пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Балдин В.И.
Троице-Сергиев монастырь. История и формирование архитектурного ансамбля
в книге:
Троице-Сергиева Лавра. Архитектурный ансамбль и художественные коллекции древнерусского искусства XIV-XVII вв. , 1996
ОСНОВАНИЕ МОНАСТЫРЯ.
СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ (1314-1392)

В середине XIV в. истерзанная и униженная земля русская уже более ста лет изнывала под гнетом татаро-монгольских завоевателей. В 1237 г. татаро-монгольская конница кровавым вихрем пронеслась по землям Рязанского, Владимирского, Киевского и других русских княжеств, "посекая людей как траву" или тысячами угоняя их в "полон". Путь завоевателей отмечали развалины городов и пепел сожженных деревень. Неподдельным ужасом дышат страницы русских летописей, запечатлевших это нашествие1. Жестоко подавляя отчаянное сопротивление, волна завоевателей покатилась и далее на запад; но силы их были так подорваны борьбой на территории Руси, что они вынуждены были вернуть свои войска назад от берегов Вислы и Дуная. Израненная Русь заслонила собой Западную Европу от жестокого порабощения.
"России определено было высокое предназначение... Ее необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их на самом краю Европы; варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились на степи своего востока. Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией", - писал Пушкин2. Заслонив Европу, русские княжества на два с половиной века стали вассалами эолотоордынских ханов. Население вынуждено было платить огромную дань и терпеть унизительное насилие варварского ига.
И хотя постоянно разъезжали по городам и селам ордынские "численники", деловито пересчитывая людей, дабы никто не уклонился от грабительской дани и предельно богат был ежегодный "выход" в Орду, русский народ напрягал все силы для возрождения сельскохозяйственных угодий, создания новых центров экономической и политической жизни. И среди них уже в первой половине XIV в. заметно выдвигается Москва. Выгодное расположение в центре Северо-Восточной Руси, защищенность от набегов кочевников окраинными княжествами, удобство торговых связей по рекам, а также твердая и дальновидная политика московских князей привлекала сюда людей. Именно здесь, в Москве, зреет мысль об объединении всей Руси; в 1325 г. в Москву из Владимира переезжает митрополит, и это делает ее религиозным центром всех русских земель.
---------------------------
1. Русские летописцы обобщенно называли завоевателей "татарами", хотя на самом деле они состояли из десятков монгольских племен
2 Пушкин А.С, Полн. собр. соч.: В 10т. М., 1958. Т. VII. С. 306.
-----------------------------
К этому времени и относится основание Троицкого монастыря в 70 км к северу от Москвы. О начальном периоде его становления мы узнаем из летописных упоминаний и, главным образом, из первых жизнеописаний основателя монастыря Сергия Радонежского, составленных знаменитым агиографом - Епифанием Премудрым, расширенных и переработанных Пахомием Сербом3. При всей традиционной условности этих произведений, они содержат ряд интересных сведений об облике монастыря на самой ранней стадии его развития. Сведения эти принадлежат современникам, видевшим монастырь того времени или описавшим его со слов непосредственных очевидцев ("елико слышах или видех"). Так, Епифаний долгое время жил в монастыре при Сергии Радонежском и, как он сам пишет, начал делать свои записи "запаса ради и памяти ради" в 1393 или 1394 г. ("по лете убо едином или по двое" после кончины Сергия)4. Пахомий Серб работал над "Житием" позднее, в 1438-1449 гг., но, как и Епифаний, имел возможность "распытывати и вопрошати древние старци", живших еще под игуменством Сергия5.
Названные авторы рассказывают, как ростовский боярин Кирилл из-за княжеских усобиц и притеснений татарских тиунов вынужден был "отъехать" на землю московского князя; с супругой Марией и тремя сыновьями (Стефаном, Варфоломеем и Петром) он поселился в небольшом городке Радонеж, у самой границы Московского и Ростовского княжеств (1339). После смерти родителей один из сыновей - Варфоломей решил посвятить себя монашеству. Но он не хотел идти в обычный "мирской" монастырь, расположенный в городе или его окрестностях; его привлекал путь отшельника, и он собрался "пустынножительствовать" в лес. Варфоломей уговорил пойти с ним старшего брата Стефана, который к этому времени овдовел и был монахом расположенного недалеко Покровского монастыря в Хотькове6.
Выбрав удобное место в лесу, на небольшом холме, омываемом речкой Кончурой, вдали от селений и дорог, братья срубили себе келью и "церковицу малу", посвятив ее Троице (по одним сведениям было это в 1337 г., по другим - в 1345 г.)7. Однако Стефан не смог вынести суровой, полной тягот и лишений подвижнической жизни и вскоре ушел в Москву, в Богоявленский монастырь, а Варфоломей, принявший после пострижения имя Сергий, остался жить в лесу в полном одиночестве. Два-три года спустя к нему стали присоединяться другие монашествующие; каждый ставил себе келью там, где ему хотелось, возделывал огород и жил самостоятельным хозяйством.
Когда число монахов достигло 12, образовался монастырь; Сергий стал его игуменом. (По месту расположения обители основатель именовался Радонежским.)8 Сергий один из первых в Северной Руси возрождает строгий устав "общинножития", подобном тому как это было сделано в Киево-Печерском монастыре (с 1688 г. - Лавра) в XI в. В отличие от тех монастырей, где каждый монах жил своим отдельным, иногда довольно обширным хозяйством, новый устав предполагал единую братию с общим хозяйством; все монахи должны были носить одинаковую одежду, жить в одинаковых кельях, питаться вместе в общей трапезной, участвовать в общих работах, выходить за ограду только с разрешения игумена. Такая строгая дисциплина не всем пришлась по душе, и некоторые монахи тайком покинули Сергия.
Для обеспечения нового уклада жизни потребовалось произвести перестройку монастыря. Сергий "монастырь больший распространив, келий убо четверообразно устроити повеле, посреде же церковь болшю воздвиже, от всюду видима яко зерцало, трапезу же и ина елика в потребу братиам"9. Одновременно были поставлены и другие здания, куда игумен распределяет "братию по службам: ового келаря, и прочих в поварни, в еже хлеба пещи, ового еже немощным служити с всякым прилежанием" и т.д.10
Обитель Сергия стала походить на четко распланированный городок: кельи располагались по сторонам прямоугольной площади ("четверообразно") вокруг новой церкви и трапезной; позади келий отводилось место для огородов и хозяйственных служб - житниц и сараев. Весь монастырь окружала ограда (тын) из вертикально поставленных бревен или толстых кольев; у ворот постоянно находился сторож - "вратарь". Над воротами была устроена еще одна церковь, посвященная патрону великого княза московского - Дмитрию Солунскому. Примечательно, что этот принцип регулярного построения монастырь пронес через все последующие столетия и сохранил до наших дней; его планировка служила примером при строительстве других монастырей и городов11.
---------------------------------
3 Житие Сергия Радонежского // Памятники литературы древней Руси. XIV - середина XV века. М., 1981; Ключевский В. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1871, М., 1988; Тихонравов М. Древние жития преподобного Сергея Радонежского. М., 1892, М., 1916.
4 Житие Сергия... С. 256.
5 В РГБ хранится уникальная рукопись - "Житие Преподобного и богоносного отца нашего игумена Сергия чудотворца. Написано премудрейшим Епвфанием" (РГБ. Ф. 304. № 8663). Рукопись переплетена в книгу из 378 л. (756 с.); текст написан полууставом с наставниками, и по нему размещены 682 крупных цветных рисунка -"лицевые изображения", или миниатюры. Книга поступила в 1918 г. из ризницы Тронце-Сергиева монастыря, По водяным знакам на бумаге рукопись датируется концом XVI в. Это было время, когда царь Иван Грозный предпринял меры к переписке старых и созданию новых повестей; он собрал лучших мастеров-кннгописцев из многих городов и монастырей, в том числе и из Троицкого монастыря, в специально созданную в Кремле "царскую мастерскую палату". Здесь рукописи переписывались, объединялись в сборники, богато иллюстрировались. Именно тогда был создан известные 12-томный лицевой свод ("Хронограф") с тысячами иллюстраций. Миниатюры рукописи "Жития Сергия" представляют исключительный интерес и самостоятельную ценность (ил. 7-10). По одним иллюстрациям, без обращения к тексту можно получить полное представление о жизни и деятельности подвижника. Еще не владея перспективой, художник искусно рисует ландшафт, города и поля сражений; часто на одной миниатюре изображено сразу несколько событий, разделенных между собой во времени. При этом, нередко одно и то же лицо (или лица) показывается много раз в различных ситуациях и позах, внутри и вне здания, в поле и в монастыре. Л когда в повествовании земное чередуется с небесным, миниатюра разделяется на две части: внизу действует подвижник, а в отверстых небесах - ангелы и пророки. Высокий художественный уровень исполнения миниатюр, единый почерк их тонкого графического рисунка и общность приемов расцветки густой акварелью с многочисленными "приплесками" позволяют допустить, что иллюстратором рукописи мог быть один незаурядный и весьма опытный иконописец "царской мастерской палаты". Многие миниатюры близко напоминают композиции монументальных фресок в храмах XVI в. и могли служить образцом для них.
6 Хотьковский Покровский монастырь - один из первых монастырей, возникших на землях Московского княжества (130В). Сначала он был "малженным" (в нем проживали мужчины и женщины), позднее стал девичьим. В этом монастыре постригался Стефан, а перед кончиной своей родители Варфоломея - Кирилл и Мария.
7 Бурейченко И.И. К вопросу о дате основания Троице-Сергнева монастыря // СЗМ. 1958. Вып. 2. С. 3-12; Он же. К истории основания Троице-Сергиева монастыря // СЗМ. 1960. Вып. 3. С. 5-40.
8 В селе Радонеж установлен памятный знак Сергию. Скульптор В. Клыков. 1988 г.
9 Великие Минеи-Четьи. Сент. 25-30. СПб., 1883. Стб. 1417.
10 Житие Сергия... С. 366, 368. Принцип монастырского общинножития, возрожденный Сергием Радонежским, получил широкое распространение в северных областях.
11 Ильин М.А., Максимов П.Н., Косточкин В.В. Каменное зодчество эпохи расцвета Москвы // ИРИ. М., 1955. Т. III. С. 317. Косточкин В.В. О регулярной планировке в крепостной архитектуре Русского государства // Ежегодник Института истории искусств. 195бг.М.,1957.С. 87-88.
-------------------------------------
Сергий Радонежский обладал выдающимися личными качествами. "Крепкый душею", "могуты за два человека", "мало же словесы глаголавша", "вещая же делы учаща" - говорят о нем современники. Сквозь сложную узорчатость "плетения словес" Епифаниева "Жития" выступает образ скромного и очень сильного человека, перенесшего в одиночестве полную лишений жизнь в лесу среди диких зверей и "бесовских испытаний". Его дни были наполнены неустанным трудом и самосовершенствованием. И став игуменом, он строит жизнь братии на навыках усиленного труда, на привычках к строгому порядку во всем - в чтении, в стремлении к знаниям, в помыслах и чувствах.
Сам Сергий не выделял себя среди других членов братии, вместе с ними участвовал в общих работах, подавая пример истинной кротости и трудолюбия.
В "Житии", которое состоит из отдельных сюжетно законченных глав-рассказов,
приводится характерный случай, когда один крестьянин, пришедший посмотреть на прославленного игумена, не признает его во вскапывающем огород монахе, одетой в заплатанное рубище, и только земной поклон князя перед Сергием рассеивает его сомнения12.
В условиях татаро-монгольского ига и опустошительного разорения защита христианского народа от гибели заслонила собой другие церковные служения. И Сергий участвует в политической жизни, поддерживая дальновидную политику великого московского князя в единении сил для освобождении Родины. Со своей стороны великий князь всячески покровительствовал Сергиеву монастырю, видя в нем духовную и моральную опору, которая была так необходима молодому центру политической жизни. Благодаря такой поддержке Троицкий монастырь приобретает фактическое первенство среди монастырей Московской Руси, а за его игуменом закрепляется слава радетеля земли Русской. Сергий становится духовником великого князя Дмитрия Ивановича, крестит его сыновей, участвует в государственных делах; константинопольский патриарх шлет ему свои грамоты и подарки, митрополит Алексий перед кончиной хотел видеть его своим преемником. "Слава и слышание пронесеся о нем повсюду", - записывают летописцы13; наряду с событиями общегосударственного значения они отмечают болезнь "чюдного старца", при жизни называя его "святым"14, - факт беспримерный в русской истории по отношению к какому-либо лицу. "Игуменом земли Русской" называли Сергия в народе.

Московские князья не раз призывали Сергия для решения сложных междоусобных разногласий, и игумен прославленного монастыря только силою своего морального авторитета неизменно подчинял строптивых князей "голосу Москвы". Так, например, в 1365 г. Сергий по поручению митрополита Алексия закрывает все церкви в Нижнем Новгороде, чтобы принудить непокорного князя Бориса согласиться на переговоры с союзником Москвы суздальским князем15.
-----------------------------------------
12 Житие Сергия... С. 352. Глава "О худости порт Сергеевых и о некоем поселянине".
13 Житие Сергия... С. 418.
14 ПСРЛ.Т.ХХ1.С.202.
15 ПСРЛ.Т. XXV.C. 183.
-----------------------------------------
Особенно широкий отклик в народе получила неустанная деятельность Сергия по содействию подготовке вооруженного отпора татарским поработителям. В то время как московский князь Дмитрий Иванович развертывает строительство укреплений к югу от Москвы, готовя арену для предстоящих боев с монголами, Сергий с помощью своих учеников основывает здесь же ряд укрепленных монастырей - Высоцкий близ Серпухова, Голутвин близ Коломны (1374), Симонов под Москвой (1379).
Карательные набеги кочевников все чаще встречают вооруженный отпор, а московский князь даже прекращает выплату дани (1374). Русь явно начинает выходить из повиновения ордынским ханам.
Тогда Мурза Бегич предпринимает хорошо подготовленный поход на Москву. Но русские дружины встретили татарскую конницу на рязанской земле у реки Вожи; при попытке форсировать реку татарское войско было разгромлено и обращено в паническое бегство (1378).
Золотая Орда решила не просто наказать непослушного московского "вассала", а вновь пройти огненным смерчем по Русской земле. Два года собиралось огромное войско со всех подвластных территорий; усиленное наемниками из соседних земель, оно двинулось на Москву под водительством темника Мамая (1380), который был так уверен в победе, что даже распорядился прекратить работы на полях, обещая скоро обеспечить всех за счет грабежа русских земель. ("Ни един из вас не пашите хлеба, да будете готовы на русские хлебы".)16
Московский князь Дмитрий Иванович проявил дальновидность и мужество, - он не только сумел объединить воинские силы княжеств, но и обратился с призывом к народу. Его гонцы объявляли всюду, что "призывают всякие человеки постоять за Русь". В короткий срок под его стяги собралось великое ополчение; когда русские рати прибыли на смотр под Коломной, "то сами удивились силе своей".
Перед выездом из Москвы к войскам полный раздумий и тревог князь Дмитрий Иванович вместе с ближайшими воеводами посетил Сергия Радонежского в его обители (ил. 8). Летописцы повествуют, как после молебна за успех предстоящего похода Сергий благословил князя на подвиг и по его просьбе послал к ним двух иноков своего монастыря - Пересвета и Ослябю, "зело умеющих ратному делу и полки уставляти еще же и силу имущих и удальство велие и смельство"17. Он как бы подчеркивал этим, что война за независимость Родины священна и долг каждого, в том числе и монаха, принять участие в ней. Благословение на битву прославленного игумена имело огромное значение для поддержания высокого воинского духа. Такую же роль выполняли "ободряющие грамоты", которые получал от Сергия князь во время похода. Содержание писем неизменно становилось известно войскам: "Без всякого съмнениа, господине, с дръзновением пойди противу свирепьства их, никако же ужасатися, всяко поможет ти Бог"18.
Дружины русских двинулись навстречу вражеским полчищам, упреждая их набег на Москву. Они переправились на другой берег Дона и вынудили Мамая принять бой на просторном Куликовом поле. 8 сентября 1380 г., когда утренние лучи солнца разогнали густой туман в пойме Дона и Непрядвы, противники увидели друг друга.
По древнему обычаю сражение началось с поединка. Могучий ордынский богатырь Темир-Мурза (Челубей), "велик и страшен зело", звеня доспехами, проскакал перед рядами русских воинов, громко вызывая смельчака помериться с ним силою. Вызов принял Александр Пересвет -он выехал навстречу в скромной схимнической мантии, расшитой крестами, крепко сжимая длинное копье. Воцарилась глубокая тишина: оба войска замерли, следя за единоборством. Привстав на стременах, противники разогнали своих коней и "ошиблись" на полном скаку; пронзив один другого копьями, оба замертво вместе с конями пали на землю, "ударившись крепко толико громко и сильно, яко земле потрястися".
Конец поединка стал началом исторической битвы. Татары обрушились всей мощью своей конницы на передовой полк русских - "и бысть сеча велика и брань крепка"19(ил. 9). Уверенный в успехе, Мамай, не заботясь о резервах, гнал в бой все новые и новые силы. Не один раз его воины прорывались к великокняжескому знамени и пытались подрубить его; казалось, они были близки к победе. Но в самый критический момент в бой вступил "запасный полк" русских, скрытно стоявший в дубраве на берегу Дона. Его стремительная атака в тыл и фланг вражеского войска вызвала панику. Русские перешли в наступление, обратили врагов в беспорядочное бегство. Одним из первых скакал назад сам Мамай ("и прибежа в землю свою не во мнозе дружине")20. Великого князя Дмитрия Ивановича нашли лежащим без сознания, но без серьезных ран, хотя все доспехи на нем имели следы вражеских ударов.
