Автор текста:
Л.К. Масиель-Санчес

Строительная артель Далматова монастыря и архитектура Сибири XVIII века

Тезисы доклада автора на одиннадцатой научной конференции Филевские чтения

Далматов монастырь — второй по значимости после Тобольского кремля архитектурный ансамбль, возведенный за Уралом в XVIII веке. На этой стройке, длившейся более полувека, сформировалась собственная строительная артель. Как и в случае других артелей в русских регионах XVII–XVIII веков, ее мастера трудились не только в самом монастыре, но также брали подряды в других местах. Уникально то, что ни одна другая артель не работала так много вне основной стройки. В докладе впервые анализируются все постройки, документально либо стилистически связанные с работами далматовских каменщиков.

Строительство Далматова Успенского монастыря на реке Исеть в Зауралье вписывается в предпринятые Петром I масштабные мероприятия по строительству крепостей в основных сибирских городах, особенно в ее западной части. Одновременно с ним строятся кремли в Верхотурье (1698–1712) и Тобольске (1698–1717), соборы и гражданские здания в Тюмени (1700–1708), Енисейске (1709–1712), Иркутске (1702–1713) и др. Двухэтажный собор Далматова монастыря был построен в 1707–1720 годах артелью, состоявшей преимущественно из соликамских каменщиков, под руководством приехавшего из Верхотурья ярославца Ивана Борисова Сороки, затем местного подмастерья Якова Гордеева Смирных. Архитектура собора уникальна. Во-первых, нижний храм четырехстолпный, последний подобного типа на Урале и в Сибири. Во-вторых, нижний храм двусветный, что необычно: скорее всего, в Далматове первоначально планировалось возвести одноэтажный храм, а затем решение поменялось в процессе строительства. В-третьих, трапезной на втором этаже до 1771 года не было: между верхней церковью и колокольней находились деревянная паперть и гульбище: подобная композиция могла быть позаимствована из московской церкви Успения на Покровке (1696–1699, не сохранилась). Наконец, крещатое венчание на люкарнах (как в соборе в Верхотурье) уникально тем, что поставлено непосредственно на четверик, а люкарны вписаны во фронтоны (этот мотив мог быть задан оформлением ворот верхотурского кремля, ок. 1699–1703). Грандиозный комплекс монастырских стен возводился в 1713–1763 годых и так и не был завершен. Одновременно с ним строилась Никольская церковь в подмонастырской слободе (1754–1763). При определенном влиянии построек тобольской школы, храм повторял основные формы монастырского собора, причем не только пространственные (старомодные круглые апсиды и др.), но и декоративные: обрамления окон бусинами и насечкой, массивные нарышкинские наличники с коринфскими колонками, «жучковыми» фризами (четверик) и завитковыми очельями (придел), полуколонки, увенчанные пальметтами и др. Удивительная приверженность местной иконографической традиции проявилась и в самой поздней местной постройке – церкви  Рождества Иоанна Предтечи в селе Широковском (1784–1793). Небольшой храм, будучи построен примерно на 70 лет позже собора, в упрощенном и уменьшенном виде повторяет его узнаваемые формы, в первую очередь крещатое пятиглавие на люкарнах, фланикрованных волютами, а также нарышкинский декор.

В 1730-е годы темпы строительства в Далматове замедляются, что связано, вероятно, с распространением русской власти на юг и постепенной утратой монастырем оборонительных функций. Именно в это время фиксируется первая работа далматовской артели вне родного монастыря — Троицкий собор Кондинского монастыря Оби (1731–1758), построенный артелью Иакинфа Денисова Стафиева (Стахиева). Этот неисследованный памятник в декоре весьма близок далматовским постройкам, но по своей композиции вовсе не повторяет Успенский собор: в нем использована стандартная композиция восьмерик на четверике, уже опробованная в ряде соборов Сибири начала XVIII века (Верхотурье, Тюмень, Енисейск, Иркутск).

Регионом, где в наибольшей степени проявилось влияние далматовской артели, был Енисей. В его центре, Енисейске, артель Иакинфа Стахиева построила монастырский собор Рождества Христова (1755–1758, не сохранился). Его четверик, завершенный полуглавиями с окнами-квадрифолиями, был перекрыт крутым восьмилотковым сводом (как в одновременных храмах Тобольска), а по углам четверика были установлены крошечные главки на крещатых бочках. Последний мотив уникален, но его идея была почерпнута из архитектуры Далматова монастыря: бочки использовались здесь широко,  например, над карнизом трапезной Успенского собора; «вписанные» во фронтоны постаменты глав собора также могут рассматриваться как своего рода крещатые бочки. По стилистическим признакам есть возможность определить участие далматовских мастеров также в соборе Спасо-Преображенского монастыря (1735–1745), где об их работе свидетельствуют формы декора и особенно великолепного западного портала.  К кругу далматовских сооружений на Енисее и работе мастеров Спасо-Преображенского собора  нужно причислить и Воскресенский собор в Красноярске (1759–1773, не сохранился).
Наиболее дальним в географическом отношении памятником, который можно связать с работой далматовской артели, является Одигитриевский собор в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ, 1741–1785). Здесь повторена уникальная композиция завершения собора Рождества Христова в Енисейске, а также отдельные формы далматовского декора. 

Итак, мастера артели Далматова монастыря в 1710–1760-е годы соорудили целый ряд храмов в Зауралье, Западной, Центральной и Восточной Сибири. В родном Далматове, помимо грандиозного монастырского комплекса, они построили церковь в слободе, во многом повторившую формы собора. О влиянии его иконографии и стиля говорит их копирование в архитектуре небольшой церкви в Широковском. Построенный ими Кондинский монастырь не оказал никакого влияния на дальнейшую архитектуру, поскольку находился слишком далеко от центра дальнейшего строительства. Столь же изолированный поначалу собор в Верхнеудинске оказался актуальным для возникшей в дальнейшем строительной традиции. Единственным местом, где постройки далматовской артели стали неотъемлемой частью местной нарышкинской традиции, стал Енисейск. Некоторые их формы были унаследованы местной традицией барокко, ориентировавшейся преимущественно на Тобольск.

Далматов монастырь
Троицкий собор Кондинского монастыря Оби

12 Февраля 2013

Автор текста:

Л.К. Масиель-Санчес
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.