пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Пресса Пресса События События Иностранцы в России Библиотека Библиотека
  история архитектуры

Петрова И.С.
Из истории строительства Введенского собора Владычного монастыря
Современные архивы не сохранили никаких документов, кроме «Сказания о зачатии Владычнего монастыря», относящихся к первым векам существования обители. Этот пробел частично помогают восполнить археологические раскопки, проводимые на территории монастыря.

В связи с необходимостью предреставрационного обследования сохранности фундаментов Введенского собора в 2000—2001 г. г. в монастыре под руководством М. И. Ганяного проводились археологические раскопки. Они затронули территорию бывшей паперти XVIII века, а также алтарную и частично трапезную части Введенского собора.
Летопись сообщает, что деревянный Введенский собор был построен преподобным Варлаамом в 1360 году в пустынном месте. Через 2 года собор был перестроен в камне. В XIX веке считалось, что существующий Введенский собор именно тот, что построен в XIV веке. В начале XIX века в соборе было сделано калориферное отопление, над существующим полом были построены кирпичные воздуховоды, вследствие чего уровень пола поднялся почти на метр. В 1995 году комплекс монастыря был передан Церкви в руинированном состоянии. Уровень земли на всей территории обители был завышен за счет наслоений строительного мусора, образовавшегося в результате разрушения зданий. Система калориферного отопления Введенского собора перестала функционировать очень давно. В связи с этим было принято решение снять культурный слой с целью освобождения от его напластований цокольной части Введенского собора и его внутреннего пространства.

Проведение археологических работ помогло уточнить время постройки ныне существующего собора. Раскопки внутри бывшей паперти показали, что в непосредственной близости к фундаменту собора находится целая серия погребений. Летопись монастыря упоминает о погребении возле собора только преподобных Варлаама и Гедеона. В «Историческом описании монастыря» В. А. Рождественского говорится о древних погребениях только в подклете Алексеевского храма. Поэтому нахождение значительного количества захоронений было для всех неожиданным. Надо отметить, что наибольшее количество погребений было найдено в северной половине бывшей паперти. Поздние погребения были совершены после строительства собора (в современном его виде), т. к. кости ног пересекали прифундаментную траншею. Умершие были погребены в слое перемешанного грунта, имеющего насыпное, т. е. искусственное происхождение. Более ранние погребения, найденные ниже, разрушены и передвинуты. Этот факт позволяет сделать вывод о том, что через некоторое время после постройки собора в XIV веке, он был расширен и перестроен. При этом захоронения, находившиеся рядом с древним собором, частично попали внутрь него или были разрушены при строительстве новых фундаментов. Обращает на себя внимание, что собор имеет низкое подцерковье.

Ссылаясь на мнение В. В. Кавельмахера, Ганяный  М. И. считает, что все церкви, построенные после Макарьевских соборов, устроенные непосредственно на земле без подклета на низком цоколе, строились над погребениями. Таким образом, Введенский собор был перестроен именно в XVI веке. Это мнение подтверждает находка внутри собора фрагмента надгробной плиты с датой 1549 г. внутри собора. Сохранившийся периметр плиты насечен орнаментом типа «волчий зуб». В середине верхней части находится «солнышко», обрамленное «волчьим зубом». Несмотря на то, что плита раздавлена на множества фрагментов, на ней сохранилась надпись и дата (рис.1).

Скорее всего, плита была расположена на уровне дневной поверхности кладбища до перестройки собора.
Только раскопки могли показать, насколько строительство XVI века затронуло облик древнего собора. Археологи надеялись, что фундаменты храма XIV века, скорее всего, находятся внутри современного собора. Обнаружение в алтаре собора переотложенных, нарушенных строительством погребений ясно показывало, что восточный фасад собора, так же как и западный, перестроен в XVI веке. Эти находки подталкивают к выводу, что собор XVI века частично, преимущественно северной стороной стоит на кладбище.
Малое количество находок затрудняет датировку погребений. Все же благодаря отдельным находкам можно ее произвести. Так в одном из погребений паперти найдена стеклянная слезница-микроштоф (рис.2), которая датируется временем не позднее середины XVIII века. В одном из погребений в северной части раскопа обнаружен волосник, датируемый XV веком. Соответственно погребение, расположенное под ним, имеет более раннюю датировку. Признаком архаичности можно считать нестабильное положение рук у погребенных в нижнем ярусе. Например, вытянутые вдоль тела руки характерны для курганного способа погребения. Эта особенность изредка встречается в христианских погребениях XII-XIV веков. Кроме того, в двух погребениях в засыпке могильных ям в изобилии встречены древесные угольки, что так же характерно для некрополей XII-XIV веков. Таким образом, можно утверждать, что захоронения у западной наружной стены собора совершались с XIV по середину XVIII в. в.

