Николай Чеканов

статьи:

24.09.2018

Кунио Маекава – витальность в пределах отдельных зданий // ИА REGNUM, 21.09.2018

Профессия архитектора — удивительный сплав компетенций. Лучшие её представители равно хороши в искусстве, технике, экономике и общественных дисциплинах. Прежде чем начинать строить мир, ещё учась, архитектор выстраивает себя через уникальные связи между осваиваемыми дисциплинами.
06.09.2018

Кунио Маекава и японская жилая единица // ИА REGNUM, 03.09.2018

Часть 2. Начало нового строительства в Японии после 2-й мировой и хабитат Харуми.
04.09.2018

Кунио Маекава – японский модернизм // ИА REGNUM, 03.09.2018

Часть 1. Творческое становление одного из величайших архитекторов Японии XX века.
13.08.2018

Дубна – ровесница советского модернизма // ИА REGNUM, 13.08.2018

Наукоград, сохраняющий архитектурное наследие.
05.03.2018

Архитектурный бунт против общества потребления // ИА REGNUM, 02.03.2018

В середине позапрошлого века промышленная революция породила феномен всемирных выставок. Архитектуре предстояло разрешить данный вызов и по способу общей организации пространства, и в инженерной борьбе за увеличение перекрытия. Первая выставка — 1844 год, Париж. Вторая, устанавливающая регулярность и формат — 1851, Лондон. Хрустальный дворец в Лондоне — точка отсчёта инженерной архитектуры, когда здание — больше не выложенная по кирпичику архаика, а железная сборная конструкция, перекрывающая большую площадь.
20.02.2018

Дома Советов по-японски. Ранние работы архитектора Кендзо Танге // ИА REGNUM, 17.02.2018

Не так давно мы давали статью о здании — апофеозе техницизма — капсульной башне «Накагин», авторства архитектора-метаболиста Кисё Курокавы. В материи этой космической станции, дающей убежище жителям Токио от самого Токио, остались запечатлены многие животрепещущие проблемы общества 1970-х. Проблемы, существенно выходящие за рамки вопросов градостроения. Перечислить часть из них? Противоречия между техникой и человеком, разрыв прямых социальных коммуникаций, разрушительная бездна потребления, запланированное устаревание товаров и даже зданий при их растущем качестве, невозможность преобразования среды обитания из-за хаоса свободного рынка… Вот истоки апокалиптического в японской научной фантастике.
29.12.2017

Проблемы японской реновации // ИА REGNUM, 28.12.2017

Слухи о возможной «реновации» капсульной башни Накагин 1972 года, авторства Кисё Курокавы, муссирующиеся вот уже 10 лет, всё это время вдохновляют мировое архитектурное сообщество на ревизию наследия метаболизма. Архитектурная история и критика не стоят на месте. Значимые архитектурные концепты недавнего прошлого наконец вполне систематизированы, пора рассматривать их идейное содержание. Жизнеспособность передовых архитектурных замыслов послевоенного мира преодолела узость рассмотрения строго в контексте своего времени и условий и начинает равноправный диалог с нашим настоящим и будущим.

Избранные авторы:

  • Нина Фролова
  • Григорий Ревзин
  • Анна Мартовицкая
  • Юлия Тарабарина
  • Николай Малинин
  • Мария Фадеева
  • Александр Змеул
  • Сергей Хачатуров
  • Алексей Муратов
  • Алексей Тарханов
  • Владимир Белоголовский
  • Ольга Кабанова
  • Александр Раппапорт
  • Александр Ложкин
  • Василий  Бабуров
  • Андрей  Иванов

Most Recent Stories:

Блоги:

История одной улицы. Японское консульство - Закавказская
24.12.2020 / 24.12.2020,
Каскад.тв

История одной улицы. Японское консульство - Закавказская

В Кёнигсберге улица Закавказская называлась Риттер-штрассе или Рыцарской улицей. Она входила в колонию вилл «Амалиенау», которая была создана по инициативе архитекторов Фридриха Хайтмана и Иозефа Кречмана. Для этих целей они в 1898 году учредили «Кёнигсбергское общество недвижимости и строительства».
Фотоистория об уникальном северном городе, где ужасно абсолютно все
11.12.2020 / 11.12.2020,
Ридус

Фотоистория об уникальном северном городе, где ужасно абсолютно все

При первом взгляде на Норильск и его окрестности становиться заметно, что город очень жёсткий — грязный, раздолбанный, холодный, с ужаснейшей экологией. Но он не оставляет равнодушным никого. Этот город можно ненавидеть, обожать, восхищаться, но точно невозможно спокойно проехать, посчитав как «ещё один».