Трансформация офисного пространства: держим руку на пульсе

Интервью с Дмитрием Черепковым, президентом компании Nayada – лидера российского рынка по производству офисных перегородок и дверей.

16 Сентября 2013
Строительство Партнерский материал
mainImg

Компaния:

NAYADA

Сайт:

http://nayada.ru/

Контакты:

121059, г. Москва, Бережковская набережная, д.6.
Архи.ру:
– Расскажите немного об истории компании. Как и когда было организовано первое производство?

Дмитрий Черепков:
– Мы начинали с торговли, занимались поставками материалов для отделки и ремонта. Первое собственное производство, которое запустили в 1996 году, было связано с системами вентиляции и водоотвода. Но нам хотелось создать продукт и развивать его имя, руководствуясь эстетически более привлекательными идеями. И вот интерес со стороны одного клиента направил нас в сторону систем перегородок. Мы вдохновились продуктом, и спустя примерно год вышла в свет первая производственная серия.

– Насколько идея была новой для своего времени?

– Будет нечестным сказать, что мы сами все придумали. Мы смотрели, что происходит в мире. На тот момент в Европе выделялись два сегмента рынка офисных перегородок. Один, назовем его «северным», представлял собой производство монументальных конструкций с высокой несущей способностью, их возводят в процессе стройки. Такие продукты выпускаются в Англии, Германии, Франции.

В Италии и Испании – это «южный» сегмент – существовали, скажем так, более интерьерные и декоративные по сути решения. Сравнив и исследовав оба, мы склонились в сторону первого подхода в производстве конструкций, не упуская при этом возможности создавать еще и внешне привлекательные продукты для зонирования. Поэтому результат выбора нашей концепции  – где-то посередине.

– Насколько выбранное сбалансированное решение помогло вашей компании стать лидером в России?

– Лидер – понятие комплексное и включает в себя очень многое: кто-то использует в качестве критериев оценки оборот продукции, кто-то гордится тем, что применяет инновации. В России у нас, действительно, самая большая доля рынка, мы реализуем свыше 4 тыс проектов в год, большинство из которых строится совместно с архитекторами. Ассортимент компании включает множество продуктов: стационарные, раздвижные, мобильные, противопожарные  перегородки, стойки ресепшн, двери, мебель. Что касается отделки, это, среди прочего, двери и панели из кожи, шкуры, камня, шпона ценных пород древесины; выпускаем перегородки с «интеллектуальным» затемнением стекла. Наш целевой сегмент - средневысокий, при этом, на крупных проектах мы вполне можем себе позволить укладываться в минимальные бюджеты. 

Сегодня мы пытаемся трезво оценить последствия процессов, происходящих в европейской экономике. Например, в Италии сложилась очень непростая ситуация, отчего и мы переориентировали  производство в Вероне на аутсорсинговый вариант.

Зато недавно мы открыли подразделения в Красноярске и Иркутске. 18 офисов по всей России, внушительные объемы заказов из разных областей страны – это существенный показатель развития не только нашего бизнеса, но и роста потребительского спроса в России и укрепления экономик регионов.
zooming
Дмитрий Черепков, президент компании Nayada. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Фото предоставлено компанией Nayada
Удовлетворять потребности заказчиков нам удается за счет  того, что максимально стараемся контролировать все производственные процессы. Когда-то мы пытались искать хороших партнеров и поставщиков, но в итоге открывали собственные производства, делали их потом самостоятельными бизнес-единицами: кроме производства перегородок и дверей, фурнитуры, работают фабрика по обработке стекла и комплекс по порошковой окраске металлоизделий, производство мебели по индивидуальным проектам.    

– К слову, о производстве мебели. Как Вы пришли к его открытию? Каким образом происходит взаимодействие с архитекторами и дизайнерами, и что дает компании такое партнерство?

– В Европе до 2008 года сформировалась тенденция комплексного подхода к реализации заказов. Компании в нашем сегменте стали создавать  офисное пространство в целом, а не  просто  комплектовать его мебелью. В то время мы понимали, что имеем технологическую базу – высокопроизводительные немецкие и итальянские станки – с помощью которой можем производить предметы меблировки. Поэтому следующий шаг был для нас экономически не сложным. Бренд Lepota, наше собственное мебельное производство, возникли во многом благодаря еще и успешному сотрудничеству с ведущими архитекторами, которые разрабатывают для нас дизайн предметов.
zooming
Проект «12 архитекторов. Кабинеты». Авторы - бюро Speech (архитекторы Сергей Чобан, Сергей Кузнецов). Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Проект «12 архитекторов. Кабинеты". Автор – Тотан Кузембаев. Фото предоставлено компанией Nayada

Проект «12 архитекторов. Кабинеты», который за полтора года завоевал, в числе прочего, признание зарубежных специалистов, тоже сложился на базе тесного взаимодействия с мэтрами дизайна и архитектуры. Нашей совместной целью стало стремление поддержать престиж российского производителя и настроить заказчиков на новый уровень осознания качества российского продукта, чтобы, выбирая для себя, к примеру, рабочий кабинет, клиент думал не столько о раскрученных западных брендах, сколько о самом продукте.

Однако мы понимаем, что в массе для потребителя это вопрос времени: надо показать, рассказать, дать возможность «переварить» информацию и привыкнуть к ней, и где-то через пару лет мы можем получить стабильный спрос на решения, подобные рабочей станции «Острова» Арсения Леоновича.
zooming
Рабочая станция «Острова». Автор - Арсений Леонович – призер конкурса «АрхиВызов 2012» в номинации «Мебель для коворкинга». Фото предоставлено компанией Nayada

– Какие проекты последнего времени Вы бы назвали самыми значимыми?


– Интерьеры бизнес-школы «Сколково», спа-клуба в Жуковке, компании Google, «Яндекс». Сейчас мы ведем проекты совместно с сетью отелей Azimut, идут три проекта в Сочи.

– Вы создаете комфортные решения для работы людей. А как устроен офис вашей комании?

– Наш офис сам по себе определяет наши приоритеты: в нем создано множество функциональных зон, обустройство максимально приближено к современным требованиям для того, чтобы располагать к продуктивной работе и одновременно давать возможность неформально, свободно общаться, регенерировать идеи, обсуждать варианты развития. В этом смысле мы приняли философскую корпоративную модель, которая широко распространена в Японии (в частности, в компании Toyota).

«Кайзден» в бизнесе – это концепция менеджмента, основанная на постоянном совершенствовании процесса. Что, в общем, не возможно без изменения отношения к работе всех членов компании, от руководителя до простого рабочего, посредством определенной программы взаимодействия сотрудников. К слову, для этого и в офисе компании, и на производстве созданы специальные переговорные зоны, где регулярно отрабатывается такая практика «непрерывного совершенствования». Благодаря ей мы на 20% сократили по времени нормативы по производству дверей и, как следствие, нам удалось снизить цены на определенную продукцию. Позиция «быть неудовлетворенным и удовлетворенным одновременно» в разы повышает эффективность труда.

– Каковы Ваши планы в ближайшей перспективе?

– Мы хотим присмотреться к тому, что происходит с международным рынком и сделать для себя верные выводы, которые определят наше присутствие за рубежом. Хотим активнее работать над эффективностью, внедрять инновационные технологичные решения и продолжать расширять ассортимент  для наших клиентов. Мы хотим, чтобы наша мебель стала центром организации пространства: не просто полезной, а формирующей еще и настроение, улучшающей рабочие процессы и располагающей к коммуникации. Работать надо с комфортом и с вдохновением.
 
zooming
Интерьер университета Сбербанка России в Одинцово. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Шоу-рум Bentley. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Стенд Nayada с проектом «12 архитекторов. Кабинеты» на выставке I Saloni 2013 в Милане. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Офис компании Calzedonia. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Офис компании S.T.I. Dent. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Петербургский офис «В Контакте». Фото предоставлено компанией Nayada


16 Сентября 2013

Поставщики, технологии

NAYADA
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.