Информационный проект
создан при поддержке компании HP

Большой формат: истории роста

Истории о том, как архитектурные бюро переходят от малого масштаба к большой форме. Те, кому это удалось, делятся опытом и секретами.

Все материалы проекта здесь >> 
mainImg
Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру в Москве сейчас – фантастический»

Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.

Увлеченному своей работой архитектору может понадобиться хороший плоттер.
Удобный, небольшой и управляемый удаленно
Мастерская:
GAFA Architects http://ga-fa.ru/

Архи.ру:
Вы грек, но учились в Петербурге. Как так получилось?
Григориос Гавалидис / GAFA


Григориос Гавалидис:
Я вырос в пригороде города Салоники, его еще называют северной столицей Греции. В моей семье до меня не было архитекторов. Мой отец – ювелир, лет с 12 он вовлек меня в работу в своей мастерской: мы изготавливали модели из воска и затем отливали в металл. Сегодня при работе с проектами мы уделяем такое же внимание деталям, какое требовалось от меня в то время. Но я достаточно рано понял, что мне требуется другой, «городской» масштаб творчества: работа с общественными пространствами, зданиями – словом, я решил стать архитектором. Однако в Греции, чтобы поступить на архитектурное отделение, требуется практически максимальный балл – в тот момент это было 19,8 из 20 возможных. Это больше, чем проходной балл для летчиков-испытателей – там 16. Замечу, что летчик сразу после выпуска может рассчитывать на зарплату порядка 2000 евро и хорошо обеспечен в течение всей своей жизни, в отличие от архитекторов. В общем-то, высокий проходной балл для архитекторов – понятная мера, таким образом государство регулирует рынок, чтобы не было перепроизводства и безработных… Я, однако, круглым отличником в школе не был и рассчитывать на поступление по баллам на родине не мог.

Хоть я и мог выбрать любой университет Европы, остановился на России, на интуитивном уровне меня сюда тянуло, ведь по сравнению с Грецией это другая вселенная, одним словом – экзотика! Кроме того у моей мамы русские корни. Именно она посоветовала Петербург, у нее самой в молодости были планы учиться там. А для учебы я выбрал СПб ГАСУ, Санкт-Петербургский архитектурно-строительный университет. Про ГАСУ нам рассказали друзья семьи – мол, его основала сама Екатерина II – но, когда я прилетел, то понял, что, к сожалению, с тех пор в нем мало что изменилось…

Откуда ваш отличный русский [акцента нет почти совсем]?

В семье мы по-русски не говорили. В Петербург я приехал с английским, но у нас был годовой вводный курс русского языка, потом я учился уже на русском, и теперь стараюсь постоянно совершенствоваться, в какой-то момент записывал и заучивал все технические термины – хотел полностью овладеть понятийным аппаратом, грамотно говорить, выражать свои мысли и свободно оперировать ими, обосновывать решения. Я считаю очень важным умение грамотно презентовать и объяснять свои идеи.
Бизнес-парк «Парк Мира»
Предоставлено: GAFA

Когда вы начали работать?

Учась в институте, я начал работать с третьего курса. Первым местом работы было небольшое петербургское проектное бюро ГРАД-ИНВЕСТ. Мы занимались проектами социального жилья. Мою карьеру и общение, особенно на старте, облегчало то, что я был многим интересен как иностранец – было интересно мое видение извне, какой-то свежий взгляд. Это чувствовалось и во время учебы в институте, и в дальнейшем рабочем общении.

Понравился вам Петербург?

Историческая часть города – одно из величайших произведений человека. Но жить там после Греции совершенно невозможно, солнца нет месяцами напролет. Из-за этого я страдал от жуткой депрессии. В студенческие годы летом я работал инструктором по дайвингу на острове Парос. Контраст между жизнью на островах и жизнью в Питере был настолько велик, что в начале каждого лета я всерьез думал завершить этот эксперимент и больше не возвращаться в Россию. Но когда лето подходило к завершению, начинал скучать по офисной обстановке и архитектурным проектам. Развлекать туристов и кормить осьминогов – не мой вид основной деятельности.
Camp Gan Israel, еврейский детский лагерь
Предоставлено: GAFA

Сбежать куда-нибудь, обратно в Грецию или в Европу, не пробовали?