Восемь дней не уходило русское войско с поля сражения: оставшиеся в живых хоронили
павших. А многие города и княжества увозили своих земляков в дубовых колодах в родные земли. (Тело Пересвета было перенесено в Москву, в Симонов монастырь, и захоронено в церкви Рождества Богородицы. Позднее рядом с ним положили и Родиона Ослябю.)
Весть о разгроме татар быстро разлетелась по всей земле. Звоном колоколов и всеобщим ликованием встречала Москва победителей, а своего князя народ нарек Донским. Вернувшись в Москву, Дмитрий Донской посетил Троицкий монастырь и пробыл там более трех недель (с 4 по 28 октября). Он благодарил Сергия за поддержку в трудную для Родины годину, присутствовал на заупокойной литургии и панихиде по тысячам ратников, оставшихся на Куликовом поле. Князь от себя пожаловал монастырю "место под церковь и под кельи близ своего государева двора" в Кремле и освободил от взимания "государевых пошлин" с монастырских вотчин, промыслов и "с людей годовщины" (поголовных сборов), "покамест дом живоначальные Троицы учнет стояти"21.
В Троицком монастыре установилась традиция в Дмитриевскую родительскую субботу отмечать память воинов, павших на Куликовом поле; особо поминаются при этом Пересвет и Ослябя22.
----------------------------------------
16 Сказание о Мамаевом побоище // ПЛДР. XIV-сер. XV в. С. 134.
17 ПСРЛ. Т. XI. С. 52.
18 Житие Сергия... С 386.
19 ПСРЛ.Т.ХХУ.С,204.
20 Летописная повесть о Куликовской битве // ПЛДР. XIV-сер. XV в. С. 128.
21 ВК. Л. 46 об. Подворье Троицкого монастыря было устроено в почетном месте между царским и патриаршим дворами у северных ворот Кремля, которые вместо Курятных стали называться Троицкими. (В 1764 г. подворье приписали к царскому двору, а в 1807 г разобрали.)
22 На Куликовом поле в 1910-1915 гг. по проекту архитектора А.В. Щусева был сооружен своеобразный храм памятник во имя Сергия Радонежского с трапезной и двумя башнями символизирующими троицких иноков-богатырей Пересвета и Ослябю. К 600-летию сражения (1980) в храме открыт музей; в Трепце Сергиевой лавре к юбилею установлены две памятные доски в ознаменование посещения его Дмитрием Донским.
---------------------------------------
Велико было значение победы на Куликовом поле для судеб русского народа: он воспрянул духом, поверил в собственные силы, получил реальную надежду на полное избавление от ненавистного монгольского ига. И хотя пройдет еще целый век, прежде чем окончательно будет сброшена унизительная зависимость от Золотой Орды, но время это будет проходить под знаком роста национального самосознания русского народа, его нарастающего сопротивления поработителям. Многострадальная Русь не только выстоит и восполнит колоссальный ущерб, нанесенный завоевателями, но и создаст условия для дальнейшего развития земледелия и городов, торговли и ремесел, культуры и искусства.
Разгром на Куликовом поле вызвал взрыв усобиц в Золотой Орде - Мамая с позором свергли, и он тайно, под чужим именем, бежал в Крым, где и был убит. Его преемник -хан Тохтамыш - спешно стал собирать новое "великое войско" и уже через год выступил на Русь. Поход готовился в глубокой тайне, и татарам удалось неожиданно для русских ("изгоном") переправиться через Волгу. А князья нижегородские и рязанские поспешили навстречу Тохтамышу и выговорили обещание не трогать их земли; за это Олег Рязанский даже взялся показать удобные переправы через Оку.
Поздно получил Дмитрий Донской весть о страшном нашествии; не успел он собрать рати с других городов и княжеств для отпора. С небольшой дружиной поскакал князь на север, мимо Троицкого монастыря - сперва в Переяславль-Залесский*, а затем в Кострому, чтобы готовить новые полки. Братия Троицкого монастыря вместе с игуменом спешно бежала в Тверь; там же укрылся и московский митрополит Киприан.
--------------------
* Переяславль-Залесский в XVIII в. стал именоваться Переславлем. Так как наше издание посвящено в основном периоду XIV-XVII вв., то везде принято название Переяславль.
---------------------
В августе 1382 г. Тохтамыш подошел к Москве. Затворившиеся в Кремле жители три дня отбивали штурмы татар; они впервые применили тогда "огненный бой" - стрельбу из пушек каменными ядрами. Но с помощью изменников Тохтамыш прибегнул к хитрости: сыновья нижегородских князей от его имени клятвенно заверили осажденных, что татары готовы уйти, как только получат откуп. Москвичи поддались коварным обещаниям и сами отворили ворота крепости. И сразу же последовала страшная расплата: Кремль был разграблен и сожжен, более 24 тыс. человек полегло убитыми, многие сгорели или утонули в реке, спасаясь от смерти. Однако, опасаясь подхода Дмитрия Донского из Костромы, Тохтамыш поспешил назад; перед уходом татары пограбили города вокруг Москвы, а затем не пощадили и Рязанское княжество. Затерявшийся в лесах Троицкий монастырь не попался тогда на пути их разбойничьих отрядов и остался цел. Московским князьям пришлось снова возить дань в Орду, только теперь в еще больших размерах...
Единственным удельным княжеством, не подчинившимся Москве, в то время оставалась Рязань. Ее князь Олег вероломно нарушал договоры, не раз вступал в союз с татарами; в 1385 г. он даже напал на Коломну и разбил московское войско. И тогда по просьбе Дмитрия Донского в Рязань отправился Сергий Радонежский. Летописцы подробно описали его дипломатическую миссию: "Старец чюдный тихими и скромными словесы... беседовав с ним (Олегом Рязанским. - В.Б.) о ползе души и о мире, и о любви", и тот, "устыдебось толь свята мужа", переменил "свирепство свое на кротость". Олег заключил с Москвой "вечный мир и любовь род в род", который тут же подкрепил женитьбой своего сына на дочери Дмитрия23.
Присутствовал Сергий и при кончине Дмитрия Донского: его имя стоит под духовной грамотой великого князя, и среди тех, кто отпевал великого князя, первым называется "Сергий игумен преподобный старец" (1389). Ненадолго пережил Сергий Дмитрия Донского - московский летописец записал под 1392 г.: "Toe же осени... преставился преподобный и богоносный отец наш игумен Сергеи Троецкыи, иже в Радонеже... и положен бысть в честней обители святыя Троица, иже сам созда"24. За полгода до кончины Сергий передал руководство обителью своему любимому ученику Никону, с которым некоторое время даже жил в одной келье. Сергий хотел, чтобы его похоронили на территории монастыря - там, где обычно хоронили всех монахов, однако братия с согласия митрополита положила его в монастырской церкви "на правой стороне".
Имя Сергия и его монастыря навсегда слилось с судьбами России. Троицкий монастырь сделался как бы сердцем Московской Руси и одним из крупнейших очагов русской древности, культуры и просвещения.
Сергий Радонежский принадлежит к числу тех выдающихся людей в истории Древней Руси, деятельность которых имела благотворное значение для судеб страны и сохраняется в памяти народной. В.О. Ключевский так определил значение его для русского общества: "Примером своей жизни, высотой своего духа преподобный Сергий поднял павший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, своим силам, вдохнул веру в будущее... При имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и затверживает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной. Это возрождение и это правило - самые драгоценные вклады преподобного Сергия... положенные в живую душу народа"25.
---------------------------------
23 ПСРЛ.Т. XI/X11.C. 87.
24 Там же. Т.XXV. С.219.
25 Ключевский В.О. Благодатный воспитатель русского народного духа: Речь на торжественном акте в Московской Духовной Академии по случаю 500-летия кончины Сергия. М, 1892. С. 29. См. также: Ключевский В.О. Очерки и речи: 2-Й сб. ст. М., б.г. С. 214.
------------------------------------
К концу XIV в. Троицкий монастырь стал одним из влиятельных центров политической и культурной жизни Древней Руси; он сохранял затем это значение на протяжении столетий. "Деятельность Сергия в делах государственных была, вероятно, главнейшею причиной того, что обитель Троицкая... занимала очень важное место в составе всего Московского государства", - справедливо отмечает И. Забелин26 Обитель Сергия была также просветительской школой, где монахи получали определенное воспитание и подготовку для ведения миссионерской деятельности. В монастыре было собрание рукописей и налажена переписка книг ("и самые книги не на хартиях (пергаменте) писаху, но на берестех"27). Широко развито иконописание и художественные ремесла ("рукоделие").
В Троицком монастыре жили и работали известные художники, писатели, мастера прикладного искусства. Отсюда вышли основатели и других монастырей, заложившие основу северорусского общежитийного монашества и распространившие традиции обители Сергия. Это Роман Киржачский, Андроник Спасский, Мефодий Песношский, Авраамий Городецкий, Федор Симоновский, Афанасий Высоцкий, Григорий Голутвинский, Савва Звенигородский, Павел и Сильвестр Обнорские, Ферапонт Белозерский и другие. Только во второй половине XIV в. Сергием и его учениками были основаны двадцать два монастыря в различных русских княжествах. И летописец имел полное основание сделать приписку в записи о кончине Сергия: "Бе началник и учитель всем монастырем иже в Руси"28.
Меняется и окружение монастыря. Епифаний Премудрый свидетельствует, что если ко времени основания обители "пусто бяше место то... с вся страны лесове, всюду пустыня", то теперь здесь селятся крестьяне, "съставиша села и дворы многы и насеяша села и сътвориша плод житен и умножися зело"29. Своеобразной моделью Троицкого монастыря того времени может служить село Благовещенское, расположенное в 2 км к северо-западу от него. Упоминаемое еще в документах XV в., село это до нашего времени сохранило свои первоначальные размеры и "четверообразную" планировку: избы располагаются по сторонам прямоугольной площади, посредине которой возвышается деревянная церковь30.
---------------------------------------
26 3абелин И. Троицкие походы русских царей // ЧОИДР Год 2-й 1846-1847. Кн. 5.
27 Иосиф Полоцкий. Отвещание любозазорным // Там же [847 Кн. 7. С. 4.
28 ПСРЛ. Т. XXV. С. 148.
29 Житие Сергия... С. 340-341.
30 Заозерский НА. Село Благовещенское близ Троице-Сергиевой лавры. М., 1904; Балдин Б. Загорск: История города и его планировки. М" 1981. С. 135-141.
------------------------------------------

ПЕРВЫЕ КАМЕННЫЕ ЗДАНИЯ (XV в.)

Укрепив Московское княжество, великий князь Василий I прекратил уплату дани (1395). В Золотой Орде шли кровавые усобицы и борьба за власть, и она не скоро смогла снова собрать силы, чтобы наказать строптивую Русь. Полчища татарской конницы под водительством хана Едигея подошли к Москве в августе 1408 г.; они окружили город, рассчитывая вынудить его к сдаче долгой блокадой. Месяц стояли войска Едигея под Москвой, грабя окрестные города; был разграблен и сожжен и Троицкий монастырь. Однако из-за обострившихся раздоров в самой Орде Едигей поспешил взять с москвичей "откуп" в 3 тыс. рублей и поскакал назад.
Когда укрывшиеся в Кирилло-Белозерском монастыре троицкие монахи возвратились к своей обители, они увидели на ее месте только пепел пожарища... С помощью великого московского князя преемник Сергия по игуменству Никон отстраивает монастырь вновь, во всем повторяя его прежнюю планировку: на месте сгоревшей церкви, где был похоронен Сергий, строится новая, тоже деревянная, но бoльших размеров (освящена в 1412 г.); вокруг нее также "четверообразно" располагаются кельи и прочие постройки.
ПОСТРОЙКА ТРОИЦКОГО СОБОРА 1422 г.
Соперничая с другими удельными княжествами, великие московские князья стремились всячески укрепить и возвысить Троицкий монастырь, они оказывали ему подчеркнутое внимание, делали богатые вклады, часто совершали богомольные "походы к Троице". И не случайно в 1422 г., когда Московскую Русь постигло тяжелое "лихолетье" (при небывало морозной зиме разразился такой страшный голод, что, по словам летописца, люди "мертвыа скоты ядяху и кони и псы и кошьки" и даже "людей ядоша"1), церковь и князья провозглашают торжественную канонизацию Сергия (причисляют к лику святых), официально объявляя его "покровителем земли русской" и "заступником перед Богом".
В связи с этим над гробом Сергия возводят новый Троицкий собор из белого камня, а стоявшую здесь деревянную церковь относят несколько на восток. Это самое первое каменное здание монастыря сохранилось и до сих пор поражает строгим величием и совершенством своих монументальных форм.
Поставленный "в похвалу" выдающихся заслуг Сергия Радонежского перед Отечеством и церковью, Троицкий собор стал, таким образом, одним из первых мемориальных памятников Московской Руси, и его сооружение явилось актом большого государственного и культурного значения. Летописи рассказывают, как на торжество закладки храма собрались видные церковные деятели и князья, с помощью которых Никон "собирает отвсюду зодчиа и камнесечцы мудры" и очень скоро "церковь прекрасну воздвиже". Украшение церкви иконами и стенописью поручается прославленным художникам Андрею Рублеву и Даниилу Черному, которые так "подписаньим чудных удобревше (украсив.- В.Б.) ту" (церковь), что "могуще зрящих удивити всех и доныне"2 (ил. 7).
Троицкий собор особенно почитался московскими князьями. Здесь у раки Сергия торжественным "крестоцелованием" скрепляли они договоры и союзы, совершали молебны перед походами и по окончании их, крестили наследников престола и отмечали другие события. Поэтому он больше и чаще других зданий подвергался различным дополнениям и переделкам. Так, царь Василий III, возвращаясь после удачного похода на Псков, поставил "свещу негасимую" у гроба Сергия, и "того же лета побили железом верх" (1510)3. Иван Грозный отметил здесь торжественным молебном взятие Казани, а затем прислал своего мастера позолотить купол собора, созданный по приказу его отца. К южной стене Троицкого собора пристроили Никоновский придел и палатку для почетных захоронений (по преданию на месте кельи Сергия), а с запада -обширную паперть, превращенную затем в трапезную. В XVIII в. переделали кровлю собора на четыре ската, закрыли еще одной папертью всю северную сторону храма, растесали старые и пробили новые окна; белокаменные фасады раскрашивались под мрамор (1769), а затем сплошь оклеивались холстом, по которому рисовали священные изображения и орнаменты (1915).
Поновлялись также иконы, многократно переписывалась стенопись храма. Таким образом древний облик Троицкого собора оказался существенно искаженным и закрытым обстройками (ил. 12).
АРХИТЕКТУРА ТРОИЦКОГО СОБОРА
Реставрационные работы, завершенные в 1966г., раскрыли истинный облик этого одного из немногих сохранившихся памятников так называемого раннемосковского зодчества4 (ил.12-17) - того периода, когда возвышавшаяся Москва одновременно с процессом объединения удельных княжеств в единое Русское государство закладывала основы общерусской национальной культуры. В Московской Руси усиленно подчеркивали преемственность своих прав от великого владимирского княжения. Архитектурная мысль, следуя политическим идеям, также обращается к традициям владимиро-суздальского зодчества. Вместе с тем строительство Москвы конца XIV - начала XV в. с первых же шагов приобретает свои специфические черты, вырабатывая новые архитектурные формы и создавая свои типы сооружений5. Зодчество этой поры, кроме Троицкого собора, представляют два памятника Звенигорода - Успенский собор на Городке (1400) и Рождественский собор (1405) Саввино-Сторожевского монастыря, а также Спасский собор (1427) Андроникова монастыря в Москве. По этим памятникам можно наглядно проследить процесс постепенного переосмысления традиционных форм владимиро-суздальского зодчества: если в звенигородских храмах еще заметно сильное влияние владимирских образцов, то применительно к архитектуре Троицкого храма, выработанном Москвой6.
---------------------------------------
1 ПСРЛ. Т. XXV. С. 245.
2 Там же. Т. VI. С. 138.
3 Титов А.А. Рукописи славянские и русские принадлежащие И.А. Вахрамееву. Сергиев Посад, 1892. Вып. III. С. 60.
4 Балдин В. Архитектура Троицкого собора Троице-Сергневои лавры // АН. М., 1956. №6; Он же. Материалы исследования и проект реставрации Троицкого собора с Никоновским приделом и пристройками 1/ЗМЗ. 1963. Инн. № 369-371.
5 Лихачев Д. Культура Руси эпохи образования Русского национального государства. М., 1946. С. 106; ИРИ. М., 1955. Т. III. С. 70.
6 Воронин Н.Н., Максимов П.Н. Каменное зодчество великокняжеской Москвы // ИРИ. Т. III. С. 66.
------------------------------------------
Троицкий собор представляет собой относительно небольшую четырехстолпную церковь с одной главой и тремя невысокими апсидами; строгую гладь ее стен завершают полукружия килевидных закомар, форму которых повторяют два ряда кокошников, организуя переход к башнеобразному барабану с шлемовидным куполом и крестом простого рисунка (ил. 11). Однако, несмотря на небольшие размеры, Троицкий собор производит впечатление величественного и мощного сооружения; весь его облик как бы подчеркивает мемориальное назначение храма, поставленного над гробом Сергия Радонежского. Так, необычен эффектный наклон стен к центру здания (до 45 см), придающий ему особую зрительную устойчивость и вместе с тем устремленность ввысь. Это впечатление усиливается пирамидальным сужением кверху высокого барабана и его постамента, а также последовательным применением подобного приема в построении порталов, окон, кокошников и т.д.
Стены собора выложены из правильных блоков белого камня; узкие, редко расположенные щелевидные окна подчеркивают толщину и массивность его конструкций. Членения фасадов сохраняют традиционную трехчастность, но это уже не обычная владимиро-суздальская разбивка поверхности стен лопатками тонкого профиля с полуколонками, переходящими в обрамление закомар. Плоские лопатки Троицкого собора очень массивны и приобретают значение конструктивных пилястр; на их капители опирается арочная кладка килевидных закомар, поле которых отделено от плоскости стен дополнительным уступом (ил. 13). Таким образом, здесь впервые в русской архитектуре появляется оригинальная трактовка классической ордерной системы, получившая затем своеобразное развитие в сооружениях последующего столетия.
Единственным украшением фасадов собора служит широкий пояс из трех лент искусно высеченного "плетеного" орнамента; он как бы стягивает тело храма, разделяя его на две неравные по высоте части, а также огибает верх алтарных апсид и высокого барабана главы.
Особым своеобразием отличалось первоначальное завершение памятника. Массивный башнеобразный барабан с десятью огромными окнами и главой установлен на высоком прямоугольном постаменте (ил. 16). В его основании с четырех сторон выступали объемы ступенчатых арок, оформленные в виде кокошников; по углам четверика церкви, как бы замыкан перспективу при взгляде снизу, располагались так называемые диагональные закомары7. Есть основания полагать, что первоначально собор был покрыт "свинчатыми досками", уложенными непосредственно на своды по слою бересты. (В настоящее время завершение Троицкого собора несколько отличается от первоначального: при реставрации 1966 г. была восстановлена та система покрытия, которую собор получил в 1510г., когда была устроена новая железная кровля ("побили железом верх"), разобраны кокошники у постамента барабана и сделан другой, более высокий купол (ил. 13-14).)
------------------------------
7 Павел Алеппский, видевший подобное завершение на соборах эпохи Дмитрия Донского в Коломне, писал, что "кровля их походит на кедровую шишку или на артишок: она ни плоская, ни горбообраэная, но с каждой из четырех стен церкви есть нечто вроде трех арок, над которыми другие, поменьше, потом еще меньше кругом купола - очень красивое устройство" (Павел Алеппский. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII в., описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским. // ЧОИДР. 1897. Кн. 4. Вып. 2. С. 148-149.
-------------------------------
Западный фасад собора был, очевидно, главным: здесь расположен огромный киот, обрамления которого повторяют формы и размеры входных порталов. Следы фресковой живописи в нише киота позволяют полагать, что тут размещалась икона, и вероятнее всего "Троица", которой посвящен не только храм, но и весь монастырь (ил. 11).
Следует отметить редкую особенность храма - несоответствие между членениями фасадов и организацией его внутреннего пространства. Строители, видимо, прежде всего стремились создать наиболее удобный интерьер храма и потому смело пошли на то, что лопатки и закомары на северном и южном фасадах не отвечают расположению сводов, порталы размещаются не по осям центральных закомар, а барабан заметно смещен в сторону алтаря. Некоторое несоответствие интерьеру в положении пилонов и лопаток наблюдается еще в суздальском соборе Рождества Богородицы (XIII в.), но только в памятниках раннего московского зодчества - в Успенском соборе на Городке в Звенигороде и особенно в Троицком соборе - это явление получает последовательный и явно преднамеренный характер8. На такое смелое нарушение архитектурных канонов могли решиться только очень искусные и уверенные в себе мастера.
Для интерьера Троицкого собора характерно единство пространства и ясно выраженная устремленность вверх. Все своды и арки плавно выходят из стен, не нарушая их плоскости дополнительными членениями в виде лопаток или карнизов (ил. 73). Подпружные арки, несущие всю тяжесть главы, подняты выше сводов и организуют переход от основного объема к его широкому барабану. Такой конструктивный прием -ступенчатые арки - получил затем широкое распространение в московской архитектуре. В отличие от княжеских храмов того времени в Троицком соборе отсутствуют хоры, что еще более подчеркивает единство пространства его интерьера. Алтарная преграда сложена из блоков белого камня на высоту до 3 м со специальными импостами для крепления икон и является одним из первых примеров такого рода сооружений в русском зодчестве. (В XVI в. ее высота была несколько увеличена надкладкой кирпичом.)
Живописно-оптические поправки последовательно применены и в построении интерьера (ил. 15, 74). Так, наклон стен начинается не у пола, а выше арок порталов, благодаря чему он совершенно не заметен для зрителя; пилоны также имеют наклон внутрь, но не на всех гранях, а только на тех, которые обращены к центру храма; арки и своды нижней части собора имеют плавные циркульные очертания, а у расположенных выше - приближаются к параболе. Мощные дубовые брусья сечением 30 х 40 см, заложенные при строительстве храма в толщу стен на высоте 5,7 и 9 м, проходили также и в интерьере, пронизывая все пилоны и вызывая тем самым почти физическое ощущение напряженной работы его конструкций. (Деревянные связи были опилены в XVIII в. и частично заменены металлическими.)
Благодаря строгой закономерности в построении каждого элемента интерьера наклон стен
и пилонов, крутые формы арок и сводов воспринимаются зрителем снизу как перспективное явление и создают впечатление значительно большей высоты в храме, нежели это есть на самом деле. Такая стройная система хорошо продуманных искусственных ракурсов и оптических поправок (курватур) лучше всего свидетельствует о высоком профессиональном мастерстве строителей, в совершенстве владевших сложным искусством архитектуры9.
Следует отметить, что построение всех элементов памятника подчинено единому модулю, равному стороне подкупольного пилона, - 177,5 см. Так, расстояния между пилонами - 3 модуля, от пола до капители пилонов - 5, до кольца барабана - 8, до скуфьи купола - 13. Членения эти соотносятся между собой по высоте как 3:5:8, что соответствует пропорциям золотого сечения10 (ил. 17 и 74).
Торжественная архитектура Троицкого собора, строгость и монументальность форм хорошо соответствовали его назначению в качестве усыпальницы одного из самых популярных поборников единения земли Русской. Облик этого храма служил постоянным напоминанием современникам о славной победе на Куликовом поле, вдохновляя их на продолжение борьбы за национальную независимость, вселяя веру в ее близкий и окончательный успех.
-----------------------------------------------
8 Воронин Н.Н. Зодчество Владимиро-Суздальской Руси // ИРИ. М., 1953. Т. I. С. 387; Огнев Б.А. Успенский собор в Звенигороде на Городке // Материалы и исследования по археологии СССР. М, 1955. № 44. С. 53; Балдин В.И Архитектура Троицкого собора... С. 21.
9 Оптические поправки встречаются и на других памятниках русского зодчества. См.: Огнев Б.А. Успенский собор в Звенигороде. С. 56; Агафонов С. Некоторые исчезнувшие типы древнерусских деревянных построек // АН. М., 1952. № 2. С. 175, 184; Короев Ю., Федоров М. Архитектура и особенности зрительного восприятия. М., 1954. С. 21; Воронин Н.Н, Зодчество Северо-Восточной Руси. М., 1962. Т. П. С. 348.
10 Среди большого числа мер, одновременно бытовавших на Руси, - сажень "великая", "косая", "отрубная", "городовая", "сажень без чети" и др. - самой удобной и поэтому самой популярной 6ылa "мерная", или "маховая", сажень, ранная размаху рук (177-178 см). Таким образом, модуль построения Троицкого собора есть "маховая" сажень, которой и производил разбивку сооружения мастер во время строительства. По данным антропологии, размах рук человека составляет 103% от его роста; следовательно, мастер с размахом рук в 177,5 см был среднего роста - 172,3 см.
-----------------------------------------------
ИКОНОСТАС ТРОИЦКОГО СОБОРА
Троицкий собор был расписан и украшен иконами вскоре после его сооружения. Известно, что игумен Никон "умолил" взять на себя этот труд лучших иконописцев того времени - Андрея Рублева и Даниила Черного.
Иконостас Троицкого собора - уникальный памятник московской школы живописи начала XV в. В настоящее время он состоит из пяти ярусов; 40 икон его трех средних рядов полностью сохранились от времени сооружения храма и выполнены если не всегда самим Андреем Рублевым, то, во всяком случае, под его непосредственным руководством (ил. 20).
Чтобы яснее почувствовать общий идейный замысел иконостаса и понять традиционное построение его сюжетных линии, удобнее начать рассмотрение икон сверху11 . Так, самый верхний (пятый) ярус (или чин) иконостаса называется праотеческим: по обеим сторонам от иконы, на которой представлен бог Саваоф, размещается двадцать икон с изображением в рост Адама, Ноя, Авраама, Иакова, Сима и других ветхозаветных праотцев; они олицетворяют собой ветхозаветную, дохристианскую церковь. Доски икон повторяют силуэты изображенных на них фигур и увенчаны херувимами, исполненными из металла. (Этот ярус добавлен в иконостас в 1600 г. по вкладу царя Бориса Годунова; значительно потемневшая живопись его икон еще не подвергалась расчистке от многих слоев олифы и последующих записей.)
Следующий, четвертый ярус - пророческий. В центре находится поясная икона "Богоматерь Знамение".
По обе стороны от нее расположены по три горизонтально удлиненные иконы с парными поясными изображениями пророков - царь Соломон и Исайя, Моисей и царь Давид, Иеремия и Гедеон, Иоиль и Иона, Иезекииль и Аввакум, Иаков и Даниил (ил. 57-62). В ярких, красочных одеждах, с энергичными жестами, с эффектно развевающимися свитками в руках, они выглядят очень индивидуально; светлый фон объединяет все двенадцать фигур в одну цельную живописно-золотистую ленту.
В третьем ярусе иконостаса развертывается последовательный рассказ о главных событиях земной жизни Христа. События эти отмечаются церковью как праздники, вот почему и этот ряд иконостаса носит название праздничного. Он состоит из 19 небольших икон с многофигурными сюжетными композициями на темы: "Благовещение", "Рождество Христово", "Сретение", "Крещение", "Преображение", "Воскрешение Лазаря", "Вход в Иерусалим", "Омовение ног", "Тайная вечеря", "Евхаристия (причащение Телом)", "Евхаристия (причащение Кровью)", "Распятие", "Снятие со креста", "Положение во гроб", "Сошествие во ад", "Жены мироносицы", "Вознесение", "Сошествие Святого Духа" и "Успение Богоматери". Каждая икона является самостоятельной картиной с тщательно продуманной композицией, с совершенным рисунком и редким сочетанием красок (ил. 37-55).
Следующий ярус носит название деисусного чина (деисус - моление). Центральное место занимает икона "Спас в силах", на которой изображен Христос на троне в окружении небесных сил - херувимов и серафимов (ил. 22). С обеих сторон к нему благоговейно движется величественная процессия молящихся фигур в рост: справа - Богоматерь, а за ней архангел Михаил, апостол Петр, Иоанн Богослов, Василий Великий, Григорий Богослов, Дмитрий Солунский; слева -Иоанн Предтеча, архангел Гавриил, апостол Павел, апостол Иоанн Златоуст, Николай Чудотворец и великомученик Георгий Победоносец. Почтительно склонившись, все они трогательно молят Судью небесного за грешный род людской. У них один порыв, одно стремление, но у каждого свой характер, каждый по-своему переживает это событие. Совершенство линий рисунка почти двухметровых фигур, удивительно мягкий колорит красок, необычайно глубокая психологическая характеристика изображаемых персонажей присущи всем этим иконам.
Самый нижний ярус иконостаса называется местным - здесь по сторонам царских врат размещаются храмовые иконы и иконы наиболее чтимых местных святых. Все они относятся к более позднему времени (к концу XV, к XVI и XVII вв.) и только одна - всемирно известная "Троица" - принадлежит кисти Андрея Рублева. (Ныне хранится в ГТГ.)
Надо полагать, не случайно Сергий Радонежский посвятил свой храм и весь монастырь Троице. Епифаний подчеркивает, что Сергий поставил храм в центре монастыря "как зерцало для собранных им в единожитие, дабы воззрением на святую Троицу побеждал страх ненавистной розни мира сего"12. Эти же мысли составляют главную суть иконы "Троица" Рублева, где художник живописными средствами сумел сделать то, что считалось недоступным человеческому разуму: он создал зримый, впечатляющий образ "Божественного единения", с удивительной проникновенностью воплотив в нем основной жизненный идеал людей своего, да, пожалуй, и не только своего времени. И может быть лучше всех сказал об этой иконе Игорь Грабарь, отметив, что она "сверкает высшим неземным светом, тем самым, который излучают только создания гениев"13.
По другую сторону царских врат, за иконой "Богоматерь Одигитрия" (конец XV в.) (ил. 64) расположена еще одна икона "Троица"; во всем повторяя рисунок рублевской иконы, она, однако, совершенно отличается от нее глухим и темным колоритом письма (ил. 66). Появление в иконостасе второй иконы "Троица" связано с ее особым здесь почитанием. Дело в том, что поклонение перед рублевской иконой выражалось в постоянном украшении ее специально изготовленными окладами и драгоценностями. Так, царь Иван Грозный, на свои средства заказал для нее золотой оклад с венцами и цатами искусной ювелирной работы (ил. 409-416). Однако после смерти Грозного Борис Годунов пожелал видеть на этой иконе украшения, исполненные по его заказу, и распорядился повторить икону Рублева с тем, чтобы на эту вторую икону перенести оклад Ивана Грозного. Именно тогда подлинная рублевская "Троица" получила новый золотой оклад с еще более богатыми украшениями и гравированными драгоценными камнями (ил. 424). Так и находились в местном ряду иконостаса две иконы "Троица", полностью скрывая свою живопись под пышными окладами и соперничая богатством драгоценного убранства.
В конце XVI в., когда изготовлялось повторение рублевской иконы, последняя выглядела значительно потемневшей из-за многих слоев покрывавшей ее олифы и копоти - именно такой и зафиксировал ее иконописец-копиист. И только теперь, после освобождения обеих икон от металлических окладов (хранятся в музее) и расчистки их живописи, в иконостасе Троицкого собора можно видеть икону "Троица" как бы в двух состояниях: близкой к той, какой написал ее Андрей Рублев, и как она выглядела двести лет спустя.
Следующая икона местного ряда - "Сергий с житием" (конец XV в.) относится к школе другого выдающегося живописца Древней Руси - Дионисия (ил. 65, 223, 224). Поясное изображение Сергия Радонежского в виде идеализированного русского старца с благословляющим жестом правой руки и внимательным мягким взглядом окружено сценами из его жизни (жития), изображенными в 19 клеймах. Икона эта почиталась в монастыре наравне с "Троицей", и потому Иван Грозный и для нее приказал изготовить золотой оклад с драгоценными камнями (Загорский музей-заповедник) (ил. 417, 418). Две другие иконы - "Нерукотворный образ" (1674) (ил.69) и "Спас на престоле" (1684) (ил. 68) - подписаны известным царским изографом Симоновым Ушаковым14. Манера его письма значительно отличается от традиций древнерусской живописи. Стремление придать персонажам телесную осязаемость проработкой объема и при помощи светотени привели к тому, что иконописные лики у него превратились в человеческие лица, а привнесение начал перспективы в композицию нарушило саму основу плоскостного изображения иконы. Творчество Симона Ушакова определило переход к новому этапу в развитии русской живописи, получившему завершение в следующем столетии.
Царские врата с изображениями Благовещения и четырех евангелистов выполнены лучшими московскими мастерами и являются вкладом в монастырь царя Михаила Федоровича (1643) (ил. 63,265,266). Живопись их отличается большой красочностью; чеканные украшения полей врат и столбцов сделаны из серебра с позолотой. Стоявшие здесь ранее царские врата XV в. были обнаружены в лаврской церкви Зосимы и Савватия 15 (ил.19).
----------------------------
11 Первоначальная живопись всех икон (кроме верхнего яруса) раскрыта от поздних записей, поновлений и многих слоев олифы в период с 1918 по 1946 г. Об иконах и иконостасе Троицкого собора см. также вторую часть. Следует иметь в виду, что в книге имеет место иная последовательность в расположении икон собора.
12 Алпатов М.В. Андрей Рублев. М., 1972. С. 104.
13 Анализу иконы "Троица" посвящены многочисленные исследования. Основные публикации: Гурьянов В.П. Две местные иконы св.Троицы в Троицком соборе Свято-Троицко-Сергиевой лавры и их реставрация. М" 1906; Дурылин С. Андрей Рублев и писанная им икона Троицы // Возрождение. М., 1918. J* 5; Грабарь И Андрей Рублев: Очерк творчества художника па данным реставрационных работ 1918-1925 гг. // Вопр. реставрации. М., 1926. Сб. 1; Щербаков Н.А., Свирин А.Н. К вопросу о творчестве Андрея Рублева. Сергиев. 1928; Алпатов М. Андрей Рублев. М., 1959; Демина Н.А. Троица Андрея Рублева. М., 1963; Алпатов М.В. Этюды по истории русского искусства. М., 1967. Т. I; Лазарев В.Н, Русская средневековая живопись. М., 1970; Андрей Рублев и его эпоха: Сб.ст. М.. 1971; Троица Андрея Рублева: Антология / Сост. Г.И. Вэдорнов. М., 1989; Никифораки Н. Троица Андрея Рублева в свете новейших исследований // Искусство. 1976. № 3.
