06.09.2007

Школа Джеймсов Бондов. О недавно вышедшей книге Н. Переслегина «Concept 007»

информация:

  • где:
    Россия. Москва

"В обществе немых достаточно произнести гм…, чтобы прослыть спикером"
Дон-Аминадо, "Из записной книжки"

Когда я был маленьким мальчиком, я очень любил рисовать. Каждый раз, когда я заканчивал очередной рисунок папа заставлял меня ставить на нем число и личную подпись - мне это не очень нравилось, я считал это позерством.
Как-то я поинтересовался у него, к чему такая дотошность. Ответ последовал незамедлительно: "Так ты воспитаешь в себе уважение к собственному труду - а на свете нет ничего важнее этого"… Поразительно, но именно эта его фраза побудила меня совершенно иначе взглянуть на творческий процесс, без инфантилизма - во многом благодаря сей нехитрой воспитательной методе я ни много ни мало полюбил работать.

Ладно, хватит сентиментальных воспоминаний… К чему я все это? На сегодняшний день среди молодых людей эталоном такого подхода к собственному творчеству можно считать Николая Переслегина. Столь рачительного, почти любовного отношения к своим работам я больше не имел счастья наблюдать ни у кого. У студентов ведь как обычно бывает: они сдают проект, плохо распечатанный и криво наклеенный на уже использовавшийся кем-то в тех же целях гофрокартон - потом проект идет на выставку в Белый зал МАрхИ; листы с проектом благополучно отклеиваются на следующий же день и, бац, они уже на помойке… В лучшем случае их на следующий год сдает как свой проект какой-нибудь незадачливый студент-плагиатор.

Переслегин же не просто систематизировал свои институтские проекты за пять лет (сейчас он студент-магистр шестого курса) и аккуратненько сложил их в ящичек - он издал про них книгу… К этому, конечно, можно относится как угодно - можно над этим смеяться; можно говорить какой он наивный, что сам себя так нагло и в лоб пиарит. Но я уверен в том, что ни одного человека этот его жест не оставит равнодушным - реакция будет у каждого, негативная ли, позитивная… Главное ведь, чтоб она была, не правда ли? Более того, я даже почти уверен в том, что на подобный шаг Н. Переслегина в наименьшей степени подвигло желание себя разрекламировать (тем паче, что Н. Переслегин итак уже успел о себе заявить - ну, хотя бы одним своим участием в Венецианском Биеннале). Скорее то было стремление поделиться с окружающими богатым опытом самолюбования, который безо всяких сомнений крайне поучителен.

А что плохого в самолюбовании? Великий русский писатель и философ В. Розанов, автор таких бессмертных произведений, как "Опавшие листья" и "Уединенное", без стеснения писал про себя - причем неоднократно: "Я сказал новое слово". Надменно, самодовольно? Возможно, но эта его привычка "превозносить себя" нисколько не умаляет его заслуг перед русской культурой. Или поэт-эгофутурист Игорь Северянин? "Я, гений Игорь Северянин, / Своей победой упоен: / Я повсеградно оэкранен! / Я повсесердно утвержден!"

Понимаете, тут важно различать "позицию" и "позу". "Поза" - это всегда смешно и ненавязчиво, она не берет на себя слишком много, а "позиция" - тут уже нужны веские аргументы, чтобы тебе не расхохотались в лицо. У В. Розанова была "позиция" и он ее вполне последовательно и убедительно отстаивал, у И. Северянина то была скорее "поза" - слишком быстро он открестился от движения эгофутуристов и поменял стиль письма. Н. Переслегин же как-то балансирует между упомянутыми моделями поведения - он и серьезен, и самоироничен одновременно. Он чуть-чуть аргументирует, чуть-чуть острит - это уже не философия, не эпатаж, это политика. Н. Переслегин - архитектор-эгофутурист с ощутимым уклоном в политику. Он умудряется подать себя таким образом, что окружающие либо не принимают его всерьез, либо втайне очень сильно уважают - это довольно выгодно, потому что при таком раскладе исключается сам факт возникновения какой бы то ни было оппозиции. Где-то в своей книжке он даже написал: "Политика - это искусство компромисса. Что такое компромисс? Наверное, это умение не поступившись принципами добиться цели. В отличие от беспринципности, компромисс - великое искусство". Это высказывание, по моему мнению, очень точно характеризует его и как человека, и как творческую личность.

Теперь, наконец, о самой книге. Меня, как человека, довольно негативно относящегося к "западнической" архитектуре, проекты, опубликованные в ней, не очень сильно задели: ну, да, архитектура аля "Меганом", фасады с окнами "в разбежку"; ну, да, градостроительные концепции, вдохновленные текстурой кленового листика - кто такого не делал…? Конечно, это поверхностный взгляд - если всматриваться, то в каждом из Переслегинских проектов можно обнаружить какую-то изюминку: в "Постройке Х" это х-образная структура внутреннего двора дома, образованная проезжей частью и выгрызами в корпусах здания; в "Venice village" это почти эшеровский мотив дезинтеграции одинаковых частиц в пространстве (сначала домики располагаются впритирку друг к другу, а потом постепенно рассеиваются, среда становится менее густой) - эдакая поэтизация интернационального стиля; в Школе Искусств это, как и в "Постройке Х", необычное пространство двора, сформированное корпусами-полуцилиндрами; и т. д. и т. п. Но, пожалуй, единственный проект, который мне по-настоящему запомнился, это театр в ЦПКиО - не знаю уж почему, возможно, как наиболее зрелый. Несмотря на то, что он опять обыгрывает уже изрядно наскучившую за последние годы тематику сетчатой структуры листа дерева (ажурные полупрозрачные фасады, отражающиеся в водичке, которой залит отданный под театр участок - и откуда она там взялась?), в нем есть немало оригинального: к примеру, в основу планировочного решения была положена концепция дома-города (читайте об этом, если интересно, ХХ номер журнала "Проект Классика"). Вкратце, что это значит? Есть много всяких сарайчиков и ангаров, вмещающих либо зрительные залы, либо рестораны, которые, на первый взгляд, совершенно бессистемно разбросаны тот тут то там на территории проектируемого комплекса. Все они сепарированы друг от друга милейшими, правда, какими-то слишком уж пикселеобразными, декларировано "антинатуральными"  в плане канальчиками (привет от современных европейских ландшафтников), по которым можно при желании прокатиться на лодке - эти средства передвижения обозначены на чертежах первого этажа комплекса, хоть и напоминают с первого взгляда каких-то насекомых. Как следствие, тут же возникает необходимость в различных мостиках, переходиках и прочем… Иллюзия города есть? Есть - если представить себе прогулку там, безусловно. Это приблизительно как прогулка от Виндзора до Итона, или как блуждание по какому-нибудь провинциальному городку Голландии.

Другой вопрос, не избыточны ли все эти пространственные игры для такого маленького масштаба (чисто визуально театр целиком умещается на участке между ул. Крымский вал и входной группой ЦПКиО). Но, в конце концов, не все ли равно?

Дизайн книги сделан в стилистике, отчасти напоминающей современные архитектурные журналы (хотя я не могу знать, на что ориентировались сами дизайнеры, когда разрабатывали макет книги) - строгий шрифт, минимум цветовых контрастов (гамма сине-бело-черная)… разве что иллюстрации черно-белые. Тут есть только одна патентованная придумка (ну, для нас это во всяком случае в новинку) - предваряющие каждую главу комиксы об агенте 007, текст которых содержит прямые отсылки к последней серии бондианы - "Казино Рояль". Похожий композиционный прием - хоть это уже не архитектурная книга, а художественная литература - применил известный художник/писатель М. Кантор в своем романе "Учебник рисования": там каждая глава начинается с его рассуждений о живописи - как надо рисовать, в каком состоянии духа это лучше делать; чего недостает современной живописи, чтобы к ней можно было относиться с полным серьезом. Правда, у М. Кантора все эти мини-экспозиции по смыслу всегда увязаны с содержанием самих глав, у Н. Переслегина же сначала все хорошо, а потом начинается полный сумбур: книга открывается репликой - "Если вы хотели напугать меня эффектным появлением - у вас не получилось, Бонд"; оно понятно, Н. Переслегин со своей книгой для нашей архитектурной общественности не меньшая неожиданность, чем Бонд для коррумпированного чиновника из первого эпизода "Казино Рояль". Но дальнейшие реплики увязать с содержанием глав все труднее и труднее. Под конец это уже приобретает черты эдаких хулиганских вставок - забавных лишь поначалу.

Вообще по всему видно, что с цифрой семь у Н. Переслегина особые отношения: и книга называется "Concept 007", и комиксы про агента 007 в ней есть, и проектов в ней представлено семь; более того, недавно, в личной беседе он мне рассказал, что по какой-то странной закономерности у него всегда именно седьмой эскиз оказывается самым удачным. Не знаю, можно списать все эти его причуды на увлечение мистицизмом, можно на склонность к постмодернистскому юмору…

Меня в отношении его книги трогают за живое качественно другие вещи - те, о которых я писал еще в самом начале статьи. В связи с этим хотел закончить текст следующим замечанием… Скорее всего, Н. Переслегин не знает об этом, но есть еще один фильм под названием "Казино Рояль" - он тоже про Бонда, только пародийный. Так вот, там весь сюжет построен на том, что Бонд не один, Бондов много - и вообще это уже скорее не имя, а звание. Нет, без настоящего Бонда - суперзвезды МИ-5, с которого и пошла вся бонд-истерия - конечно, не обошлось, но он в фильме уже старый и отошедший от дел, и его место давно заняли его дети и внуки, тоже Бонды. И не только они - в фильме есть еще специальная Школа Джеймсов Бондов, учрежденная в честь знаменитого шпиона, выходцы из которой также носят имя Бонд. В общем, абсурд абсурдом - прямо как по Э. Ионеско.

Так вот, если предположить, что Н. Переслегин первый Бонд нашей современной архитектуры, хотелось бы, чтобы и те, кто помладше, и его ровесники поучились у него "уважению к собственному труду" - и сплотились, условно говоря, в некую школу эгофутуризма, наследующую его профессиональным принципам и специфике позиционирования собственной персоны. Поверьте, этому стоить поучиться.

Анатолий Белов

Комментарии
comments powered by HyperComments

книги: