пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Схема 1.
Схема 1.

Афинский Акрополь - гениальное творение греческих архитекторов - пример контекстуального отношения к природному окружению. Использование рельефа места позволило создать выразительную пространственную и пластическую композицию. Парфенон - центральное сооружение немногим более 19 метров, но между тем оно доминирует в силуэте ансамбля. В Афинском Акрополе нашло убедительное материальное воплощение присущее менталитету греков понимание метафизических универсалий архитектуры.
Афинский Акрополь - гениальное творение греческих архитекторов - пример контекстуального отношения к природному окружению. Использование рельефа места позволило создать выразительную пространственную и пластическую композицию. Парфенон - центральное сооружение немногим более 19 метров, но между тем оно доминирует в силуэте ансамбля. В Афинском Акрополе нашло убедительное материальное воплощение присущее менталитету греков понимание метафизических универсалий архитектуры.

Вержбицкий Ж.М.
Глава 1. Архитектура в системном строении культуры
в книге:
Архитектурная культура. Искусство архитектуры как средство гуманизации «второй природы» , 1998

Архитектура возникла, когда человек осознал себя как социальное существо. Эпоха варварства стала культурно-историческим периодом, в котором люди начали строить жилища в качестве второй природы, удовлетворяя не только физиологические потребности в защите себя от окружения, что делают все живые существа, но вкладывая в эту деятельность также и ценностные, сугубо человеческие значения, семантические смыслы овеществления. Архитектура, таким образом, есть продукт культурной созидательной работы человека на самых ранних этапах формирования социума.

С изобретением гончарного производства и письменности начинает формироваться цивилизация, как следующая за варварством эпоха истории общества. С этого времени культура и цивилизация стали сосуществовать в нерасторжимом единстве, что, однако, не дает оснований их отождествлять.

Так, если культура - это материализованное воплощение творческих способностей и ценностей человечества, то цивилизация - это совокупность исключительно технико-механических возможностей общественного развития. Цивилизация - это то, что дает комфорт, предъявляющий определенные моральные и физические требования к цивилизованному человеку, и благодаря чему человек до такой степени срастается с техническим коллективом, что у него не остается ни времени, ни сил для культуры.

И он часто больше не ощущает внутренней потребности быть не только цивилизованным, но также и культурным [65]. Комфорт деморализует и расслабляет человека. Он теряет органичную связь с Первой Природой, что является предпосылкой к возникновению с течением времени природного и культурного экологического кризиса, ставящего под угрозу уничтожения и природу, и культуру.

Культура старше цивилизации, но последняя, возникнув в социодинамике развития, стала высокими темпами активизироваться и приобрела главенствующее над культурой положение. Цивилизационные процессы стали отождествляться с культурой. Сказанное выше существенно для понимания взаимодействия архитектуры и строительства, так как архитектура есть продукт культуры, а строительное производство - цивилизации. Данное положение объясняет, почему эти разные по сути явления отождествляются не только в обыденном сознании потребителей архитектуры, но также и в мышлении профессионалов-архитекторов, строителей и инвесторов-заказчиков. Одной из задач данной работы является разведение этих явлений и определение областей культуры, в которых они осуществляют предметное воплощение.

Для решения такой задачи необходимо, по нашему мнению, подробнее сказать о цивилизации. В основе ее энергетического потенциала лежит идея прогресса, сформированная в ходе промышленной и научно-технической революции. Суть этой идеи проста. С немногими временными отклонениями все человеческие общества движутся естественно и закономерно «вверх» по пути от нищеты, варварства, деспотизма и невежества к процветанию, демократии и разуму, высшим проявлением которого является НАУКА. Это также и необратимое движение от многообразия особенностей, которые нерационально поглощают человеческую энергию и экономические ресурсы, к миру, унифицированному на основе единой, простой и разумно цивилизованной организации жизнедеятельности социума. Это движение от «плохого» к «хорошему», от незнания к знанию, что и давало благой вести Нового времени этический заряд, фундаментальный оптимизм и революционное рвение. Вне споров оставалось аксиоматическое положение, что человечество на своем предопределенном историческом пути вперед и вверх проходит универсальные этапы развития [149].

