М. Н.  Гурари

Автор текста:
М. Н. Гурари

Роль проекта Дворца Советов в эволюции градостроительного ансамбля Москвы. Mark Gurari. The Palace of Soviets and its role in Moscow city planning evolution.

Архитектор:
Леонид Борзенков
Михаил Мамошин
Александр В. Некрасов
Александр Орлов
Ю.А. Пилецкий
Д. Прокофьев
Ирина Пронякина
Николай Шумаков
Петр Юшканцев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Мамошина
ГИП ЗАО Проектный институт «Гипрокоммундортранс»
ЛенНИИПроект
Метрогипротранс
ООО "Платформа"
Сенаб-Проект
ЦНИИ Промзданий
0 Главенство Кремля и Красной площади в градостроительном ансамбле Москвы стало ослабевать к концу ХIХ века. Объекты Кремля, Красной площади по-прежнему просматривались с речных долин и центральных улиц, но в городские панорамы вторглись новостройки, возводимые на повышенных отметках периферии, внутри Белого города также выросли многоэтажки. Новой доминантой стал храм Христа Спасителя высотой более 100 м, его крупномасштабный купол виднелся издалека. Дворец Советов, встающий на место храма, должен был усилить доминирование, насыщая сакральное пространство столицы новыми смыслами соответственно бердяевской формуле «Третий Рим – III Интернационал». В конкурсных проектах Дворца Советов Б.М. Иофана прочитывается поэтапное движение от распластанной группы зданий к компактному ярусному объему высотой 200 м. Затем назначенные Б.М. Иофану соавторы В.А. Щуко и В.Г. Гельфрейх поспешно водружают сверху памятник Ленину. Кресты над храмом, освящавшие московские просторы, сменились гигантской языческой статуей. По генплану 1935 г. этот продукт коллективного творчества, гибрид зала и монумента общей высотой более 400 м, становился абсолютной доминантой столицы. Объем Дворца Советов, напоминающий небоскребы Нью-Йорка, притом близок, конечно, без гиперболизации, как ни странно, архитектурной традиции русских башенных храмов.

Есть некоторая общность этих двух объектов, назначенных доминировать в историческом центре. В облике обоих закреплена уже намечавшаяся смена архитектурной стилистики, отразившая, по-своему, поворот направленности на тот момент государственно-идеологической политики. Возможно, излишняя декларативность этих преобразований в архитектурном решении в некоторой степени определила недостаточно высокий уровень архитектуры обоих зданий.

Возведение Дворца, прозванного «кафедральным собором Коминтерна», после войны не возобновилось, сам Коминтерн распустили еще в 1943 г. Однако в проекте «сталинских высоток» Дворец Советов сохранен как некий идеал. В реальной жизни утопический Дворец как бы разделился на семь высотных построек - коллективный монумент Победы в Великой Отечественной войне – но с меньшими габаритами, со ступенчатыми силуэтами и выразительными навершиями. «Семь сестер» закрепили ландшафтно-градостроительные узлы выросшей Москвы, три из них встали на кольце Земляного вала, акцентируя центральное расположение Кремля. В сочетании новейших конструктивных решений с историческими элементами фасадов своеобразно отражены общие проблемы поиска дальнейшего пути. Эта ре-эволюция завершилась восстановлением храма Христа Спасителя. Так само время возродило композиционное и духовное главенство исторического центра столицы, теперь поддержанное «сталинскими высотками».
 
Palace of Soviets and its role in Moscow city planning evolution.
The dominance of the Kremlin and Red Square in the urban ensemble of Moscow began to weaken towards the end of the ninenteenth century. Objects of the Kremlin and Red Square were still visible from the river valleys and central streets, but new buildings erected at elevated levels of the periphery invaded the city panoramas, and high-rise buildings also grew inside the White City. The new dominant was the Cathedral of Christ the Savior, more than 100 m high; its large-scale dome was visible from afar. The Palace of Soviets, replacing the temple, was supposed to strengthen the dominance, saturating the sacred space of the capital with new meanings in accordance with Berdyaev's formula of the ‘Third Rome – Third International’. In the competition projects of the palace made by B. Iofan, a gradual movement from a spread-out group of buildings to a compact tiered volume with a height of 200 m can be observed. Then, the co-authors V. Schuko and V. Gelfreich, appointed by B. Iofan, hastily erect a monument to Lenin on the top. The crosses over the temple, which consecrated the vastness of Moscow, were replaced with a giant pagan statue. According to the General Plan of 1935, that product of collective creativity, a hybrid of a hall and a monument with a total height of more than 400 m, would become the absolute dominant of the capital. The volume of the Palace of Soviets, a reminiscent of New York skyscrapers, was close, oddly enough, to the architectural tradition of Russian tower churches, of course, without its exaggeration.

There is some commonality between these two objects, designated to dominate in the historic centre. In the outlook of the both buildings, the already outlined change in architectural style was fixed, reflecting, in a certain way, a turn to the state-ideological policy of that time. Perhaps, the excessive declarative character of those transformations in the architectural solutions determined to some extent the insufficiently high level of architecture of the both buildings.

The construction of the Palace, nicknamed ‘the cathedral of the Comintern’, did not resume after the WWII, the Comintern itself was dismissed in 1943. However, in the project of the ‘Stalin's skyscrapers’ the Palace of Soviets was preserved as a certain paragon. In the real life, the Utopian Palace seemed to be divided into seven high-rise buildings – a collective monument to the Victory in the Great Patriotic War (WWII) – but in smaller scale, with stepped silhouettes and expressive tops. The ‘Seven Sisters’ secured the landscape and town-planning units of the grown Moscow, three of them stood on the ring of the Zemlyanoy Val, accentuating the central location of the Kremlin. In a combination of the latest design solutions with historical elements of the façades, the general problems of finding a further path are uniquely reflected. The re-evolution ended with the restoration of the Cathedral of Christ the Savior. This is how time itself revived the compositional and spiritual supremacy of the historical centre of the capital, now supported by the ‘Stalin’s skyscrapers’.
Архитектор:
Леонид Борзенков
Михаил Мамошин
Александр В. Некрасов
Александр Орлов
Ю.А. Пилецкий
Д. Прокофьев
Ирина Пронякина
Николай Шумаков
Петр Юшканцев
Мастерская:
Архитектурная мастерская Мамошина
ГИП ЗАО Проектный институт «Гипрокоммундортранс»
ЛенНИИПроект
Метрогипротранс
ООО "Платформа"
Сенаб-Проект
ЦНИИ Промзданий

06 Сентября 2021

М. Н.  Гурари

Автор текста:

М. Н. Гурари
Похожие статьи
Технологии и материалы
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Сохраняя историю Чистых прудов
Как сделать клубный дом комфортным, отвечающим требованиям дорогого современного жилья в центре города, сохранив максимум от подлинного здания 1915 года? Илья Уткин вместе с компанией Sminex решили этот ребус для Потаповского переулка, 5 – изучаем, как именно.
Яркий купаж
Винный бар в культурно-деловом кластере «Басманный двор», идеи для которого архитекторы позаимствовали у модернистской курортной архитектуры, добавив сочные цвета и винтажную мебель.
Звезды для Подмосковья
Выбрали 6 самых «звездных» и примечательных проектов Московской области из показанных на стенде «Зодчества» и рассматриваем их. Лидируют образовательные учреждения.
Спорт за окном
Скейт-площадка для линейного парка от XSA Ramps: профессиональный и любительский спорт, зрелищность и альтернативные сценарии досуга как часть благоустройства территорий жилых массивов.
Дом-гнездо
Шведский производитель спортивных электрокаров Polestar реализовал «концептуальную» модель домика на дереве, которая может сделать отдых на природе более экологичным.
Жизнь в лесу
Комплекс апартаментов в Рощино от бюро GAFA по своему устройству напоминает глэмпинг: жильцы наслаждаются нетронутой природой карельского перешейка, при этом располагают городскими удобствами и возможностями для общественной жизни.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.