Трансформация офисного пространства: держим руку на пульсе

Интервью с Дмитрием Черепковым, президентом компании Nayada – лидера российского рынка по производству офисных перегородок и дверей.

16 Сентября 2013
Строительство Партнерский материал
mainImg
Компaния:
NAYADA
Сайт:
http://nayada.ru/
Контакты:
121059, г. Москва, Бережковская набережная, д.6.
Архи.ру:
– Расскажите немного об истории компании. Как и когда было организовано первое производство?

Дмитрий Черепков:
– Мы начинали с торговли, занимались поставками материалов для отделки и ремонта. Первое собственное производство, которое запустили в 1996 году, было связано с системами вентиляции и водоотвода. Но нам хотелось создать продукт и развивать его имя, руководствуясь эстетически более привлекательными идеями. И вот интерес со стороны одного клиента направил нас в сторону систем перегородок. Мы вдохновились продуктом, и спустя примерно год вышла в свет первая производственная серия.

– Насколько идея была новой для своего времени?

– Будет нечестным сказать, что мы сами все придумали. Мы смотрели, что происходит в мире. На тот момент в Европе выделялись два сегмента рынка офисных перегородок. Один, назовем его «северным», представлял собой производство монументальных конструкций с высокой несущей способностью, их возводят в процессе стройки. Такие продукты выпускаются в Англии, Германии, Франции.

В Италии и Испании – это «южный» сегмент – существовали, скажем так, более интерьерные и декоративные по сути решения. Сравнив и исследовав оба, мы склонились в сторону первого подхода в производстве конструкций, не упуская при этом возможности создавать еще и внешне привлекательные продукты для зонирования. Поэтому результат выбора нашей концепции  – где-то посередине.

– Насколько выбранное сбалансированное решение помогло вашей компании стать лидером в России?

– Лидер – понятие комплексное и включает в себя очень многое: кто-то использует в качестве критериев оценки оборот продукции, кто-то гордится тем, что применяет инновации. В России у нас, действительно, самая большая доля рынка, мы реализуем свыше 4 тыс проектов в год, большинство из которых строится совместно с архитекторами. Ассортимент компании включает множество продуктов: стационарные, раздвижные, мобильные, противопожарные  перегородки, стойки ресепшн, двери, мебель. Что касается отделки, это, среди прочего, двери и панели из кожи, шкуры, камня, шпона ценных пород древесины; выпускаем перегородки с «интеллектуальным» затемнением стекла. Наш целевой сегмент - средневысокий, при этом, на крупных проектах мы вполне можем себе позволить укладываться в минимальные бюджеты. 

Сегодня мы пытаемся трезво оценить последствия процессов, происходящих в европейской экономике. Например, в Италии сложилась очень непростая ситуация, отчего и мы переориентировали  производство в Вероне на аутсорсинговый вариант.

Зато недавно мы открыли подразделения в Красноярске и Иркутске. 18 офисов по всей России, внушительные объемы заказов из разных областей страны – это существенный показатель развития не только нашего бизнеса, но и роста потребительского спроса в России и укрепления экономик регионов.
zooming
Дмитрий Черепков, президент компании Nayada. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Фото предоставлено компанией Nayada
Удовлетворять потребности заказчиков нам удается за счет  того, что максимально стараемся контролировать все производственные процессы. Когда-то мы пытались искать хороших партнеров и поставщиков, но в итоге открывали собственные производства, делали их потом самостоятельными бизнес-единицами: кроме производства перегородок и дверей, фурнитуры, работают фабрика по обработке стекла и комплекс по порошковой окраске металлоизделий, производство мебели по индивидуальным проектам.    

– К слову, о производстве мебели. Как Вы пришли к его открытию? Каким образом происходит взаимодействие с архитекторами и дизайнерами, и что дает компании такое партнерство?

– В Европе до 2008 года сформировалась тенденция комплексного подхода к реализации заказов. Компании в нашем сегменте стали создавать  офисное пространство в целом, а не  просто  комплектовать его мебелью. В то время мы понимали, что имеем технологическую базу – высокопроизводительные немецкие и итальянские станки – с помощью которой можем производить предметы меблировки. Поэтому следующий шаг был для нас экономически не сложным. Бренд Lepota, наше собственное мебельное производство, возникли во многом благодаря еще и успешному сотрудничеству с ведущими архитекторами, которые разрабатывают для нас дизайн предметов.
zooming
Проект «12 архитекторов. Кабинеты». Авторы - бюро Speech (архитекторы Сергей Чобан, Сергей Кузнецов). Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Проект «12 архитекторов. Кабинеты". Автор – Тотан Кузембаев. Фото предоставлено компанией Nayada

Проект «12 архитекторов. Кабинеты», который за полтора года завоевал, в числе прочего, признание зарубежных специалистов, тоже сложился на базе тесного взаимодействия с мэтрами дизайна и архитектуры. Нашей совместной целью стало стремление поддержать престиж российского производителя и настроить заказчиков на новый уровень осознания качества российского продукта, чтобы, выбирая для себя, к примеру, рабочий кабинет, клиент думал не столько о раскрученных западных брендах, сколько о самом продукте.

Однако мы понимаем, что в массе для потребителя это вопрос времени: надо показать, рассказать, дать возможность «переварить» информацию и привыкнуть к ней, и где-то через пару лет мы можем получить стабильный спрос на решения, подобные рабочей станции «Острова» Арсения Леоновича.
zooming
Рабочая станция «Острова». Автор - Арсений Леонович – призер конкурса «АрхиВызов 2012» в номинации «Мебель для коворкинга». Фото предоставлено компанией Nayada

– Какие проекты последнего времени Вы бы назвали самыми значимыми?


– Интерьеры бизнес-школы «Сколково», спа-клуба в Жуковке, компании Google, «Яндекс». Сейчас мы ведем проекты совместно с сетью отелей Azimut, идут три проекта в Сочи.

– Вы создаете комфортные решения для работы людей. А как устроен офис вашей комании?

– Наш офис сам по себе определяет наши приоритеты: в нем создано множество функциональных зон, обустройство максимально приближено к современным требованиям для того, чтобы располагать к продуктивной работе и одновременно давать возможность неформально, свободно общаться, регенерировать идеи, обсуждать варианты развития. В этом смысле мы приняли философскую корпоративную модель, которая широко распространена в Японии (в частности, в компании Toyota).

«Кайзден» в бизнесе – это концепция менеджмента, основанная на постоянном совершенствовании процесса. Что, в общем, не возможно без изменения отношения к работе всех членов компании, от руководителя до простого рабочего, посредством определенной программы взаимодействия сотрудников. К слову, для этого и в офисе компании, и на производстве созданы специальные переговорные зоны, где регулярно отрабатывается такая практика «непрерывного совершенствования». Благодаря ей мы на 20% сократили по времени нормативы по производству дверей и, как следствие, нам удалось снизить цены на определенную продукцию. Позиция «быть неудовлетворенным и удовлетворенным одновременно» в разы повышает эффективность труда.

– Каковы Ваши планы в ближайшей перспективе?

– Мы хотим присмотреться к тому, что происходит с международным рынком и сделать для себя верные выводы, которые определят наше присутствие за рубежом. Хотим активнее работать над эффективностью, внедрять инновационные технологичные решения и продолжать расширять ассортимент  для наших клиентов. Мы хотим, чтобы наша мебель стала центром организации пространства: не просто полезной, а формирующей еще и настроение, улучшающей рабочие процессы и располагающей к коммуникации. Работать надо с комфортом и с вдохновением.
 
zooming
Интерьер университета Сбербанка России в Одинцово. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Шоу-рум Bentley. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Стенд Nayada с проектом «12 архитекторов. Кабинеты» на выставке I Saloni 2013 в Милане. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Офис компании Calzedonia. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Офис компании S.T.I. Dent. Фото предоставлено компанией Nayada
zooming
Петербургский офис «В Контакте». Фото предоставлено компанией Nayada

16 Сентября 2013

comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.