Идея прогресса существенно изменила ранее существовавшее восприятие времени. До XVII столетия доминирующей моделью истории была цикличная временная динамика по аналогии с биологическим бытием человека: юность, зрелость, старость и смерть обществ и империй. «Миф о вечном возрождении» структурировал то, что было привычно и естественно для человека. В этой модели конец означал и начало. В новой концепции, согласно идее прогресса, конец не означал возвращения к началу, а значил что-то другое. Господствующей стала парадигма линейно-поступательного развития социума с периодами количественных накоплений и революционных качественныхскачков. Идея прогресса привела к глобальной технизации всех сторон жизнедеятельности общества [149]

Строительное производство как инструмент созидательной деятельности вдохновляется идеей прогресса. На этом основании технологические индустриально-строительные процессы безапелляционно диктуют, что и как делать в архитектуре. Гуманистические идеалы высокомерно подавляются авторитетом технической новизны.

XX век, конец тысячелетия от Р. X., ознаменован рождением и исчезновением многих мифов:  мифа о коммунизме, мифа о демократии, мифа о рынке и т.п. Социальное мифотворчество стало свойственно всей жизнедеятельности человечества. В архитектурной культуре, в частности, был создан и активно внедрялся в жизнь миф о «современной архитектуре» как более высоком этапе развития зодчества по сравнению с прошлыми эпохами. Теоретические основы современной архитектуры разрабатывались зодчими, архитекгуроведами и искусствоведами на основе той же идеи прогресса. Согласно этим теоретическим установкам архитектура должна отражать первичную функцию - «форма следует за функцией» - и конструктивную структуру сооружения.

Наиболее драматичным результатом внедрения идеи прогресса в архитектурную культуру  явилось широкое распространение в мировой проектной и строительной практике интернационального стиля. Мастера современной архитектуры, руководствующиеся этой идеей, нивелировали региональное своеобразие этногеографических зон с целью приобщения «недостаточно развитых» стран и архитекторов к прогрессивным тенденциям современности (иначе говоря - моде).

Настойчивое шефство над «отсталыми» народами с целью унификации архитектуры на основе новейших технологий стройивдустрии привело к монотонности и бездуховности современной урбанизации.

Сейчас неуниверсальность «прогрессизма» становится все более очевидной. Представления о неограниченном линейном прогрессе мешают рассмотреть общественный мир и продукты его деятельности во всей их сложности и многообразии, увидеть в них параллельные формы, которые сосуществуют друг с другом, не «отмирая» и не являясь этапами единого процесса. Принятие идеи прогресса как единственно правильной концепции ограничивает понимание человеческой истории, включая архитектурную культуру как движение от богатства конкретных социальных форм к новым богатствам форм, а не просто к универсализации.

Иначе говоря, цивилизация - это изнурительная гонка за лидером, в качестве которого выступает идея прогресса. «Цивилизация - культура, разложенная на отдельные части. В цивилизации отсутствует дух настоящего, она приводит культуру в известную ясность и разлагает целостный организм на отдельные атомы. Кристаллы - продукт конечного разложения. Процесс разложения - превращение культуры в цивилизацию - всегда ощущается как наступающая гибель, конец» [17].

