Трансформация офисного пространства: держим руку на пульсе

Интервью с Дмитрием Черепковым, президентом компании Nayada – лидера российского рынка по производству офисных перегородок и дверей.

16 Сентября 2013
Строительство Партнерский материал
mainImg
Компaния:
NAYADA
Сайт:
http://nayada.ru/
Контакты:
121059, г. Москва, Бережковская набережная, д.6.
Архи.ру:
– Расскажите немного об истории компании. Как и когда было организовано первое производство?

Дмитрий Черепков:
– Мы начинали с торговли, занимались поставками материалов для отделки и ремонта. Первое собственное производство, которое запустили в 1996 году, было связано с системами вентиляции и водоотвода. Но нам хотелось создать продукт и развивать его имя, руководствуясь эстетически более привлекательными идеями. И вот интерес со стороны одного клиента направил нас в сторону систем перегородок. Мы вдохновились продуктом, и спустя примерно год вышла в свет первая производственная серия.

– Насколько идея была новой для своего времени?

– Будет нечестным сказать, что мы сами все придумали. Мы смотрели, что происходит в мире. На тот момент в Европе выделялись два сегмента рынка офисных перегородок. Один, назовем его «северным», представлял собой производство монументальных конструкций с высокой несущей способностью, их возводят в процессе стройки. Такие продукты выпускаются в Англии, Германии, Франции.

В Италии и Испании – это «южный» сегмент – существовали, скажем так, более интерьерные и декоративные по сути решения. Сравнив и исследовав оба, мы склонились в сторону первого подхода в производстве конструкций, не упуская при этом возможности создавать еще и внешне привлекательные продукты для зонирования. Поэтому результат выбора нашей концепции  – где-то посередине.

– Насколько выбранное сбалансированное решение помогло вашей компании стать лидером в России?

– Лидер – понятие комплексное и включает в себя очень многое: кто-то использует в качестве критериев оценки оборот продукции, кто-то гордится тем, что применяет инновации. В России у нас, действительно, самая большая доля рынка, мы реализуем свыше 4 тыс проектов в год, большинство из которых строится совместно с архитекторами. Ассортимент компании включает множество продуктов: стационарные, раздвижные, мобильные, противопожарные  перегородки, стойки ресепшн, двери, мебель. Что касается отделки, это, среди прочего, двери и панели из кожи, шкуры, камня, шпона ценных пород древесины; выпускаем перегородки с «интеллектуальным» затемнением стекла. Наш целевой сегмент - средневысокий, при этом, на крупных проектах мы вполне можем себе позволить укладываться в минимальные бюджеты. 

Сегодня мы пытаемся трезво оценить последствия процессов, происходящих в европейской экономике. Например, в Италии сложилась очень непростая ситуация, отчего и мы переориентировали  производство в Вероне на аутсорсинговый вариант.

Зато недавно мы открыли подразделения в Красноярске и Иркутске. 18 офисов по всей России, внушительные объемы заказов из разных областей страны – это существенный показатель развития не только нашего бизнеса, но и роста потребительского спроса в России и укрепления экономик регионов.
zooming
Дмитрий Черепков, президент компании Nayada. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Фото предоставлено компанией Nayada
Удовлетворять потребности заказчиков нам удается за счет  того, что максимально стараемся контролировать все производственные процессы. Когда-то мы пытались искать хороших партнеров и поставщиков, но в итоге открывали собственные производства, делали их потом самостоятельными бизнес-единицами: кроме производства перегородок и дверей, фурнитуры, работают фабрика по обработке стекла и комплекс по порошковой окраске металлоизделий, производство мебели по индивидуальным проектам.    

– К слову, о производстве мебели. Как Вы пришли к его открытию? Каким образом происходит взаимодействие с архитекторами и дизайнерами, и что дает компании такое партнерство?

