Проект Балтия № 7 (№ 2, 2009) Проект Балтия № 7 (№ 2, 2009)

Проект Балтия № 7 (№ 2, 2009)

информация:

Жить в измерении «пост-» уже вошло в привычку. Кризис, чем бы он в действительности ни был, указывает на окончание эпохи постсовременности. Система больше не работает. Но ее нельзя остановить. Ее необходимо модернизировать. Система называется Модернизмом. Номер журнала посвящен обновлению этой системы.
Супермодернизм 1990-х – начала 2000-х – высокотехнологичная надстройка модернистского концепта, составлявшая альтернативу постмодернистским деконструктивизму и «блоб-архитектуре», – умирает вместе со своими соперниками. Впрочем, известный критик Ханс Ибелингс, идентифицировавший когда-то супермодернизм и скорбящий теперь о его кончине (с. 18), пока не видит каких-либо перспектив выхода модернизма из очередного кризиса. Возможно, причина замешательства критика в том, что он не замечает очевидной внутренней тождественности противопоставленных им супер- и постмодернистских тенденций, их общей принадлежности структурам гиперкапитализма – в качестве его материальных отражателей. Тем не менее альтернативы всегда существуют, и увидеть их помогает современное искусство (с. 20).
Проектные материалы номера мы разделили на три части. В первой показана попытка обновления самого концепта модернизма, неизбежно влекущая за собой обнуление как формы, так и функции архитектуры (с. 23).
Во второй речь идет о модернизации объектов, построенных архитекторами-модернистами в XX веке. При реконструкции эти объекты делаются как бы еще более современными (что, несомненно, созвучно методу супермодернизма) или же дополняются в близком оригиналу ключе. Есть и другая тактика – противопоставление старому модернизму нового. Последний способ (его мы видим у Дэвида Чипперфилда: с. 49) обычно применяется при работе с «историческими» объектами; теперь он распространяется и на наследие XX века.
Третья часть посвящена особо болезненной для модернизма проблеме городского пространства. Наиболее радикальным здесь выглядит проект Барта Голдхоорна для Роттердамской биеннале (с. 62). Раскритикованный постмодернистами в пух и прах микрорайон воскресает из пепла успешно модернизированным – в виде кастомизированного пространственного дизайна. Одновременно на уровне конкретного проектирования также происходит любопытное смешение модернистских и постмодернистских практик, что хорошо видно на примере конкурса на проект «Набережной Европы» в Петербурге (с. 70). В конце раздела мы поместили манифест Михаила Филиппова «Современной архитектуры не существует» (с. 86), напоминающий о существовании константной традиционалистской оппозиции модернизму.
В разделе «Дискуссия» обсуждаются вопрос о модернизации панельных домов второй половины XX века и тот опыт, на который российские и балтийские архитекторы, чиновники и девелоперы могут опираться при решении данной непростой проблемы (с. 87).
Если модернизм действительно модернизируется, то это должно происходить в первую очередь через возвращение к социальной этике авангарда. Необходим поиск альтернатив существующим формам человеческого обитания. Искомый альтермодернизм есть попытка избавить человечество от отсутствия горизонта, жизни в измерении «пост-».

 

Living in the 'post-' dimension has already become a habit. The current crisis, whatever its true nature, points to the end of the age of postmodernity. The system no longer works. But it cannot be stopped; it must be modernized. This system is called modernism. The present issue of Project Baltia is dedicated to updating this system.
The supermodernism of the 1990s and beginning of the 2000s – a high-tech superstructure built onto the modernist concept and comprising an alternative to postmodernist deconstructivism and 'blob architecture' – is dying out together with its rivals. However, well-known critic Hans Ibelings, who once identified supermodernism as a trend and now mourns its passing (see p. 18), as yet sees no way for modernism to emerge from the crisis that has once again engulfed it. Possibly, the reason why Ibelings is so perplexed is that he fails to see that the super- and post-modernist tendencies that he contrasts with one another are actually essentially identical: both belong to the structures of hypercapitalism, being material reflectors of the latter. Nevertheless, there are always alternatives, and contemporary art can help show us where they lie (p. 20).
We have divided the projects published in this issue into three parts. The first shows an attempt to renew the very concept of modernism – an attempt which has inevitably entailed a zeroing of both the form and function of architecture (p. 23).
In the second part we look at modernization of structures designed by modernist architects in the 20th century. Reconstruction makes these buildings even more contemporary (here there's undoubtedly a consonance with the method of supermodernism) or adds to them in a similar key to that of the original. There is another tactic – to introduce a new modernism that contrasts with the old. The final method (exemplified by David Chipperfield; p. 49) is most often used when working with 'historical' buildings, but has now been applied to 20th-century heritage as well.
The third part of our projects section deals with urban space, an issue that is particularly sensitive for modernism. Here the most radical project is Bart Goldhoorn's for the Rotterdam Biennale (p. 62). Criticized to smithereens by the postmodernists, the micro-district rises up from the ashes successfully modernized – as customized spatial design. Simultaneously, when it comes to actual project design, we see a curious mixing of modernist and postmodernist practices, as is clearly visible in the project for the Embankment of Europe in St Petersburg (p. 70). This section closes with the publication of 'Modern architecture does not exist', a manifesto by Mikhail Filippov (p.  86) which reminds us of the existence of a constant traditionalist opposition to modernism.
Our 'Discussion' section looks at modernization of panel buildings from the second half of the 20th century and at experience which Russian and Baltic architects, civil servants, and developers can apply in tackling this by no means simple problem (p. 87).
If modernism is indeed to be modernized, this must take place, above all, through a return to the social ethic of the avant-garde. What is needed is a quest for alternatives to existing forms of human habitation. The altermodernism that is our goal is an attempt to rid humankind of the lack of a horizon, of life in the dimension of 'post-'.

