30.03.2001

Гламур из Самары взяли под крышу. Открылся фестиваль интерьера

  • Репортаж
  • фестиваль

информация:

  • где:
    Россия. Москва

В московском «Доме на Брестской» (2-я Брестская, 6) открылся фестиваль архитектуры и дизайна «Под крышей дома...» — одна из крупнейших выставок российского интерьера. Он организуется московскими властями, но искренне стремится ничем этого не показывать. На сей раз это легче легкого — тон на фестивале задают интерьеры не из Москвы.

Фестиваль «Под крышей дома...» проводится в третий раз. Здание на 2-й Брестской принадлежит Москомархитектуре, в зале, где проходит выставка, проводятся заседания градостроительного совета Москвы, тем не менее устроители фестиваля строго-настрого предупреждают журналистов, что к Москомархитектуре мероприятие отношения не имеет. Что разумно. С одной стороны, близость к власти является мощным стимулом для фирм, продающих мебель, сантехнику — это хороший выход на заказчика. С другой — высокий интерьер— сфера гламурная, а сочетание московского чиновника и гламура всегда чревато каким-нибудь незапланированным конфузом. Поэтому задача фестиваля — выгодно продать близость к власти при тщательной маскировке того, что продали.

Предусмотрительная опасливость замысла два года подряд приводила к двойственности впечатления от фестиваля. Коммерческая успешность сочеталась с эстетическими даже не провалами, а прямо-таки гэгами. Не выставлять тут представительские апартаменты разветвленных структур столичной власти и связанных с ней компаний — с кабинетами, ресторанами, саунами и бассейнами — было трудно потому, что тогда терялся пьянящий привкус близости к нужным людям. Но после того как это выставлялось (со всей спецификой вкусовых предпочтений данного контингента), некоторые архитекторы из числа котирующихся гламурными изданиями как «секси», отказывались «под крышу дома» заходить.

Казалось, из беды этой нету выхода, и фестиваль на Брестской навсегда останется отстоем представлений российских топ-менеджеров старшей возрастной группы об изящном. Но совершенно неожиданно выход нашелся. Оттуда, откуда не ждали.

Нет, курьезов хватает и сейчас. Глубокое впечатление производит пристроенная к классицистическому особняку сильно превышающая его стеклянная пирамида, срисованная с пирамиды, украшающей центральный двор Лувра. Внутри этой пирамиды располагается баня, причем не какая-нибудь сауна, а русская изба-парилка, поднятая на альпийскую горку. Внизу — бассейн. Вверху же, в точке схода граней пирамиды, архитекторы весьма реалистически показали студенистое мужское тело коротеньких чиновных пропорций, схлестываемое веником для снятия административного напряжения. Замысел принадлежит бюро с удачным применительно к случаю именем «Пиафф». Именно что Пиаф тут не хватает, а ошибка в спеллинге объясняется, видимо, влиянием известного в банном деле слова «Смирнофф».

Но таких курьезов мало, и, напротив, в совершенно конфузливую ситуацию попал на выставке обозреватель „Ъ". Обнаружив еще издалека знакомые по интерьерным журналам черты тончайше перфорированного металлопроката, тонкую геометрию худосочной геометрической мебели, бело-фиолетовый свет из узких половых, стенных и потолочных щелей и даже откутюрные заклепочки, я восхищенно сказал изящнейшей распорядительнице фестиваля: «Боже, к вам попер гламур!» Надо было видеть искру мягкой иронии в ее глазах. Интерьер оказался из Самары.

Однажды великий русский историк искусства Игорь Грабарь обнаружил где-то в Пензе картину Рафаэля Санти, купленную, по его предположению, местной купчихой по случаю. И имел несчастье публично об этом сообщить. Многие на долгие годы отнеслись к нему с иронией. Двигаясь по выставке, я находил изысканнейшие решения в Красноярске, Самаре, Зеленограде и даже обнаружились форменные украинский и киргизский гламур. Я уже не говорю о Петербурге, где что ни картинка — то из журнала. Интерьерные издания сделали свое дело. Высокий стиль интерьера утвердился по всей Руси Великой, а также и в СНГ. И без всякого участия гордых московских чистоплюев в доме на Брестской удалось развернуть выставку, достойную взгляда взыскательнейшего ценителя из среднедорогого глянцевого журнала. Поволжье и Кыргызстан поддержали инициативу московских властей и придали ей какой-то нездешний, парижский, даже миланский блеск.

В общем, сложилась какая-то противоестественная ситуация. Лучше заказчика, чем чиновник, в России не сыскать, а у дома на Брестской именно эта крыша. Под ней же собрались поставщики модной мебели, тканей, света и так далее. А архитекторы не из Москвы. А ну как они соединятся с заказчиками, и серьезному господину N квартиру на Патриарших прудах будет проектировать архитектор из Самары?
Комментарии
comments powered by HyperComments