– В Европе до 2008 года сформировалась тенденция комплексного подхода к реализации заказов. Компании в нашем сегменте стали создавать  офисное пространство в целом, а не  просто  комплектовать его мебелью. В то время мы понимали, что имеем технологическую базу – высокопроизводительные немецкие и итальянские станки – с помощью которой можем производить предметы меблировки. Поэтому следующий шаг был для нас экономически не сложным. Бренд Lepota, наше собственное мебельное производство, возникли во многом благодаря еще и успешному сотрудничеству с ведущими архитекторами, которые разрабатывают для нас дизайн предметов.
zooming
Проект «12 архитекторов. Кабинеты». Авторы - бюро Speech (архитекторы Сергей Чобан, Сергей Кузнецов). Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Проект «12 архитекторов. Кабинеты". Автор – Тотан Кузембаев. Фото предоставлено компанией Nayada

Проект «12 архитекторов. Кабинеты», который за полтора года завоевал, в числе прочего, признание зарубежных специалистов, тоже сложился на базе тесного взаимодействия с мэтрами дизайна и архитектуры. Нашей совместной целью стало стремление поддержать престиж российского производителя и настроить заказчиков на новый уровень осознания качества российского продукта, чтобы, выбирая для себя, к примеру, рабочий кабинет, клиент думал не столько о раскрученных западных брендах, сколько о самом продукте.

Однако мы понимаем, что в массе для потребителя это вопрос времени: надо показать, рассказать, дать возможность «переварить» информацию и привыкнуть к ней, и где-то через пару лет мы можем получить стабильный спрос на решения, подобные рабочей станции «Острова» Арсения Леоновича.
zooming
Рабочая станция «Острова». Автор - Арсений Леонович – призер конкурса «АрхиВызов 2012» в номинации «Мебель для коворкинга». Фото предоставлено компанией Nayada

– Какие проекты последнего времени Вы бы назвали самыми значимыми?


– Интерьеры бизнес-школы «Сколково», спа-клуба в Жуковке, компании Google, «Яндекс». Сейчас мы ведем проекты совместно с сетью отелей Azimut, идут три проекта в Сочи.

– Вы создаете комфортные решения для работы людей. А как устроен офис вашей комании?

– Наш офис сам по себе определяет наши приоритеты: в нем создано множество функциональных зон, обустройство максимально приближено к современным требованиям для того, чтобы располагать к продуктивной работе и одновременно давать возможность неформально, свободно общаться, регенерировать идеи, обсуждать варианты развития. В этом смысле мы приняли философскую корпоративную модель, которая широко распространена в Японии (в частности, в компании Toyota).

«Кайзден» в бизнесе – это концепция менеджмента, основанная на постоянном совершенствовании процесса. Что, в общем, не возможно без изменения отношения к работе всех членов компании, от руководителя до простого рабочего, посредством определенной программы взаимодействия сотрудников. К слову, для этого и в офисе компании, и на производстве созданы специальные переговорные зоны, где регулярно отрабатывается такая практика «непрерывного совершенствования». Благодаря ей мы на 20% сократили по времени нормативы по производству дверей и, как следствие, нам удалось снизить цены на определенную продукцию. Позиция «быть неудовлетворенным и удовлетворенным одновременно» в разы повышает эффективность труда.

– Каковы Ваши планы в ближайшей перспективе?

– Мы хотим присмотреться к тому, что происходит с международным рынком и сделать для себя верные выводы, которые определят наше присутствие за рубежом. Хотим активнее работать над эффективностью, внедрять инновационные технологичные решения и продолжать расширять ассортимент  для наших клиентов. Мы хотим, чтобы наша мебель стала центром организации пространства: не просто полезной, а формирующей еще и настроение, улучшающей рабочие процессы и располагающей к коммуникации. Работать надо с комфортом и с вдохновением.
 
zooming
Интерьер университета Сбербанка России в Одинцово. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Шоу-рум Bentley. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Стенд Nayada с проектом «12 архитекторов. Кабинеты» на выставке I Saloni 2013 в Милане. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Офис компании Calzedonia. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Офис компании S.T.I. Dent. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Петербургский офис «В Контакте». Фото предоставлено компанией Nayada


Поставщики, технологии

NAYADA

16 Сентября 2013

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Бриллиантовая прозрачность
Уникальная и единственная в мире подвесная переговорная «Диамант» в штаб-квартире Сбербанка с ультра-прозрачными гранями Crystalvision от AGC.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.