06.11.2001

Падение Дедала. Национальные премии по архитектуре

  • Репортаж
  • премия

информация:

  • где:
    Россия. Москва
  • архитектор:
    Андрей Боков;    Юрий Гнедовский;    Юрий Земцов;    Андрей Чернихов;    Никита Явейн
  • мастерская:
    Земцов, Кондиайн и партнеры;  Мастерская Андрея Бокова;  Студия 44

Вчера закончился фестиваль архитектуры «Зодчество». Попытка Союза архитекторов создать архитектурную премию национального масштаба закончилась неудачей.

Оценивая итоги фестиваля, организаторы были очень довольны. Генеральный директор фестиваля Андрей Чернихов в основном обращал внимание на сам приз. Это параллелепипед из оптического стекла с встроенной в него внутренней линейкой и серебряной медалью с изображением Дедала. Его создал скульптор Александр Рылеев. Господин Чернихов искренне радовался тому, что Дедал получился супрематическим, без изобразительности, и что он продолжает традицию архитекторов Малевича. Президент союза Юрий Петрович Гнедовский этому радовался меньше, даже морщился, но явно чувствовал себя победителем. Большой Манеж целиком занят архитектурой. Состоялось событие огромной национальной важности. Союз архитекторов буквально вышел на уровень Союза кинематографистов и театральных деятелей — вручает национальную премию. Причины были не вполне понятны. Фестиваль закончился. Что мы имеем в результате?

Главная идея — устроить выставку в Манеже. Это очень большое помещение. Так много хорошей архитектуры не может быть ни в одной стране, даже если там очень много звезд. В России большого числа звезд не наблюдается, и в основном Манеж забит архитектурным мусором. В нем теряется все сколько-нибудь достойное. Один (из 200) архитектурный стенд достоин европейской выставки — павильон «Космос» Андрея Кафтанова, но располагающиеся рядом фонтаны и керамическая плитка убивают и его. Кстати, премировать этот стенд жюри не сочло нужным, его премировала «золотым» дипломом Международная академия архитектуры.

Манеж — не только большое, но и дорогое помещение. Поэтому со всех участников собирали деньги — каждый покупал себе немного метров и выставлял там чего хотел. Все же главный национальный архитектурный фестиваль должен иметь какую-то концепцию вместо стандартных загончиков с произвольным содержанием. С одной стороны, напоминает строительный рынок. С другой — некоторые ключевые фигуры отказываются покупать себе места. В экспозиции «Новые лидеры» отсутствовали Михаил Хазанов, автор проекта реконструкции Большого театра, Алексей Воронцов, автор «Наутилуса», Илья Уткин, лауреат Венецианской архитектурной биеннале и так далее. Один из организаторов, Алексей Бавыкин, на вопрос корреспондента „Ъ", нет ли в этой ситуации неловкости, разразился гневной филиппикой о том, что не может быть архитектор подлинным лидером, если у него нет лишних $500. Он, возможно, прав, но вопрос в том, стоит ли платить $500, чтобы стать лидером на базаре.

Жюри работало в два этапа, сначала профессиональное с участием известных архитекторов, а потом общественное, куда включались разные просто известные люди. Общественное жюри полностью пересмотрело итоги работы профессионального. В результате архитекторы сами расписались в том, что ничего в своей работе не понимают, и чтобы понять, что к чему, надо звать Никиту Михалкова. Позиция, не лишенная здравого смысла, но странная со стороны руководства Союза архитекторов, который, по идее, должен отстаивать прямо противоположные взгляды. Организаторы фестиваля отказались делить экспозицию на конкурсную и внеконкурсную. Результат поражает. Во-первых, пригласив к участию знаменитых архитекторов в качестве «новых лидеров», стали в двух жюри выбирать, кто же из них действительно лидер, а кто просто «денег занес». Во-вторых, члены жюри и организаторы фестиваля— сами известные архитекторы, и не участвовать в фестивале своими работами для них было странно. Но поскольку вне конкурса ничего не было, они сами себя и судили. Главный архитектор Москвы Кузьмин получил «Дедала» за Андреевский мост и «золотой диплом» за генеральный план, будучи членом профессионального жюри. В-третьих, уже участвуя в конкурсе, первые лица фестиваля «Дедалов» не выиграли — Андрей Чернихов получил за свою «Школу для аутичных детей» (объект, в принципе достойный премии) диплом второй степени, Юрий Гнедовский за свой центр «Красные холмы»— вообще ничего. Это уже просто смешно— даже элементарный гешефт не проходит. Хорошо хоть Чернихов получил «золотой диплом» от Международной академии архитектуры.

Так что, казалось бы, и радоваться нечему, и гордиться нечем. Но таинственным образом из всего этого бардака все же получились пристойные награды. Господа Владимир Юдинцев и Борис Шабунин, получившие самого престижного «Дедала» в номинации «Постройки», действительно создали прекрасный дом в «Отрадном» — это новое решение большого жилого комплекса, которые во множестве строятся сейчас в Москве и, как правило, глубоко отвратительны. Прекрасно, что в разделе «Проекты» «Дедала» получил Андрей Боков (добавив сюда еще «серебряный диплом» за «Постройки») — несомненный лидер нашей архитектуры (при этом самого Бокова на вручении не было). Не вызывают сомнений ни премии Никите Явейну, ни Юрию Земцову — все это достойная архитектура.

Но ровно те же результаты можно было получить в традиционном формате «Зодчества». Манеж ничего не добавил к их весу. Все эти имена известны в профессиональной среде — но не в общенациональном масштабе. Добавить им известности, вытащив их из большого количества мусора на строительном рынке, увы, невозможно.

Можно считать, что данный фестиваль — заявка. Большой Манеж — большая заявка, в следующий раз под него можно получить много денег. Что достигнуто в этой области?

Юрий Гнедовский гневно обличал Министерство культуры, которое дает денег на кинематографические и музыкальные фестивали, но не дало на архитектурный. Солидаризируясь с его гневом, заметим, что это провал организаторов, а не Министерства. Фестиваль монументально продемонстрировал, что государству на него наплевать, а с финансовой точки зрения это трудно назвать достоинством.

Под большой Манеж можно искать крупных частных спонсоров. Но тогда нужен высокий уровень представительства. Про министра Швыдкого и говорить не приходится — очень приятно ему слушать, как он не дал денег. На открытии присутствовал министр Анвар Шамузафаров — специально отмечая этот факт, организаторы старательно исковеркали его фамилию. Без глав федеральных ведомств невозможно привлечь президентскую администрацию. Остается только московская мэрия. Открытие фестиваля назначили на день заседания московского правительства, и посему не было Лужкова. Генеральный директор фестиваля Андрей Чернихов объяснил это в интервью „Ъ" технической накладкой. Искупая ее, вручение национальной премии назначили аккуратно на то же самое время, так что Лужков и сюда не пришел. Вместе с главным архитектором Москвы Александром Кузьминым. С таким уровнем представительства идти за деньгами — это смешно.

Можно получать не много денег в одном месте, а понемногу в разных. Для этого нужно привлечь фирмы, торгующие мебелью, оборудованием, светом и так далее. По опыту выставок «АрхМосква» известно, что эти фирмы идут вместе с мастерами интерьера. С ними в Манеже обошлись так — все «Московское архитектурное общество», профессиональный союз интерьерщиков, засунули в один бокс и там развесили маленькие черно-белые распечатки их работ. Ни одной национальной премии в области интерьера не дали. Позиция понятна — считать интерьер архитектурой второго сорта, мастеров которой нельзя сравнивать с высокой социальной миссией архитектора, работающего для города. Но результатом этого является полное отсутствие идущих за интерьерщиками богатых фирм, а отсюда — необходимость приторговывать по пятьсот долларов статусом национального лидера.
Комментарии
comments powered by HyperComments