http://www.projectbaltia.com/

оглавление:

События    6
 модернизация модернизма  17
 
 Ханс Ибелингс. После супермодернизма   18
 
 Владимир Фролов. Altermodern curious    20
 
  модернизация концепта   23
  
  ru. Алексей Левчук, Владимир Фролов. Архитектура ноль-объекта   24
  
   модернизация объекта   31
   
   Алексей Левчук. Второй день модернизма   32
   
   fi. Airas Arkkitehdit. Культурный центр WeeGee, Эспоо   34
   
   ru. «Витрувий и сыновья». Проект реконструкции кинотеатра «Прибой» под Центр современного искусства, Санкт-Петербург   38
   
   lt. Бучас, Чаплинскас, Кугинис. Реконструкция бывшего Музея революции под Национальную галерею, Вильнюс   42
   
   lv. Gunnar Birkerts Architects / RDS Arhitekti. Проект реконструкции Музея оккупации Латвии, Рига
      ru. David Chipperfield Architects. Концепция ревитализации территории фабрики «Красное знамя», Санкт-Петербург   49
   
   fi. SARC. Модернизация офисного здания, Хельсинки   52
   
   ru. nps tchoban voss. Реконструкция корпуса 25 бывшего завода «Россия» под бизнес-центр «Лето», Санкт-Петербург   58
   
    модернизация среды   57
    
    Микрорайон + дизайн. Интервью с Бартом Голдхоорном    62
    
    ru. Данияр Юсупов. «Mind the Gap / Швы-мысли». Студенческий проектный семинар в Петербурге   65
        ru. Владимир Фролов. Синтетический проект. Архитектурно-градостроительный конкурс на мастер-план       многофункционального комплекса «Набережная Европы», Санкт-Петербург
      Михаил Филиппов. Современной архитектуры не существует   86
        
Дискуссия   87
«Хрущевка при галстуке». Интервью с кураторами выставки «Модернизация панельных зданий. Опыт Германии» Валерией Кашириной,
Кристиной Греве и Владимиром Фроловым   92
          
Реконструкция советских пятиэтажек: реальный путь. Интервью с Ксенией Шарлыгиной   96
«Использовать до конца». Ральф Линдберг, Ирина Киршина и Ярек Курницки о финском опыте модернизации панельных домов
  Лаборатория дизайна   97
  
  lt. KLAP. Здание Генеральной прокуратуры, Вильнюс   98
  
  lv. 1plus1. Офис компании UPB, Рига   105
  
  fi. ALA Architects. Квартира-лофт, Хельсинки   107
  
  ee. Терье Трумаа. Вилла «Драйвер», Сааремаа   109
  
  ru. Алексей Хаас, Екатерина Родионова. Интерьер обувного бутика Day&Night, Санкт-Петербург   112
  
   Технология и дизайн   121
   
    Каталог  126
   

http://www.projectbaltia.com/


Избранные авторы:

  • Нина Фролова
  • Григорий Ревзин
  • Анна Мартовицкая
  • Юлия Тарабарина
  • Николай Малинин
  • Мария Фадеева
  • Александр Змеул
  • Сергей Хачатуров
  • Алексей Муратов
  • Алексей Тарханов
  • Владимир Белоголовский
  • Ольга Кабанова
  • Александр Раппапорт
  • Александр Ложкин
  • Василий  Бабуров
  • Андрей  Иванов

Пресса:

Блоги:

В Таиланде за один день построили храм из картона
08.12.2017 / 08.12.2017,
NEWSru.com

В Таиланде за один день построили храм из картона

В "культурной столице" Таиланда Чиангмае построили храм из картонных коробок, скрепленных скотчем. 15-метровое строение очень похоже на традиционные тайские храмы, которых в городе несколько сотен.
Тайны астраханской Триумфальной арки
08.12.2017 / 08.12.2017,
Московский комсомолец

Тайны астраханской Триумфальной арки

В Астрахани в честь 300-летия Астраханской губернии недавно появился новый городской объект — Триумфальная арка недалеко от Аллеи славы героям земли Астраханской. Однако мало кто знает, что ранее подобное творение уже стояло на территории города.
Прогулка по Пскову: тлен, красота и пустота
07.12.2017 / 07.12.2017,
Блог Аркадия Гершмана

Прогулка по Пскову: тлен, красота и пустота

Урбанист Аркадий Гершман побывал в Пскове и теперь рассказывает, где город «не дотянул».