Культура, в отличие от цивилизации, продолжает загадочное существование вне своей эпохи, так как это есть не столько материальная структура, сколько специфическое смысловое содержание, опредмеченная духовность. Данное утверждение значимо для понимания культуры вообще и архитектурной культуры в частности. Индивидуальное, а не только всеобщее и унифицированное, включается в мировую историю культуры не просто «этапом» или «частью». Субъективность культурного высказывания незаменима никакой другой субъективностью и несводима к ней. Поэтому при сопоставлении двух разнокультурных текстов, в качестве которых выступают и произведения зодчества, мы не в состоянии ответить на вопрос, какой из них «лучше» или «важнее». Ведь каждое явление культуры обладает самобытностью формы существования и непременно характеризует всевременную мировую культуру в целом, а не только ее закрепленный здесь и сейчас фрагмент.

Рядом с цивилизацией, стремящейся к преодолению и отрицанию несовременного прошлого, классическая культура предшествовавших исторических периодов всегда современна. Мир культуры неповторим, и поэтому прошлое в ней невозможно преодолеть. Диалог культур никогда не перестает длиться, возникает «глубокая радость повторения», которая объяснима тем, что это не повторение, а отклик, эхо, доносящееся из будущего. «Культура не "была", она всегда "должна быть", потому что остановленный смысл - отрезанный от дальнейших вопросов, не способный стать ответом на еще не заданные вопросы - это умерший смысл, между тем как смысл, проявившись однажды на свет, умереть уже не может» [16]. Культура не прогрессирует, а накапливает духовные, материальные и художественные ценности.

По мере развития и усложнения социальной организованности общества усиливалось значение дихотомии «материальное - духовное». В этом отношении сам человек является микромоделыо дуализма: с одной стороны он есть материальное физическое тело, а с другой -- обладает духовностью.

Постепенно из материально-практических действий индивидов, которые преследовали лишь цель опредмечивания сугубо функциональных физиологических потребностей человека, стала выявляться деятельность по созданию особой формы предметности - духовной. Материальная форма в ней является лишь носительницей, хранилищем и передатчицей духовного содержания.

Так духовное производство обособилось от материального и составило самостоятельный институциализированный и профессионализированный способ опредмечивания результатов психической деятельности человека. Возникло расчленение целостной культуры на «материальную» и «духовную». Суть такого расчленения заключается в том, что материальность есть способ самостоятельного существования и функционирования рукотворных объектов. Однако деление культуры на материальную и духовную следует понимать не в том смысле, будто первая является чисто и только материальным образованием, а вторая - чисто и только духовным; продукты духовной культуры материализованы - иначе они просто не могли бы существовать, а в материальной культуре так или иначе отражаются духовные цели и модели. Дело в том, что в данных областях культуры соотношение духовного и материального начала диаметрально противоположно: материальная культура материальна по своему содержанию и способу функционирования, а духовная культура духовна в тех же решающих отношениях [54].

Разнообразие качественных явлений социального бытия не позволяло понять и объяснить многие из них, опираясь только на дихотомию системного строения культуры. Так, например, искусство.(включая архитектуру), в котором духовно-ценностное содержание неотделимо от формы его материального воплощения, невозможно отнести к явлениям ни материальной, ни духовной культуры. В художественном творчестве материальное и духовное взаимно отождествляются и вступают в особый вид связи, в котором свойства обоих порождают новое системное качество - художественность.

«Доказательством происходящей в искусстве уникальной связи материального и духовного - их взаимного отождествления - является неизвестная материальной (MK)  и духовной культуре (ДК) его информационно-семантическая особенность - непереводимость духовного содержания произведения искусства из одной материальной формы в другую и невозможность замены одного духовного наполнения его материальной формы другим содержанием» [54, 146].

Художественные творения, к которым относятся и произведения зодчества, - это не просто идея или знание, не просто символ, код, знак и не просто вещь, тело, конструкция, но единство, в котором они друг с другом отождествлены, то есть выступают как разные стороны, грани, аспекты одного и того же явления: с гносеологической точки зрения художественный образ рассматривается как знание, жизненная правда, истина; с аксиологической - как идея; с семиотической - как знак; с технологической - как материальная конструкция. Абсолютизация любого из этих качеств обедняет искусство, ибо подменяет лишь одним аспектом бесконечно более богатое, разносторонне целостное его бытие [54]. Убедительным примером этому может служить современное жилищно-массовое строительство в исторических городах России.

