18.02.2004

Вентиляция ответит за все. Почему виновником катастрофы в аквапарке признают "стрелочника"

информация:

Почему погиб этот рай, выясняет следствие. Скоро выяснит: с ним не умели обращаться. Купол "Трансвааль-парка" рухнул. На момент сдачи номера Ъ в печать итог катастрофы - как минимум 28 погибших и около 100 госпитализированных.

Главный вопрос теперь - кто виноват. Это первая такого рода техногенная катастрофа в России. Отсутствие прецедентов затрудняет точное предсказание пути, по которому пойдет расследование. Однако, по мнению обозревателя Григория Ревзина, скорее всего, следствие придет к выводу, что здание рухнуло из-за нарушения правил эксплуатации. По традиции первым виновником строительных катастроф считают архитектора. Следствие уже пошло по этому пути: Сергей Киселев, главный архитектор и хозяин фирмы "Сергей Киселев и партнеры", допрошен и временно лишен лицензии. Ситуация, в которой оказалась фирма, сложная. Это одна из первых в Москве частных архитектурных компаний, она не включена в проектировочные структуры московской мэрии и отвечает сама за себя - их удобно сделать крайними. Кроме того, опять же в отличие от принятой в Москве системы разделения труда, господин Киселев не привлекал к проектированию сторонних инженеров и конструкторов. Для сложных строительных объектов в Москве принято обращаться к институтам "Курортпроект" и ЦНИЭПстальконструкция, но здесь такого не произошло: оба конструктора аквапарка работают в фирме у господина Киселева.

Однако, как представляется, после первоначальной концентрации внимания на господине Киселеве расследование пойдет по другому пути. И вот почему.

"Сергей Киселев и партнеры" - одна из самых преуспевающих архитектурных фирм Москвы. В ее активе - строительство множества зданий и комплексов (более 100), в том числе - для президента РФ, для ряда зарубежных компаний (DaimlerChrysler, Credit Swiss, Subaru), это высший уровень современной московской архитектуры. Сергей Киселев - лауреат всех возможных архитектурных премий России. Но дело даже не в высоком архитектурном качестве его работ. Главная особенность фирмы Киселева - юридическая безупречность проектов. Господин Киселев - великий мастер всех возможных согласований и разрешений на строительство, и можно не сомневаться, что и в данном случае у него есть все необходимые 200 необходимых разрешительных подписей. Правда, некоторая странность ситуации заключается в том, что специальной конструктивной экспертизы среди этих 200 согласований в Москве не производится. Конструктивный анализ проекта выполняется в рамках общей экспертной оценки, которую осуществляет Мосгорэкспертиза, а затем передает результаты своей работы в ИГАСН (инспекцию государственного инженерно-строительного надзора). Но в данном случае отсутствие специального чиновника по конструкциям даже кстати. Поскольку московская согласовательная система чудовищно коррумпирована, вполне могло бы выясниться, что проект согласован за взятку, и тогда мы бы получили показательный процесс о коррупции, приведшей к смерти людей. Сейчас же это затруднительно именно потому, что выявить конкретного взяточника трудно.

Подчеркнем, что речь идет вовсе не об истине, а о перспективах юридического ответа на вопрос, кто виноват. Любой человек, знающий систему московских согласований, не может сомневаться, что и в данном случае коррупция имела место, но к катастрофе привела не она. Специфика московской экспертной коррупции заключается в том, что за взятки чиновники делают не то, что не должны, а то, что должны. Их невозможно уговорить ни за какие деньги пропустить какой-либо опасный проект, потому что они получают достаточно денег за проекты безопасные.

Именно такова ситуация с "Трансвааль-парком". Перекрытие аквапарка отнюдь не отличается какой-либо конструктивной смелостью и рискованностью. Это вспарушенный железобетонный свод с остеклением боковых пазух - точно так же перекрыт, скажем, Черемушкинский или Даниловский рынок в Москве. Типовое решение, и именно поэтому никаких сторонних конструкторов не привлекали. Такие конструкции полностью доказали свою надежность, поэтому нет никаких оснований ожидать, что будут выявлены нарушения безопасности здания именно на проектном уровне.

Следующими виновными в глазах следствия могут оказаться строители и, соответственно, заказчики здания. Московские заказчики действительно обожают экономить на рабочей силе, привлекая для строительства бригады узбеков и молдаван, и на качестве строительных материалов. Однако в данном случае строительство осуществляли турки (фирма Kocak Insaat, Госстрой успел отозвать и ее лицензию тоже), а это элита московского строительного рынка. Ожидать здесь типичной для Москвы неграмотности строителей и неспособности понять рабочие чертежи не приходится.
Что касается бетона, то это самая типовая причина обрушения железобетонных конструкций. Бетон - как бензин, его можно разбавлять, и тогда его получается больше, но марка (соответственно - прочностные характеристики) становится ниже. Из-за низкого качества бетона пришлось разбирать метромост в Москве. Экспертиза бетона "Трансвааль-парка" будет произведена в самое ближайшее время, Госстрой РФ уже начал работать, но вряд ли следствие обнаружит существенные нарушения. Люди не идиоты: одно дело пересортица бетона в быках моста - это значит, что он прослужит на 20 лет меньше запланированного срока, другое дело - в большепролетном куполе, который в этом случае может рухнуть мгновенно.

И строителей, и архитекторов, и заказчиков, и качество строительных материалов проверят, и очень досконально. Но существенных нарушений не найдут. Что будет дальше?
Да, мы строили такие железобетонные купола, но над рынками и цирками, а не над аквапарками. Бетон сосет воду, мокрый бетон трескается от перепада температур. Металл подвергается быстрой коррозии от хлора (хотя все же не настолько быстрой). Чтобы этого не произошло, в здании должна быть предусмотрена серьезная пароизоляция и вентиляция. Тут начинаются проблемы.

С одной стороны, когда Юрий Лужков в 2002 году провозгласил программу строительства аквапарков в каждом округе Москвы, то архитекторы столкнулись с отсутствием нормативных документов на подобные сооружения. Следование юридическим нормам оказалось затруднительным (ориентировались на бассейны, но это не одно и то же). Правда, есть западные нормы. Но они рассчитаны на то, что если в здании запланировано 16 вентиляционных установок, то все 16 и работают. А если одна сломалась, то аквапарк не функционирует, пока не починят. Почти наверняка в результате следствия окажется, что нарушены условия эксплуатации комплекса. Юридически все окажутся чистыми. За гибель 25 человек ответит человек, подрядившийся следить за вентилятором.
Комментарии
comments powered by HyperComments