Проект International № 24 Проект International № 24

Проект International № 24

информация:

XXI век разменял свое второе десятилетие, а значит, теперь уже по-настоящему начался и в такой «медленной» сфере человеческой деятельности, как архитектура и урбанизм. Самое время оглянуться вокруг и попробовать понять, в чем же заключаются происходящие перемены. Пi24 не ставил себе такой задачи специально, однако же собранные в этом номере проекты оказались весьма симптоматичными для складывающейся парадигмы.

Самый главный ее аспект выражается уже успевшим набить оскомину выражением «устойчивое развитие». Питаемое фобией глобального изменения климата и реальной дороговизной энергоносителей, стремление к сбережению ресурсов принимает разнообразные формы. С одной стороны, речь идет о возврате к максимальному использованию естественного освещения, к механическим способам вентиляции и теплоизоляции, с другой – о применении высоких технологий, позволяющих контролировать расход электричества и воды, стимулирующих использование возобновляемых источников энергии и поддающихся вторичной переработке материалов. Без этого теперь не обходится ни один серьезный проект, а столь амбициозное здание, как новый корпус нью-йоркского колледжа Купер-Юнион (бюро Morphosis), разумеется, претендует на платиновый сертификат LEED, свидетельствующий о высшей степени экологичности.

Кроме того, «устойчивое развитие» подразумевает максимальное использование уже присутствующих в данном месте ресурсов, к которым относятся и существующие постройки. В этом номере представлены два полярных по подходу, но в равной степени образцовых примера обновления старых сооружений: парк High Line на Манхэттене, разбитый Diller Scofidio + Renfro совместно с ландшафтным бюро Field Operations на полотне заброшенной железнодорожной эстакады, и Новый музей в Берлине, воссозданный из руин Дэвидом Чипперфильдом.

Восстановление Нового музея выполнено в полном соответствии с критериями научной реставрации, зафиксированными в 1964 году в Венецианской хартии, но особое внимание этот проект привлек благодаря тому, что отвечает некоторым современным запросам. Чипперфильд заново возвел утраченные части здания в первоначальных контурах, но без имитации исторических форм, и этим обострил ощущение подлинности сохранившихся элементов. А понятие подлинности, на принципиальной важности которого настаивали теоретики реставрации начиная с Джона Рескина, приобрело новое звучание на фоне нарастающей экспансии цифровой реальности в реальность физическую.

И вот это специальное подчеркивание подлинности, «всамделишности» материального объема, а также культивирование пространств для прочувствованного физического пребывания – уже вторая важная тенденция наступившего века, возникшая в противовес увлечению дигитальной архитектурой. Новые стены Нового музея построены из неровного, как бы выщербленного кирпича. Откровенно просчитанная на компьютере «мятая» форма Купер-Юниона «заземляется» интригующе грубым, индустриальным материалом, из которого выполнена оболочка здания. К активизации тактильного и телесного восприятия стремятся создатели большинства новых общественных пространств, обзор которых составляет один из центральных материалов номера. Пути достижения этого эффекта могут быть разными. Херцог и де Мерон провоцируют людей, прогуливающихся по площади Испании в Санта-Круз-де-Тенерифе, играть с наступающей и отступающей водой, а на обновленной Таймс-сквер (Таи Ропиа и Джон Чой), в кампусе женского университета в Сеуле (Доминик Перро) и в уже упоминавшемся парке High Line важную роль играют лестницы, требующие для подъема на них физического усилия. Идея физического восприятия пространства увлекла и Тома Мейна, причем настолько, что он не просто организовал интерьер Купер-Юниона вокруг центральной лестницы, но и намеренно ограничил пользование лифтами.

Особой форме обращения с городским пространством посвящен материал «Морковный город». Выставка с таким названием, организованная исследователями из торонтского университета Раерсон, отражает лавинообразно распространяющееся по миру явление городской агрикультуры, которое можно считать третьим мощным трендом. Приход сельского хозяйства в города первоначально мотивировался заботой о продовольственной безопасности и о сокращении расхода топлива на перевозку продуктов, но быстро оброс новыми смыслами. Огород, разбитый во дворе Белого дома Мишель Обама, способствовал популярности выращивания овощей как способа релаксации, а совместное возделывание общинных грядок или расположенных рядом индивидуальных наделов рассматривается как путь к установлению социальной гармонии, в частности, между представителями различных народов и культур, проживающими в одном городе, – именно такую цель ставит перед собой проект парка Даунсвью в Торонто. И это обстоятельство лучше всего раскрывает природу «рурбанизации». Начинающееся сращение города и деревни сопровождает приток в мегаполисы огромного количества «новых горожан», иными словами – вчерашних сельских жителей, к тому же зачастую прибывших с других континентов. Занятие земледелием – или даже разведением живности – в королевских парках Лондона или во дворах социальных жилых домов нью-йоркского района Квинс должно помочь им адаптироваться к новым условиям жизни, а заодно разнообразить реальность приютивших их городов.

Современная этика предполагает приятие иных, пришлых ценностей, а не навязывание некой признанной культурной нормы, и потому новые общественные пространства в большинстве своем принципиально не имеют выраженной программы, а являются как бы пустыми сосудами, которые могут быть заполнены любым содержанием. Отказ от попыток диктата чего бы то ни было с помощью архитектуры (для этого есть другие каналы, прежде всего – средства массовой коммуникации) в качестве побочного эффекта приводит к еще одному новому качеству – нонспектакулярности. уже довольно давно завоевавшей прочные позиции в актуальном искусстве. Идея о том, что визуальность – орудие принуждения в руках власть имущих, стала востребованной среди архитекторов и планировщиков в тот момент, когда стало понятно, что концепция «зданий-икон» себя изживает. И в то же время она прекрасно согласуется с отмеченным нами сближением города и деревни – какая же спектакулярность на селе?

Чтобы оценить новизну всех этих явлений, а заодно понять, откуда они произросли, полезно сопоставить их с текстами, зафиксировавшими кризис модернистской эпохи. «Новый урбанизм» Константа Ньивенхёйса, впервые опубликованный в 1966 году, в преддверии молодежного бунта, критикует с политически левых позиций модель города, сформировавшуюся в послевоенный период, но еще долго сохранявшую свое доминирующее положение, и призывает к преодолению функциональной дифференциации города и к возрождению общественного пространства как места для установления спонтанных контактов. Неомарксист Анри Лефевр в первой главе своей книги «Производство пространства» (1974) анализирует трансформации, происходящие с социальным пространством в эпоху неокапитализма, и предостерегает от фатальных последствий подмены «проживаемого» «отвлеченным». С его точки зрения, иллюзии, продуцируемые в своих интересах власть имущими, не дают массам заметить, что у них отнято реальное право пользоваться пространством.

Во вступительной статье к разделу «Теория» его редактор Сергей Ситар утверждает, что за последние полвека так и не было выдвинуто системной альтернативы капиталистическому городскому планированию. Однако собранные в этом номере проекты будто специально отвечают на тревоги теоретиков ушедшей эпохи, хотя, на поверхностном уровне, являются реакцией на более недавние явления.

Анна Броновицкая, редактор

http://prorus.ru/pi/pi_new.htm

оглавление:

Содержание

От редакции 1

Новости 6
Конкурс на проект библиотеки Дейкмана в Осло 18
Илья Мукосей
Трудности перевода: Между техникой и технологией 24

Новый музей 25
David Chipperfield Architects
Реконструкция Нового музея в Берлине
Дмитрий Опарин
Возрожденные руины 26

Купер-Юнион 45
Morphosis Architects
Новое здание колледжа Купер-Юнион, Нью-Йорк
Антонина Лифшиц
Пришелец с характером 46

Общественные пространства 65
Наталия Татунашвили
Общественные пространства в начале нового века 66
Herzog & de Meuron
Площадь Испании (Plaza de España) 70
Atelier Kempe Thill
Сцена под открытым небом 78
Perkins Eastman, Choi Ropiha
Театральный киоск (TKTS Booth) 84
Diller Scofidio + Renfro, Field Operations
Публичный парк The High Line 90
Planb architects, Jprcpr architects
Навесы в ботаническом саду 96
Dominique Perrault Architecture
Кампус женского университета Ивха 102

Морковный город 113
Антонина Лифшиц
Выставка проектов городского фермерства в Торонто 114
BMI-PACE, Lynne Krisfalusi
Парк Даунсвью в Торонто 118
Джейн Хаттон, Блэйр Робинс и Айен Лазарус
Пилотные проекты в парке Даунсвью 120
Minimum Cost Housing Group (Университет Макгилла)
Съедобный ландшафт Росарио (Аргентина) и Коломбо (Шри-Ланка) 122
Дэвид Гарслон, Pavelek & Associates
Огороды на крышах отелей Fairmont в Торонто и Ванкувере 126
Крис Хардвик, Хэй Хо
Город в лощине 128
Teeple Architects
Кооперативный жилой дом 130
Гордон Графф (Университет Ватерлу)
Жилищно-аграрный комбинат 132
Brightfarm Systems, NY Sun Works
Вертикально интегрированная теплица 134
WORK Architecture Company
Общественная ферма 136
Bohn & Viljoen Architect
Непрерывный продуктивный городской ландшафт (НПГЛ) 138

Теория 141
Сергей Ситар
Европейская левая политическая теория ХХ века: «унитарный урбанизм» и «производство пространства» 142
Констант Ньивенхёйс
Новый урбанизм 146
Анри Лефевр
Производство пространства. Избранные фрагменты 1-й главы («Замысел работы») 149

Коллекция 169

архив


Избранные авторы:

  • Нина Фролова
  • Григорий Ревзин
  • Анна Мартовицкая
  • Юлия Тарабарина
  • Николай Малинин
  • Мария Фадеева
  • Александр Змеул
  • Сергей Хачатуров
  • Алексей Муратов
  • Алексей Тарханов
  • Владимир Белоголовский
  • Ольга Кабанова
  • Александр Раппапорт
  • Александр Ложкин
  • Василий  Бабуров
  • Андрей  Иванов

Пресса:

Блоги:

Архитектура: Курортный отель на заброшенном сахарном заводе
15.12.2017 / 14.12.2017,
TJournal

Архитектура: Курортный отель на заброшенном сахарном заводе

Пекинская студия Vector Architects переделала заброшенный комплекс 1960-х годов, в котором производили сахар из сахарного тростника, в современную гостиницу. Уже существовавшие в этом месте образцы промышленной архитектуры дополнили громоздкими конструкциями из камня и бамбука, призванными визуально объединять здания.
Асфальт против плитки
15.12.2017 / 14.12.2017,
TJournal

Асфальт против плитки

Ремонт Лесной улицы в Москве.
Три древнерусских храма в Смоленске
13.12.2017 / 13.12.2017,
arch_heritage (блог «Архитектурное наследие»)

Три древнерусских храма в Смоленске

Три религиозных постройки: церкви Петра и Павла и Архангела Михаила, построенные в 12 веке, и церковь Иоанна Богослова, датируемая 1773 годом.