В данной работе под понятием «архитектурная культура» подразумевается целостность нескольких видов архитектурной деятельности: архитектурно-художественное творчество; проекты как модели потребного будущего; осуществленные строительным производством объекты в натуре и, наконец, система архитектурного образования. Архитектурная культура есть способ созидательной деятельности произведений искусства в структуре культуры человечества, которую можно представить «как напряженное поле взаимодействий - и притяжения, и отталкивания - трех основных модификаций предметной деятельности» (см.схему 1).

Представление  о системном строении культуры сформулировано сравнительно недавно. В этой системе архитектурная культура входит в качестве подсистемы в художественную культуру (ХК).

Предметностью архитектуры является воплощенный художественный образ, который возникает тогда, когда в объекте средствами метафизических универсалий архитектурной культуры выражается определенное эмоционально-духовное состояние. Отличие от выразительности музыкального и хореографического образов состоит в том, что процессуальный характер последних позволяет им выражать движение чувства, а в архитектоническом искусстве могут быть выражены душевные состояния и устойчивые настроения.

Структура архитектурной культуры трехмерна. Во-первых, она имеет информационное (духовно-содержательное) измерение, так как произведение архитектуры композиционными средствами выражает образное представление о мире и о месте человека в нем. В соответствии с характером духовной культуры общества архитектура образно воссоздает мир и противопоставляет эмпирическому бытию идеальную реальность, способствуя тем самым закреплению в человеческом сознании ценностных категорий как личностных, так и надындивидуальных. Художественное сознание общества порождает соответствующий типу архитектурной культуры творческий метод, на основе которого создается стиль как инструмент, организующий художественную предметность архитектуры.

«Разным типам художественной культуры свойственны определенные связи метода и стиля: в одних случаях связь эта взаимно-однозначна (одному методу соответствует один стиль, скажем, готический или классицистический), а в другом - неоднозначна (один и тот же метод... порождает разные стили, не допуская какой-либо канонизации того или иного его стилевого выражения)». Тип связи предопределен уровнем развития личностного начала в культуре, соотношением индивидуального и общественного. В тоталитарных режимах стиль превращается в сверхличностную художественную структуру, заданную императивами канона. В демократически организованном обществе превалирует индивидуализация стиля, признается право художника на собственный стиль или даже на полистильность своего творчества в зависимости от решаемых им в каждом случае творческих задач. Искусство архитектуры в силу организационно-экономической зависимости от строительства подвержено в большей степени, чем другие виды искусства, подавлению личностного творческого стилеобразования.

Во-вторых, художественная культура (как и архитектурная культура) имеет организационно-функциональное (институциональное) измерение, выражающееся в двух основных подсистемах:

1. Художественное творчество, в том числе и в архитектуре, есть форма общественно-исторической организации процессов созидания художественных ценностей. В архитектуре, как и в других видах искусств, есть уровень первичного производства (творчество зодчего, создающего проектную модель - идеально) и уровень вторичного производства, на которомнаходится исполнительская деятельность (реализация проекта в натуре средствами строительного производства).

2. Художественное производство невозможно без организованного процесса воспроизводства самих творцов художественных ценностей. В процессе формирования мастеров искусств, включая зодчих, начинается их приобщение к художественной (архитектурной) культуре.

Художественное производство предполагает сохранение художественного (архитектурного) наследия, без чего невозможна преемственная связь настоящего с прошлым и будущим культуры.

В этом смысле традиция выступает в роли памяти художественной (архитектурной) культуры. В этом смысле архитектурная культура контекстуальна.