Надо отметить, что раскопки под ныне существующей гробницей преп. Варлаама производились на небольшую глубину. После разборки воздуховодов и снятия некоторого количества грунта была обнаружена массивная доломитовая плита не очень правильной формы, размером превышающая габариты надгробных плит. Можно предположить, что эта плита была положена именно для того, чтобы отметить чтимое погребение и защитить его от вскрытия. Аналогичный прием встречается в Иосифо-Волоцком монастыре с тем отличием, что там в качестве материала применялся кирпич, из которого была выполнена выкладка над погребением. Технические трудности при демонтаже большой плиты и отсутствие благословения на вскрытие захоронения преп. Варлаама остановили работы на данном участке.

Опираясь на результаты раскопок можно сказать, что весь грунт у западной наружной стены собора, находящийся выше уровня песчаного материка, является насыпным, использованным для нивелировки поверхности во время многочисленных строительных работ, проводившихся возле собора. Захоронения и нивелировка склона холма способствовали перемешиванию грунта. С большой долей уверенности можно сказать, что слои грунта, располагавшиеся от уровня современной дневной поверхности до нижнего выступа цоколя фасада собора, являются подсыпкой XVIII века, совершенной перед устройством паперти.
В насыпном грунте обнаружено много фрагментов керамики различного времени: это сетчатая керамика; обломок глиняного грузика (рис.3); обломки лепных горшков с защипным орнаментом, характерным для памятников дьяковской культуры и датируемых серединой I тыс. до н. э. — первыми веками н. э.; немногочисленные фрагменты лепной керамики раменско-боршевского облика (X-XI в. в.); древнерусская керамика XII-XIII веков. Эти находки могут свидетельствовать о том, что место, на котором в середине XIV века был основан монастырь, привлекало человека еще в глубокой древности.

 

Одной из самых интересных находок 2000 года стала надгробная плита Вассиана Ладыженского, бывшего настоятелем монастыря в конце XVI века. Также надо отметить находку железного мастерка, предположительно относящегося ко времени перестройки собора (рис.4).

Раскопки помогли частично воссоздать картину строительства собора в XVI веке.
В прифундаментной траншее на глубине 1,72 м обнаружена углистая прослойка, а в кладке цоколя на этом же уровне слой цемянки розового цвета обильно насыщен угольками, что, вероятно, является следами пожара. Кстати, углистый слой с достаточно крупными кусками обгоревшего дерева прослеживается на значительной территории монастыря, что было обнаружено при проведении работ по благоустройству монастыря и прокладке коммуникаций в 2003—2005 г. г. Любопытно отметить, что кладка ниже этой прослойки очень грубая и небрежная. Выше углистой прослойки кладка гораздо качественнее. Вероятно, период пожара связан с временной приостановкой строительства собора и сменой строительной бригады.

Об инженерных просчетах в начале строительства можно сделать вывод и по раскопкам внутри алтаря собора.
Собор строился на склоне песчаного холма. Вероятно, уже при строительстве в силу того, что песок был недостаточно плотный, фундамент «поплыл», т. е. деформировался. Об этом можно судить по неправильной форме нижней части стен. Для стабилизации фундамента весь внутренний периметр алтаря в нижней части был обвязан опалубкой. Она была сделана из бревен, закрепленных вертикальными лагами, изготовленными как из круглых бревен, так и из бревен, подтесанных в «треугольник» в виде «ласточкина хвоста», обращенных широкой стороной к каменной стенке. От всех этих конструкций сохранились только «негативные» отпечатки на цемянке. Судя по ним, торцевые части бревен были дополнительно закреплены в виде вырубленного крепежа «в чашечку».

Также на глубине 2,2 м от условного ноля в восточной стене северной части алтаря обнаружены следы расхождения угла фундамента в виде ниши, заполненной бутовым камнем на цемяночной заливке.

При осмотре северного фундамента ризницы отмечено, что нижняя часть кладки чрезвычайно небрежная, размеры блоков произвольные, щели между ними залиты цемянкой и достигают 0,2 м. Южная стена ризницы имеет аналогичное строение, однако между блоками почти отсутствуют грубые швы, кладка выполнена более качественно. Это, возможно, объясняется тем, что данная стена является опорной, несущей.

Но можно отметить не только просчеты строительной бригады, но и интересные инженерные решения: закругление апсиды северной части алтаря покоится на прямоугольном фундаменте так, что ее северное и южное полукружия нависают над прямыми углами кладки (рис.5). Этот феномен фиксируется с глубины 0,48 м от условного ноля.

Интересно отметить, что нижняя часть фундамента центральной алтарной части имеет вид параллепипеда, и ее конфигурация не совсем совпадает с формой стен. Там же при зачистке материка выявилось ступенеобразное расширение фундамента, что, вероятно, являлось характерным приемом строительства на песчаном грунте. Подобная конструкция фундамента была прослежена летом 2000 г. при раскопках паперти храма и под фундаментом опорной колонны XVIII в. Аналогичная конструкция фундамента зафиксирована и у гостиничного корпуса XIX в.

Изменение внутреннего вида собора также частично можно проследить благодаря раскопкам.
Внутри храма под слоем песка обнаружены следы цемянки, на ней отчетливо виднелись «гребни» — следы швов между каменными плитами, некогда уложенными на раствор цемянки. Скорее всего, это уровень пола XVIII века, существовавшего до строительства воздуховода.
Внутри храма и алтаря на глубине 0,54 м обнаружена белокаменная отмостка, сложенная монолитно с фундаментом в виде его утолщения. Ширина отмостки 0,15—0,3 м. Вероятно, она являлась опорой для деревянного бруса, на который настилался пол из деревянных плах. В одном месте над отмосткой обнаружен слой древесного тлена, что подтверждает это предположение. Только позднее, с целью «убогатить» храм, была произведена подсыпка грунтом и настелен пол из белокаменных плит на заливке из раствора цемянки.

Еще об одной «инженерной идее» рассказывает находка в северо-западном углу трапезной части храма. Там обнаружена кирпичная кладка из современного кирпича, сложенного на цементном растворе. При дальнейшем разборе этой конструкции удалось установить, что данная кладка была усилением свода воздуховода XVIII в., приспособленного в качестве канализационного коллектора.

Во время раскопок в храме были обнаружены следы поздних, вероятно, кладоискательских ям округлой формы, заполненных песком, в котором встречались фрагменты алюминиевой проволоки и авиационных приборов.
Незначительная площадь раскопок внутри собора и на территории обители оставляет надежду найти фундаменты собора XIV века. Пока же фундаменты не найдены есть простор для предположений и гипотез.

В настоящее время почти весь монастырь расположен на склоне холма, и только северо-западная его часть относительно горизонтальна, т. к. является вершиной холма. Можно предположить, что первоначально обитель располагалась именно на этом участке. Когда же после пожертвования средств Борисом Годуновым появилась возможность коренным образом перестроить ансамбль монастыря, возможно, была расширена территория обители. В 1987 году в монастыре проводились археологические раскопки между Георгиевским храмом и келейным корпусом. Тогда были обнаружены остатки каменных сооружений, кладка которых заходит под кладку Георгиевского храма и относится к более раннему периоду. В кладке келейного корпуса XVI века можно видеть белокаменные архитектурные фрагменты вторичного использования: фрагмент водомета и оконной перемычки от более ранних сооружений. Все эти находки не могут наводить на мысль, что Введенский собор первоначально стоял в другом месте. Когда же территория была расширена, и был построен новый более просторный собор, первый был разобран, а его детали были использованы в строительстве других храмов и зданий.

Составлено на основании археологических отчетов 2000 — 2001 г. г. Ганяного  М. И., статьи Гаевой  О. В. «Строительная история Владычного монастыря» из проекта реставрации западного прясла монастыря.



Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки
Система Orphus
Нашли опечатку Orphus: Ctrl+Enter