13.12.2001

"Золото" за молчание

  • Репортаж
  • конкурс

информация:

Завершился главный московский архитектурный конкурс "Золотое сечение". В итоге двухлетнего марафона (конкурс проводится в два этапа по итогам двух лет) лучшим архитектором Москвы стал Владимир Плоткин.

Два отборочных тура привели к сложному эффекту. Сорок девять номинантов на десять премий составили очень ровную по качеству и очень однотипную выставку. Все - аккуратные европейские неомодернисты. Все вполне могли бы строить свои вещи на дальней станции в Швейцарии или Германии. Так там и строят.

Но в Швейцарии или Германии никому не приходит в голову выставлять такую рядовую архитектуру на конкурсы и тем более давать за нее национальные премии. Диагноз "Золотого сечения" - высокий средний уровень при отсутствии чего-то выходящего из ряда. Из такой архитектуры очень трудно выбрать лидеров, и рулетка здесь казалась бы самым удачным выходом.

Тем не менее какой-то логикой жюри все же руководствовалось. Пытаясь ее реконструировать, как-то увлекаешься и находишь в ней положительные черты. Замысел был двойной.

С одной стороны, жюри интересовалось какими-то новыми типологическими схемами. Так, Александр Скокан премирован за то, что впервые ввел в центре Москвы тип малоэтажного блокированного европейского жилья (одна квартира - один вход, три этажа, лестница внутри). Михаил Хазанов впервые построил в России мемориал, в котором нет позолоченного памятника "неизвестному зэку", и вообще никаких скульптурных групп. Александр Асадов получил "сечение" за то, что впервые закопал свое здание - теннисный корт в Кунцево - в землю, и вместо стен у него травка. Так уже двадцать лет делают в Европе, но в России этого не было.

С другой стороны, жюри явно попыталось помочь хорошим архитекторам, оказавшимся в сложном положении. Скажем, премирование комплекса "Катынь" Хазанова трудно не связать с тем, что смоленская администрация развязала в местной прессе кампанию против этого проекта и с целью прекратить строительство второй очереди обвиняет архитекторов то ли в краже местного грунта, то ли в закапывании народных средств в землю, в которую до того и так закопали достаточно врагов народа. Ситуация откровенно мерзкая, и, хотя качество архитектуры Михаила Хазанова уже подтверждено десятками публикаций и наград, подтвердить его еще раз нелишне. Премирование Владимира Плоткина трудно не сопоставить с тем, что месяц назад Юрий Лужков неожиданно вновь обрел утраченный было интерес к архитектуре и разнес чистую и изящную архитектуру Плоткина в пух и прах за нарушение высоких принципов московского стиля. Плоткина хотели поддержать тогда же, на фестивале "Зодчество", и даже было собрались писать коллективное письмо, но чего-то там не заладилось, так что награда поспела вовремя.

И тем не менее, даже сочувствуя логике жюри, надо оценить результаты со стороны. Они по-своему нетривиальны. Лучшим архитектором Москвы стал Владимир Плоткин. Просто постольку, поскольку он получает "Сечение" в самой престижной номинации - "здание" и, кроме того, получает второй раз - в 1998 году он стал лауреатом за свой круглый дом в Кунцево. Абсолютный лидер - архитектор с достаточно характерной позицией.

V других российских неомодернистов всегда есть что-то, созданное специально для имиджа. Их архитектура - аффектированная, у Евгения Асса это аффектированный минимализм, у Александра Асадова - аффектированная деконструкция, у Юрия Аввакумова - аффектированное следование традициям русского авангарда. V Плоткина такого нет. Его архитектура растет непосредственно из заказа - функции, конструкции, материалов, среды, бюджета. Это не значит, что у Плоткина нет художественной концепции,- это очень элегантный архитектор, и своим итоговым решениям он придает достоинство и изысканность тщательно продуманных геометрических композиций, отчасти в стиле мондриановской абстракции. Но у него нет задачи продемонстрировать собственную уникальность, скорее задача ее спрятать. Он как бы скромно проектирует рядовое здание, и больше ничего.

Наверное, это общая тенденция сегодняшней российской жизни - начинают побеждать те, кто не тратит специальных усилий на имидж. После ельцинского десятилетия имиджам перестали верить, успех приходит к людям, которые ведут себя естественно, и, возможно, в этом и состоит стиль раннего Путина. Но для архитектуры это довольно трудная ситуация. Потому что лидеров с ярко выраженными художественными концепциями она отторгает, предпочитая тех, кто тщательно маскирует свою художественную одаренность под роль простого труженика высокой квалификации. Тем более трудная ситуация для критики. Победителя "Оскара" критики возносят до небес - его затем и дают, чтобы возносили. Победителя "Золотого сечения" - архитектора, безусловно, великолепного - надо скорее прятать в рядовую застройку, чтобы никто, не дай Бог, не подумал, что он высовывается.
Комментарии
comments powered by HyperComments