14 Икона "Спас на престоле" - последняя работа Симона Ушакова, написанная им за два года до смерти.
15 Их описание см. во второй части.
-------------------------------------------
СТЕНОПИСЬ ТРОИЦКОГО СОБОРА
В отличие от иконостаса первоначальная стенопись Троицкого собора не сохранилась. Через двести лет она "обветшала", и ее сбили, заменив новой (1635). В последующее время и эта живопись неоднократно покрывалась поновлениями и записями (в 1777, 1824, 1835, 1848, 1855, 1886, 1905 гг.). В 1949-1952 гг.' были предприняты грандиозные работы по послойной расчистке стенописи в надежде найти хотя бы фрагменты изначальной рублевской живописи. Расчистка показала, что в верхней части собора на площади в 650 м2 (половине всей поверхности стен и сводов) сохранилась только роспись 1635 г. (ил. 74) по тонкому левкасу, положенному непосредственно по белому камню. Штукатурный левкас и красочный слой раскрытых фресок были закреплены реставраторами, а там, где живопись не сохранилась (главным образом в нижней части стен), после долгих дискуссий ее вновь дописали в духе XVII в. Это был первый пример дополнений утраченных стенописей в нашей реставрационной практике16.
Хотя роспись XV в. на стенах Троицкого собора так и не была обнаружена - ее полностью сбили мастера в 1635 г., - но стало ясно, что эти же мастера были не менее усердны в своем стремлении повторить вновь рублевскую роспись, сохранив ее масштаб, сюжеты, а может быть, даже и рисунок прежних композиций. Возобновление росписи Троицкого собора было первой крупной работой московских живописцев после тягот Смутного времени; ее можно рассматривать как подготовку к еще более грандиозной работе в Успенском соборе Московского Кремля, где шесть лет спустя старую стенопись также начали заменять новой. Из документов известно, что в московском соборе, прежде чем сбивать роспись 1515 г., все ее сюжеты были "сняты на бумагу", и эти прориси использовались при написании новых фресок. И есть все основания полагать, что несколько ранее троицкие мастера поступили точно так же.
"О широком применении прорисей при возобновлении стенописи Троицкого собора в 1635 г., - пишет художник-реставратор С. Чураков, участвовавший в реставрационных работах, - нам говорят такие его композиции, как "Собор Богоматери", темы "Страстей" и "Евхаристии" в алтаре, такие праздники в сводах, как "Распятие с предстоящими", "Вход в Иерусалим", "Воскрешение Лазаря", поясной "Иоанн Предтеча" между парусами и целый ряд других композиций и отдельных изображений, настолько напоминающих живопись XV в., что в них нельзя не видеть определенного следования первоначальным образцам, как бы рассказанным языком XVII в."17
Внимательное рассмотрение раскрытой стенописи Троицкого собора позволяет сделать вывод, что иконописцы в XVII в. сознательно повторяли прежний иконописный план XV в., поместив поясное изображение Христа Вседержителя (Пантократора) в конхе главы собора, располагая не одного, а двух "Нерукотворных Спасов" в основании барабана, и не апостолов, а ветхозаветных старцев и пророков на подпружных арках и сводах. Они повторили также орнаментальную роспись в оконных откосах, хотя в XVII в. уже было принято писать здесь фигуры. Таким образом, в сохранившейся стенописи 1635 г. явно проступают композиционные линии прежних росписей, выполненных под руководством Андрея Рублева.
И. Грабарь со свойственной ему осторожностью также высказывал предположение, что "в отдельных местах сохранилась фрагменты живописи, которая относится, несомненно, к более раннему времени, хотя нельзя иметь уверенности, что они являются подлинными фрагментами изначальной рублевской стенописи. Но наличие в них древней графьи и несомненный характер стиля, знакомого нам по росписям владимирского Успенского собора, дают основание предполагать, что мастера XVII в. могли использовать до известной степени остатки изначальной росписи, ими не вполне уничтоженной, как в остальных местах"18.
Трудно сомневаться в том, что исключительные художественные достоинства живописи
иконостаса были присущи и первоначальным фрескам Троицкого собора. Наряду с глубоко оптимистической трактовкой извечных религиозно-философских тем рублевское письмо отличалось богатым колоритом чистых и звучных цветов, изящным ритмом и обильным насыщением светом и воздухом. Ровный рассеянный свет, льющийся сверху из десяти огромных окон барабана, помогал увидеть нежные переливы благородных красок икон и росписи. Можно представить, какой глубокой силой художественного воздействия обладал интерьер этого собора, представлявший великолепный синтез архитектуры, монументальной и станковой живописи, где каждый из этих компонентов не уступал другому по высокому совершенству исполнения. И можно понять Павла Алеппского, который отметил в своих записках, что "церковь Святой Троицы... так прекрасна, что не хочется уйти из нее"19, хотя он мог видеть тогда не рублевскую стенопись, а только ее интерпретацию 1635 г.
Московская школа живописи к началу XV в. достигла высокого расцвета и оказала значительное влияние на архитектуру. Художник, которому предстояло расписывать храм и изготовлять для него иконостас, должен был ясно представить себе конструктивное построение интерьера, так же как и строители, со своей стороны, не могли не считаться с требованиями живописцев. Может быть, такое тесное сотрудничество зодчих и художников и определило многие особенности оригинальной архитектуры Троицкого собора.
История не называет нам имен русских зодчих, возводивших Троицкий собор, однако известно, что художником, под руководством которого производилось его украшение, был Андрей Рублев. А совместная работа с зодчими была свойственна этому мастеру - известно, что, весьма вероятно, он участвовал в сооружении каменной церкви в Андрониковой монастыре в Москве до того, как стал расписывать его стены20.
Поэтому трудно допустить, чтобы строители Троицкого собора, зная, что украшать его
фресками и иконами будет этот прославленный иконописец, не посоветовались с ним, тем более что предполагали построить храм, значительно отличавшийся от существовавших канонов. К тому же сооружение храма над ракой Сергия само по себе должно было интересовать Рублева, который начинал свой монашеский путь иноком Троицкого монастыря и знал Сергия лично.
Тот факт, что лучшее произведение Андрея Рублева - его всемирно известная икона "Троица" создана им "в похвалу" Сергия для иконостаса Троицкого собора, также может служить подтверждением правильности такого предположения.
-----------------------------------------
16 Работы велись художниками-реставраторами Центра научно-реставрационной мастерской Академии архитектуры СССР при постоянном наблюдении комиссии Научно-методического совета по охране памятников культуры АН СССР под председательством академика Н.Э. Грабаря, См.: Нерадовский П, Балдин В. Научный отчет о реставрации стенописи Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры: 1953 // ЗМЗ. Инн. № dl/219; Нерадовский П.И. Реставрация древней стенописи Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры// Памятники культуры. М., I960. Вып. 2. С. 139-190.
17 Чураков С.С. Отражение рублевского плана росписи в стенописи XVII в. Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры // Андрей Рублев и его эпоха. С. 194-212.
18 Акт приемки работ по реставрации стенописи от 24 сентября 1952 г. См.: Балдин В.И.. Иерадовский П.Н. Научный отчет о реставрации стенописи Троицкого собора. 1953 //СПМЗ. Инв. №41/219.
19 Павел Алеппский. Путешествие антиохийского патриарха... // ЧОИДР. 1898. Кн. 4. Вып. 4. С. 29.
-----------------------------------------
ИНТЕРЬЕР ТРОИЦКОГО СОБОРА
Строгий облик древнего интерьера Троицкого собора теперь несколько нарушают громоздкие киоты (1835) по сторонам подкупольных пилонов, а также барочная сень (1737) из серебра над ракой Сергия и повторяющий ее формы киот иконы "Тихвинская Богоматерь" на северной стене собора. Виртуозно исполненная в мастерской московского чеканщика Давида Прифа по рисунку Каравакка21 сень на четырех фигурных столбах пышно украшена замысловатыми орнаментальными рельефами (ил. 78-80). Гравированная надпись поясняет, что сень является вкладом "самодержавнейшей всероссийской императрицы" Анны Иоанновны. Ограждения в нижней части сени закрывают другое выдающееся произведение искусства русских чеканщиков - серебряно-вызолоченную раку, изготовленную для гроба Сергия по велению Ивана Грозного (1585).
Прямоугольная (по размеру гроба) рака выполнена по законам архитектурного сооружения: в нижней части проходит профилированный цоколь, по верху - развитый антаблемент, поддерживаемый плоскими пилястрами с базами и капителями. На фоне тонкого рельефа орнамента, покрывающего стенки раки, четко выделяются накладные фигурные клейма с замысловатой вязью текстов из "Жития Сергия", исполненных крупными выпуклыми буквами; текст проходит также лентой по фризу раки. Одновременно был сделан и великолепный золотой оклад на надгробную икону Сергия в рост, служившую крышкой гроба. (Позднее эта икона была заменена существующей крышкой (1835), также чеканенной из серебра и украшенной скульптурными изображениями херувимов в обрамлении гирлянд цветов22).
Изготовление серебряной раки Сергия и оклада на надгробную икону заняло около 30 лет. Труд многих мастеров вложен в эту великолепную работу; 14 самых искусных из них были щедро награждены, а рака передана в монастырь в 1585 г. (через год после смерти Грозного) уже от имени царя Федора и царицы Ирины "с молением о чадородии".
Мы не знаем, каким был первоначальный пол Троицкого собора, но в XVI в. его выстлали тонкими плитами дикого камня огромных размеров. Павел Алеппский сообщает, что плиты эти по приказанию Ивана Грозного привезены из покоренного им Новгорода, где такой камень "добывают слоями, и каждый кусок может покрыть пол большой комнаты, подобно ковру". Точно такой же пол он видел в новгородской Софии и не преминул отметить, что "плиты церкви в Троицком монастыре... взяты отсюда"23. Во время долгих монастырских служб в морозные дни на каменный пол Троицкого собора стелили сено, а позднее - войлок. Как и в большинстве лаврских церквей, в XVIII в. каменный пол в соборе был заменен чугунными досками (1779), а те в свою очередь уступили место существующим метлахским плиткам (1905).
Троицкий собор окружен пристройками, которые в последние годы отреставрированы, хотя далеко не равноценны по своим художественным достоинствам (ил. 81).
Западная паперть, просторная и светлая, вытянутая вдоль всего фасада (ил. 82), впервые упоминается в документах в 1584 г. Через нее посетители попадают в собор. Широкий вспарушенный свод с глубокими распалубками в 1642 г. заменил первоначальную тесовую кровлю по деревянным стропилам; с этого времени паперть стала именоваться трапезною и в ней был установлен свой иконостас. Павел Алеппский видел здесь "большие иконы, поражающие ум искусством исполнения"24; отсюда монахи провели его в расположенную рядом монастырскую ризницу через "потаенную" дверь в западной стене. При реставрации 1953 г. были выявлены и восстановлены древние формы паперти - килевидные обрамления ее входов, стесанные лопатки и пилястры, круглые и арочные окна. Тогда же был найден и раскрыт от закладки узкий ("потаенный") дверной проем в сторону ризницы, сохранивший на своих откосах фрагмент фрески XVI в. с орнаментальным рисунком.
По уцелевшим фрагментам первоначальной живописи в нижней части стен паперти в 1952 г. была восстановлена традиционная роспись в виде полотенец с широкой лентой переплетающегося орнамента над ними. На западной стене Троицкого собора по левой стороне от расписного портала расположена фреска, изображающая Сергия и Никона (ил. 83-84), которая также относится к XVI в. Скрытые установленным здесь позднее иконостасом, они избежали записей и поновлений и сохранили колорит первоначальной живописи (поновлена в 1979 г.). От росписей, прежде покрывавших верх стен и своды паперти, остались лишь очень небольшие фрагменты, которые не дают возможности определить даже характер бывших здесь ранее сюжетов.
-------------------------------
20 Житие Сергия... С. 380; Максимов П Н. Собор Спасо-Андроникова монастыря в Москве // Архитектурные памятники Москвы XV-XVII веков. М., 1947. С. 32.
21 Кедрова Т.Н. Серебряная рака Сергия Радонежского//СПМЗ. Рукопись. Инв. № 287.
22 Кипарисовая доска надгробной крышки-иконы с изображением Сергия впоследствии была использована как материал для изготовления других икон; золотой оклад XVI в. с этой иконы хранится в музее (см. ил. 417,418).
23 Павел Алеппский. Путешествие антиохийского патриарха...// ЧОИДР. 1898, Кн. 4. Вып. 2. С. 72.
24 Там же. С. 30.
---------------------------------
НИКОНОВСКИЙ ПРИДЕЛ 1548 г.
К Троицкому собору с юга примыкает другая пристройка - бесстолпная одноапсидная церковь с одной главой, поставленная над гробом преемника Сергия по игуменству, - так называемый Никоновский придел (1548)25. Подобный тип небольших уютных церквей зародился в Пскове и в первой половине XVI в. получил распространение в московской архитектуре. Строители Никоновского придела возвели не отдельно стоящее мемориальное здание, а прислонили его к мощной стене Троицкого собора, объединив оба этих храма вместе, как бы увековечивая в камне мысль о духовной связи основателя монастыря и его ученика и преемника. Хотя Никоновский придел значительно уступает по размерам Троицкому собору, однако он не теряет своей самостоятельности, отличаясь насыщенностью декора и пластичностью форм. Его фасады украшают часто поставленные полуколонки, перевязанные тремя рядами бусинок и соединенные вверху стрельчатыми арочками; стены придела завершаются закомарами, под которыми проходит цепочка килевидных нишек; подобные же нишки обегают цилиндрическое основание барабана главы.
Располагаясь на склоне холма, Никоновский придел в отличие от Троицкого собора не имеет под собой горизонтальной площадки, и уклон местности повторен в линиях его цоколя, в размещении окон, в положении бусинок на полуколонках, постепенно выравниваясь в строгую горизонталь у карниза апсиды (ил. 14). Такой прием повторения рельефа в членениях здания характерен для русской архитектуры XVI в. и имеет место также на некоторых участках крепостных стен Троицкого монастыря.
В 1653 г. одновременно с возобновлением живописи в Троицком соборе были расписаны также и стены Никоновского придела - от этих фресок сохранились лишь фрагменты фигур суровых столпников в простенках барабана главы. Другой фрагмент живописи 1635 г. - композицию "Богоматерь с младенцем и святителями" - можно видеть в средней закомаре над апсидой.
Первоначально вход в Никоновский придел был с юга; в конце XVII в. к нему пристроили "фонарную паперть" на колоннах, открытую на три стороны по образцу крылец строившейся тогда рядом трапезной. В 1826 г. колонны паперти заменили пилястрами, сделав для них новые "тумбы" и капители; был изменен также рисунок карниза и фронтонов. Позднее был пробит новый вход в церковь с запада и заложены все три открытых прежде проема "фонарной паперти" (1840). Иконостас Никоновского придела и рака над гробом Никона не сохранились (сделаны вновь в 1950-х годах под руководством профессора Ф.Н. Мишукова).
СЕРАПИОНОВА ПАЛАТКА 1559 г.
К южной стороне Троицкого собора примыкает еще одна пристройка, с широкими окнами и лепным карнизом, - это палатка, устроенная в 1559 г. над гробом новгородского епископа Серапиона, бывшего игуменом монастыря с 1495 по 1506 г. (умер в 1516 г.). Здесь же находятся надгробия митрополита Иоасафа (умер в 1555 г.) и архимандрита Дионисия (умер в 1633г.). Вне палатки с южной стороны находится захоронение келаря Арсения Суханова (1668); это отмечено чугунной доской с надписью на фасаде палатки26.

Серапионова палатка (или палатка трех мощей) неоднократно расширялась, перестраивалась и получила нынешний вид после 1826г. (ил. 81). Ее своды и стены в интерьере удачно расписаны "под старину" в 1950 г.; тогда же был выполнен резной киот для иконы "Явление Сергию Божьей матери". При реставрации Троицкого собора в 1966 г. кровля Серапионовой палатки была несколько понижена, чтобы раскрыть орнаментальный пояс на южной стене храма.
----------------------------------
25 Вместе с Троицким собором придел подвергся существенным искажениям в XVIII в. - была устроена четырехскатная кровля, повышена апсида, растесаны окна, частично срублен декор и т.д. Первоначальный вид восстановлен в 1961 г. по проекту и под руководством В.И. Балдина.
26 Иоасаф (Скрипицын) был игуменом Троицкого монастыря в 1529-1539 гг. Крестил Ивана IV, занимал кафедру московского митрополита в 1539-1542 гг.; в 1547г. переведен на покой в Сергиеву обитель, где и скончался. Дионисии (Зобниновский) был игуменом в 1610-1633 гг. (о нем см. с. 136-137). Арсений (Суханов) - образованный церковный деятель, владел многими языками; привез с Афона более 500 греческих н славянских рукописей VI1I-XVI1 вв. В 1655-1660 был келарем Троицкого монастыря, затем возглавлял Московский Печатный двор.
----------------------------------
Вскоре после сооружения Троицкого собора в великокняжеской семье вспыхнула усобица из-за прав на московский престол. Сын Дмитрия Донского, великий князь Василий I, своей духовной грамотой (1425) передавал престол не старшему из братьев, а своему десятилетнему сыну Василию II. Брат умершего князя Юрий Звенигородский, которому по прежней системе престолонаследия должно было перейти великое княжение, заявил свои права на власть. После неудачной попытки решить спор с помощью Орды он перешел к вооруженной борьбе и силой захватил Москву сперва в 1433, а затем в 1434 г., но через три месяца умер. Борьбу за престол продолжали его сыновья - Дмитрий Шемяка и Василий Косой; они нашли поддержку у части удельных князей, не желавших терять своей самостоятельности при дальнейшем усилении Москвы.
Многие события этой драматической распри были связаны с Троицким монастырем. Так, после многих лет кровавой усобицы в Троицком соборе состоялось клятвенное примирение Василия Васильевича с двоюродным братом Дмитрием Шемякой: у гроба Сергия в присутствии игумена Зиновия они целовали крест "не мыслить друг на друга никакого лиха" (1442). Однако это не помешало Шемяке вероломно нарушить клятву: узнав об отъезде Василия II на богомолье в Троицкий монастырь, он ночью схватил в Кремле его жену и мать и послал своих людей к Троице. Отряд всадников заметили уже вблизи монастыря. Василий II хотел было ускакать, но на конюшне не оказалось готовых лошадей. Тогда пономарь Никифор отворил для него Троицкий собор; князь стал молиться у гроба Сергия, и тут его схватили люди Шемяки- На голых санях под конвоем отправили Василия II в Москву, а через два дня он был ослеплен и сослан на заточение в Углич (1446).
Бесчинства Шемяки и поддерживавших его удельных князей по отношению к жителям Москвы вызвали всеобщее недовольство. Он вынужден был освободить Василия II, получившего прозвище Темного. Ожесточенная борьба за престол вспыхнула вновь. В спор вмешалось духовенство: пять наиболее авторитетных иерархов в послании к Шемяке поддержали порядок престолонаследия от отца к сыну, способствующий централизации и усилению княжеской власти, а ему предложили "смириться" под угрозой церковного проклятия. Однако Шемяка не внял совету и еще долго продолжал явно бессмысленную борьбу за московский престол, пока не умер от подложенного его же поваром яда (1453); сын его Иван бежал в Литву. Так завершилась почти тридцатилетняя родовая усобица, положившая конец попыткам удельного раздела в Московском княжестве.
Власти Троицкого монастыря первое время были на стороне Юрия Звенигородского и его сыновей - они не помешали даже схватить великого князя в соборе своего монастыря. Но после изгнания Шемяки из Москвы и его вероломных действий позиция их переменилась - подпись троицкого игумена Мартиниана первой стоит в церковном осуждении Дмитрия Шемяки. Возвращалось и благорасположение Василия Темного к Сергиеву монастырю, который получил от него ряд жалованных грамот (1450-1462).
ТРАПЕЗНАЯ 1469 г.
Почти пятьдесят лет на центральной площади монастыря рядом с величественным белокаменным храмом над гробом Сергия соседствовала деревянная трапезная; она уже обветшала и явно не отвечала возросшим запросам процветающего монастыря. И троицкие власти поручают строительство каменной трапезной известному московскому зодчему В.Д. Ермолину. Он был известен своими работами в Московском Кремле, Владимире, Юрьеве Польском; его дед, отец и дядя были монахами Сергиева монастыря27.
Построенное Ермолиным в 1469 г. здание трапезной не сохранилось - оно было разобрано в середине XVIII в., уступив свое место существующей колокольне. Но ее изображение на иконах (ил. 110, 86) и описание дают возможность составить представление об этом интересном сооружении. Трапезная состояла из двух палат: "малой трапезы отцов" для постоянного обслуживания братии (на первом этаже) и "царской палаты", которую отворяли только во время приездов царя (второй этаж). Иконы XVII в. изображают трапезную в виде нарядного двухэтажного здания с высокой башней; стены ее покрыты богатым декором, открытый лестничный всход ведет на второй этаж в "царскую палату". Посещение трапезной Сергиева монастыря произвело сильное впечатление на много видавшего Павла Алеппского. Он писал: "Эта трапеза, как бы висячая, выстроена из камня и кирпича с затейливыми украшениями; посредине ее один столб, вокруг которого расставлены на полках в виде лесенки всевозможные серебряно-вызолоченные кубки" и отмечал далее, что "в монастырях московской земли... более всего тщеславятся благолепием, величиной и обширностью помещений трапезных, кои бывают просторные, высокие, каменные"28.
Сооружение трапезной Троице-Сергиева монастыря - важное явление в истории московского зодчества XV в. Именно здесь впервые появился тот тип торжественной одностолпной палаты, который 22 года спустя был повторен в Грановитой палате Московского Кремля и получил затем широкое распространение на Руси29. Вполне вероятно, что строителям Грановитой палаты (1487-1491) итальянцам Марко Руфо и Пьетро Антонио Солари трапезная Сергиева монастыря была указана в качестве образца, подобно тому как Аристотелю Фиораванти до начала постройки Успенского собора в Московском Кремле в 1475 г. было предложено внимательно изучить архитектурные формы одноименного собора во Владимире.
Рядом с трапезной, по всей вероятности, тем же Ермолиным была построена каменная поварня (ил. 86). Несмотря на чисто хозяйственное назначение, она тоже выглядела весьма нарядной, украшения ее стен напоминали убор трапезной. На фасаде поварни помещалась резанная из камня икона "Богоматерь Одигит-рня" (ил. 87). По характеру рисунка и манере исполнения она очень близка скульптурному изображению Георгия Победоносца, выполненному Ермолиным несколько ранее для Спасской (Фроловской) башни Московского Кремля (1464). (Хранится в Государственной Третьяковской галерее.)
Сооружение богатых зданий трапезной и поварни эффектно оформило центральную площадь и свидетельствовало о значительных сдвигах в монастырской жизни. Скромность и затворничество, аскетизм и строгость жизни монахов - все то, что было характерно для обители времена Сергия, начинает уступать место показной парадности и торжественности. Увеличение постриженников (иногда невольных) из числа бояр также способствовало ослаблению строгости монастырских правил30.
--------------------------------------
27 ПСРЛ, Т. XXI11. С. 38; Соболев Н.Н. Русский зодчий XV в. Василий Дмитриевич Ермолин // Старая
Москва. М., 1914, Вып. 2; Викторов А.М. В. Ермолин // Зодчие Москвы. М., 1981. С. 34-41.
28 Павел Алеппский. Путешествие антиохийского патриарха... // ЧОИДР. 1898. Кн. 4. Вып. 4. С. 33,79.
29 Со временем одностолпные палаты стали вытесняться бесстолпными залами.
30 Горский А.В. Историческое описание Свято-Троицкия Сергневый лавры. М.. 1890. Ч. I. С. 71.
--------------------------------------
ПОСТРОЙКА ДУХОВСКОЙ ЦЕРКВИ 1477 г.
После сооружения белокаменного собора, нарядных Трапезной и Поварни Троицкому монастырю не хватало высокой, соответствующей его славе и положению, звонницы. На центральной площади монастыря оставалось еще одно деревянное здание - та самая церковь Троицы, которая прежде стояла над гробом Сергия и была перенесена несколько на восток в связи с сооружением на ее месте каменного собора. И церковь эта снова уступает свое место другому храму- летописи отмечают, что весной 1476г. "заложена бысть почата делати в Сергееве монастыре церковь святая Троица, кирпичная другая, на месте деревянныя церкви"31. Строителями храма были не москвичи, а псковские мастера, вызванные Иваном III для установления причин обрушения строящегося Успенского собора в Московском Кремле. Известно, что псковичи похвалили работу московских мастеров Мышкина и Кривцова, объяснив катастрофу плохим качеством извести, но от предложения принять на себя постройку собора отказались. "Тогда князь велики отпусти; иже последи делаша святую Троицу в Сергееве монастыре" и еще четыре храма в Москве, в том числе Ризположенскую церковь и Благовещенский собор в Кремле"32.
Приглашение псковских мастеров в Троицкий монастырь было, очевидно, не случайным: выполнить заказ на сооружение звонницы лучше всех могли именно псковичи, родина которых славилась красотой и разнообразием подобных сооружений. И они блестяще справились с поставленной задачей: рядом со строгим и величественным Троицким собором вырос оригинальный, необычайно стройный и изящный храм со звонницей в основании главы. Эта церковь "иже под колоколы" сохранилась до наших дней и вместе с Троицким собором составляет гордость монастырского ансамбля33 (ил. 89-91).
-------------------------------
31 ПСРЛ. Т. XXIV. С. 195. Называвшаяся первоначально Троицкой, эта церковь была затем названа Духовской. По сути посвящение ее не изменялось: праздник Троицы имеет и второе название - "Сошествие
Святого Духа на апостолов".
32 ПСРЛ. Т. VI. С. 198; Вздорное Г.И. Постройки псковской артели зодчих в Москве: (По летописной статье 1476 г.) // Древнерусское искусство. М, 1968. С. ПА-188.
33 Как и другие монастырские здания, Духовская церковь неоднократно видоизменялась: в XVIII в. над ее четвериком был устроен каменный своя, проемы звонницы заложены кирпичам, кокошники срублены и все это скрыто под высокой четырехскатной кровлей; купол получил луковичную форму, окна растесаны, со всех сторон к ее стенам примкнули каменные пристройки-паперти. Фасады церкви красились то "наподобие мрамора" (1769), то голубой масляной краской (1905, ил. 88). И только реставрационные работы, завершенные в 1960 г., восстановили своеобразную архитектуру этого редкого памятника XV в. См.: Балдин В. Проект реставрации Духовской церкви и научный отчет о работах. 1961 // СПМЗ. Инв. № 174-367; Балдин В.И., Герасимов Ю.Н. Духовская церковь Троице-Сергиева монастыря: Исследование И реставрация поэакомарного покрытия и звонницы// АН. М., 1972. Вып. 19. С. 53-65.
--------------------------------
АРХИТЕКТУРА ДУХОВСКОЙ ЦЕРКВИ
Изящные пропорции храма, живописная композиция островерхих закомар и кокошников, высокая башня звонницы с темными силуэтами колоколов в просветах ее арок, а также сложный рисунок лопаток из тонких пучков-профилей, узорная лента декоративных поясов и цветные иконы на западном и северном фасадах - все это придает облику Духовской церкви необычайную жизнерадостность и лиричность; ее с полным основанием можно отнести к числу самых поэтических сооружений Древней Руси.
В отличие от Троицкого собора Духовская церковь сложена из кирпича, который к тому времени становится основным строительным материалом московского зодчества. Его размер (30 х 20 X 6 см) еще не имел той удобной кратности между длиной и шириной,
которая выработалась дальнейшей практикой. Может быть, в этом сказалось также и недостаточное знакомство с кирпичом приезжих строителей, которые у себя на родине имели дело главным образом с известняковой плитой.
Объем Духовской церкви четко делится на две равные по высоте части: обычный четырехстолпный четверик с тремя высокими апсидами, повторяющий схему Троицкого собора, и цилиндрический постамент над сводами, по окружности которого расположено шесть приземистых столбов звонницы, несущих барабан, увенчанный куполом и крестом; в пролетах звонницы висят колокола, а открытый внутрь купола и прорезанный узким
окнами барабан играет роль своеобразного резонатора звука. Подобно Троицкому собору, переход от четверика к звоннице в силуэте Духовской церкви осуществлен с помощью диагональных закомар и подхватывается килевидными кокошниками, обрамляющими арки звона. Оригинальный прием пирамидального построения собора нашел отражение в легком, но заметном уклоне стен Духовской церкви и ее "башни".
Если при создании плана четверика Духовской церкви (включая позакомарное покрытие) мастера во всем следовали московским традициям, то в формах звонницы они использовали черты и приемы родной для них архитектуры Пскова. Приземистые круглые столбы звонницы и арки над ними строги и лаконичны, будто сложены из рыхлой псковской плиты, которая не допускает мелочной отделки, но придает формам живой пластичный характер (ил. 91). Однако мастера отказались при этом от традиционного щипцового покрытия над пролетами звона, заменив его хороводом килевидных кокошников, повторяющих "московский" рисунок закомар четверика. Кроме того, в отличие от большинства сооружений Пскова звонница Духовской церкви не стала только деталью общего объема храма, а составила с ним единое целое.
Декоративное убранство церкви повторяет систему Троицкого собора, но в другом материале. Узорчатые пояса из терракотовых балясин, заглубленных в стену и окаймленных сверху и снизу лентами изразцов, как бы стягивают стены храма и верх барабана, а еще одна лента изразцов огибает алтарные полукружия34 (ил. 92). При этом декоративный пояс на стенах церкви располагается выше окон, а не под ними, как в Троицком соборе. Апсиды церкви украшают тонкие вертикальные валики, соединенные сверху гирляндой "обратных" арочек с белокаменными вставками в виде "крабов" или "жучков". Такой своеобразный декор затем еще два раза повторен на зданиях Троицкого монастыря в XVI и XVII в. (церкви Введенская и Зосимы и Савватия), но не встречается нигде более. Оригинален также белокаменный цоколь сложного профиля с зубчатой лентой разных стилизованных пальметт.
Духовская церковь имеет не три, как у Троицкого собора, а только два входа, оформление которых не одинаково: обрамление западного портала, обращенного в сторону собора, во многом повторяет обрамление входов последнего, но с добавлением своеобразных "пик" по сторонам капителей полуколонок и на острие килевидного завершения портала (их следы можно видеть на стене церкви); капители и перевязки на колонках южного входа имеют другой, более тонкий рисунок.
При реставрации звонницы было установлено, что строители-псковичи жестко крепили колокола к свободно лежащей деревянной балке над капителями столбов; звонили непосредственно с земли, раскачивая с помощью веревки не язык, а сам колокол вместе с балкой, за приделанный к ней шест-рычаг ("очеп" или "очап"), как это было принято в
Пскове35.
Интерьер Духовской церкви, лишенный верхнего освещения из-за наличия звонницы, производит несколько необычное впечатление: узкие окна, расположенные в верхней части стен, не могут рассеять таинственного полумрака, лишь немного освещаемого колеблющимся светом свечей и лампад. Может быть, поэтому стены храма первоначально не имели живописи и впервые были расписаны почти два века спустя "повелением" патриарха Никона (1665)36.
Если Троицкий собор является типичным памятником начала XV в., то в архитектуре Духовской церкви нашли яркое выражение характерные черты конца столетия. Москва того времени впитывала все ценное, чего достигли строительные школы Пскова, Новгорода, Владимира и других областей и городов, способствуя тем самым процессу оформления единого общенационального зодчества. На примере Духовской церкви можно видеть, как псковские мастера, работая на московской земле, не повторили свои установленные каноны, а создали храм весьма близкий к московскому типу, хотя и наделенный индивидуальными псковскими чертами. Значение Духовской церкви для истории русского зодчества очень велико еще и потому, что она является древнейшим сохранившимся сооружением подобного типа и помогает составить представление о первоначальной звоннице Московского Кремля37.
Как показали исследования, первоначальная высота Троицкого собора и Духовской церкви от земли до верха креста была одинакова. Вряд ли это случайно. Может быть, псковичам было поставлено условие, чтобы их постройка не превышала по высоте главную святыню монастыря - Троицкий собор, подобно тому как в свое время запрещали строить в Москве церкви выше Ивана Великого. Но и при соблюдении этого формального условия благодаря стройным пропорциям и расположению ближе к вершине холма Духовская церковь выглядит выше своего мощного соседа38.
------------------------------------------
34 Расчистка изразцов и балясин узорчатого пояса показала, что они сохранили первоначальную обмазку молочно-воскового тона, имитирующую цвет белого камня (ангоб); изразцы верхней ленты на западной и частично на южной и северной стенах покрыты глазурованной поливой красновато-золотистого тона - это самый ранний пример использования керамического декора и поливных изразцов в московском зодчестве. См.: Балдин В. Научный отчет о реставрации орнаментального пояса на Духовской церкви. 1960 // СПМЗ.Инв.№ 41/118.
35 В перечислении колоколов в Оп. 1641 г. на Духовской церкви значится "колокол с очопом" (Оп. 1641. Л. 213). К сожалению, восстановить прежний способ звона при реставрации не представилось возможным - все колокола были подвешены на металлических балках, и звонарь поднимается к ним по приставной лестнице. Большая луковичная глава с золотой полосой относится к 1780 г. И хотя размеры ее явно не соответствуют изящным пропорциям храма, глава эта в настоящее время сохраняется, поскольку не найдено точных данных для восстановления первоначального купола.
36 Стенопись переписывалась в 1778, 1866 и 1906 гг. в масляной технике; при этом иногда требовалось "обсекать худую щекатурку". Под поздними записями, возможно, еще сохранились фрагменты изначальной росписи 1665 г. Иконы для вновь установленного в 1866 г. трехъярусного иконостаса из розового дерева выполнялись учениками лаврской иконописной школы (ил. 93).
37 Церковь-звонница Иоанна Лествичннка (1329) в Кремле простояла до 1505 г. и уступила свое место новой двухъярусной колокольне того же имени; в 1600 г. колокольню надстроили третьим ярусом и стали называть Иваном Великим.
38 Отметим соразмерность построения Духовской церкви в отношении Троицкого собора. Так, при равной общей высоте (17 "маховых саженей") одинаковы высоты до верха средних закомар (8,5 саж.). до основания звонницы и барабана собора (9 саж.), равны диаметры основания звонницы и барабана собора: в интерьере одинакова высота от пола до верха подпружных арок (7 саж.), но если в церкви 6 саж., составляет высота пилона и 1 саж. - высота арки, то в соборе соответственно 5 саж, приходится на пилон и 2 саж. - на высоту арки.
-------------------------------------------
К концу XV в. монастырь представлял собой живописное зрелище. Четвероугольник низких деревянных келий обрамлял открытую площадь. На одной стороне площади возвышалась группа близко расположенных зданий - белокаменный Троицкий собор и ажурная, просвечивающая арками звона Духовская церковь, а на другой, как бы уравновешивая их, виднелись каменные трапезная и поварня с нарядными лестничными всходами и высокими шатрами. Белые стены каменных зданий выделялись на темном фоне деревянных сооружений и еще не совсем вырубленного леса. Уже издалека, при подходе к монастырю по петлявшей дороге или по тропе, эти здания, по-разному группируясь, создавали перед глазами путника постоянно меняющуюся живописную панораму. С более близкого расстояния начинали звучать новые живописные элементы - цветные киоты Троицкого собора и Духовской церкви, резные узорчатые пояса, опоясывавшие стены и барабаны, затейливые украшения из камня и кирпича по стенам трапезной и поварни. Окружавшая монастырь ограда состояла из венцов дубовых бревен, расположенных в два ряда, пространство между которыми было заполнено землей и камнями ("террасы"). По периметру стен стояли рубленые башни, а над восточным входом возвышалась Надвратная церковь.
С сооружением Духовской церкви силуэт Троицкого монастыря получил большую выразительность. Башня-звонница подчеркнула церковно-монастырский характер ансамбля, выделив его из окружающего ландшафта. Главным фасадом монастыря был по-видимому западный: с этой стороны подходила дорога от Дмитрова, сюда были обращены иконы-киоты на обеих церквах и поварне. С высоких холмов, расположенных с этой стороны, было хорошо видно внутреннее пространство монастыря, раскинувшегося по склонам горы Маковец.
Дошедшие до нас Троицкий собор и Духовская церковь помогают реально ощутить масштаб и пленительную красоту монастырского комплекса конца XV в. И теперь, много
веков спустя, после сооружения целого ряда других зданий, в том числе огромного Успенского собора и высокой колокольни, они сохраняют за собой значение главных памятников ансамбля.
В течение столетия монастырь получает много "жалованных", "данных" и "купчих" грамот на владение деревнями, вотчинами и промыслами не только в окрестностях, но и в различных районах страны. Их жители попадают в феодальную зависимость от монастыря, платят ему оброк, пашут его земли и работают на монастырь "всякое изделие". Существенным источником дохода становятся также богатые вклады в монастырь в виде денег, предметов прикладного искусства, ценного имущества и вотчин - этим покупалось пострижение в монастырь, право быть похороненным на его территории, поминовение по усопшим в его церквах.
К монастырю с восточной стороны близко подходили Служние слободы, где селились "троицкие слуги" - доверенные чиновники, главным образом дворянского происхождения, которые осуществляли управление монастырскими вотчинами или служили в его учреждениях; в их слободах на склоне холма (на Подоле) стояла деревянная приходская церковь. В некотором отдалении от обители располагались другие поселения: село Клементьеве- с юга, Копнино - юго-запада, Панине - с запада, Благовещенское - северо-запада, Кокуево - с севера. Число дворов в каждом из этих селений колебалось от одного до трех десятков, и только в селе Клементьеве их насчитывалось свыше ста (Писцовые книги 1504 г.39}. Через это село проходила дорога из Москвы в северные города, здесь останавливались многочисленные обозы, велась бойкая торговля. Эта дорога была одной из первых в России, где стала действовать хорошо налаженная регулярная перевозка пассажиров. Судебник 1497 г. регламентировал твердую оплату за проезд от Москвы до Двины и Холмогор. Жителям села Клементьева вменялось в обязанность "поставлять для скорого дела подводы под государевы гонцы и для монастырские рассылки"40.
Во время частых выездов на богомолье к Троице великокняжеские, а позже и царские обозы ("поезда") делали в этом селе свою последнюю остановку ("слазку"). Здесь обычно раскидывался шатер для отдыха и смены дорожного платья и затем после краткого
молебна в сельской церкви многолюдное шествие под колокольный звон торжественно двигалось к монастырю пешком41. В связи с этим село Клементьево пользовалось различными льготами: жители его освобождались от дани и пошлин, сюда запрещалось въезжать на пиры "незваным боярским людям", ставиться "ездоком" и брать "безденежно" кормы и подводы42.
Располагаясь в отдалении от монастыря за оврагами и перелесками, все эти села и слободы только намечали то кольцо застройки вокруг монастыря, которое со временем образовало единый посад.
--------------------------------------------------
39 Писцовые книги XVI в. / Под ред. Н.В. Калачева. СПб., 1872. Писцовые книги - официальные описи населенных пунктов, земельных угодий, а также населения с указанием возложенных на него податей и повинностей; регулярно стали проводиться с конца XV в. Слободы освобождались от податей и повинностей.
40 Судебник XV-XVI веков. М.; Л., 1952. С. 23, Судебник 1497 г. - первый сборник судебно-административных законов для всей территории Московского государства.
41 Забелин И. Троицкие походы московских царей...
42 Только за вторую половину XV в. известно пять "жалованных" грамот- 1457, 1462, 1463, 1466 и 1481 гг. См.: Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV-начала XVI в. М" 1952; Акты Русского государства 1505-1526 гг. М., 1975. В первой книге опубликовано 660, а во второй - 302 документа из архива Троицкого монастыря.
--------------------------------------------------
Победа Василия II над Дмитрием Шемякой ускорила процесс объединения русских земель. В княжение его сына Ивана III (1462-1505) удельные княжества одно за другим признают первенство Москвы и переходят в ее подчинение.
Московское княжество стало большим и сильным государством и не могло более терпеть унизительной зависимости от Золотой Орды. И когда в 1478 г. в Москву прибыли ханские послы с требованием очередной дани, великий князь Иван III на их глазах в присутствии бояр разорвал и даже растоптал ("потопта ногама") привезенные ему грамоты, а самих послов приказал казнить; только один из них был оставлен в живых и отпущен назад, чтобы смог поведать о том, что видел43. Это был явный вызов Золотой Орде.
И уже два года спустя - летом 1480 г. - опять мчится к взбунтовавшейся Москве лавина конников во главе с ханом Ахмадом. "Великая московская рать" встретила татарскую конницу на Оке, не допуская ее к удобным переправам. Ахмад двинулся по крутому берегу Оки до ее притока - реки Угры в 15 км от Калуги. Здесь, в устье Угры, и началась переправа. Четыре дня подряд гнал Ахмад-хан своих конников в воду, но не добился успеха. Тогда он объявил, что дождется ледостава и, когда "много дорог будет на Русь", жестоко расправится с русскими. Так и стояли два войска по берегам реки в ожидании морозов и предстоящей битвы. Напряжение с обеих сторон достигло крайних пределов: "едини других боящися"44.
В ближайшем окружении Ивана III нашлись люди, которые страшились сражения и настойчиво склоняли князя к переговорам. И тогда, подобно Сергию Радонежскому, славшему "ободряющие" грамоты на Куликово поле, епископ Ростовский Вассиан Рыло (бывший игумен Троицкого монастыря) от имени всего русского народа и православной церкви обратился к Ивану III со страстным призывом, получившим название "Послание на Угру". Он убеждает князя не слушать тех, кто "шепчуще в ухо твое льстивая словеса и сообщают ти не противитися супостатам, но отступити", кто хочет "твою честь в безчестие и твою славу в беславие проложити"; епископ горячо призывает Ивана III "оборонить" Русскую землю "от поганых", как это делали "прародители" князя, напоминая, "каково мужьство и храбьство показа за Доном" его прадед Дмитрий Донской45.
Послание Вассиана Рыло достигло своей цели, начавшиеся переговоры были прекращены. Когда река покрылась льдом, русские войска отошли к Боровску и стали готовиться к встрече с врагом. Но среди по-летнему одетых татар уже свирепствовали болезни, бескормица вызвала падеж коней, начался голод. Ахмад не мог рассчитывать на успех сражения и, чтобы сохранить свое войско, счел более разумным увести его назад в Орду. Беспорядочный отход вражеской конницы напоминал бегство; в низовьях Волги она стала легкой добычей сибирского хана Ивака. Так, ровно через сто лет после Куликовской битвы, сорокадневным "стоянием на Угре" закончилась последняя попытка Орды восстановить свою власть над Москвой.
Падение ордынского ига стало началом долгожданного периода самостоятельного развития русского народа - это очень точно и поэтично отметил безымянный автор XVI в.: "И тогда великая наша Русская земля освободися от ярма и покорения бусурманского, и начат обновлятися, яко от зимы на тихую весну прилагатися"46. Иван III стал именоваться государем всея Руси, а русское государство - Россией. Поскольку к тому времени Византию завоевал турецкий султан, а Иван III был женат на племяннице ее последнего императора, Москву стали рассматривать как преемницу древней Византии ("третьим Римом"); герб России украсил византийский двуглавый орел.
-----------------------------------
43 Казанская история // ПЛДР. Сер. XVI в. М., 19S5. С. 308.
44 Повесть о стоянии на Угре // ПЛДР. 2-я пол. XV в. М., 1982. С. 516.
45 Послание на Угру Вассиана Рыло // Там же. С. 52-1-528. Вассиан был игуменом Троице-Сергиева монастыря в 1455-1466гг.. затем архимандритом Спасского монастыря в Москве (1466), архиепископом Ростовским (1468) и духовником великого князя.
46 Казанская история //Там же. С. 310.
-----------------------------------------
ТРОИЦКИЙ МОНАСТЫРЬ-КРЕПОСТЬ В XVI в.
Если к началу княжения Ивана III (1462) территория Московского княжества составляла всего 430 тыс.кв.км, то сыну своему Василию III он оставил земли в пять раз больше. В княжение Василия III (1505- 1553) эта территория еще больше разрослась: был присоединен Псков, окончательно покорилась Рязань, возвращен более ста лет находившийся под властью Великого княжества Литовского Смоленск, присоединены области Перми Великой и др. После поражения войск Ахмад-хана Золотая Орда значительно ослабла, но по-прежнему не упускала случая поживиться грабежом русских земель. Ее отряды подошли даже к Москве со стороны Воробьевых гор ("до города недоходиша три версты"), но были отогнаны (1521).
Россия принимает меры к созданию единой системы обороны разросшегося государства: на юге и юго-востоке по новым границам на сотни верст устраивается "засеченная черта" из завалов, укреплений, засек и "сторожей"; по реке Оке проходит укрепленная "береговая черта"; на дальних подступах к столице возводятся каменные крепости в Туле, Коломне, Зарайске, Кашире; в самой Москве наиболее населенный Великий посад окружается
крепостной стеной (Китай-город). Превращается в крепость и Троице-Сергиев монастырь, расположенный на важной дороге из Москвы в северные области страны.
В 1530 г. у Василия III родился долгожданный наследник, будущий Иван IV. Счастливый родитель повез сына к Троице; здесь в главном соборе монастыря, где крестился сам Василий III, игумен Иоасаф совершил таинство крещения наследника престола, а отец благоговейно положил сына на раку Сергия. Вскоре Василий III неожиданно скончался, завещав престол трехлетнему сыну. За малолетнего царя правили опекуны: сперва его мать, властная Елена Глинская, а затем сменявшиеся группы соперничавших бояр-временщиков. Когда Ивану IV исполнилось семнадцать лет, его венчали на царство: митрополит Макарий в Успенском соборе Кремля возложил на него венец, золотую цепь и бармы Мономаха и провозгласил самодержавным царем.
После венчания на царство Иван IV по традиции выезжал на молебен в Троицкий монастырь. А через несколько недель последовала его свадьба с красавицей Анастасией Захарьиной, выбранной ему из большого числа невест. Событие это праздновал двор и вся Москва. Но, прервав пышные пиры, супруг повел молодую жену по снежной февральской дороге пешком в прославленную Сергееву обитель; они пробыли там целую неделю, ежедневно молясь у гроба преподобного.
КРЕПОСТНЫЕ СТЕНЫ 1540-х гг.
С 40-х годов XVI в. в Троицком монастыре полным ходом велось строительство каменной крепостной ограды. Для ее сооружения было привлечено население окрестных уездов; троицким властям было дано право "на монастырскую ограду и на иной монастырьской обиход на каменное дело на всякое, известный камень калоти и жечи, известь делати, и иной камень имати, какой им надобен", на чьих землях бы они его ни нашли, "безденежно... и без всякия зацепки"1.
Молодой царь дал монастырю три тысячи рублей2, а занятых на строительстве крестьян
освободил от податей и повинностей; позднее по просьбе игумена Серапиона он вменил в обязанность жителям Переславского, Дмитровского и Радонежского уездов поддерживать в исправности Троицкую крепость, освободив их от строения и починки других "городов"3.
Тихая Сергиева обитель превратилась в сильную крепость. Каменные стены с двенадцатью башнями общей протяженностью около полутора километров неправильным четырехугольником опоясали весь монастырь, закрепив его территорию в существующих доныне размерах. В окружавших его с трех сторон оврагах были устроены запруды, а с южной стороны выкопан еще и огромный пруд.

Крепостные стены Троицкого монастыря XVI в. дошли до нас в сильно измененном виде - сто лет спустя они были расширены и надстроены; исследования их конструкций и сведения монастырских описей дают возможность представить их первоначальный облик.
Крепостная стена имела тогда два боевых яруса. Первый ярус представлял собой открытую в сторону монастыря аркаду с низко посаженными орудийными бойницами по оси каждой из арок (так называемый подошвенный бой). Аркада поддерживала боевую площадку второго яруса, которая с напольной стороны ограничивалась парапетом с двумя рядами бойниц: навесными машикулями, служившими для поражения врага, подошедшего непосредственно к стенам, и узкими щелями стрельниц по верху стен; высота ограды составляла 5,5-6 м при толщине в 3,5 м4; кладка стен была выполнена из кирпича размером 8 х 16 х 32 см на сплошном фундаменте из булыжного камня глубиной до 2 м; верх фундамента выравнен одним-двумя рядами белого камня, а основание усилено часто забитыми дубовыми сваями высотой 1,5-1,8 м. (илл. 94).
Узлами обороны крепости были 12 башен; четыре из них располагались по углам, а остальные по пряслам стен; они также были надстроены в высоту, став основанием для существующих башен. Три угловые башни имели многогранную ("круглую") форму, а башня на юго-западном углу с выходом к реке (Водяные ворота) была прямоугольной.
ПИВНАЯ БАШНЯ
О мощи оборонительных сооружений Троицкой крепости XVI в. можно составить представление по Пивной башне на западной стороне монастыря5 (ил. 94).
Крепостная стена проходит здесь по крутому склону холма, и у его основания образовалось "мертвое" пространство, не поражаемое из подошвенного боя. С целью обеспечения прострела местности Пивная башня выдвинута вперед так, что ее внутренняя стена составила одну линию с лицевым фасадом ограды. И хотя верхний бой Пивной башни лишь немного превышал высоту крепостных стен, за счет уклона холма она получила гораздо большую высоту и имела не три, как все другие башни, а четыре яруса. Все этажи были перекрыты бревенчатыми накатами, а второй - каменным сводом, опиравшимся на центральный пилон. Пилон продолжался и выше свода, служа опорой для верхних перекрытий и конструкций шатра. За стенами крепости при Пивной башне располагался обширный хозяйственный двор, поэтому в ее напольной стене расположены широкие ворота и две калитки. Но через эти ворота нельзя было проехать в крепость - перепад земли у входа в башню и со стороны монастыря составлял более 10 м. В крепость можно было попасть, только поднявшись на бревенчатый накат второго яруса и пройдя далее по узкой каменной лестнице в толще восточной стены башни. Такая структура имела ряд преимуществ: из монастыря можно было легко спуститься на первый этаж и выйти за стены крепости, а противник, ворвавшийся в ворота башни, оказывался в каменном мешке и легко мог быть уничтожен защитниками сверху, с перекрытия первого яруса, которое, возможно, было не сплошным, а в виде обходной галереи по периметру стен. В случае захвата и этого яруса противник не мог продвигаться в верхние этажи башни, отделенные глухим каменным сводом, а узкая лестница в толще восточной стены, выводившая внутрь крепости, позволяла небольшими силами сдерживать прорвавшегося врага. Таким образом, несмотря на наличие широких ворот, Пивная башня не была проездной, а располагала лишь запасным, или тайным, выходом из крепости, предназначавшимся прежде всего для организации вылазок в период военных действий. Кубообразный объем башни, разнообразие форм и размеров бойниц, в шахматном порядке расположенных по стенам, а также легкие декоративные тяги из поясков и поребриков подчеркивали крепостную мощь сооружения.
К Пивной башне с севера примыкают погреба, или ледники, - сводчатые помещения с белокаменным пилоном посредине; они расположены ниже уровня земли и не уступают по площади самой башне. Кладка стен погребов перемежается рядами кирпича и белого камня, в своды вделаны мощные крючья и блоки для подъема грузов. Часть этих помещений заполнялась льдом и служила в качестве холодильных камер, где долгое время могли сохраняться огромные монастырские припасы6.
КРАСНАЯ БАШНЯ
Своеобразно выглядел главный вход в монастырь. Еще при деревянной ограде он был отмечен каменной церковью Сергия с воротами под ней (1512). При сооружении каменной крепостной стены последняя была несколько отнесена на восток, и Надвратная церковь оказалась внутри монастыря; против нее поставили боевую воротную башню, получившую название Красной. Так сложилось планировочное своеобразие главного входа в монастырь из двух расположенных друг за другом ворот: над одними находится боевая башня, оборонявшая вход, а над другими - церковь, осенявшая его.
Обращает на себя внимание хорошо продуманная организация системы огня у входных ворот башни. В двух мощных контрфорсах башни размещены боевые казематы: их амбразуры направлены вдоль крепостных стен, фронтально перед башней и в арку входа, непосредственно перед полотнищами дубовых ворот. Такая система бойниц давала возможность поражать врага как издалека, так и вблизи, когда он уже штурмовал вход. Если противник срывал ворота, его встречали вторые, расположенные с другой стороны башни, - враг оказывался в узком проезде, подвергаясь обстрелу из обоих казематов. Далее располагался хорошо простреливаемый замкнутый дворик, а затем еще один проезд под Надвратной церковью со своей системой затворов и бойниц. Вход в Троицкую крепость был своеобразной интерпретацией так называемых отводных стрельниц, но устроенных не перед воротной башней, как у многих европейских замков или у Московского Кремля, а сзади нее, со стороны монастыря. В отличие от других башен монастырской ограды Красная воротная башня была сложена из белого камня7.
------------------------------------------------
1 Акты Археографической экспедиции. СПб., 1836. Т. 1. С. 167.
2 Краткий летописец Свято-Троицкия Сергиевы лавры. (Содержит запись событий с 1513 по 1640 г.) / Изд. архимандритом Леонидом//А.В. Горский. Историческое описание... Ч. II. С. 177-182 (далее: Краткий летописец...).
3 Там же. Ч. 1. С. 7.
4 "Городу в стене толщина полторы сажени, а инде и в две сажени; а вышина городу у Красные башни до зубцов две сажени, исподгорья от прудов у Луковой башни (с южной стороны кре-пости. - В.Б.) по зубцы ж две сажени с полусаженью" (Оп.1641 г.). Высота стен указана здесь только "до зубцов", да высот самих зубцов около 1,5 м. Сравнение размеров по данным Оп.1641 г. с промерами в натуре позволяет установить абсолютную величин меры, которой пользовались ее составители - это "сажень без чети", равная 197 см (сажень - 216 см- минус "четь", или четверть, - 19 см).
5 В башне находились пивная и квасная палаты, производилось сычение меда; непосредственно к ней примыкали погреба и ледники. Поэтому и башня называлась Пивной или Погребной.
6 Погреба при Пивной башне освобождены от завалов и отреставрированы в 1962 г. Любопытное описание содержимого этих погребов в середине XVI в. оставил один из иностранных гостей монастыря: "Монахи свели меня в погреба и заставили попробовать различных напитков: вин, пива, меду и квасов различных цветов и способов выделки; в их погребах такое множество напитков, что, полагаю, немного и государей имеют больше или столько же; здешния посудины или бочки неизмеримой величины: некоторый имеют по три и более аршин в высоту в два и более аршина в диаметре на дне; каждая бочка содержит от шести до семи тонн; в погребах нет бочки собственного их изделия, которая содержала бы меньше тонны; в монастыре девять или десять подвалов, наполненных такими бочками; бочки эти редко сдвигаются с места: у них есть трубы, проходящая сквозь своды подвалов в различные места, по ним-то они и льют питья вниз, подставляя бочку под трубой для приема напитков; было бы очень трудно стаскивать бочки вниз по лестницам" (Известия англичан о России // ЧОИДР. 1884. Кн. IV. С. 23).
7 Балдин В. Красная башня Троице-Сергиева монастыря: (Исследование и проект реставрации) // СЗМ. I960. Вып. 3. С. 96-106.
-----------------------------------
Одновременно со строительством оборонительных сооружений произошла перепланировка зданий на территории монастыря: "Монастырь раздвигали и кельи разносили... а от старого места отнесли кельи до нового места 40 сажен, где нынеча стоят"8. К крепостным стенам отодвинули только северные и восточные кельи, а южные и западные остались на прежнем месте; ряд хозяйственных построек при этом вынесли за стены крепости. Северную часть монастыря отвели под "государевы кельи"- специальный дворец для царя, где он мог останавливаться во время своих частых приездов. Поскольку посещения Троицкого монастыря для царской фамилии стали обязательной традицией и нередко совершались пешком, то Иван Грозный распорядился в 1556 г. по всей дороге от Москвы до монастыря ставить специальные царские "путевые дворцы" - в селах Копылове (теперь Алексеевское), Тайнинском, Братовщине, Софрине и Воздвиженском; дворцы эти использовались по назначению до конца XVIII в.9
Кельи для монахов и царский дворец по-прежнему строились из дерева и только на западной стороне монастыря были поставлены каменные келарские палаты и больница. (Деревянные здания не сохранились, а каменные вошли затем в состав зданий XVII в.) Были сооружены также Никоновский придел у Троицкого собора (см. с. 38} и две церкви за стенами башни - Введенская и Пятницкая. Они являются важными звеньями в ансамбле монастыря в целом.
----------------------------------------
8 Краткий летописец... С.179.
9 Карамзин Н.М. Соч. СПб., 1848. Т. I; Снегирев ИМ. Путешествие из Москвы в Троице-Сергиеву лавру. М., 1858.
------------------------------------
ВВЕДЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ 1547 г.
Введенская и Пятницкая церкви (ил. 96-99) расположены у подножья холма ("на Подоле"), на месте деревянного храма Нижней Служней слободы. Их соорудили в один год в период строительства крепостных стен. Событие это отмечено летописью: "Лета 7055 (1547) поставлен храм каменный на подольном монастыре Введения пречистые Богородицы; а ставил его Иван Хабаров. Того же лета поставили церковь каменну во имя святые Парасковии, нареченные Пятницы..."10 Несмотря на тесное соседство (между ними всего 9 м) и одновременность постройки, обе церкви принципиально разнятся по своей архитектуре.
Введенская церковь сильно пострадала во время военных действий в начале XVII в.; она более десяти лет стояла "нестроена... верх разломан и стороны развалились". Глубокие следы боевых ран до сих пор можно видеть на ее южной стене и апсидах. Позднее церковь также подвергалась существенной перестройке: были разобраны два из четырех столбов, растесаны окна, устроен новый свод с глухой декоративной главой, четырехскатная кровля и каменная паперть по всей западной стороне храма11.
Исследования показывают, что первоначально храм представлял собой стройное сооружение, поднятое на высокий подклетный этаж с галереями и лестницами и увенчанное крупной главой (ил, 98-99). В ее архитектуре много общего с Духовской церковью - может быть, Иван Хабаров, видный боярин, которого Курбский называл искусным "в книжном разуме"12, субсидируя сооружение Введенской церкви, поставил "в образец" своим зодчим этот построенный псковичами более семидесяти лет назад монастырский храм. Так, Введенская церковь точно копирует образец по размерам и построению плана, фасады повторяют пропорции, характер декора и рисунок отдельных элементов Духовского храма. Совершенно одинаковы, например, сложные профили и размеры тонких лопаток, рисунок белокаменного отлива цоколя, своеобразные украшения алтарных апсид из накладных жгутов и гирлянд с резными "жучками".
Но храм Введения "на Подоле" имеет существенное отличие от Духовской церкви: он поставлен на высокий подклетный этаж, что придало принципиально новый характер композиции всего сооружения. Открытая галерея, или паперть, с несколькими лестничными "всходами" окружала первоначально церковь с трех сторон. Строителям церкви было чуждо бездушное копирование древнего образца, и они создали храм глубоко индивидуальный, сочетавший в себе архитектурные традиции XV и XVI вв.
-----------------------------------
10 Краткий летописец... С. 177.
11 Поручная запись крестьянина Гавриила Федорова на перестройку Введенской и ремонт Пятницкой церквей в 1740 г. СПМЗ.
12 Сочинения князя Курбского. СПб., 1914. Т. I. С. 298.
-------------------------------------------
ПЯТНИЦКАЯ ЦЕРКОВЬ
Расположенная рядом приходская Пятницкая церковь (ил. 96-97) не имеет подклета и в противоположность Введенской, поставленной монастырем, вытянута не вверх, а по горизонтали. Ее объем четко разделяется на несколько составных частей - алтарь, собственно церковь, квадратную трапезную и примыкающую к ней небольшую колокольню. Фасады четверика церкви членятся на три неравные части плоскими широкими лопатками, выше которых находятся килевидные полукружия закомар с широкими лентами профилей. Декоративный пояс, расположенных под капителями лопаток, более развит по сравнению с поясом Введенской церкви; цепочка нищ усилена здесь дополнительными лентами из поребриков и полочек, которые к тому же проходят поверх широких лопаток, не прерываясь ими. Церковь и примыкающая к ней трапезная перекрыты сомкнутыми сводами без промежуточных опор, что делает их очень простыми и вместительными.
Основным элементом декора фасадов служат богато развитые обрамления больших оконных проемов из полуколонок, перевязанных бусинами и увенчанных своеобразными стрельчатыми арками типа кокошников. Единственный вход в церковь расположен в западной стене трапезной, он оформлен перспективным порталом с тонкой геометрической резьбой; непосредственно над входом возвышается нарядная "колокольннца". Ее опорами служат с одной стороны стена трапезной, а с другой - два отдельно стоящих пилона, связанных между собой и со стеною циркульными арками. На этих арках основан восьмерик звона с каменным шатром, на четырех гранях которого расположены "слухи" (отверстия для лучшей резонации звука). Шатер венчает небольшая главка иа тонкой и высокой шее.
Существует мнение, что колокольня Пятницкой церкви является первым примером в московском зодчестве устройства отдельного, не связанного с храмом помещения для колоколов, имеющего форму башни13.
В архитектуре приходской Пятницкой церкви нет той величавой монументальности, которая свойственна соседнему Введенскому храму. Ее образ отмечен интимностью и уютом, характерным для посадских церквей, сооружаемых прихожанами слободы или улицы. Зодчие Пятницкой церкви, как и строители Введенского храма, смело отошли от установившихся канонов и вложили в свою постройку много новизны и творческой мысли. Они создали тот удачный образец небольшой бесстолпной посадской церкви со своей трапезной и "колокольницей", который получил затем широкое распространение по всей стране вплоть до XVIII в.
Стоящие рядом Введенская и Пятницкая церкви взаимно дополняют друг друга. Подчеркнуто контрастное соотношение объемов способствует выявлению монументального величия одного и уютной интимности другого здания. Вынесенные к подошве горы Маковец, на которой располагается монастырь, эти две церкви первыми встречают путников, прибывающих со стороны Москвы и как бы подготавливают их к последнему восприятию всего ансамбля зданий, сосредоточенных за крепостными стенами (ил. 95).
-----------------------------
13 Красовский М. Очерк истории московского периода древнерусского зодчества. М.. 1911. С. 176. Следует отметить, однако, что облик и декор колокольни несколько выпадают из архитектуры XVI в., и невольно возникает сомнение, не относится ли ее сооружение или капитальная перестройка к более позднему времени.
---------------------------
К середине XVI в. Золотая Орда распалась на отдельные феодальные ханства - Казанское, Астраханское, Крымское, Сибирское и Нагайскую орду; все они соперничали и даже враждовали между собой. Отряды татар часто совершали разбойничьи набеги и на русские земли; они старались избегать встреч с русскими дружинами, обходили города, но грабили и разоряли мелкие населенные пункты, тысячами угоняли "в полон" людей и продавали их на невольничьих рынках в мусульманские страны.
Дважды Василий III предпринимал походы против хорошо укрепленной Казани - в 1524 и 1530 гг., но безрезультатно. Иван Грозный стал готовить третий поход. В верховьях Волги заблаговременно срубили деревянную крепость, а затем разобрали и сплавили бревна по воде до реки Свияги. Меныце чем за четыре недели на высоком берегу против укрепленной Казани выросла новая крепость Свияжск. Руководил работами талантливый мастер Иван Выродков.
По установившейся со времен Дмитрия Донского традиции, прежде чем летом 1552 г. выступить с войском на Казань, Иван Грозный посетил Троицкий монастырь; он отстоял молебен, выслушал напутствия игумена. Сергий Радонежский и его монастырь считались покровителями русского воинства, поэтому в царском походном шатре была устроена церковь во имя Сергия; сюда слали иконы и церковную утварь непосредственно из Троицкого монастыря. Впечатление постоянного присутствия Сергия в войсках способствовало поддержанию высокого наступательного духа и уверенности в успехе.
Иван Грозный сосредоточил под Казанью более ста пятидесяти тысяч ратников, однако ожесточенные штурмы крепости не имели успеха. Только взрыв стен из двух подкопов дал возможность ворваться в город. Более четырех часов длилась ожесточенная битва на его улицах. Казанское ханство пало. В ознаменование трудной победы в Свияжске основали монастырь во имя Сергия Радонежского14.
Возвращаясь в Москву, Иван Грозный заехал в Троицкий монастырь. После обедни он "великие слова с челобитьем говорил", а затем, как свидетельствует летописец, "довольно игумена и з братьею напита ядением и питием и милостыню вда"'5 Пиршество было продолжено через несколько дней, когда царь снова приехал сюда с супругой крестить своего первенца, родившегося в дни штурма Казани; крещение состоялось в Троицком соборе. (Новорожденный был назван Дмитрием, он не прожил и года.)
В 1556г. под ударами русских войск пало Астраханское ханство; признала власть Москвы Нагайская орда, присоединилась Башкирия. На всем протяжении Волга стала русской рекой - открылся удобный торговый путь на Восток, в Сибирь и Среднюю Азию. Россия становится большим многонациональным государством.
Известие о взятии Астрахани нашло Ивана Грозного на богомолье в Троице-Сергиевом монастыре. Возможно в память об этом событии царь повелел покрыть золотом купол Троицкого собора ("верх золот рядити")16. Два года спустя здесь же, в Троице-Сергиевом монастыре, Иван Грозный благодарил Бога за успехи в Ливонской войне "вместе с воеводою своим князем Петром Шуйским и другими"17.
---------------------------------------
14 На Красной площади в Москве в память покорения Казани был сооружен собор Покрова на рву (Василий Блаженный- 1555- 1561 гг.}.
15 Казанская история. Памятники литературы древней Руси. Середина XVI века. М., 1985. С. 546.
16 ..."а у дела был царя и великого князя диак Федор Селенов с товарищи" (1556), который незадолго перед тем золотил купол Успенского собора в Кремле// ПСРЛ. Т. XIII. С. 273; Краткий летописец... С. 178.
17 Горский А.В. Историческое описание... Ч. 1. С. 89.
----------------------------------------
ПОСТРОЙКА УСПЕНСКОГО СОБОРА 1559-1585 гг.
Надо полагать, что в ознаменование блистательных побед русского воинства Иван Грозный и решил поставить в Сергиевом монастыре храм Святой Троицы на месте Никоновского придела. Известно, что он советовался об этом с игуменом и старцами монастыря, а также заручился согласием митрополита Макария18. Сам монастырь в это время представлял огромную строительную площадку: завершалось сооружение крепостных стен и башен, переносились на новое место кельи, ставились другие здания.
Можно предположить, что опытные зодчие, которым было поручено строительство, убедили царя не ставить большого храма рядом с Троицким собором, ссылаясь на опасения, что это может быть "неугодным преподобному Сергию". Очевидно, они же подсказали другое, более удобное место. Во всяком случае, царь отказался от принятого ранее решения, и новый храм был заложен на свободной площадке в центре монастыря. Подобная ситуация имела место при сооружении Покровского собора на Красной площади в Москве (1555), когда мастера, получив задание возвести в честь взятия Казани церковь с семью приделами вокруг главного шатрового храма, также сумели убедить царя добавить еще один (восьмой) придел, чтобы улучшить композицию всего сооружения.
Новый собор в Троицком монастыре получил название Успенского и был задуман как повторение главного храма Московского Кремля. Строился он на царские средства, и Иван Грозный со всем своим семейством присутствовал на торжестве его закладки в 1559 г.19, т.е. на следующий год после начала Ливонской войны. Но сооружение собора сильно затянулось: в самый разгар строительных работ произошел опустошительный пожар. Летописец подробно повествует, как 25 сентября 1564 г. "в ночи... после государьского приезду, как царь и великий князь поехал из монастыря, выгорел Троицкий Сергиев монастырь, трапезы и казны монастырские в палатах, и колоколы многие разлилися и поварни все, и гостии двор, и служни дворы; а келий погорели от Красных ворот верхний ряд по запруду, позади трапезы по келарскую, а загореся келия близко келарские казны. Погорели же всякие запасы, что на обиход монастырский; не осталося братьям ни на один день запасу снедново. Царь же и великий князь, слышав таковое Божие изволение, зело оскорбися: бе бо велик" веру имея к живоначальной Троице и к чюдотворцу Сергию; даде же им на кельи и на строение монастырское тысячу рублев и иная потребная в монастырь даде, повеле же строити монастырь потомуже, яко бе был преже"20.
Несмотря на широкую известность и почитание Троицкого монастыря, его настоятели по-прежнему оставались в сане игумена, в силу чего официальное положение обители не было высоким. Улучив удобный момент, келарь Андреян Аггилов "с братиею" специальным обращением дипломатично напомнили царю, что ему "свою царьскую обитель подобает прославити, понеже сиа твоа царьскаа обитель твоей царьской главе слава и венец и царьствию своему красота и слава от востоки до запад"21. Иван Грозный "почтил" игумена Троицкого монастыря архимандритом, предоставил ему первенство между другими монастырями, а также значительные отличия в богослужении ("да и шабку дал с полицею"). Управление монастыря стало состоять из архимандрита, келаря и казначея.
Отношение Ивана Грозного к Троицкому монастырю не было ровным. Он часто ездил туда на богомолье, нередко сам пел с монахами на церковных службах, делал богатые вклады иконами и дорогой утварью, украсил прекрасным окладом, венцами и цатами икону 'Троица" Андрея Рублева; только деньгами в разное время царь вложил в монастырь не менее 25 тыс. рублей. Вместе с тем Иван Грозный нередко проявлял заметную холодность к монастырю, постоянно подозревал его в несочувственном отношении к своим действим или в связях с неугодными ему лицами, часто менял настоятелей. В посланиях к церковному собору 1551 г. он обращал внимание, что во многих монастырях власти допускали большие злоупотребления в ведении хозяйства, нередко истощали "весь покой монастырский и богатство и всякое изобилие", пируя с гостями "и любимыми друзи". Это относилось также и к Троицкому монастырю, где "беспрестани гость бывал день и нощь". В обличительном послании в Кириллов монастырь царь прямо писал, что если "дотоле и у Троицы было крепко житие", то теперь там "благочестие иссякло, ино и монастырь оскудел"22. Для улучшения порядков в Троицком монастыре туда даже были вызваны несколько старцев из Соловецкого монастыря; одно время они занимали должности келаря и казначея.
Похоронив убитого сына в Архангельском соборе Московского Кремля, Иван Грозный приехал в Троицкий монастырь. Вкладная книга хранит запись о том, как в январе 1583 г. царь отстоял службу в Духовской церкви, а затем "призвал к себе" келаря и двух доверенных монахов "И учал государь царь рыдати и плакати, и молити... чтоб его сыну государю царевичу Иванну учинили вособ поминати по неделям от суботы до суботы в Никоне чюдотворце да в средней церкви (Духовской) ежедень понахиды пети над кутьею и на обеднях поминати вовеки и навеки, докуды обитель сия святая стоит и до окончания века"23. Чтоб хоть как-то успокоить свою совесть, царь передал 5 тыс. рублей "в вечный поминок" по убитому сыну.
Несмотря на трудности военного времени, монастырские власти спешили с завершением строительства Успенского собора. Но увидеть его отстроенным Ивану Грозному так и не пришлось- собор освятили только на следующий год после его смерти в присутствии нового царя - Феодора Иоанновича (1585). (Не успел Иван Грозный увидеть законченной также и серебряную раку для гроба Сергия с золотым окладом на надгробную икону, над изготовлением которых по его повелению почти тридцать лет трудились лучшие мастера-чеканщики. Рака была установлена на место в Троицком соборе уже не от его имени, а как вклад царя Федора и царицы Ирины "с молением о чадородии" - желанном рождении наследника престола.)
----------------------------------------
18 Голубинский Е.Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая лавра. М" 1909. С. 205.
19 Краткий летописец... С. 179.
20 Русская историческая библиотека. СПб., 1876. Т. III. С. 223.
21 Краткий летописец... С. 180. Челобитная 1561 г.
22 АИ. Т. 1.С. 382, 385.
----------------------------------------
АРХИТЕКТУРА УСПЕНСКОГО СОБОРА
Величественный Успенский собор (1559-1585) представляет в ансамбле монастыря великолепный образец зодчества XVI столетия (ил. 100-103). Он повторяет формы главного собора Московского Кремля, ставшего символом государственной власти. Если в свое время зодчему Аристотелю Фиораванти предписывалось "снимать меру" с Успенского собора во Владимире и строить храм в Кремле на полторы сажени больше в длину, ширину и высоту, то монастырские зодчие также увеличили размеры своего сооружения, но теперь уже против московского образца. Этот факт всячески подчеркивался монахами. Павел Алеппский тоже записал, что монастырский храм "выше, больше и длиннее собора столицы"24.
Облик Успенского собора полон величавой торжественности и отличается строгим лаконизмом своих форм. Мощный, почти кубический объем шестистолпного храма со слабо выступающими невысокими апсидами увенчан пятью тесно поставленными главами. Лопатки, разделяющие северную и южную стены на четыре, а западную на три доли, выступают из плоскости стены на 80 см и напоминают собой мощные контрфорсы. Характерным украшением огромных белых плоскостей стен, завершенных закомарами циркульной формы, служит аркатурно-колончатый пояс, столь характерный для владимиро-суздальского зодчества и вновь утвержденный в московской архитектуре кремлевским собором. Узкие окна, расположенные в два яруса, подчеркивают внушительную массивность храма. Монастырский храм сложен не из камня, а из кирпича; это определило более простой рисунок его деталей и массивность его конструкций. Так, если толщина стен московского собора 1,5 м, а диаметр его круглых столбов- 2м, то стены монастырского храма соответственно имеют толщину 2,25 м, а сечение прямоугольных пилонов 3 х 3 м.
Внутренний вид Успенского собора поражает своим простором и насыщенностью светом: шесть массивных опор несут высоко расположенные крестовые своды с глубокими световыми проемами барабанов. Во всем точно следуя кремлевскому образцу, монастырские зодчие, однако, не стали повторять его цилиндрических столбов, а вернулись к традиционным русским опорам- пилонам прямоугольного сечения.
---------------------------------
23 ВК. Л. 53 об. С 28, 29.
24 Павел Алеппский. Путешествие антяохийского патриарха...// ЧОИДР. 1898. Кн. 4. Вып. 4. С. 32.
----------------------------------
РОСПИСЬ УСПЕНСКОГО СОБОРА 1684 г.
Особую праздничность интерьеру придает роспись, покрывающая поверхность сводов, стен и пилонов (ил. 104-107). Система росписи подчинена строгому канону: в конхах пяти куполов собора помещены Господь Вседержитель в центральной главе, Иоанн Предтеча, Саваоф, Отрок Иисус Благословляющий и Знамение Богородицы - в малых главах; в простенках окон высоких барабанов стоят праотцы и пророки в рост. В верхней части южной и северной стен, под сводами арок, размещены многофигурные сцены; ниже стены членятся на пять горизонтальных поясов и по ним располагаются изображения на евангельские сюжеты, сцены из акафиста Успенью Божьей Матери, композиции семи Вселенских Соборов и пояс "полотенец". Особое развитие получила тематика праздников Успения (четыре композиции), явления Божьей Матери апостолам (две композиции) и молитва Богоматери перед Успением. Всю огромную плоскость западной стены занимает "Страшный суд" с явным акцентом изображений на "устрашение". На всех гранях четырех мощных пилонов располагаются изображения "благоверных князей" в рост - от Владимира Киевского до царевича Дмитрия - или по две фигуры "преподобных", среди которых почетное место отведено месточтимым святым.
По обе стороны от западного входа над "полотенцами" до 1866г. сохранялась исполненная вязью надпись, или "летопись". В ней сообщалось, что собор был расписан за сто летних дней - с 20 мая по 30 августа 1684г.- артелью ярославских "кормовых" и троицких "домовых" мастеров. Все "трудившиеся во святем храме сем" двадцать три ярославских мастера перечислялись поименно, а из троицких назывались только двое "с товарищи 10 человек, а всех мастеровых было 35 человек"25. (Теперь даже невозможно представить, как могла быть выполнена столь сложная и трудоемкая работа всего за один летний сезон!)
Роспись Успенского собора отличает необычайная цельность. Хотя многочисленные сюжеты разделены между собой киноварными разгранками, или опушками, их объединяет общий цвет фона и строго выдержанный единый колорит картин. Для каждой из картин характерны продуманность композиции и постановки фигур, изящество их движений и жестов, а также глубоко индивидуальная характеристика образов. Создается впечатление, будто все 35 .мастеров одинаково успешно владели высоким профессиональным мастерством живописца и работали как бы одной кистью.
Стенопись Успенского собора существенно отличается от буйного колорита и вольной трактовки сюжетных линий в росписях ярославских храмов, стоящих среди оживленных улиц торгового города. Работая в монастыре, те же мастера выполнили строго каноническую роспись монументального собора в спокойной сиренево-фиолетовой гамме, что обеспечило торжественно-праздничный облик всему интерьеру храма26.
---------------------------------------------------
25 Леонид, арх. Надписи Троице -Сергиевой лавры. СПб., 1Ш. С. 10. Первым на ярославских иконописцев в летописи назван Дмитрий Григорьев, известный также под фамилией Плеханов. Он участвовал в росписи Архангельского собора в Кремле, церкви села Коломенского, ростовского Успенского собора и др.
26 Белоброва О.А. К истории стенной живописи Успенского собора Троице-Сергиева монастыря//СЗМ. I960. Вып. 3. С. 65-84.
-----------------------------------------------------
ИКОНОСТАС УСПЕНСКОГО СОБОРА
Очень эффектно вписывается в интерьер храма великолепный иконостас, выполненный, очевидно, одновременно с росписью стен {ил. 107-110). Его пять ярусов (местный, праздничный, деисусный, пророческий и праотеческий) включают семьдесят шесть икон и увенчаты распятием. Все иконы как бы заключены в гигантский золотой футляр иконостаса, построенного по законам архитектурного ордера с горизонтальными членениями развитых антаблементов, поддержанных искусно резанными витыми колонками-столбцами с вьющимися по ним виноградными лозами.
Как и в кремлевском соборе, за иконостасом со стороны алтаря устроена трехъярусная расписная галерея, или хоры, где размешаются певчие в особо торжественные праздничные службы.

Иконы Успенского собора не подвергались реставрации, и истинный колорит их живописи еще скрыт под многими слоями поновлений и потемневшей от времени олифы. Местный ряд иконостаса сохраняет иконы XVI в., а все остальные принадлежат в основном концу XVII в., т.е. изготовлялись одновременно с росписью стен или сразу же после их создания. Среди них привлекают внимание поясные изображения евангелистов на царских вратах (ил. 271-272) и расположенная над ними икона 'Тайная вечеря" на доске восьмигранной формы, - это одно из последних произведений Симона Ушакова (ил. 268). (Подлинная икона хранится ныне в собрании музея, а здесь выставлена копия, сделанная в 1950 г.) Два бронзовых паникадила искусного литья и чеканки, висящие перед иконостасом, выполнены в XVII в. мастерами московской Оружейной палаты. Монументальная бронзовая решетка на солее установлена в 1880 г.; тогда же чугунный пол XVIII в. был заменен каменными плитами.
Успенский собор начал претерпевать изменения с середины XVIII в., когда все его купола получили луковичную форму, барабан центральной главы надложен по высоте, кровля перестроена на четыре ската; окна нижнего пояса увеличены в размерах и только два из них на северной стене сохранили прежний вид. К открытым прежде входам в собор севера и юга пристроили крытые паперти-крыльца, а сводчатую паперть с западной стороны заменили другой (1780) (ил. 101). В 1967 г. было восстановлено покрытие по сводам, что значительно приблизило облик храма к первоначальному виду.
На 41-м году жизни внезапно скончался болезненный царь Федор Иоаннович. По предложению патриарха Иова на престол был избран Борис Годунов (1598). Энергичный и опытный политик, он пользовался большим авторитетом еще при жизни Ивана Грозного, а в царствование Федора фактически управлял страной. Став царем, Борис Годунов повел борьбу с враждебным ему родовитым боярством - одних отправил в ссылку, других даже казнил, а главного претендента на престол, племянника первой жены Грозного - Федора Никитича Романова - постриг в монахи под именем Филарета. Меры эти еще более обострили отношения царя с боярами.
С именем Годунова связан ряд мероприятий по укреплению государства; он много сделал по развитию связей с Англией и странами Западной Европы, с народами Кавказа, Сибири. Использовав приезд в Москву константинопольского патриарха, считавшегося главой русской православной церкви, Годунов организовал посвящение им в патриаршее достоинство митрополита московского Иова (1589)27. Это способствовало повышению значения Москвы во всем православном мире28.
-------------------------------
27 ПСРЛ. Т. XIV. С. 55; Сказание о осаде Троице-Сергиева монастыря от поляков и Литвы и о бывших потом в России мятежах, сочиненное того же Троицкого монастыря келарем Авраамием Палицыным. 1955. С. 136; Скрынников Р.Г. Россия в начале XV11 века. Смута. М., 1988. С. 40.
28 В год 400-летия установления Патриаршества на Руси в Троице-Сергиевой лавре состоялся Архиерейский собор, он канонизировал первого патриарха Иова (1989).
--------------------------------
ВКЛАДЫ ЦАРЯ БОРИСА ГОДУНОВА
Упорная молва о причастности Бориса к смерти царевича Дмитрия в Угличе (1591) омрачала все его царствование. Пожалуй, ни один царь до него не посещал так часто Троицкий монастырь, не делал ему столь ценных и богатых вкладов. ("Велию веру стяжа к дому пресвятыя Троицы".) Особое внимание царь Борис уделял иконостасу Троицкого собора; на его средства были изготовлены двадцать одна икона праотцев с херувимами, которые образовали пятый (верхний) ярус иконостаса; самую почитаемую икону местного ряда - прославленную 'Троицу" кисти Рублева он украсил "златом и многоценным камением и драгим жемчюгом и всякою царскою утварию"29 (ил. 18). Для этого было изготовлено повторение иконы, и на нее перенесли венцы, оклад и цаты, вложенные Иваном Грозным, а на рублевскую икону надели новые искусно выполненные украшения по заказу Годунова. Для этой же иконы им был вложен серебряный подсвечник в виде цветущего дерева высотою в 1,5 м. В качестве вклада от Годунова был отлит также большой колокол и на монастырскую звонницу.
Торжественный выезд царя Бориса из Москвы с вкладами в Троицкий монастырь в 1600 г. подробно описал англичанин Вильям Парри. Шествие открывал отряд из пятисот всадников, за ними вели много коней в красивых уборах; затем шли монахи с иконами и свечами, патриарх и епископы в роскошных облачениях - все пели. Далее следовал сам царь за руку с царевичем и царица в окружении шестидесяти женщин; три роскошные царские кареты ехали впереди длинной вереницы карет придворных. Икону с драгоценным окладом и другие дары везли в "большом ящике" под охраной пятисот вооруженных людей. В конце шествия три тысячи пятьсот человек канатами тащили большой колокол. "И таким образом колокол и икона были доставлены в монастырь", - заключает описание очевидец30.
---------------------------
29 ВК. Л. 55. С. 29.
30 Парри Вильям. Проезд через Россию персидского посольства в 1599-1600 гг. // ЧОИДР. 1889. Кн. 4. разд. III. С. 1-10.
--------------------------
Окончание строительства Успенского собора (1585) стало этапным в формировании всего облика монастыря. К этому времени окончательно определилась его территория, большинство зданий стали каменными, крепостная стена с башнями превратила монастырь в сильную крепость. На стенах крепости размещалось много орудий, в специальных палатах хранились запасы пороха. Датский посланник Иаков Ульфельд, видевший монастырь в 1575 г., отзывался о нем с большим уважением: "Сей монастырь велик, с башнями и валом, и каменною стеною обнесен; во всей России самый знатнейший!"31 Другой иностранец - Исаак Масса называет его "большим, сильно укрепленным монастырем"32.
Каменная ограда с юга и запада проходила по склону холма и не закрывала, а лишь ограничивала внутреннее пространство монастыря, оставляя его хорошо видимым издалека, подобно тому как просматривается центр Московского Кремля с другого берега Москва-реки. Величественный объем Успенского собора завершил панораму монастырских сооружений, придавая ему сходство с Московским Кремлем. Размещение собора было хорошо продумано: своим западным фасадом он как бы восполнял утраченную сторону центральной площади монастыря после "разноса" келий, а чтобы огромный объем храма не подавлял небольшую площадь, по всей его стене располагалась низкая сводчатая паперть. Крепостные стены и башни сохраняли цвет кирпича; белокаменная воротная башня с надвратной церковью Сергия отмечали главный вход в монастырь.
Села и слободы уже сплошным кольцом окружали монастырь-крепость в некотором отдалении от его стен: свободная территория хорошо просматривалась и предохраняла монастырь от пожаров, так часто возникавших в русских селениях.
Среди подмонастырских поселений особенно быстро росло село Клементьево. В 1553 г. экспедиция английского мореплавателя Ченслера в поисках Северного пути в Индию случайно в бурю попала в Белое море и пристала к устью Северной Двины: так впервые была "открыта" Россия для Англии. Мореплаватель был приглашен в Москву, принят Иваном Грозным; это положило начало организации широкой торговли между обеими странами. Дорога из Москвы на архангельский порт стала основным путем торговых связей России со странами Западной Европы вплоть до основания Петербурга. Дорога эта проходила через село Клементьево; по ней постоянно шли и ехали "люди всякого чину", "государевы гонцы", вереницы подвод с различными товарами и припасами; село стало местом бойкой торговли, сюда перевели традиционную ярмарку из близлежащего города Радонежа. Обширную торговлю вел и сам монастырь, освобожденный от всяких пошлин; он имел собственные суда, которые ходили даже в Норвегию.
Популярность, а вместе с тем и богатство Троицкого монастыря росли и ширились. К концу XVI в. в его владениях было уже 2780 поселений, много угодий и промыслов по всей стране.
"Наибогатейший монастырь по всей стране" - так характеризовал Сергиев монастырь немец Генрих Штаден, состоявший в опричнине Грозного. Покинув Россию, он выступил с планом завоевания Московского государства с севера и настойчиво рекомендовал при продвижении к Москве грабить Троицкий монастырь, заняв его "отрядом в 1000 человек, наполовину пеших, наполовину конных"33. Однако дальнейшие события показали, сколь ошибочной была такая оценка Троицкой крепости.
---------------------------------
31 Путешествие в Московию датского посланника Иакова Ульфельда в 1575 г.//ЧОИДР. 1883. Кн. 2. С. 26.
32 Известие англичан о России во второй половине XVI вв. // ЧОИДР. 1884. Кн. 4. С. 23.
33 Штаден Генрих О Москве Ивана Грозного: Записки немца-опричника. М., 1925. С. 69.72.
--------------------------------




Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter