05.11.2008

Зодчество – архитектурные впечатления

  • Репортаж
  • выставка

Завершился XVI Международный фестиваль «Зодчество-2008». Его программа была настолько информационно и эмоционально насыщенной, что единственный способ рассказать об увиденном — это просто поделиться наиболее яркими впечатлениями

Зодчество – архитектурные впечатления

ТЕКСТ и ФОТО: Юлия КАШЛАКОВА

Завершился XVI Международный фестиваль «Зодчество-2008». Его программа была настолько информационно и  эмоционально насыщенной, что единственный способ рассказать об увиденном — это просто поделиться наиболее яркими впечатлениями.

ВПЕЧАТЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
«Цифры из госбюджета: оказывается, на реставрацию памятников ежегодно выделяется около 500 млн руб., чего, по его сведениям, хватает на восстановление лишь 400 из 25 тыс. памятников по стране. 60% строений из тех, что состоят под охраной государства, сейчас находятся на грани аварийного состояния. Сегодня нам сообщают, что за прошедший год Москва не утратила ни одного памятника, а статистика говорит обратное — каждый день в стране один, да погибает, а в столице, как известно, процессы идут ускоренным темпом. Говоря о сохранении городских ансамблей, за 2007-й было принято к охране всего восемь исторических панорам», — из доклада Виталия Лепского, президента Института реконструкции исторических городов.
Главная тема «Зодчества» — «Исторический город и новая архитектура» — стала основой дискуссии, состоявшейся среди профессионалов архитектурного бизнеса. Разговор о примирении интересов старого и нового, возможно, прозвучал не очень оригинально, но именно с ответов на этот вопрос начался действительно интересный и непредсказуемый обмен мнениями между участниками. Обсуждение предложенной темы предварил скандально известный документальный фильм Андрея Лошака «Теперь здесь офис», не оставивший никого из зрителей равнодушным и в какойто мере определивший градус дискуссии. В обсуждении, организованном Ц:СА, приняли участие Илья Лежава, Александр Скокан, Алексей Клименко, Александр Кудрявцев, Борис Левянт, Марина Хрусталева, Рустам Рахматуллин, Елена Григорьева, Хосе Асеби-
льо и Алессандро Де Маджистрис. Мнения профессионалов были прямо противоположными: от уверенности в том, что «шансов выжить у исторической застройки нет», до зависимости ситуации «от законопослушности архитектора и его мастерства». Рустам Рахматуллин, например, убежден, что «новое должно развиваться на поле, не описанном в Законе о наследии, — в этом случае все будет в порядке». В процессе обсуждения участники предложили несколько решений проблемы исторического наследия.


Борис Левянт,
архитектор, руководитель АБ «ABD architects»:
— Главное — понять, в чьих руках находится контроль. Понимающих людей среди них не так уж много. Очень часто мы имеем большие проблемы с реализацией — вроде бы все было тонко выверено в плане пропорций, качественно  cпроектировано, но по строенное практически никакого отношения к исходному проекту не имеет.


Михаил ХАЗАНОВ,
директор и главный архитектор АМ Михаила Хазанова:
— Я за то, чтобы все регламенты были даны архитектору сразу, перед началом работы над проектом, — и тогда никто, никогда и ни при каких условиях не преступит ни высоты, ни ширины, не нарушит ни одного старого кирпича. Во всем мире сначала дают ограничения, а потом обследуют, насколько точно они выполнены. А у нас все наоборот: сначала появляется «Апельсин», а потом говорят: «Здесь ведь должен быть парк»!


Елена СОЛОВЬЕВА,
заведующая научно-проектным отделом «Охрана историко-культурного комплекса»
ГУП НИИПИ Генплана Москвы
— Чтобы вас повеселить, скажу, что в 2005 году была попытка разработки регламента. И кто был самым главным противником того, чтобы этот регламент вводить? Не поверите — ИКОС и Москомнаследие. Ходила шутка: «Все конфеты регламенту? — Ни за что!»


Алексей КЛИМЕНКО,
член президиума ЭКОС при главном архитекторе Москвы:
— Давайте цехом поможем высшей власти, которая красноречиво говорит о необходимости борьбы с коррупцией. Ведь за каждым уничтоженным памятником, как за кометой, целое облако подписей чиновников, которые это согласовали. Нужно создать список таких подписей в Царицыно и передать господину Медведеву.
И все! Когда один человек будет наказан, и лицо того, кто уничтожил национальное достояние, появится во всех СМИ, вот тогда ситуация, в какой-то степени, будет изменена.


Александр СКОКАН,
директор и главный АБ «Остоженка», заслуженный строитель Москвы,
член правления СА России, член правления СМА:
— Проблема начинается с образования архитектора. Дипломники МАрхИ не знают о том, что существуют какие-то регламенты. Нужно, чтобы специалисты были более ориентированы на проблему исторического наследия. А сейчас в архитектуре ценится только смелость.

 

Александр КУДРЯВЦЕВ,
президент Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН):
— Нужно всем вместе отказаться от участия в конкурсах, которые не соответствуют ни по своим заданиям, ни по составу жюри правилам, которые мы должны соблюдать. Если никто из нас не будет в этом участвовать — ни члены жюри, ни архитекторы, — будет результат.

 

Марина ХРУСТАЛЕВА,
председатель правления Московского общества
охраны архитектурного наследия (MAPS):
— Нужно пользоваться методами, используемыми в Европе, начинать нужно с воспитания детей. В Европе и Америке много лет существует программа изучения ближайшего окружения — это совместные уроки искусства, искусствоведения, дизайна, когда детки учатся смотреть по сторонам, запоминать, оценивать и ощущать подлинность того, что находится вокруг.

 

Елена ГРИГОРЬЕВА,
архитектор:
— Внутри профессионального сообщества необходимо сформулировать кодекс этики по отношению к предшественникам, иначе следующее поколение разрушит то, что создали мы сами.

 

ВПЕЧАТЛЕНИЕ ВТОРОЕ
Все темы мероприятий фестиваля дополняли друг друга, и каждое новое выступление становилось важной и интересной частью настоящей международной дискуссии. Представленная Донованом Рипкемой программа «Главная улица» может стать одним из вариантов решения проблемы по сохранению исторического наследия при правильной адаптации к российским реалиям. «Главная улица» является одной из программ Национального траста США и эффективно работает в американских городах на протяжении 30 лет. В обсуждениях и концепции программы отсутствуют привычные изнурительные
дискуссии об аутичности и консервации зданий. Это не реставрация и не попытка превращения исторического района в некий музей.

Задача программы — экономическое эффективное использование объектов путем их адаптирования под современные функции. Американская программа состоит из четырех основных пунктов: продвижение бренда/образа самого города; привлекательность этого бренда для инвесторов; вовлечение в процесс реорганизации исторического пространства представителей культуры, бизнеса, а также обычных горожан в лучших американских традициях волонтерства; адаптирование/обновление исторических объектов.
Чтобы сделать такую модель действующей, необходимо предварительно проанализировать природу местной рыночной ситуации.

 

ВПЕЧАТЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
Выступление Даниэля Либескинда… Энергетика, владение словом, неожиданные формулировки, уникальные проекты, отличный синхронный перевод. Организаторы выступления — Ц:СА и RHEINZINK сделали слушателям настоящий подарок. Манеж был переполнен. Пространство около сцены забито до отказа. Студенты сидели прямо на полу, фотографам приходилось изображать акробатические этюды, чтобы сделать профессиональные снимки.
Бывший польский эмигрант и профессиональный музыкант начал свое выступление со слов о том, что любая архитектура, как и музыка, прежде всего рассказывает историю. Истории могут быть красивыми и не очень, но они обязательно присутствуют в архитектурном пространстве.
Каждый архитектурный объект является связующим звеном между прошлым и будущим, средством коммуникации, насыщенным информацией. Именно эту связь Даниэль Либескинд воплотил в своем проекте мемориала на месте башен-близнецов в Нью-Йорке. Главная сложность при работе над проектом заключалась в огромном количестве заинтересованных лиц, имеющих свое видение того, каким должен быть мемориал, — среди них родственники погибших 11 сентября, политики, представители администрации, инвесторы. В технической части сложность была в привязке этого места к множеству прилегающих районов города. И эту связь надо было деликатно и правильно обыграть и подчеркнуть.

Архитектурный комплекс в 10 млн м2 расположится на бывшей территории ВТЦ, виртуальные образы двух башен будут переданы через два световых круга. Но самая необычная находка этого проекта — искусственные водопады, которые позволят защитить мемориал от шума большого города и ощутить изолированность этого пространства, несмотря на функциональную связь с прилегающими районами. За 50 минут, отведенных для лекции, Даниэль Либескинд смог показать и прокомментировать множество своих последних проектов, каждый из которых рассказывает свою неповторимую историю, которую придумывает автор.

Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты:

статьи на эту тему:

статьи на эту тему: