The New York Times

информация:

статьи:

16.12.2010

Andrew E. Kramer. Редкий пример уважения к общественному мнению: российский небоскреб будет передвинут // The New York Times, 09.12.2010

Петербургские власти намереваются перенести проектируемую 403-метровую башню "Газпрома", объясняя это тем, что проект вызвал слишком много споров среди архитекторов и жителей.
02.02.2010

Nicolai Ouroussoff. Хранитель архитектурной совести Москвы // The New York Times, 27.01.2010

Никто из тех, кто посещал кабинет Давида Саркисяна, директора Государственного Музея архитектуры в Москве, не забыл этот опыт. Втиснутый позади стола, заваленного советскими сувенирами, пепельницами и проч., он постоянно выступал против изношенных установок современного города, приходя в восторг от какого-нибудь рисунка, обнаруженного в архивах музея...
20.01.2010

Sophia Kishkovsky. Давид Саркисян, защитник московской архитектуры, умер на 62-м году жизни // The New York Times, 19.01.2010

Давид Саркисян, в прошлом физиолог и режиссер, ставший известным на посту директора Государственного музея архитектуры им. Щусева, а также благодаря кампаниям в защиту архитектурных памятников против неистового постсоветского девелопмента, умер 7 января в Мюнхене, где проходил лечение. Ему было 62.
11.11.2008

Andrew E. Kramer. Финансовый холод заморозил планы строительства небоскреба в России // The New York Times, 10.11.2008

Эта российская новость пришла из раздела «ложек меда в бочке дегтя»: из-за финансового кризиса скандальные планы строительства небоскреба, который бы возвышался над линией барочной застройки Санкт-Петербурга, отложены и — как надеются охранители наследия, архитекторы и многие горожане — возможно, так и не будут реализованы.
20.09.2008

Anne Barnard. На месте шоколадной фабрики – роскошная коробка нового типа // The New York Times, 16.09.2009

Возможно, это был вопрос времени, но, после суши-баров, капуччино-баров и художественных галерей, в Москве появились лофты.
15.10.2007

Nicolai Ouroussoff. Рыцарь на белом коне спасает памятники советской архитектуры // The New York Times перевод ИноСМИ, 12.10.2007

Похоже, что в длинных руках Гордеева оказалась судьба величайшего наследия модерна XX века
15.03.2007

Nicolai Ouroussoff. Торговый молл имперского масштаба в центре Москвы и вид на Кремль // The New York Times, 15.03.2007

Критичная статья обозревателя NY Times Николая Урусова о проекте Фостера для Зарядья. Автор считает этот проект далеко не лучшей из фостеровских работ и вспоминает, в перспективе 2007, добрым словом свежесть и прямоту архитектурных форм старой "России" 1970-х.
04.12.2006

Steven Lee Myers. План строительства небоскреба разделил горизонтальный город // The New York Times, 02.12.2012

В пятницу, в день голосования жюри по проектам небоскреба "Газпром-сити", один из четырех членов жюри Кисё Курокава прочитал две страницы собственного текста, посвященного его размышлениям о специфике архитектурной среды Петербурга, поддержал идею "горизонтального города", выступил против всех представленных проектов и отказался от участия в голосовании и вышел из состава жюри... Предлагаем Вашему вниманию вторую статью NY Times, посвященную газпромовскому небоскребу
30.11.2006

Steven Lee Myers. Русское окно в Европу тянется к небу // The New York Times, 28.11.2006

О башне "Газпром-сити" начиная с лета много пишут в России, но, хотя ее проектируют иностранцы, скандал не находил никакого отклика за рубежом. Это одна из первых статей, опубликованных крупным зарубежным изданием
17.08.2006

Christopher Mason. Битва за шедевр конструктивизма в Москве // The New York Times перевод ИноСМИ, 17.08.2006

Дети архитектора Константина Мельникова борются за право владения его домом постройки 1929 г. в центре Москвы
16.05.2005

Nicolai Ouroussoff. Архитектурные символы России // The New York Times перевод ИноСМИ, 16.05.2005

Государственный музей архитектуры имени Щусева, расположенный в двух шагах от Кремля, выглядит просто ужасно. С его некогда элегантного классического фасада осыпается краска. Часть комплекса зданий 17-18 веков, где находится музей, вообще заброшена - отопление долгими русскими зимами обходится слишком дорого. Однако именно там хранится одно из лучших в мире собраний архитектурных артефактов - от тщательно выполненного макета дворца, который планировалось построить для Екатерины Второй до эскизов Ивана Леонидова к легендарному проекту здания Наркомата тяжелой промышленности (которое должно было возвышаться прямо на Красной площади). В фондах музея представлено 'архитектурное сознание' Москвы, настоящая сокровищница сведений о том, что город потерял, и каким он мог бы стать в 20 веке - одном из самых жестоких столетий в российской истории

Избранные авторы:

  • Нина Фролова
  • Григорий Ревзин
  • Анна Мартовицкая
  • Юлия Тарабарина
  • Николай Малинин
  • Мария Фадеева
  • Александр Змеул
  • Сергей Хачатуров
  • Алексей Муратов
  • Алексей Тарханов
  • Владимир Белоголовский
  • Ольга Кабанова
  • Александр Раппапорт
  • Александр Ложкин
  • Василий  Бабуров
  • Андрей  Иванов

Пресса:

Блоги:

Central Park Tower: каким будет самый высокий жилой небоскреб в мире
27.09.2019 / 26.09.2019,
РБК

Central Park Tower: каким будет самый высокий жилой небоскреб в мире

В Нью-Йорке идет строительство небоскреба Central Park Tower. Сейчас его высота достигла 1,5 тыс. футов (457 м). По завершении строительства высота башни составит почти 472 м.
Гид по советской архитектуре Таллина
27.09.2019 / 25.09.2019,
Strelka Magazine

Гид по советской архитектуре Таллина

Эстония всегда считалась почти «заграницей» в СССР, многие жители других республик были уверены, что зарплаты там выше, дороги лучше и дышится свободнее. Архитекторы Эстонии тоже были относительно свободны от указательного перста Москвы: не стесняясь использовали национальные мотивы, постоянно экспериментировали, избегали всесоюзных типовых проектов, а на самые важные объекты приглашали финских строителей.
Круг, иероглиф, озеро: 5 самых необычных небоскребов мира
04.09.2019 / 03.09.2019,
РБК

Круг, иероглиф, озеро: 5 самых необычных небоскребов мира

Соединенные Штаты — родина небоскребов. Именно здесь в конце ХIХ века была построена первая высотка, она имела простую прямоугольную форму и предназначалась для размещения штаб-квартиры страховой компании. Однако небоскреб перестал быть классической прямоугольной коробкой для офисов. Сегодня архитекторы возводят здания самых разнообразных форм.