Форма художественного потребления произведения архитектуры -имеет существенную специфику по отношению к другим искусствам. В связи с тем, что архитектура - это, в первую очередь, среда жизнеобеспечения человеческой деятельности, без которой она практически не может существовать, нет необходимости в организации акта общения с произведениями искусства архитектуры, как это имеет место в других видах и жанрах искусств. Потребление архитектуры носит стихийный непредсказуемый характер. Однако это не означает, что пропагандистская работа не нужна вообще. Воспитательная работа необходима для того, чтобы вырабатывать взыскательный вкус потребителя архитектуры, его способность с максимальной эффективностью соучаствовать в выработке художественной информации архитектуры.

В-третьих, художественная культура имеет морфологическое (зонально-видовое) измерение.

Несмотря на целостный характер художественной культуры, в определенной социальной общности каждая область искусства отличается спецификой и обладает относительной самостоятельностью. В монографии «Художественная культура в докапиталистических формациях» профессор М.С. Каган приводит разработайную им схему «зонально-слоевого строения художественной культуры[1]», в которой архитектура находится в приграничной зоне с материальной культурой.

 

ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА

*Переходная зона словесных «прикладных» искусств ораторское искусство художественная публицистика
*Зона чисто художественного словесного творчества
*Зона музыкального творчества
*Зона актерского словесно-пластического и музыкально-пластического творчества
*Зона пантомимического и танцевального творчества
*Зона чисто художественного предметно-изобразительного творчества
*Переходная зона архитектонических бифункциональных искусств на ремесленной базе на индустриальной базе (дизайн)

 

МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА

Схема создана исходя из того, что художественная культура отражает соотношение  материального и духовного начал в художественно-творческой деятельности. В ней архитектура расположена в переходной зоне материально-художественной культуры. Это сделано на основании того, что архитектурой названы лишь построенные здания и сооружения. На самом деле архитектурная культура на стадии первичной художественной деятельности предстает в качестве проектных (идеальных) моделей, и только после этого она воплощается в физически осуществленные строительством объекты. Архитектура никогда не была только «художественным строительством». Даже тогда, когда здания возводили без предварительно созданных чертежей, они существовали как художественные идеи в идеальных представлениях заказчиков и зодчих.

Повторим, архитектура - это первичное художественное творчество (идеальное), а строительство - это вторичное (исполнительское) искусство.

Архитектура как форма символической деятельности человека отличается от других искусств тем, что создает предметно-пространственную среду для их функционирования и тем самым активно синтезирует все другие роды и жанры художественного творчества. Вне архитектуры они социально не эффективны.

О динамике развития архитектурной культуры. Архитектурной культуре свойственны качества, которые характеризуют общечеловеческую культуру в целом. Ее структура носит бинарный характер, что проявляется, в первую очередь, в оппозиции Восток - Запад. Динамически развивающаяся архитектура Европы и Америки, оторвавшаяся от своей синкретически-симультанной природы, являет контраст близкой к архаике архитектурной культуре Востока.

В свою очередь, архитектурная культура Запада также подвержена бинарной закономерности развития. Подобно качающемуся маятнику или движению по конической спирали, архитектурные стили сменяют друг друга. На смену «высокой» культуре Греции приходит «упадочный» эллинизм.

Cпартански строгая архитектура республиканского Рима сменяется разнузданно-«барочной» архитектурой Римской империи. На смену «низкому» средневековью приходит «высокое» Возрождение. На смену «высокому», уравновешенному, гармоничному Возрождению - мятущееся, избыточное, многословное барокко и рококо. Потом - классицизм с его ностальгическим устремлением в прошлое.

Можно констатировать, что в развитии архитектурной культуры существует детерминизм чередования периодов, которые можно обозначить как эпохи W(романтические, мятущиеся, смутные, темные -эпохи «инь») и эпохи М (классицистические, ясные, светлые, «высокие», рациональные - эпохи «ян»). Таким образом, демонстрируется единство интеллектуально-духовных, эмоциональных, эстетических, этических, социальных устремлений представителей разных областей культуры, живущих в разных странах, говорящих на разных языках и подчас даже не догадывающихся о существовании друг друга.