Первое время я, конечно, летал домой при любой возможности. Но спустя некоторое время, вместо того, чтобы ездить в Грецию, я стал использовать любую возможность путешествовать по миру, знакомиться с интересными архитектурными кейсами. Да и «сбежать», если можно так выразиться, планировал, рассматривал даже варианты в Австралии… Во время учебы стажировался немного в Лондоне, потом полгода в Берлине, в Metropolitan school, изучал биоклиматическую архитектуру. Я очень интересовался темой влияния отрицательных ионов на организм, изучил много тонкостей, вплоть до учета линии Хартмана на участке…

В Греции экологическое направление ценится очень высоко, государство дает разрешение на строительство только энергоэффективных зданий. И субсидирует реновацию построек, не соответствующих текущим требованиям, компенсируя до 70% стоимости.

Защитив свой диплом в Питере, я вернулся на родину, чтобы отслужить в армии, у нас это обязательно для всех. Там и начал проектировать: у высшего комсостава была идея построить церковь, и я, отслужив полгода, переключился на знакомую мне проектную работу.

Что-нибудь еще спроектировали в Греции?

Да, после армии я поработал в небольшом бюро, которое проектировало дома, в частности, на острове Лемнос. У нас приняты небольшие дома: maison, maisonnette, 2-3 этажные, в основном на одну семью. Последние десять лет для нового поколения «зумеров» их делят поэтажно на квартиры. Словом, я быстро разочаровался в масштабе. Да и в Греции, с одной стороны, кризис, а с другой – расслабленный метод работы, медленный, он мне не близок. Хотя в Греции и регламентированы минимальные расценки труда инженеров и архитекторов.

Расскажите подробнее, какими суммами регламентированы? В свете разговоров здесь о законе об архитектурной деятельности любые детали интересны.

Если взять массовый сегмент, то цена рассчитывается от квадратного метра. Допустим, проектирование всех разделов одного дома площадью около 300 м2 стоит в общей сложности порядка 10 000–12 000 евро. Из них 2000–2500 евро – подсчет статики, и порядка 4000–6000 евро – за работу архитектора. Дальше можно считать, сколько таких домов надо сделать в год; да и не скажу, что в них много архитектуры – больше разнообразных расчетов и работы по увязке с местным нормативом NOK. Уникальные проекты в последние годы встречаются редко.

Итак, вы перебрались обратно в Россию?

Я вернулся в Россию, на этот раз уже в Москву: планировал забрать мою жену Алену и вместе переехать в Берлин, где я предварительно договорился о работе. Но Москва поглотила меня своей динамикой, и вскоре я оказался в бюро Евгения Глекеля, где, можно так сказать, и началась моя карьера. Причем началась «взрывным» образом! Это был период, когда Евгений начинал работать с проектами редевелопмента, мы участвовали во множестве конкурсов: для компаний Sminex, RED development и так далее.

Я быстро вырос внутри бюро, за пару лет от ведущего архитектора стал партнером. Такой рост был обоснован количеством выигранных с моим участием конкурсов. Мы подходили к решению задач достаточно оригинально. В то время больше внимания уделяли WOW-эффекту, нежели формированию комфортной для жизни среды. Так и родилась концепция БЦ Хамелеон. Для его реализации нам пришлось сертифицировать фасадные плиты компании Rockwool, с помощью которых фасад меняет свой цвет в зависимости от угла зрения.
  • zooming
    1 / 6
    БЦ Хамелеон, проект
    Предоставлено GAFA
  • zooming
    2 / 6
    БЦ Хамелеон, проект
    Предоставлено GAFA
  • zooming
    3 / 6
    БЦ Хамелеон, проект
    Предоставлено GAFA
  • zooming
    4 / 6
    БЦ Хамелеон
    Предоставлено GAFA
  • zooming
    5 / 6
    БЦ Хамелеон
    Предоставлено GAFA
  • zooming
    6 / 6
    БЦ Хамелеон, проект
    Предоставлено GAFA

Примерно тогда же мы работали и над бизнес-парком «Парк Мира», который расположен за Мытищинским путепроводом. На мой взгляд, там удалось создать интересное городское пространство, невысокого масштаба и многофункциональное.
  • zooming
    1 / 5
    Бизнес-парк «Парк Мира»
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    2 / 5
    Бизнес-парк «Парк Мира»
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    3 / 5
    Бизнес-парк «Парк Мира»
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    4 / 5
    Бизнес-парк «Парк Мира»
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    5 / 5
    Бизнес-парк «Парк Мира»
    Предоставлено: GAFA


Сколько вы проработали в бюро Евгения Глекеля?

Четыре года, с 2010 по 2014.

В бюро Евгения Глекеля я освоил такую тему, как комплексное проектирование. Там я начал общаться с заказчиками – Евгений брал меня на встречи, потом я уже вел какие-то проекты сам. Там у меня появились первые друзья, в основном из тех, кто пришел почти одновременно со мной. Они и стали первыми сотрудниками GAFA, когда мы основали собственную компанию в 2014 году. Вячеслав Самсонов сейчас – наш креативный директор, Анна Коркина – главный архитектор отдела интерьеров, Андрей Сорокин – главный архитектор по градостроительству, Сергей Шатилин – главный архитектор проектов редевелопмента. Название GAFA расшифровывается как Gavalidis and Friends Architects. Слово «друзья» появилось в названии совершенно неслучайно, для меня очень важно, что мы друзья, у нас хорошие отношения, устойчивый коллектив.

Там же, в бюро Евгения Глекеля, я познакомился с Антоном Тафийчуком, он в то время работал у Владимира Ковалева в «Олимпроекте», но потом ушел ради смены обстановки. И так получилось, что он наладил организационную и административную часть у нас, мы по-прежнему с ним – два руководящих партнера GAFA. То, что делает Антон, очень важно, именно благодаря ему я могу заниматься архитектурой и не отвлекаться на множество сторонних вещей.

Как вы уходили из бюро Глекеля?

Болезненно, но я счастлив, что мы прошли этот путь вместе. За четыре годы мы стали очень близкими друзьями, но между нами были принципиальные разногласия относительно подходов к ведению бизнеса.

Какими были первые проекты GAFA?

На момент начала совместной работы мы с Антоном обладали исключительно опытом ведения корпоративных проектов. Ни он, ни я не работали с частными заказами в России. В составе нашей компании сразу работали люди с огромным опытом проектирования жилых кварталов в Москве и Подмосковье. Конечно, первоначально нас приглашали в основном на работу с эскизными концепциями, но со временем мы стали получать заказы и на следующие стадии – клиенты достаточно быстро пришли к понимаю того, что мы справимся. Свежие идеи были поддержаны глубокими знаниями наших ГАПов.

Одним из первых наших проектов стал БЦ на Бутырской улице для компании Актион, затем сделали проект для Часовой улицы для RED Development. Наш первый реализованный проект – ЖК «Отражение» на Шереметьевской улице.
  • zooming
    1 / 8
    ЖК «Отражение» на Шереметьевской улице
    © GAFA
  • zooming
    2 / 8
    ЖК «Отражение» на Шереметьевской улице
    © GAFA
  • zooming
    3 / 8
    ЖК «Отражение» на Шереметьевской улице
    © GAFA
  • zooming
    4 / 8
    ЖК «Отражение» на Шереметьевской улице
    © GAFA
  • zooming
    5 / 8
    ЖК «Отражение» на Шереметьевской улице
    © GAFA
  • zooming
    6 / 8
    ЖК «Отражение» на Шереметьевской улице
    © GAFA
  • zooming
    7 / 8
    ЖК «Отражение» на Шереметьевской улице
    © GAFA
  • zooming
    8 / 8
    ЖК «Отражение» на Шереметьевской улице
    © GAFA

Насколько я знаю, в ЖК «Отражение» планировались зеркала. Но обойдя вокруг, я зеркал не увидела. Что с ними? Или они внутри?

Первоначальная идея включала такой замысел, но после того, как мы сделали мокапы, стало ясно, что бюджет и московский климат не позволяют сделать это качественно.

Потом мы постепенно перестали работать с редевелопментом. После реорганизации компании ПИК ее новая команда поручила нам большое количество мелких задач, таких как проектирование офисов продаж, интерьеры садиков и школ.
  • zooming
    1 / 6
    Офис продаж для группы ПИК
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    2 / 6
    Офис продаж для группы ПИК
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    3 / 6
    Офис продаж для группы ПИК
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    4 / 6
    Офис продаж для группы ПИК
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    5 / 6
    Офис продаж для группы ПИК
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    6 / 6
    Офис продаж для группы ПИК
    Предоставлено: GAFA

Объекты небольшие, но сам объем работы был очень большим, и мы получили опыт работы с крупным заказчиком. Также делали дизайны квартир для комплексов, которые продавались с отделкой, арт-объекты, МОПы…

В 2018 году реконструировали центральный корпус детского еврейского лагеря Gan Israel под Истрой. Это был заказ главного раввина России, в лагерь приезжают дети всего мира, там проходит обучение будущих раввинов.
  • zooming
    1 / 4
    Camp Gan Israel, еврейский детский лагерь
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    2 / 4
    Camp Gan Israel, еврейский детский лагерь
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    3 / 4
    Camp Gan Israel, еврейский детский лагерь
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    4 / 4
    Camp Gan Israel, еврейский детский лагерь
    Предоставлено: GAFA

Сделали для девелоперской компании МИЦ несколько проектов крупных ЖК, в частности, Новоград Павлино в Балашихе – наш первый крупный проект жилого комплекса, 240 000 м2 жилья, сейчас заканчивается его реализация. Параметры и расстановка объемов на территории там были уже заданы, но мы поработали с фасадами, предложили использовать кирпич российского производства Сафоновской фабрики, – думаю, мы тогда открыли этот завод для крупных застройщиков; насколько мне известно, у них потом значительно выросли объемы производства, а фасады приобрели привлекательную для глаза терракотовую фактуру. Можно назвать также концепции ЖК в Хорошово, конкурсную концепцию ЖК в Нагатино для Level Group. В 2019 году получили АГР и разрешение на строительство для ЖК Мята на 1-й Магистральной улице, а в этом получили АГР на ЖК Вереск.
  • zooming
    1 / 9
    ЖК на Нагатинской набережной, концепция, 2018
    © GAFA
  • zooming
    2 / 9
    ЖК на Нагатинской набережной, концепция, 2018
    © GAFA
  • zooming
    3 / 9
    ЖК Новоград Павлино, концепия, 2015
    © GAFA
  • zooming
    4 / 9
    ЖК Новоград Павлино, в процессе строительства, 2020
    © GAFA
  • zooming
    5 / 9
    ЖК Мята на 1-й Магистральной улице, концепция, 2019
    © GAFA
  • zooming
    6 / 9
    ЖК в районе Румянцево, Группа «Самолет»
    © GAFA
  • zooming
    7 / 9
    ЖК в районе Румянцево, Группа «Самолет»
    © GAFA
  • zooming
    8 / 9
    ЖК Вереск, концепция, 2020
    © GAFA
  • zooming
    9 / 9
    ЖК Вереск, концепция, 2020
    © GAFA

Мы уделяем большое внимание проектам с плотной застройкой, поскольку поняли для себя одну вещь: плотная застройка в Москве будет так или иначе, с нами и без нас, но мы можем сделать среду от здания до пространства вокруг него комфортной и интересной.

С каждым новым проектом мы получали запросы на решение похожих задач и для других девелоперов, к нам начали поступать такие просьбы, как, к примеру, написать стандарты для жилья массового сегмента или сформировать принципы развития комфортных микрорайонов. Мы ушли в глубокие проработки мастер-планов, которые, кстати, в следующем году начнем понемногу публиковать.

Вспоминаю, на Арх Москве 2019 года вы курировали проект, посвященный инновационному жилью, там был даже конкурс...

Меня интересует тема развития типологии жилья в принципе – поэтому в 2019 году я стал куратором конкурса «Дом будущего сегодня» в рамках программы NEXT! Арх Москвы. Мы с коллегами из IND architects, Архиматики, АТОМ га размышляли над ближайшими перспективами развития инновационных тенденций в жилье. В частности, совместно с sapiens.media предложили программу поиска соседей для коливинга intribe.me. Она настроена на создание своего рода современных «племен», где соседское сосуществование определялось бы предпочтениями и было бы дружеским. Назвали «племенем» потому, что хотели подать нашу идею с юмором.
Заставка проекта IN.tribe.me, 2019
© GAFA Architects + АТОМ аг

И как, удалось ли потом развить проект «рассчета племен» для коливинга? Вообще, видите ли вы пути развития экспериментального инновационного жилья в России?

Отличие этой работы от традиционного проектирования по заказу было в том, что, согласно нашему замыслу, архитектор диктовал ТЗ, сформированное на основе анализа. Чтобы люди, купившие землю вскладчину, диктовали и ТЭПы, и характеристики жилья, и затем уже нанимали девелопера по принципу комдоминиума.

Программа in.tribe была попыткой своего рода цифровизации архитектуры, ее предварительного развития в виртуальном пространстве. Идея была в том, чтобы люди нашли своих единомышленников и сформировали осознанное соседство. В больших городах люди страдают от одиночества. Наш вариант социальной сети мог бы помочь созданию новых социальных связей.

Через некоторое время я узнал, что один из девелоперов сделал попытку реализовать похожую платформу самостоятельно. Насколько мне известно, в том случае – не получилось. Возможно, необходим больший масштаб и большие вложения; такая сеть могла бы стать мотивацией продаж.

Насколько я знаю, в какой-то момент вы построили самую большую школу Подмосковья, на 1600 мест...

Да, и наш проект похвалил Михаил Хайкин, в тот момент – главный архитектор Московской области. Это школа Новограда Павлино. Но мы в принципе против очень больших школ; это необходимость, но я – сторонник школ меньшей вместимости. Нам, конечно, нравится работать с этой типологией, мы считаем ее очень важной, поскольку речь здесь идет о проектировании пространства, которое должно подтолкнуть учеников к личностному росту и развитию. Сейчас работаем над новым проектом школы, по заказу компании Инград, на 1100 учеников – мы трактовали ее как город, невысокий, состоящий из множества объемов и поэтому отчасти сказочный, но не стилизованный. Постарались сделать ее максимально отличной от того, что принято связывать с образом «типовой советской» школы.
  • zooming
    1 / 5
    Школа на 1100 человек, 2020
    © GAFA
  • zooming
    2 / 5
    Школа на 1100 человек, 2020
    © GAFA
  • zooming
    3 / 5
    Школа на 1600 человек в Павлино, 2017
    © GAFA
  • zooming
    4 / 5
    Школа на 1600 человек в Павлино, 2017
    © GAFA
  • zooming
    5 / 5
    Школа на 1600 человек в Павлино, 2017
    © GAFA

БЦ Синтек в Обнинске сейчас строится по нашей концепции; мы также разработали и стадию П. Синтек – градообразующее предприятие, это их штаб-квартира. Долгое время рассматривали идею вертолетной площадки на крыше, но в конце концов отказались.
Офисный центр Syntec. Проект, 2019. В процессе реализации
© GAFA

Больший простор для поисков формы дает, конечно, типология клубного дома. Террасы премиального дома в Афанасьевском переулке, над фасадами которого нам удалось поработать, мы трактовали как своего рода «геологическое образование». Его образ определен инсоляцией – в нашем представлении дом «режет солнце». Получится, на мой взгляд, нестандартный силуэт. Любопытный вариант удалось предложить для дома на Кутузовском проспекте, 29 – но, увы, он оказался слишком смелым для главной столичной трассы.
  • zooming
    1 / 3
    ЖК в Афанасьевском переулке, концепция фасадного решенния
    © GAFA
  • zooming
    2 / 3
    ЖК в Афанасьевском переулке, концепция фасадного решенния
    © GAFA
  • zooming
    3 / 3
    ЖК Кутузовский проспект, 29. Концепция, 2019
    © GAFA


Сколько в вашем портфолио крупных объектов, построенных в городе, или таких, чье строительство близко к завершению? Точная цифра, конечно, не нужна, но хотя бы приблизительно – порядок.

В этом году у нас добавилось несколько ярких новых проектов, мы получили АГР на жилые башни высотой 120 метров, общей площадью 240 000 м2, которые делаем для компании ТЕКТА. Также недавно прошли согласование комплекса апартаментов в районе Румянцево, который мы проектируем для Группы «Самолет». Таким образом, если посмотреть суммарно, получается приблизительно один крупный проект на каждый год существования компании.
  • zooming
    1 / 6
    ЖК EVER, TEKTA Group
    © GAFA
  • zooming
    2 / 6
    ЖК EVER, TEKTA Group
    © GAFA
  • zooming
    3 / 6
    ЖК EVER, TEKTA Group
    © GAFA
  • zooming
    4 / 6
    ЖК EVER, TEKTA Group
    © GAFA
  • zooming
    5 / 6
    ЖК EVER, TEKTA Group
    © GAFA
  • zooming
    6 / 6
    ЖК в районе Румянцево, Группа «Самолет»
    © GAFA

Можно ли сказать, что вы сейчас специализируетесь на больших жилых комплексах?

В целом получается так, что объектное проектирование многофункциональных жилых комплексов – одно из основных направлений нашей деятельности. Однако мы также авторы нескольких больших жилых мастер-планов Подмосковья и Новой Москвы. За последние годы очень сильно изменились принципы формирования новых районов. Девелоперы поняли, что, помимо достижения целевых показателей по набору ТЭПов и оптимизации затрат, необходимо еще создавать максимально комфортную и безопасную среду для будущих жильцов наших городов. Иначе они могут оказаться банально не конкурентоспособными. Новый урбанизм пропагандирует принципы комфортной жизни, и мы – то поколение архитекторов, которое их внедряет в массовый сегмент. Конечно, не менее важно умение увязать все эти новые идеи с морально устаревшими нормативами, которые, к сожалению, по-прежнему поощряют города-автопарки. Кстати, мы часто формируем интересные коллаборации с дружественными нам бюро из Европы или Америки, такими как JTP и MSP. Тем самым усиливаем внутреннюю экспертизу команды идеями мировых лидеров.
  • zooming
    1 / 7
    Megacity-1, мастерплан
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    2 / 7
    Megacity-2, мастерплан
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    3 / 7
    Московский, мастерплан
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    4 / 7
    Пригород-2, мастерплан
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    5 / 7
    Пригород-3, мастерплан
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    6 / 7
    Путилково, мастерплан
    Предоставлено: GAFA
  • zooming
    7 / 7
    Путилково, мастерплан
    Предоставлено: GAFA

Участвуете ли в открытых конкурсах?

К сожалению, очень эпизодически, в конкурсе по реновации вот не успели поучаствовать… Физически просто не хватило сил. Надеемся как-то перестроиться и начать участвовать.

Расскажите о вашем проекте приюта альпинистов в Гималаях – ведь это был международный конкурс, и потом проект приглянулся Илону Маску?

Я увлекаюсь альпинизмом, так что прямо-таки должен был поучаствовать в таком конкурсе. И, действительно, компания Илона Маска планировала использовать этот проект для пункта наблюдения за спутником связи. Но, к сожалению, проект никто не реализовал, и с компанией Маска дальше разговоров дело тоже не пошло. Это было время переломного периода, еще до того, как мы начали работать с крупными объемами.
Приют альпинистов в Гималаях, конкурсный проект
© GAFA

Фактически, вы за пять-шесть лет от основания GAFA доросли от реконструкций и офисов продаж до крупной компании, в которой больше пятидесяти архитекторов. Чем, как вы считаете, вы обязаны такому быстрому, если не сказать «взрывному», успеху?

Ну, пять лет не такой уж и маленький срок для столь быстро развивающегося города, за это время можно многое успеть. Конечно, свежий взгляд на вещи и желание работать тому способствуют. Еще очень важно находиться в диалоге с заказчиком, стараться понять его проблематику, но порой и воспитать в нем определенный вкус – ради красиво реализованного проекта. На мой взгляд, архитекторы нашего, молодого, поколения лучше настроены на диалог с заказчиком, и заказчики это подтверждают, доверяя нам крупные проекты.

С другой стороны, важна хорошая организация компании и сильный коллектив. Наша компания основана на линейной структуре, где каждое направление курируют отдельные лидеры. Не то чтобы я самый главный, и дальше выстроена иерархическая лестница, – такого нет. Каждая команда имеет своего лидера, который самостоятельно принимает множество решений, ориентируясь на систему координат, которую мы за эти годы определили. Это освобождает меня от множества оперативных вопросов и дает время на более важные процессы. Я принимаю участие вначале, а дальше, если есть такая возможность, делегирую, – я доверяю своим коллегам.

К слову о структуре: сколько у вас подразделений и каких, сколько ГАПов?

Сорок архитекторов и десять лидеров, отличных профессионалов. Из них пять, я бы сказал, супер-ГАПов, способных комплексно отслеживать несколько проектов одновременно. Среди наших ГАПов есть люди старше меня, с большим опытом, который они сейчас с успехом применяют.

Полина, наш экономист и правая рука Антона, курирует отдел ПДО. Роман, системный ГИП, курирует комплексное проектирование и ведение экспертизы. Мы уже давно все делаем в BIM, хотя есть отдельные специалисты, которые работают в AutoCAD. BIM-отдел курирует Алексей Кириленко. Сергей Шатилин по-прежнему курирует проекты редевелопмента , я его называю «наш ювелир» за дотошность подхода и внимание к деталям. Он же занимается заказами на эксклюзивные виллы. Интерьерным подразделением руководит Анна Коркина, с ней мы дружим давно и работаем вместе с первого дня. Проекты градостроительства и мастер-планов в основном курируют Андрей Сорокин и Яна Неменко.

Так как мы уделяем особое внимание формированию комфортной городской среды, отдельным направлением в бюро стало благоустройство, которым руководит Виктория Баркалова. Знаете, в Греции ведь жить очень комфортно… А здесь наоборот: все напряжены, всё жестко и неуютно. И дело не только в природе. Большую роль играет то, как мы организуем пространство наших городов, насколько качественно влияем на жизнь людей, преобразуя среду. Поэтому в наших проектах мы уделяем большое внимание благоустройству, так как хотим, чтобы люди чувствовали себя в безопасности, могли свободно общаться и жили полноценно.

В основном проекты благоустройства тесно связаны с нашей архитектурой, но иногда нам интересно поработать и с отдельными проектами по организации пространства, если считаем их по каким-то причинам важными.

Создание проницаемости городского пространства, организация связей – интересный и важный процесс. Сейчас мы ведем проект набережной ЖК Now, где основной идеей стало сближение с природой, поэтому все благоустройство было направлено на создание максимально естественного природного ландшафта с тихими уютными местами.

Какие еще проекты, помимо значимого благоустройства, вы могли бы взять сейчас, на данной стадии развития GAFA, без привязки к крупному заказу? Частный дом для важного заказчика? Офис продаж? Отдельно?

Очень многое зависит от обстоятельств. Конечно, принимать участие в конкурсе на разработку офиса продаж мы бы не стали, но если мне позвонит кто-нибудь из руководителей дружественной нам организации и попросит помочь, мы это сделаем. С частными домами аналогичная ситуация: беремся за проект, когда перед нами стоит интересная и творческая задача, либо когда собственник – друг бюро и хочет пройти этот путь принципиально с нами. Недавно мы завершили дом на Рублевке общей площадью 3000 м2, который нам удалось полностью реализовать из ригельного датского кирпича Petersen Tegl, что является мечтой любого архитектора! И в этом году начинаем строительство дома, который стоит прямо на склоне в Греции. Это уже моя личная мечта.

У вас есть российское гражданство?

Нет.

Вы сейчас считаете себя российским или иностранным архитектором?

Когда мы сейчас работаем в Греции, мы нанимаем адаптантов – думаю, этим многое сказано. Но должен сказать, в Греции все так запутано с точки зрения допусков по нормативам, что без местного архитектора с опытом реализации проектов и прохождения местной экспертизы в течение последних пяти лет там не обойтись.

Сейчас у вас есть проекты в Греции?

Да, даже несколько. Еще недавно подавались на участие в конкурсе на реновацию выставочного центра HELEXPO в Салониках, но не прошли в финал, там был фантастически звездный состав конкурентов: MVRDV, Томас Хезервик и другие. Теперь я думаю, шансов что-то «взять» в этом конкурсе у нас с такими соперниками не было. Но мы считаем Грецию перспективным направлением, несмотря на кризис и затишье, которое сейчас там.
  • zooming
    1 / 3
    Дом в Греции, проект, 2020
    © GAFA
  • zooming
    2 / 3
    Дом в Греции, проект, 2020
    © GAFA
  • zooming
    3 / 3
    Дом в Греции, проект, 2020
    © GAFA

Правильно ли я понимаю, что вы целеустремленно шли именно к большому, максимальному масштабу проектирования, вплоть до высотного здания и до города-спутника?

Да, именно так. Поэтому масштаб инженерных расчетов для maisonnette в Греции оказался для меня слишком скромным. Поэтому я с радостью включился в «драйв» московской жизни, в которой у меня появилось множество друзей и единомышленников. Мне нравится этот сумасшедший темп, темп мегаполиса.

Сейчас – первый год, когда я почти не был в Греции из-за карантина. Это большая потеря, но в то же время – и возможность погрузиться глубже в проекты, сконцентрироваться на работе и много сделать для компании.

Ваш совет молодому архитектору, который тоже ставит для себя масштабные цели?

Мы находимся на пороге очередной эволюции: человек начинает понимать, что так безответственно относиться к природе дальше уже невозможно и нужно принимать серьезные меры! Наш образ жизни меняется поневоле, города столкнулись с совершенно новыми морфотипами проблем, которые требуют нетрадиционных методов решения. Полагаю, что молодых архитекторов будет волновать куда больший круг вопросов, чем обеспечение инсоляции и пожарные проезды… Мир меняется, и нам нужно научиться адаптироваться к новым вводным. И не важен масштаб самого проекта, так как это произойдет на всех уровнях. В Москве много времени уходит на работу. Но запрос на качественную архитектуру сейчас – фантастический. Мы живем в очень интересное время.