Проект Россия № 59 (1, 2011) Проект Россия № 59 (1, 2011)

Проект Россия № 59 (1, 2011)

информация:

Журналы «ПРОЕКТ РОССИЯ» теперь доступны в ЭЛЕКТРОННОЙ ВЕРСИИ >>>

Как-то на жалобу одного деятеля Союза архитекторов о недоговороспособности его коллег я ответил вопросом: «А могут ли, вообще, достигать согласия люди, чье главное занятие состоит в возведении стен?» В данном случае во многом из стремления поддержать атмосферу дискуссии стена трактовалась мною не как связка, а однозначно как барьер. И надо сказать, что подобная трактовка присуща подавляющему большинству российских архитекторов. Наверное, в том числе и поэтому они столь мало расположены к диалогу и, соответственно, столь мало успешны при организации общественных пространств, при проектировании городов. Они хорошо знают, как разделять, но не способны объединять, создавать гармоничные социально-пространственные среды.

     Применительно к теме номера, которая посвящена фасадам, тема объединения/разделения является, по сути, основной. Большинство остальных вопросов, связанных с «лицом» здания, относятся либо к сфере технологий, либо к субъективной сфере вкуса, к паре «нравится/не нравится» – к тому, что в принципе сложно обсуждать. Конечно, интуитивно люди, варящиеся в архитектурной среде, способны как-то прочувствовать, каким-то образом определить, какой фасад хорош, а какой плох. Но публично дискутировать на эту тему, как правило, не получается – в силу плюральности эстетических предпочтений, отсутствия общезначимых канонов «красоты». (Вспоминаю время, когда у нас в редакции за употребление слова «красивый» и его производных даже взымался штраф…)
     Таким образом, тематика фасадов переходит из вербальной в визуальную плоскость, только подтверждая свой разъединяющий потенциал. Ведь именно в процессе диалога, обмена мнениями, словесного формулирования позиций происходит объединение коллег, возникают общие проблемы, появляются общие интересы, формируется то, что называется профессиональной культурой. Чистое же созерцание, разглядывание картинок, наоборот, разобщает, ведь это, как правило, индивидуальный процесс. 
     Но фасады, эти стены, барьеры могут не только разобщать. Граница, как заметил Ричард Сеннет, способна одновременно быть и пористой, и резистентной (1). Для того чтобы она «работала» в двух направлениях, достаточно соблюдать несколько базовых принципов бытования стены в городе, которые давно выдвинуты социологами и на практике доказали свою применимость (2). Вот несколько из них:
1. Быть осмотрительным в выборе архитектурных средств. Так, скажем, остекление или акцентирование входных проемов недоступных для публики приватных пространств способно только раздражать. Наверное, можно доверять Георгу Зиммелю, который учил, что «закрытая дверь вызывает более сильное чувство изоляции от всего, что находится снаружи, чем обычная аморфная стена. Стена – нема, а дверь умеет говорить» (3). 
2. Делать так, чтобы здание не просто занимало место, а формировало открытые пространства. То есть посредством фасадных стен устанавливать четкие границы между частным и общественным. При этом желательно, чтобы такие границы были проницаемы.
3. Создавать визуальное ощущение проницаемости границ между частным и общественным. Подобное ощущение обеспечивается двояким образом: во-первых, когда здания имеют «глаза наружу» (Джейн Джекобс), то есть располагаются так, чтобы их окна и двери смотрели в сторону улицы, во-вторых, когда здания снабжены элементами, которые социолог Екатерина Макарова определяет как знаки гостеприимства: навесами, лестницами, арками, террасами и проч. (4).
4. Обязательно подкреплять визуальную проницаемость физической (в противном случае – камбэк в п. 1). В городе, особенно в центре, следует максимально загружать 1-й этаж смешанными функциями. Это позволяет поддерживать дома в уровне земли постоянно в оживленном состоянии. Другим признаком дружелюбной по отношению к людям компоновки городских стен является обеспечение прозрачности уличного фронта: наличие в нем разрывов, арок, открытых дворов, устанавливающих плавную связь между приватным и общественным пространством.
     Вроде бы известные истины. Но отчего-то о них постоянно забывают. Почему это происходит? – вопрос, открытый для дискуссии. Так же как и вопрос о качестве архитектурного решения фасадов, игнорирующих вышеперечисленные принципы. 

Алексей Муратов, главный редактор

 


(1) Сеннет Р. Демократические пространства// ПР43. С. 163.
(2) Здесь и далее я в основном опираюсь на: Макарова Е. Изменение границ общественного и приватного: городское пространство Москвы//ПР43.
(3) Там же. С. 168.
(4) Неслучайно уподобление жилых зданий офисным несет обычно отрицательные оттенки смысла – ведь в последних, как правило, меньше этих самых «знаков гостеприимства».
 

