизайнеров (КПД).

– Ваша мебель очень прямоугольная и лаконичная до брутализма. Три медведя бы ее оценили… Это принцип? Всё будет квадратным или возможны варианты?

– Это еще мягко сказано. У меня действительно есть серия мебели, которая сделана из массивного строительного бруса – это изделия на века. Но есть и лёгкие конструкции. Например, сейчас мы первые в России начали делать мебель из LVL-бруса, и в ней уже нет прямых углов и массивных деталей, просто потому, что этот материал играет совсем по-другому именно в криволинейных формах, а его прочность позволяет делать лёгкие конструкции.
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Мебель. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение
Производство мебели. Иван Овчинников – слева. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Производство мебели. Иван Овчинников – слева. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение
Производство мебели. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Производство мебели. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение

– Фестивальный период прошел, какой наступает теперь? Был ли МикроЛофт последним Вашим фестивальным объектом? (Кстати, а где он сейчас?)

– Я сделал паузу. Закодировался. А что будет дальше – никто не знает. Микролофт же, в разобранном виде, ждёт своего часа на производстве под Троицком – надеюсь его собрать там.
Микролофт в Музеоне. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Микролофт в Музеоне. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение
Микролофт в Музеоне. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Микролофт в Музеоне. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение

– Почему Вы покинули АрхФерму? Вам было жалко это делать?

– Это АрхФерма покинула Тульскую область, а не я АрхФерму. Покинула по многим причинам, и, в первую очередь, из-за того, что там невозможно было дальнейшее устойчивое развитие. Жалко – ничуть! Можно ли жалеть о полученном опыте? Надеюсь и все друзья АрхФермы не жалеют того времени, которое провели там. А концепция АрхФермы жива – в моём сердце, в сердцах друзей. Бог даст, и когда-то АрхФерма найдёт новую площадку, где сможет быть реализована уже с учётом накопленного опыта.
 
беседовала: Юлия Тарабарина
Граффити на АрхФерме. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковым
Граффити на АрхФерме. Фотография предоставлена Иваном Овчинниковымоткрыть большое изображение

Комментарии
comments powered by HyperComments

последние новости ленты:

Архитекторы – партнеры Архи.ру:

  • Арсений Леонович
  • Наталья Сидорова
  • Валерий Лукомский
  • Олег Шапиро
  • Андрей Гнездилов
  • Тотан Кузембаев
  • Николай Миловидов
  • Юлия Тряскина
  • Олег Карлсон
  • Карен  Сапричян
  • Илья Машков
  • Наталия Шилова
  • Сергей Скуратов
  • Полина Воеводина
  • Дмитрий Васильев
  • Александр Скокан
  • Зураб Басария
  • Сергей Эстрин
  • Антон Надточий
  • Сергей Труханов
  • Анатолий Столярчук
  • Евгений Герасимов
  • Михаил Канунников
  • Роман Леонидов
  • Никита Бирюков
  • Михаил Крымов
  • Олег Мединский
  • Павел Андреев
  • Юрий Виссарионов
  • Сергей Чобан
  • Никита Явейн
  • Сергей Кузнецов
  • Андрей Романов
  • Алексей Иванов
  • Екатерина Кузнецова
  • Александр Асадов
  • Александр Бровкин
  • Всеволод Медведев
  • Александр Попов
  • Александра Кузьмина
  • Валерия Преображенская
  • Даниил Лоренц
  • Илья Уткин
  • Юлий Борисов
  • Никита Токарев
  • Левон Айрапетов
  • Константин Ходнев
  • Владимир Плоткин
  • Сергей  Цыцин
  • Сергей  Орешкин
  • Дмитрий Ликин
  • Алексей Горяинов
  • Вера Бутко
  • Владимир Биндеман
  • Андрей Асадов
  • Игорь Шварцман
  • Алексей Гинзбург

Постройки и проекты (новые записи):

  • Cкульптурная композиция на площади перед Центром Международной Торговли
  • Жилой комплекс на ул. Петровка
  • Многофункциональный комплекс с апартамент-отелем на Таганке
  • Флорентийские мозаики в переходе на Пушкинской площади в Москве
  • Многофункциональный комплекс в Якиманском проезде
  • Парк Победы в Ханты-Мансийске
  • Реконструкция жилого дома в Чистом переулке
  • Центр активного отдыха «Евразия»
  • Жилищно-коммерческий комплекс на Большой Полянке

Технологии:

16.01.2017

Арка над Чернобылем

Новое покрытие из нержавеющей стали для саркофага – уникальные технологии от KALZIP®
Kalzip
29.12.2016

Сергей Чобан о выразительности кирпичных фасадов

Конспект лекции Сергея Чобана, прочитанной в Германии на заводе Hagemeister. На примере собственных проектов и построек, а также рисунков архитектор демонстрирует образные возможности кирпичной облицовки.
ЗАО «Фирма «КИРИЛЛ»
28.12.2016

Российская география немецкой компании КНАУФ. Пермь – Кунгур

Пермское представительство КНАУФ СНГ работает на территории, где проживают более 10 миллионов человек, а завод в Кунгуре вошел в пятерку лучших производств КНАУФ в мире.
Группа КНАУФ СНГ (KNAUF)
другие статьи