15.12.2003

Как нам обустроить Жуковку

  • Репортаж
  • выставка

информация:

В Музее архитектуры открылась выставка «Идеальный конкурс на идеальный город». Идеальным городом является деревня Жуковка Одинцовского района Московской области, а идеальным конкурсом — соревнование пяти российских архитекторов за право отстроить его северную часть.

Замечено, что дома, расположенные в деревне Жуковка Одинцовского района Московской области, считаются проявлением безвкусицы и пошлости. А дома, расположенные в деревне Беверли-Хиллз Голливудского района Лос-Анджелесской области США считаются верхом рафинированности и изысканности. Хотя эти деревни похожи и по архитектуре, и по доходам поселян.

Видимо, это объясняется спецификой русского отношения к человеку как существу обиженному и обделенному. Раз уж люди, проживающие в деревне Жуковка, явно не обделены финансово, то, видимо, в таком случае Бог обидел их эстетическим чувством и умом. Сами лишенцы-миллионщики не считают свои дома верхом безвкусицы, однако ж идея эта настолько распространена в массах, что, как это всегда бывает, стала материальной силой. Во всяком случае, компания ПИК («Первая ипотечная компания»), приобретшая северную часть деревни Жуковка, уже у моста к деревне Ильинское, решила бороться с эстетическим безобразием и застроить эту территорию таким образом, чтобы не было мучительно стыдно за выгодно проданные гектары.

С этой целью и был проведен архитектурный конкурс, что уже само по себе является совершенно неожиданным делом в проектировании такого рода. Инвесторы обратились к известному архитектору Михаилу Белову, с тем чтобы он сам этот конкурс провел и сам же его и отсудил (он единственный член жюри). Это дало поразительный результат. Обычно идут в Союз архитекторов или Академию архитектуры, и получается так себе. Здесь же не связанный необходимостью рассовывать заказы среди президиума, членов правления или же засовывать особо утомленных жизнью академиков и секретарей в жюри Михаил Белов провел конкурс действительно выдающегося качества.

В конкурсе участвуют пять архитекторов — Илья Лежава, Владимир Плоткин, Илья Уткин, Михаил Хазанов и Александр Хомяков. По условиям они подали свои проекты под шифрами, но при этом их почерк известен, так что возникает довольно глупая ситуация. Точно знаешь, чей проект, но говорить нельзя. Приходится пользоваться так называемым скуратовским тропом — «проект, похожий на работу Ильи Уткина».

Лучший, на мой взгляд, проект предложил архитектор, похожий на Владимира Плоткина. Безукоризненные по архитектуре виллы в стиле строгого модернизма, напоминающего ван дер Роэ и Корбюзье, плюс чрезвычайно остроумная планировка, позволяющая разместить на участке не 120 домов, а 149. В принципе, если бы инвесторы не были озабочены эстетическими задачами, тут и говорить не о чем, 29 лишних домов — как минимум 29 лишних миллионов прибыли, которую при этом можно получить с проекта с изысканными домами. Но сейчас перед нами вопрос эстетический, и как он решится, неизвестно. Замечено, что загородные дома в стиле холодного модернизма не так нравятся заказчикам, как хотелось бы архитекторам.

Проект, похожий на Илью Лежаву, и проект, похожий на Александра Хомякова, напротив, так приближены к уже известным вкусам заказчика, что даже чересчур. Что касается проректора МАРХИ Лежавы, то он и так вовсю строит дома в данной местности, и то, что он предложил, очень напоминает уже им построенное. А поскольку это уже построенное и трактовалось как образец крайней безвкусицы, то вряд ли уместно возвращаться к теме. Что же касается Александра Хомякова, когда-то прославленного бумажного архитектора, долгое время проектировавшего в Германии, то он предложил очень интересную планировку с участками свободных форм, так что деревня выглядит не вновь выстроенной, но старой. Однако же дома там такие, что правильнее Лежаву строить. Проект, похожий на работу прославленного архитектора Ильи Уткина, можно было бы назвать «Жуковка — четвертый Рим, а пятому не бывать». Вдоль шоссе господин Уткин строит две огромных стены с колоннадами, а за ними помещает 120 вилл, напоминающих великие виллы Палладио вдоль воспетой Пушкиным (довольно, в сущности, невидной) речки Бренты под Венецией. Роль этой Бренты выполняет канал. Архитектурно это безупречно, хотя стена немного смущает своей, так сказать, инвестиционной туманностью. Кто ж в ней жить-то будет? Но, с другой стороны, может быть, это и не бессмысленно, если там, скажем, расположить бутики. Скажем, сидишь у себя на вилле вечером с друзьями — и вдруг кончились бриллианты. Что ж, на станцию бежать? А тут все рядом.Ну и наконец, самый радикальный проект. Он похож на работу победителя конкурса на московское Сити Михаила Хазанова. Все 120 домов закапываются в землю, так что напоминает это деревню хоббитов из «Властелина колец». Уютные норки по 1 тыс. кв. м расположены в поселке со строгой лучевой планировкой, ориентированной на КПП. Проект кажется чересчур экспериментальным, однако же сейчас он кстати. Во-первых, землянки незаметны, а во-вторых, лучевая планировка намекает на Петербург. Тихий олигарх, всегда ориентированный на Петербург,— это образ новой российской политкорректности, которую вполне уместно передать в архитектурных формах. На такой имидж большой спрос, так что вполне возможно, что новая Жуковка спрячется в землянки.
Комментарии
comments powered by HyperComments

статьи на эту тему: