Ж.М. Вержбицкий

Автор текста:
Ж.М. Вержбицкий

Глава 2. Архитектура как ценность

Произведения архитектуры в любой форме - это предметно воплощенные идеи их авторов, отражающие ценностные смыслы, которыми они руководствуются в творчестве и повседневной жизни.

Прежде чем анализировать роль ценностных принципов в архитектурной культуре, необходимо рассмотреть понятие ценности в многообразии форм его функционирования.

Известно, что существует языковая двойственность слова «ценность». С одной стороны, ценность понимается как атрибут чего-то и без уточнения объекта слово лишается смысла, а с другой - это объект (или вещь) как нечто ценное само по себе, иными словами, объекты имеют ценность или они являются ценностями. Это положение значимо для анализа различий между архитектурой и строительным искусством. Будучи фактом воплощения личностных идеалов, архитектурное произведение является художественной ценностью, тогда как объект строительно-дизайнерского производства приобретает ценность (в смысле цены) лишь в процессе строительства. Если вещь обретает ценность в процессе производства, то в определенных условиях она может это качество потерять. В капитальном строительстве данный факт объясняет, почему часто в очень короткий срок происходит так называемое моральное старение объекта.

В немецком и английском языках понятие «ценность» и «стоимость» («цена») выражаются одним словом "value"». Поэтому на философс-ко-психологическое понимание «ценности» часто переносятся смысловые нюансы словоупотребления, присущие понятию «стоимости» [72].

Качественно архитектура объекта не определяется непосредственно его стоимостью и тем более с нею не отождествляется. Она характеризуется результатами вещественного воплощения ценностных идеалов творца. Поэтому, утрачивая первичное функциональное назначение, произведение архитектуры не теряет ценностного значения как символа культуры и традиции. В этом, в частности, заключается гуманизирующая роль архитектуры в строительстве.

Петер Беренс сказал: «Архитектура служит двум идеалам: практицизму и красоте». Это означает, что архитектуру, в первую очередь, связывают с проблемой решения утилитарно-функциональных задач, а ценностно-символическое значение архитектуры отодвигают на второй план. В таком смысле архитектура не имеет самостоятельного культурно-ценностного значения, а служит выражением потребностей и интересов, способствуя лишь процессу их функционирования. То есть, архитектура обретает чисто прикладное значение и сугубо временной характер. Однако история развития художественной культуры ни в коей мере не подтверждает этого, а демонстрирует тот факт, что произведение искусства архитектуры, лишаясь первоначального функционального назначения, не утрачивают своего культурно-ценностного смысла.

Рассмотрение архитектуры с позиций ценностных категорий ставит проблему соотношения и взаимодействия индивидуального и надындивидуального. Произведения зодчества, в отличие от предметно воплощенных творений в других видах искусств, объективируются в социальной среде.

Поэтому в архитектуре понимание ценности как сугубо индивидуальной реальности, значимой только для творящего ее субъекта, не отражает общественной сущности этого искусства. Ценность в архитектурной культуре является надындивидуальной реальностью. Творческая мотивация, интерес и субъективная ценность являются вторичными по отношению к объективной надындивидуальной ценности, так как «эмпирическое Я находит себя уже включенным в надындивидуальные духовные ценностные образования, которые в своем существовании отделены от переживающего Я» [72].

Специфика произведений архитектуры состоит в том, что материальное (функционально-техническое) и духовное нераздельно слито в них, составляя целостность, которая обладает качествами, не свойственными каждой части в отдельности.

Надындивидуальные ценности, которые находят воплощение в архитектуре, подчиняются закономерностям, отличным от законов бытия материального мира. Они базируются на универсальном оценочном характере и исходящем от него императиве долженствования, не укладывающемся в естественно-природный детерминизм материального мира.

Социальные ценности, лежащие в основе произведений архитектурной культуры, порождены жизнедеятельностью конкретного социума и отражают его основные черты в снятом виде.

Социальные ценности трансцендентны индивидуальному сознанию и деятельности и, безусловно, первичны по отношению к индивидуально-психологическим ценностям.

Многообразие форм произведений архитектурной культуры объясняется неоднородностью социальной структуры общества, что приводит к сосуществованию в любой исторический период времени различных, порой противоречивых, ценностей, а значит, и произведений искусства архитектуры, ими детерминированных.

При рассмотрении объектов архитектуры как воплощенных художественных ценностей существенной проблемой выступает их значимость с точки зрения дуалистической оппозиции «эталон - идеал». Социальная роль архитектуры провоцирует зодчих на выбор нормативных (стандартных) решений, противостоящих широкому спектру ценностных идеалов. Если исходить из определения архитектора как «личности, устанавливающей цель», то целеполагание человеческой деятельности в условиях создания второй природы является содержанием его творчества. Однако осознание ответственности свойственно не всем зодчим. Многие из них в своем творчестве предпочитают нормативную систему эталонов, несмотря на то, что она жестко определяет все параметры и условия будущей среды обитания, в отличие от свободы выбора с позиции ценностных категорий.

Архитектор как личность является одновременно членом многочисленных социальных общностей разного уровня (член семьи, трудового подразделения, возрастно-половой группы, нации, религиозной конфессии и т.п.). Ценностные установки этих групп не совпадают, и архитектору необходимо выработать свои индивидуальные целевые установки, которые бы позволили ему создавать целостные композиции с учетом общественных идеалов. Результаты его творческой деятельности, будучи предметно воплощенными ценностями в форме объектов искусства архитектуры, выражают личностные идеалы зодчего. Именно личностные ценности являются побудительной основой создания произведений архитектуры как предметно воплощенных ценностей, значимых для общества. Таковыми они могут стать только в том случае, если будет погашен конфликт между индивидуальными и надындивидуальными ценностями. Иначе функционирование осуществленного строительством объекта будет неполноценным. В отличие от науки и техники, где ценно то, что может быть повторено другими, художественная ценность имеет значимость лишь в качестве единственной, неповторимой [72].

Вернуться к первой главе

Продолжение

 

Алькасар. Сеговия, Испания. Замок динамично «вырастает» из скалистого основания, создавая композиционную целостность, символизирующую неприступность и защиту. Архитектура сооружения не только не разрушает лендшафт, но и придет не свойственную ему выразительность.

22 Октября 2008

Ж.М. Вержбицкий

Автор текста:

Ж.М. Вержбицкий
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.