Роль проекта Дворца Советов в эволюции градостроительного ансамбля Москвы. Mark Gurari. The Palace of Soviets and its role in Moscow city planning evolution.

Архитектор:
Леонид Борзенков
Михаил Мамошин
Александр Некрасов
Александр Орлов
Ю.А. Пилецкий
Д. Прокофьев
Ирина Пронякина
Николай Шумаков
Петр Юшканцев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Мамошина
ГИП ЗАО Проектный институт «Гипрокоммундортранс»
ЛенНИИПроект
Метрогипротранс
ООО "Платформа"
Сенаб-Проект
ЦНИИ Промзданий
Главенство Кремля и Красной площади в градостроительном ансамбле Москвы стало ослабевать к концу ХIХ века. Объекты Кремля, Красной площади по-прежнему просматривались с речных долин и центральных улиц, но в городские панорамы вторглись новостройки, возводимые на повышенных отметках периферии, внутри Белого города также выросли многоэтажки. Новой доминантой стал храм Христа Спасителя высотой более 100 м, его крупномасштабный купол виднелся издалека. Дворец Советов, встающий на место храма, должен был усилить доминирование, насыщая сакральное пространство столицы новыми смыслами соответственно бердяевской формуле «Третий Рим – III Интернационал». В конкурсных проектах Дворца Советов Б.М. Иофана прочитывается поэтапное движение от распластанной группы зданий к компактному ярусному объему высотой 200 м. Затем назначенные Б.М. Иофану соавторы В.А. Щуко и В.Г. Гельфрейх поспешно водружают сверху памятник Ленину. Кресты над храмом, освящавшие московские просторы, сменились гигантской языческой статуей. По генплану 1935 г. этот продукт коллективного творчества, гибрид зала и монумента общей высотой более 400 м, становился абсолютной доминантой столицы. Объем Дворца Советов, напоминающий небоскребы Нью-Йорка, притом близок, конечно, без гиперболизации, как ни странно, архитектурной традиции русских башенных храмов.

Есть некоторая общность этих двух объектов, назначенных доминировать в историческом центре. В облике обоих закреплена уже намечавшаяся смена архитектурной стилистики, отразившая, по-своему, поворот направленности на тот момент государственно-идеологической политики. Возможно, излишняя декларативность этих преобразований в архитектурном решении в некоторой степени определила недостаточно высокий уровень архитектуры обоих зданий.

Возведение Дворца, прозванного «кафедральным собором Коминтерна», после войны не возобновилось, сам Коминтерн распустили еще в 1943 г. Однако в проекте «сталинских высоток» Дворец Советов сохранен как некий идеал. В реальной жизни утопический Дворец как бы разделился на семь высотных построек - коллективный монумент Победы в Великой Отечественной войне – но с меньшими габаритами, со ступенчатыми силуэтами и выразительными навершиями. «Семь сестер» закрепили ландшафтно-градостроительные узлы выросшей Москвы, три из них встали на кольце Земляного вала, акцентируя центральное расположение Кремля. В сочетании новейших конструктивных решений с историческими элементами фасадов своеобразно отражены общие проблемы поиска дальнейшего пути. Эта ре-эволюция завершилась восстановлением храма Христа Спасителя. Так само время возродило композиционное и духовное главенство исторического центра столицы, теперь поддержанное «сталинскими высотками».
 
Palace of Soviets and its role in Moscow city planning evolution.
The dominance of the Kremlin and Red Square in the urban ensemble of Moscow began to weaken towards the end of the ninenteenth century. Objects of the Kremlin and Red Square were still visible from the river valleys and central streets, but new buildings erected at elevated levels of the periphery invaded the city panoramas, and high-rise buildings also grew inside the White City. The new dominant was the Cathedral of Christ the Savior, more than 100 m high; its large-scale dome was visible from afar. The Palace of Soviets, replacing the temple, was supposed to strengthen the dominance, saturating the sacred space of the capital with new meanings in accordance with Berdyaev's formula of the ‘Third Rome – Third International’. In the competition projects of the palace made by B. Iofan, a gradual movement from a spread-out group of buildings to a compact tiered volume with a height of 200 m can be observed. Then, the co-authors V. Schuko and V. Gelfreich, appointed by B. Iofan, hastily erect a monument to Lenin on the top. The crosses over the temple, which consecrated the vastness of Moscow, were replaced with a giant pagan statue. According to the General Plan of 1935, that product of collective creativity, a hybrid of a hall and a monument with a total height of more than 400 m, would become the absolute dominant of the capital. The volume of the Palace of Soviets, a reminiscent of New York skyscrapers, was close, oddly enough, to the architectural tradition of Russian tower churches, of course, without its exaggeration.

There is some commonality between these two objects, designated to dominate in the historic centre. In the outlook of the both buildings, the already outlined change in architectural style was fixed, reflecting, in a certain way, a turn to the state-ideological policy of that time. Perhaps, the excessive declarative character of those transformations in the architectural solutions determined to some extent the insufficiently high level of architecture of the both buildings.

The construction of the Palace, nicknamed ‘the cathedral of the Comintern’, did not resume after the WWII, the Comintern itself was dismissed in 1943. However, in the project of the ‘Stalin's skyscrapers’ the Palace of Soviets was preserved as a certain paragon. In the real life, the Utopian Palace seemed to be divided into seven high-rise buildings – a collective monument to the Victory in the Great Patriotic War (WWII) – but in smaller scale, with stepped silhouettes and expressive tops. The ‘Seven Sisters’ secured the landscape and town-planning units of the grown Moscow, three of them stood on the ring of the Zemlyanoy Val, accentuating the central location of the Kremlin. In a combination of the latest design solutions with historical elements of the façades, the general problems of finding a further path are uniquely reflected. The re-evolution ended with the restoration of the Cathedral of Christ the Savior. This is how time itself revived the compositional and spiritual supremacy of the historical centre of the capital, now supported by the ‘Stalin’s skyscrapers’.
Архитектор:
Леонид Борзенков
Михаил Мамошин
Александр Некрасов
Александр Орлов
Ю.А. Пилецкий
Д. Прокофьев
Ирина Пронякина
Николай Шумаков
Петр Юшканцев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Мамошина
ГИП ЗАО Проектный институт «Гипрокоммундортранс»
ЛенНИИПроект
Метрогипротранс
ООО "Платформа"
Сенаб-Проект
ЦНИИ Промзданий

06 Сентября 2021

Похожие статьи
Технологии и материалы
Амфитеатры, уличное искусство и единение с природой
В сентябре 2023 года в Воронеже завершилось строительство крупнейшей в России школы вместимостью 2860 человек. Проект был возведен в знак дружбы между Россией и Республикой Беларусь и получил название «Содружество». Чем уникально новое учебное заведение, рассказали архитекторы проектного института «Гипрокоммундортранс» и специалист компании КНАУФ, поставлявшей на объект свои отделочные материалы.
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Сейчас на главной
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.