Дружное единство (многоплановое, многовариантное) одного периода сменяется не менее дружными пристрастиями, склонностями и вкусами другого периода, в значительной мере антитетичными недавно провозглашенным идеалам. Форма самодвижения евро-архитектурной культуры как части культуры в целом имеет не просто спиралевидный характер, но отвечает двуспиральной модели, в которой. в полном соответствии с социокультурным законом смещения Де-Ро-берти, одна спираль смещена «по дуге» относительно другой и повторяет структуру (форму) носителя биологической наследственности -молекулы ДНК.

Здесь наблюдается та же «закрученность» одной спирали, отражающей характер духовной, «бесполезной» части архитектурной культуры вокруг другой, материальной, компоненты культуры, что проясняет стереометрию структуры, в которой противодействие разнонаправленных сил, связанных со смещением спиралей «по фазе», не дает им возможности «распрямиться», обрести иную форму.

Деление этапов европейской архитектурной культуры по бинарному признаку на W-культуры («романтические», или «правосторонние» во фронтальной проекции спирали на плоскость) и М-культуры («классические», или «левосторонние») согласуется с функциональной асимметрией головного мозга - «правополушарное» и «ле-вополушарное» мышление. Сопоставление признаков, характерных для W- и М- культур, с одной стороны, и для «правополушарных» и «левополушарных» функций человеческого мозга, с другой - дает повод для биологически-культурных сопоставлений: совпадение представляется не менее впечатляющим, чем в случае геометрических (двуспиральных) аналогий.

Бинарногенетический принцип структуризации лежит в основе как архитектоники живой части «первой природы» (отец-мать, диминан-тно-рецессивные аллели), так и в основе архитектоники «второй природы» - архитектурной культуры: от построения по закону антитетических контрастов любого культурного феномена (яркое - блеклое, теплое - холодное, высокое - низкое, звучание - молчание, пустота -наполненность и т.д.) до социальных взаимодействий (личность —личность, личность - социум, социум - социум) и философских законов (гегелевская диалектика).

Бинарный характер архитектонических структур обнаруживается на всех уровнях жизнедеятельности. Так, если в биологии человека бинарный принцип строения простирается от двойной спирали молекулы ДНК и двойного генетического набора, состоящего из сорока шести хромосом, до парных органов тела, соматически-психической бинарности и сосуществования двух мировых космогонических противоположностей - мужского и женского, то в архитектурной культуре принцип бинарности заложен в амбивалентный характер архети-пических структур, в наборы признаков W и М типа.

Если в биологии структурный принцип различения мужского и женского реализуется в пределах оппозиции симметричное-ассиметричное, то в явлениях архитектурной культуры он реализуется точно так же: М - уравновешенное, четное, симметричное, правильное; W - неуравновешенное, нечетное, асимметричное, неправильное. Подобного рода бинарность имеет место в этико-эстетическом дуализме и в дуализме типов мышления. Будучи представителем первой природы, человек подражает ей, тогда как первая природа подражает себе самой (чередование дня и ночи, времен года, воспроизводимость генотипа, характер дыхания, сокращения сердечной мышцы и т.д.), и второй природе не остается ничего иного, как подражать первой. Подражание подразумевает не прямое копирование. В архитектурной культуре, например, проблема сводится к ответам на вопрос: что копировать и как?

Бинарногенетический характер культурных явлений позволяет определить вторую природу — культуру (включая архитектуру) - как совокупность продуктов жизнедеятельности первой природы (человека), имеющих единый генетический код.

На основании вышесказанного можно определить методологические принципы познания архитектурной культуры. К ним относятся знания культургенетических универсалий, механизмов «передачи наследственности», причин и условий всевозможных культургенетических мутаций и т.п.

Можно говорить о метафизике вечных, неизменных элементов созидания, из которых удается создавать все новые сюжеты архитектуры. Прав А.Е. Чучин-Русов, говоря о калейдоскопе, по мере вращения которого цветные стеклышки образуют все новые узоры, подобно тому как из одних и тех же химических элементов, число которых регламентировано таблицей Д.И. Менделеева, удается синтезировать все новые вещества.

В критериях «современной» архитектуры акцент делается на «новизну» в противовес вневременной метафизике «прекрасного» и «безобразного», «добра» и «зла». Новизна в архитектурной культуре понятие относительное. В архитектурной культуре новизна - это ?ге новизна явления, факта, мысли, но лишь новизна контраста с чем-то предыдущим. Архитектурная культура (и ее производное - архитектура), существует в историческом контексте первой и второй природы.

Поэтому независимо от ее стилистической характеристики она познается нами в архаически цельном симультанно-синкретическом культурном пространстве, а на ее оценку влияет современный менталитет.

Об архитектурной культуре и концепции четырех чисел. Структуру произведения искусства архитектуры можно рассматривать как число. В этом качестве оно включено в единую культуру (монаду); бинарную структуру историко-культурного процесса в целом; онтологическую триаду понятия «культура» и триадическую структуру эпистемологического «инструмента», который может быть использован для самоосознания и самопознания архитектуры как второй природы. Числа 1,2,3 (монада, диада, триада) являются также ключевыми для понимания архитектоники молекулы ДНК (первойприроды): единая (1) в химическом отношении молекула ДНК обеспечивает единый (1) механизм наследственности за счет своей бинарно-двуспиральной (2) структуры и триадического (3) принципа построения генетического кода - триплет, или кодон.

Суть архитектурной культуры как сложной системы выражается посредством четырех ключевых понятий: архетипичность, антитетичность, голографичность, цикличность. В этом заключается первый закон гомологии культуры, который в полной мере характеризует и принципиально сложную систему первой природы. Второй закон гомологии заключается в том, что структурная общность двух принципиально сложных систем - живой природы (молекула ДНК) и культуры (второй природы, включая архитектурную культуру) - выражается посредством первых четырех чисел натурального ряда.

Из законов гомологии вытекают два следствия. Первое - предметом культур генетического анализа являются формально-содержательные и структурные аспекты культуры, описываемые Первым и Вторым законами гомологии с помощью восьми критериев: четырех ключевых понятий (архетипичность, антитетичность, голографичность, цикличность) и первых четырех чисел натурального ряда. Второе -предметом историко-культурного анализа являются аспекты культуры, не подпадающие под Первый и Второй законы гомологии и описываемые в координатах четырех пространственно-временных парадигм: земля - небо (пространство) и жизнь - бессмертие (время) (чет-верица Хайдеггера).

В основе динамики развития архитектурной культуры лежит закон периодических трансмутаций культурных архетипов. Культурные архетипы архитектуры в условиях того или иного культурного менталитета поочередно трансмутируют в поляризованные тем или иным образом символы, причем поляризация осуществляется в двух антитетических направлениях, одно из которых можно условно определить как классицистическое (мужское) - М. а другое - как романтическое (женское, барочное, символистское, декадентское) - W. Этот закон действует внутри еще более общего Закона бинарности,. который гласит: принцип бинарности лежит в основе как формы (геометрии двойной спирали), так и механизма самодвижения архитектурной культуры, реализующегося в соответствии с Периодическим законом трансмутаций культурных архетипов.

Строение и динамика развития архитектурной культуры демонстрируют ее органическую связь с первой Природой. В отличие от инженерно-технической культуры, которая стремится к «овладению» Природой, ее подчинению воле человека, архитектура как вторая природа развивает естественные взаимоотношения с первой Природой и тем самым значительно уменьшает экологическое кризисное состояние, характерное для современной цивилизации.

Продолжение




Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter