16.05.2001

Наш противник нам изменил. Открылась Арх-Москва

  • Репортаж
  • выставка

информация:

Вчера в Центральном Доме художника открылась выставка "Арх-Москва". Самая главная архитектурная выставка за год обозначила новую диспозицию архитектурных сил.

Арх-Москва не сразу стала самой главной. Это шестая выставка, и шесть лет прошли в конкуренции с фестивалем "Под крышей дома" в Мосархинформе и фестивалем "Зодчество". На шестой год конкуренты оказались не столько побежденными, сколько вышедшими из борьбы.

На Арх-Москву бросает отсвет выставка Арт-Москва, которая ежегодно проводится теми же организаторами - ЭКСПО-ПАРКОМ - на две недели раньше. Сама выставочная площадка оказывается заряженной оппозиционностью, альтернативностью и экспериментальностью. Поэтому на Арх-Москве всегда выставлялись архитекторы, не входящие в иерархию лужковского архитектурно-строительного комплекса и в той или иной степени оппозиционные ему - Андрей Боков, Александр Скокан, Александр Асадов, Михаил Хазанов, Николай Лызлов, Михаил Филиппов и так далее. За исключением последнего, все они связаны с линией рафинированного европейского неомодернизма 90-х гг. Так бы и продолжалось, кабы не политика. Арх-Москва не изменилась, изменилась ситуация вокруг нее. Лужкова прижали, лужковского стиля больше нет, а те, кто образовывал оппозицию, стали главными фигурами на архитектурном поле. Чтобы узнать, кто теперь будет строить Москву, достаточно зайти в ЦДХ и прочесть этикетки.

Осознав новую ситуацию, ЭКСПО-ПАРК создал свой рейтинг архитекторов и пригласил к участию 39 мастерских. Отбирались они экспертами на основании публикаций в прессе за последние десять лет, и никаких претензий к именам быть не может. Программы им не предлагалось - каждый выставил чего хочет. Так что получился отчет о текущей деятельности лучших российских бюро. Одновременно с ними выставлены фирмы, торгующие мебелью и оборудованием. ЭКСПО-ПАРК основывается на своем шестилетнем опыте проведения выставок и приглашает к участию российских дистрибьюторов лучших западных фирм, так что получается выборка самого качественного модернистского дизайна, представленного на русском рынке.

Выставка представительна, однако же, крайне причудлива по замыслу. Есть лучшие архитекторы и лучший дизайн. Это ядро окружено некоммерческими проектами. Все открывается содержимым американского павильона на прошлогодней венецианской Биеннале - работами студентов колумбийского университета, сделанными под руководством Хани Рашид и Грега Линна (Hani Rashid, Greg Linn). По недоразумению, этот павильон был сочтен организаторами Арх-Москвы самым успешным проектом Биеннале, хотя не получил никаких премий (Россию хоть за фотографии наградили) и практически не имел прессы. Что естественно, поскольку студенческие работы, даже под руководством известных мастеров, на профессиональной выставке всегда котируются как молодежные развлечения. Ребята из Нью-Йорка слепили забавный обобщенный скелет динозавра, по бокам расставили мониторы с компьютерными вертелками, повторяющими стилистику их учителей (Ханни Рашид - одна из авторов вирутального музея Гуггенхайма, компьютерной игрушки, уже год висящей в Интернете в стадии разработки).

Вторым зарубежным хитом Арх-Москвы оказался проект "Живой город Лондон" британской группы "Urban Futures". Эти архитекторы хотят заменить все кровли города Лондона солнечными батареями. Пластически они это выразить затруднились, ограничившись большой подушкой, на которой идея изложена письменно. Хороший проект, напоминает "Незнайку в Солнечном городе" и вообще советскую фантастику эпохи наивного оптимизма. Жаль, нет архитектурного оформления.
Но подается это как последнее слово западной архитектурной мысли. Если это так, то тогда никаких лучших российских архитекторов нет, равно как и нет качественной западной мебели, и выставляемые на Арх-Москве фирмы гонят нам туфту, которая давно устарела. Если это последнее слово, то тогда мы живем в условиях до возникновения членораздельной речи. Если же архитектура и дизайн на выставке хоть что-то стоят, тогда некоммерческие проекты - детские игры, по недоразумению сочтенные чем-то серьезным.

По своему устройству Арх-Москва повторяет Арт-Москву - в центре продажи, по бокам некоммерческие проекты, которые придают продаваемому значимость. Но на Арт-Москве представляются действительно качественные некоммерские проекты, которые отбрасывают отсвет Grand-Art на то, что продают галереи современного искусства. На Арх-Москве происходит наоборот. Выставляется качественная архитектура и качественный дизайн, а к нему навешиваются маргинальные затеи, которые не дотягивают по уровню до основной экспозиции. Неоконченный проект "24/24" из Музея архитектуры. Архитектурные слайды искусствоведов и критиков (проект "Школа") - просто непрофессиональная продукция, уместная на юбилейном вечере в Доме культуры, но никак не на главном архитектурном форуме. И так далее.
Такой разброд только отчасти можно списать на особенности организации выставки. Конечно, будь у Арх-Москвы кураторы уровня Арт-Москвы - Екатерины Деготь, Виктора Мизиано, Иосифа Бакштейна и так далее - ситуация была бы много лучше. Но дело не только в этом. Победившие на выставке архитекторы еще не осознали себя таковыми. Известно, кто будет строить, но неизвестно что. У новой архитектурной элиты нет программы. Раньше она заключалась в том, чтобы отталкиваться от лужковского стиля и смотреть на Запад, поэтому любой товар с Запада рассматривался как нужный и интересный в силу его глубокого несходства с храмом Христа Спасителя, а любая маргинальность казалось оппозиционностью. По инерции их продолжают трактовать в том же ключе. Но теперь получилось, что "наш противник нам изменил". И в ситуации этой ужасной измены и не инкорпорированные в реальную архитектуру западные интернет-мечтальщики, и местные околоархитектурные проекты бьют уже не по Лужкову, а по новой архитектурной элите.
Комментарии
comments powered by HyperComments