06.10.2003

Александр Кузьмин: мы не можем строить город только для специалистов памятников архитектуры

информация:

  • где:
    Россия. Москва
  • архитектор:
    Александр Кузьмин

Сегодня - Всемирный день архитектуры. Обозреватель "Ъ" Григорий Ревзин побеседовал с главным архитектором Москвы Александром Кузьминым о том, что, как и почему сейчас строят и ломают в российской столице.

- Прежде всего я хотел спросить вас о сносах. Такое ощущение, что у нас в этом деле новый этап. Раньше потихоньку сносили незаметные памятники, теперь громко сносят самые заметные. Настолько, что даже министр культуры РФ заговорил об "актах государственного вандализма"...

-Сегодня у нас около тысячи адресов так называемых вновь выявленных памятников. По процедуре выявляют их одни, а охранять, то есть брать за них ответственность, должны другие. К примеру, все любят конструктивизм. Те, кто не любят конструктивизм, говорят, что любят, потому что не любить его у нас неприлично. У нас есть клубы конструктивизма, они - памятники. А еще есть жилые кварталы конструктивизма. По Москве их около двадцати. Все уже выявлены. Что с ними делать? Там живут люди, условия барачные, на голову кирпичи падают. Реконструировать нельзя - памятники. Это серьезная проблема, я предупреждаю, она встанет в самое ближайшее время. И я уже жду статей о том, как мы уничтожаем наследие конструктивизма, - при том, что люди живут в аварийном жилье. У нас нет возможности финансировать реставрацию еще одной тысячи памятников. Это все понимают, и здесь главная проблема. Если вы не можете реально охранять тысячу памятников - значит, вы можете не охранять ни один из этой тысячи. Тогда очень легко поступать так, как с "Военторгом". Поэтому я сейчас поставил задачу - заново проанализировать все эти списки. И выяснить, что мы все-таки в состоянии охранять. В этом плане - действительно новый этап.

-Да, количество вновь выявленных памятников дает возможность их не охранять, потому что охранять невозможно. Но попытка пересмотреть списки - в условиях противостояния между Минкуль-том и Москвой как раз по этой проблеме -обречена на провал.

- Я хочу проделать профессиональную подготовительную работу. Но пригласить в ней участвовать и федералов. Чтобы этот список прошел и через методсовет Минкульта. Это надо все сделать на уровне профессионалов. Спорить, ругаться, принимать решения. Но не привлекать сейчас на этом этапе политику и не дожидаться, когда это будет новый "Военторг".

- Давайте вернемся к "Военторгу".

- Повторю, неопределенность статуса "Военторга" привела к тому, что произошло. Если это памятник, то я, как главный архитектор города, должен предпринимать какие-то шаги по охране. Если это вновь выявленный памятник, тогда органы охраны должны предпринимать какие-то шаги по тому, чтобы проявить его статус. "Военторг" у нас был "давно вновь выявленным памятником". Что-то вроде вечного кандидата в партию. Если есть памятник - есть предмет охраны. А в недовведенном в оборот памятнике он неясен. Мы, когда стали разбираться, обнаружили: знаменитый интерьер "Военторга" с лестницей, по которой все плачут, полностью переделан в 1932 году. Знаменитые рыцари на фасаде - 1985 года отливки. И так далее. Подлинные - стены, не декор, а конструкции, но тут проблема. "Военторг" стоит на ленточном фундаменте глубиной 80 см. Теперь так строят двухэтажные дачи. Есть здания, по технологии рассчитанные на неопределенный срок, - как кремлевские стены. А есть, наоборот, со сроком годности - как наши пятиэтажки. "Военторг" строился так, что 100 лет для него предел. Сейчас мы заново рассматриваем весь проект реконструкции. И задание включает в себя а) сохранение объемно-пространственного решения в соответствии с требованиями охранных зон Кремля, б) максимальное приближение внешнего облика к историческому, в) обязательное сохранение функции, г) восстановление интерьера центрального зала. Охранные требования к памятнику требуют еще сохранения конструкций, их мы не сможем выполнить. Я считаю, сегодня охранные мероприятия по "Военторгу" могут быть выполнены на четыре с плюсом при условии, что такой проект будет принят. Я, как главный архитектор, города признаю свою вину в том, что все это не было представлено общественности раньше. Я этим не занимался, у нас так много тех, кто этим занимается, что я дозволил себе быть в стороне. Это ошибка, надо было привлечь административный ресурс и вмешаться в проект. Если бы мы сразу показали общественности развертки стен с 90% советским новоделом, представили бы анализ фундаментов, открыто обсудили бы, что делать, не было бы ни общественного скандала, ни телеграмм от министра президенту. -По сути, главное нарушение в том, что снос осуществлен до утверждения проекта. С гостиницей "Москва" -тоже самое, проекта никто не видел, а снос уже идет.

- Сейчас разбор здания "Москвы" не производится - снимаются ценные элементы интерьера, все это передается в Музей архитектуры, но само здание никто не трогает. Должен быть утвержден проект. Причем этот проект должен быть достаточно пластичен, так, чтобы разные, скажем, собственники могли по-разному менять под себя инфраструктуру, планировку номеров. Но при этом должны быть какие-то константы, которые не меняются. Вестибюль, ресторан, общественные помещения. И они должны быть воссозданы в первоначальном виде.

- Но это нереально. Есть строительные технологии сталинского времени, есть сегодняшние. Там - дармовой ручной труд. Сегодня расценки на интерьерные работы другие. Качественно сделанная коринфская капитель стоит больше тысячи долларов, а там этих капителей - сотни. То, как будет "воссоздана" гостиница "Москва" сегодня, - в лучшем случае уровень турецкого отеля в классическом духе. Мы будем добиваться того, чтобы это было сделано качественно. Я докладывал всю идеологию проекта Юрию Михайловичу Лужкову, и он сказал: "Только так, я так и хотел". И еще раз повторяю, ни одного кирпича не должно быть убрано до той поры, пока проект не будет полностью утвержден.

-А нельзя по-другому? Хорошо, общество согласилось с тем, что гостиница "Москва" сносится. И, возможно, согласилось бы со сносом "Военторга", если бы были соблюдены процедуры. Давайте сносить. Но не возводить на том же месте фалыпак, а делать новую архитектуру. Объявлять международный конкурс и строить современное здание. По крайней мере, оно будет подлинным. Может быть, если уйти от практики новоделов, и сносить будут аккуратнее? А уж если сносить, то давать дорогу современным архитекторам?

-Не могу согласиться. Гостиница "Москва" относится к числу зданий, определяющих облик города. Если на её месте возникнет другое здание - это будет другой город. Фальшивка заметна специалисту, подмена города заметна всем... Мы не можем строить город для специалистов. Я согласен с тем, что надо давать место для сегодняшней архитектуры, но не на таких местах. Я думаю, могут быть вкрапления новой архитектуры в тех местах, которые еще не сложились в городе. Сейчас очень интересные предложения ван Эгераата по площадке у ЦЦХ. Есть интересные проекты по площади Белорусского вокзала, по Ходынке. Но не надо вставлять новую архитектуру туда, где все уже и так прекрасно сложилось.

- О новой архитектуре. Вот у нас прошло десять лет строи тельного бума. И при том, что сделано очень много, мирового уровня архитектуры у нас не появилось. Ни своих звезд не вырастили, ни западных не привлекли.

- Город в большом, градостроительном масштабе определяют не звезды. Его определяет средний уровень архитекторов. Так что задача стоит именно в повышении среднего уровня. И я считаю, что за десять лет эта задача выполнена. Раньше нашу московскую архитектуру ругали за провинциальные башенки и аляповатый декор, а теперь - за то, что у нас рядовая европейская архитектура, которой там никто и не замечает. Почувствуйте разницу. Относительно наших звезд. Да, у нас были архитекторы-"бумажники", которые в 80-е могли претендовать на европейскую известность, а в 90-е - фактически отстранены от работы. Но это исправляется. Илья Уткин достроил дом в Денежном переулке. Михаил Филиппов строит сейчас квартал, и я его максимально поддерживаю. Я попросил все наши службы в эстетику не лезть, дать Филиппову зеленый свет. Михаил Белов - несколько проектов, я также пытаюсь его поддерживать. Михаил Хазанов, тот уже ни в какой поддержке и не нуждается. И я не думаю, что нашими звездами могут быть только "бумажники". Владимир Плоткин, Сергей Скуратов - на мой взгляд, они сегодня работают интереснее всего. Относительно их звезд. Я в этом году встречался с Норманом Фостером и потом с Ричардом Роджерсом: нет у них планов строить в России. Кто-то хочет. Сейчас с "Капитал Груп" работает Эрик ван Эгераат, будет проект. Только что у меня был Доминик Перро (победитель конкурса на Мариинку- "Ъ").У меня к конкурсу на Мариинку сложное отношение... Но в принципе с Перро можно сделать проект. А так... Мне кажется, мы себя очень переоцениваем. Создаем впечатление, что они все к нам рвутся, а их не пускают. Это не так. И потом, много ли звездных построек в старых европейских городах? Особенно в центре? В Париже, в Риме? -Смотря где. В Базеле, например. По нашим понятиям, город совсем маленький, а там около сорока таких построек. Они специально коллекционируют звездные работы. Заказывают маленькие здания, но мировым знаменитостям. И сегодня это уже топовая коллекция: и Фрэнк Гери, и Заха Хадид, и Херцог с Де Мероном, и Марио Бота и т. д.

 - Ну да, коллекционирование. Что-то в этом есть. Не большие стройки, тут с иностранцами всегда проблемы, а именно как в Базеле. Можно попробовать. Пожалуй, завтра же и начнем.
Комментарии
comments powered by HyperComments