Мария Токмакова

статьи:

12.01.2018

Пожар на Олимпийской: разбираемся, чем был обшит дом, и почему пламя моментально разнеслось по этажам // 72.ru, 12.01.2018

Крупный пожар в доме № 4 на Олимпийской, который унёс жизнь 52-летнего Павла Лушникова и оставил без крыши над головой сотню человек, вызвал большой общественный резонанс. Пожарные приехали на вызов, когда горела только одна квартира. Но пламя разносилось по многоэтажному зданию с такой скоростью, что в итоге огнем было уничтожено 43 жилых помещения. По одной из версий, этому способствовала обшивка — сайдинг вместе с утеплителем, которыми девятиэтажку обшили еще в 2009 году. Прокуратура даже организовала проверку других тюменских зданий, обшитых подобными материалами. Есть подозрение, что обшивка не соответствует пожарной безопасности.

Избранные авторы:

  • Нина Фролова
  • Григорий Ревзин
  • Анна Мартовицкая
  • Юлия Тарабарина
  • Николай Малинин
  • Мария Фадеева
  • Александр Змеул
  • Сергей Хачатуров
  • Алексей Муратов
  • Алексей Тарханов
  • Владимир Белоголовский
  • Ольга Кабанова
  • Александр Раппапорт
  • Александр Ложкин
  • Василий  Бабуров
  • Андрей  Иванов

Most Recent Stories:

Блоги:

История одной улицы. Японское консульство - Закавказская
24.12.2020 / 24.12.2020,
Каскад.тв

История одной улицы. Японское консульство - Закавказская

В Кёнигсберге улица Закавказская называлась Риттер-штрассе или Рыцарской улицей. Она входила в колонию вилл «Амалиенау», которая была создана по инициативе архитекторов Фридриха Хайтмана и Иозефа Кречмана. Для этих целей они в 1898 году учредили «Кёнигсбергское общество недвижимости и строительства».
Фотоистория об уникальном северном городе, где ужасно абсолютно все
11.12.2020 / 11.12.2020,
Ридус

Фотоистория об уникальном северном городе, где ужасно абсолютно все

При первом взгляде на Норильск и его окрестности становиться заметно, что город очень жёсткий — грязный, раздолбанный, холодный, с ужаснейшей экологией. Но он не оставляет равнодушным никого. Этот город можно ненавидеть, обожать, восхищаться, но точно невозможно спокойно проехать, посчитав как «ещё один».