оглавление:

в кадре

Стдуия ПланАР Проект благоустройства микрорайона № 52 в Марфине, Москва 10

Артемий Стаборовский Дачный поселок «Березки-7» в Подмосковье 12

 

новости

Коротко 14

Дмитрий Швидковский Фрагмент неизданной книги 22

Александр Ложкин Новости из Перми: хорошие и плохие 24

Анатолий Белов Гиперболический параболоид архитектора Явейна и другие чудеса 28

Наталия Татунашвили Каталог готовых проектов 36

Сергей Ситар Десятилетие Ц:СА 38

Елена Петухова Деревянная эволюция 40

Анатолий Белов Веселые ребята 42

Клементина Сесил Книга о космическом модернизме 47
 

объект номера

Ё-программа, ЛенГИПроМеЗ

Цех Челябинского трубопрокатного завода «Высота 239» 53

 

фасады

Алексей Муратов От редактора 65

Анна Бокова Современные тенденции проектирования оболочек 68

Сергей Ситар Стадия идентичности 2: Куда исчезают фасады? 79

Сергей Мироненко ММФ для МДФ. Попытка мультимедиафасада на Остоженке, 16 84

Андрей Никифоров Диалектика фасадостроения 89

 

Проект Меганом Универмаг «Цветной» на Цветном бульваре в Москве 92

 

 

Архитектурная мастерская Алексея Козыря Дом в поселке Тишково в Подмосковье 102

 

Mossinepartners и Проект Меганом «Зеленые кубы» в жилом комплексе «Грюнвальд» 108

Елена Петухова Архитекторы SPEECH: Без утеплителя и навесных фасадов архитектура была бы красивей 113
 

Штаб-квартира компании «Новатэк» на улице Удальцова в Москве 120

NPS Tchoban Voss Офисное здание «Оранжерея» на территории бывшего завода «Россия» в Санкт-Петербурге 126

SPEECH Чобан/Кузнецов Жилой комплекс «Гранатный 6» в Москве 130

Бюро DK Галерея–Ресторан–Клуб «Горка-Холл» в Ярославле 134

Piuarch Комплекс Quattro Corti на Почтамтской улице в Санкт-Петербурге 140

 

тексты

Алехандро Заера-Поло Политика оболочки. Политическая критика материализма 151

 

монитор

Объекты, созданные для программы «Дачный ответ» канала НТВ 170

Архитектурное бюро «Практика» Офис рекламного агентства Target Media 176
B E R N A S K O N I Volgadacha – Дача на Волге 180

дизайн и технологии 185
каталог 213

 

Избранные авторы:

  • Нина Фролова
  • Григорий Ревзин
  • Анна Мартовицкая
  • Юлия Тарабарина
  • Николай Малинин
  • Мария Фадеева
  • Александр Змеул
  • Сергей Хачатуров
  • Алексей Муратов
  • Алексей Тарханов
  • Владимир Белоголовский
  • Ольга Кабанова
  • Александр Раппапорт
  • Александр Ложкин
  • Василий  Бабуров
  • Андрей  Иванов

Пресса:

Блоги:

Дом Снегирева на Плющихе
21.09.2017 / 20.09.2017,
archnadzor_ru (блог «Архнадзора»)

Дом Снегирева на Плющихе

Напротив стадиона «Буревестник» на Девичьем поле, среди старого яблоневого сада притаилось необычное для московской архитектуры здание — бывший жилой дом профессора Владимира Федоровича Снегирева. Здание выглядит заброшенным и местами даже разрушено, а ведь это памятник архитектуры федерального значения, находящийся в государственной собственности. В сентябре 2017 года здание было выставлено на открытые торги.
В Шанхае снесли дом-
21.09.2017 / 18.09.2017,
NEWSru.com

В Шанхае снесли дом-"гвоздь", стоявший посреди дороги 14 лет

В Шанхае наконец снесли знаменитый дом-"гвоздь", который в течение 14 лет препятствовал движению по автомагистрали.
Храм Нефритового Будды в Шанхае передвинули на 30 метров ради безопасности туристов
21.09.2017 / 18.09.2017,
Афиша

Храм Нефритового Будды в Шанхае передвинули на 30 метров ради безопасности туристов

Китайские строители передвинули храм Нефритового Будды в Шанхае весом 2 тысячи тонн на 30 метров, чтобы расширить пространство для молящихся и обеспечить их безопасность.