26.01.2002

На Мариинский театр объявят конкурс. Ленинградцы не сдаются

  • Реставрация

информация:

В реконструкции Мариинского театра наступил новый поворот. Вице-губернатор Петербурга Александр Вахмистров объявил о проведении конкурса на проект реконструкции. Таким образом, петербургские власти пошли в решительное наступление на проект американца Эрика Мосса (об этом „Ъ" писал 19 января) и перехватили инициативу у федеральных властей. Есть основания полагать, что теперь судьба Мариинского театра будет решаться на местном уровне местными чиновниками и местными архитекторами.

Александр Вахмистров в процитированном ИТАР-ТАСС заявлении был настроен решительно. Он назвал «неприемлемым изначально» проект известного американского архитектора Эрика Мосса (Eric Owen Moss), который был представлен Валерию Гергиеву на прошлой неделе. «Вид этого здания вызывает шок,— сказал господин Вахмистров,— и если бы проект был осуществлен, он вызвал бы колоссальный диссонанс». Кроме этого, архитектор, по мнению вице-губернатора, нарушил целый ряд требований по сохранению исторического центра города и охране архитектурных и исторических памятников. Господин Вахмистров определил и формат конкурса, хотя и не совсем четко. В конкурсе, по его словам, сможет принять участие любой архитектор в течение ближайших шести месяцев, и это будет, скорее всего, международный конкурс. В состав жюри, которому предстоит рассмотреть проекты реконструкции, войдут руководители Российского союза архитекторов, деятели культуры России и представители общественности Петербурга.

В принципе заявление господина Вахмистрова выглядит странно. При том, что это чиновник высокого ранга, он является вторым, а не первым лицом. Конкурс на реконструкцию Мариинского театра может объявить Валерий Гергиев — как глава театра, Анвар Шамузафаров — как председатель Госстроя РФ, Михаил Швыдкой — как министр культуры РФ, но никак не вице-губернатор Петербурга. Мы обратились в Госстрой и там получили информацию о том, что в настоящий момент до заседания у премьер-министра Касьянова, Которое назначено на 6 февраля, министр Шамузафаров не планирует конкурса. Валерий Гергиев категорически отказывается от общения с прессой по поводу реконструкции Мариинки, однако, по неофициальным сведениям, его реакция на заявление господина Вахмистрова — удивление.

Впервые требование проведения международного конкурса было озвучено на заседании в Мариинском театре главным архитектором Петербурга Олегом Харченко; по сведениям из осведомленных источников, идею поддерживает губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев. Однако губернатор предоставил слово своему заму, курирующему строительство. Оно и понятно. Мариинский театр, переданный ему под реконструкцию «Литовский квартал» и территория «Новой Голландии» являются федеральной собственностью, так что объявление конкурса из уст губернатора было бы открытым муниципальным бунтом. Господин Вахмистров, помимо того что является вице-губернатором, еще и председатель городского комитета по строительству, следовательно, курируется Госстроем. Так что вступиться за Мариинку не в форме открытого бунта против властной вертикали в городе кроме него вроде и некому.

Но если петербургские власти объявили конкурс в обход и худрука Гергиева, и министра Шамузафарова, значит, они имеют серьезный ресурс. Тут стоит вспомнить, что Михаил Швыдкой, обиженный Валерием Гергиевым осенью, может быть, не вполне заинтересован в том, чтобы у Мариинки появился яркий авангардный проект, который заинтересует весь мир, а курируемая им реконструкция Большого театра пройдет традиционным советским способом — без участия международных звезд. По словам господина Швыдкого, сказанным им на заседании в Мариинке, «мы можем предусмотреть возможность проведения международного конкурса в случае, если мнение общественности по поводу проекта Мосса будет резко негативным». Хотя дипломатические способности господина Швыдкого поистине уникальны, а свои человеческие чувства он держит довольно далеко от административных решений, прямолинейный господин Вахмистров мог воспринять это как призыв к действию.

Любой журналист к перспективе объявления международного конкурса должен относиться с большим энтузиазмом, поскольку это сулит массу интересных проектов. Так что предложение господина Вахмистрова следует всячески поддержать. Контуры будущего международного конкурса легко предугадываются уже сейчас.

Без консолидированной поддержки федеральных властей в ситуации, когда его объявляют те, кто не вполне облечен полномочиями, конкурс будет небогатый. Участия международных звезд добиться будет трудно. Например, не предвидится достойных гонораров. Эрик Мосс на просьбу о комментарии сказал лишь, что он «донесет до своих друзей, Фрэнка Герри например, до всей архитектурной общественности, как с ним поступили петербургские власти, единственный интерес которых — не допустить иностранцев». Дело в том, что в петербургских газетах без разрешения архитектора был опубликован рабочий эскиз с его комментарием «Это мешки с мусором», чего он никогда не говорил. «В Америке это стопроцентно выигранный судебный процесс»,— заявил господин Мосс.

Объявляя, что «любой архитектор сможет принять участие в конкурсе», вице-губернатор Вахмистров невольно предсказывает, что будет. Валерий Гергиев получит массу эскизов от начинающих архитекторов и студентов архитектурных вузов Бразилии, Венгрии, Австралии, Воронежа, Новосибирска, от всех проектировщиков, готовых работать даром, потому что за деньги не получается. В этих проектах он утонет. Рядом с этим мусором будет подготовлен один проработанный проект с учетом всех неписаных законов местных согласовании и секретных геологических подоснов («Новая Голландия»—бывший военный объект, созданный петербургскими проектировщиками под руководством главного архитектора Петербурга Олега Харченко, он является соавтором всех крупных градостроительных проектов в городе). В жюри конкурса войдут представители города, то есть тот же господин Харченко, «руководители Союза архитекторов» и «представители общественности». Руководство Союза архитекторов даже по уставу союза должно отстаивать интересы своих членов, не говоря уж о том, какое отвращение и ужас должны вызывать у него угроза появления в России международных звезд. В общем, победит этот самый русский проект, иначе зачем вообще петербургские власти, которые никогда в жизни не допускали никакой себе конкуренции, решили вдруг проводить международный конкурс?

Тут случится самое интересное. Поскольку это будет уже второе кидание иностранцев (сначала — господина Мосса, потом — всех участников конкурса), поскольку выигравший проект будет принадлежать, увы, не пользующимся международной известностью чиновникам с проектным уклоном, никаких иностранных инвестиций Валерий Гергиев под это не соберет. Финансировать целиком такое строительство из бюджета с самого начала никто не собирался. А стало быть, ничего не будет. Мариинке выкрасят фасады и забудут все, как страшный сон.

Положа руку на сердце, ведь это то, что и нужно. Петербург— умопомрачительное зрелище умирания, нет ничего слаще, чем, приехав туда, любоваться разрушающейся «Новой Голландией», рядом с которой бледнеет даже Венеция. Там нет машин, потому что по питерским дорогам нельзя проехать, там нет людей, потому что им там нечего делать. Там есть тишина одинокого распада. Пусть над всем этим звучит гениальная гергиевская музыка , но нельзя же допустить, чтобы благодаря этому гению там вновь открылось окно в Европу. Чтобы «Голландия» превратилась в грандиозный Линкольн-центр, чтобы там с утра до утра обыватели пошло жрали гамбургеры с культурным соусом. Был реальный шанс, что это произойдет, и от этого прямо тошнило. Но, кажется, пронесло. Поистине у этого города есть мистическая защита от вмешательства в процесс его восхитительной смерти, и противостоять этому не сможет никакой Госстрой.

«Никакого проекта Эрика Мосса нет»

По просьбе „Ъ" ситуацию прокомментировал вице-губернатор Санкт-Петербурга Александр Вахмистров.

— Строго говоря, никакого проекта Эрика Мосса нет. Госстроем был проведен конкурс на разработку проекта — освоение территории, техническая схема, параметры новый сцены и зрительного зала. При этом изначально были поставлены условия — если осваивается территория Литовского квартала за Крюковым каналом, то должен сохраниться вид на Никольский собор, должен быть сохранен фрагмент стены Кваренги. Этот конкурс стадии разработки проекта, генплана выиграла российская команда. Госстрой, который и проводит конкурс, предложил подумать над проектом Эрику Моссу. Тот пошел дальше и представил уже готовый архитектурный проект хотя на данном этапе речь о таковом не шла. К этому никто не был готов. Ни одного другого готового архитектурного проекта пока нет, но и задача такая пока не ставилась.

Проект свой Мосс действительно сам называет «мешки с мусором» или «пакеты с мусором» — это уже вопрос перевода. В проекте Мосса не соблюдены условия конкурса: здание высокое, стена Кваренги зарисована — это проект без привязки к конкретному месту, охранной зоне центра Петербурга.

Я чиновник, а не архитектор и не хотел бы оценивать архитектурные достоинства проекта — он интересный, современный, имеет право на жизнь И он нравится Гергиеву и Шамузафарову. Но когда после обсуждения мы с министром культуры и председателем Госстроя летели в Москву, они оба согласились, что окончательное утверждение подобных проектов должно проходить на конкурсной основе. Строительство финансируется из федерального бюджета, но должно вестись согласно правилам градостроительства Петербурга, Москвы, любого города, в котором оно ведется.
Комментарии
comments powered by HyperComments

другие тексты:

статьи на эту тему: