16.02.2012

Стоит ли уподобляться лососям? Старый Ереван уже есть в центре столицы

  • Наследие Архитектура
  • Объект
Дома братьев Мнацаканянов на ул.Кохбаци. Фото: А.В.Иванов Дома братьев Мнацаканянов на ул.Кохбаци. Фото: А.В.Иванов

информация:

  • где:
    Армения. Ереван

Статья Т.Мирзояна "Старый Ереван в центре столицы" ("ГА", 4 февраля 2012, № 10) очень характерна для отношения к градостроительному наследию в Ереване. Сразу же скажу, что собственно проект LV + Architect по одной картинке оценивать нельзя, да и, наверное, поздно это делать. Наложить несколько старых фасадов на новый торговый пассаж (примерно так, как это сделано с выходящим на ул. Абовяна угловым домом Северного проспекта) – ведь об этом же идет речь на самом деле, будем честны, – это лучше, чем безвозвратно потерять эти старые камни. Суть, как всегда, в нюансах, в проговорках автора статьи и архитектора, автора проекта.

НЕМНОГО ВЕСЕЛИТ ЗАСТАРЕЛЫЙ ПОДРОСТКОВЫЙ КОМПЛЕКС ОБИДЫ: "В 1975 году в Армении и Грузии были созданы управления по охране памятников. Через три года Грузия получила Ленинскую премию за застройку старого Тбилиси. Мы же до сих пор не имеем старого города, хотя эту проблему за три десятилетия не раз обсуждали". Сколько лет уж прошло после той полученной соседями советской премии, а все завидно? Кстати, тут пора восстановить справедливость: не в 1978, а в 1987, и не Ленинскую, а Государственную (одновременно с такой же премией группе армянских зодчих за архитектуру СКК в Ереване), и не за "застройку", а за "организацию градостроительной среды исторической части" города. Бог в деталях. Все же есть разница?

Удивляет некоторое лингвистическое бесчувствие уважаемой русскоязычной газеты: "если мы хотим иметь "старый" город…" – так и хочется ответить на это: в Ереване его давно уже поимели. Ну а если серьезно, настоящий старый город в Ереване пока еще есть. Даже в том узком понимании (каменная застройка конца XIX – начала XX веков), в котором используется этот термин в статье. Это ВСЕ ДО ОДНОГО сохранившиеся здания (а точнее, домовладения) этого периода на их аутентичных местах. Их десятки. Нужно только отнестись к ним с должным уважением – проинвентаризировать, определить срочные меры по реставрации, ремонту или консервации – и не нужно будет "воссоздавать" потом их макеты. Разве это не "другой путь сохранить оставшееся", отсутствие которого декларирует Левон Варданян?

Печалит отсутствие прогноза о возможных последствиях реализации проекта, после которой разрушители подлинного города получат окончательную индульгенцию. Если сегодня, как справедливо отмечает Л.Варданян, в Ереване "продолжают с каким-то патологическим упорством уничтожать оставшееся", то отчего же не продолжить это уничтожение, коли можно потом где-то в другом месте всё это восстановить? Ну не всё, хотя бы оболочку… Но можно ведь? Дозволяется? Но не стоит ли подумать, к чему может привести подобная легализация фейков?

НАСТОРАЖИВАЕТ СТРАННАЯ НЕВНИМАТЕЛЬНОСТЬ АРХИТЕКТОРА К ОБЪЕКТУ: "В середине этой территории сохранилось несколько старых зданий, которые будут приведены в надлежащий вид". Не в середине, а на краю "этой территории" – на ул. Кохбаци – находятся дома братьев Мнацаканянов, построенные в 1898 г. Больший дом отреставрирован, известен как "Вилла Деленда" и полноценно используется (гостевой дом и салон керамики), меньший – обитаемый частный жилой дом в хорошем состоянии. Не помнит об этих домах Л.Варданян, который, казалось бы, каждый сантиметр должен бы знать на не такой уж большой площади 300х68 м? Или эти подлинные здания, являющие пример рачительного отношения к наследию, тоже подлежат сносу, чтобы на их месте "восстановить" другие памятники?

А использованные в статье фотографии фрагмента дома Африкянов пугают. Неужели и этот, пожалуй, лучший из оставшихся староереванских домов авторы проекта намерены "(по)иметь" в своем "старом Ереване"? Он еще стоит на своем месте, совершенно уникальный, целостный, с компактным двориком и деревянными галереями, его не нужно "воссоздавать", его можно – и необходимо! – реставрировать и сохранить. Снос дома Африкянов будет означать преступление перед историей Еревана.

Преступление и моральное, и формальное: "Согласно Закону РА "Об охране и использовании исторических и культурных недвижимых памятников и исторической среды", принятому 11 ноября 1998 г., требуется, чтобы исторический памятник не разрушался окончательно, а был восстановлен, воссоздан в первоначальном виде. Для этого необходимо получить разрешение научно-методического совета управления охраны историко-культурных заповедников и исторической среды при Министерстве культуры РА и представить управлению проектно-сметную документацию по восстановлению" (я цитирую здесь не что иное, как недавнюю публикацию в "ГА": Ю.Арутюнян. \"Снесли до основания. Строят новую\" (\"Голос Армении\", 2 февраля 2012, № 9). Нужно отметить, что закон допускает "воссоздание" не сохранившихся частей памятника только при его реставрации – т.е., естественно, на том месте, на котором он был построен (ст. 30), а перемещение памятников может производиться только в исключительных случаях – с разрешения правительства РА (ст. 21). Получено ли такое разрешение для дома Африкянов?

НЕ ДУМАЮ, ЧТО ЛЕВОН ВАРДАНЯН НЕ ОЩУЩАЕТ ВСЕХ ЭТИХ НЮАНСОВ. Тут действует закон лосося, открытый известным архитектуроведом Дейяном Суджичем: "Архитектор пойдет на все, чтобы его проект был осуществлен. Он подобен лососю, который плывет против течения вверх по реке, чтобы в конце концов отнереститься и умереть. Ради этого он готов заключить сделку хоть с дьяволом". Но, кроме архитекторов, существуют еще и общество, интересы национальной культуры и будущих поколений ереванцев. Можно ли забывать об этом?

Андрей ИВАНОВ, профессор МААМ, Москва

P.S. Вскоре после того, как я написал этот текст, на сайте Информационного агентства REGNUM появилось интервью с заведующим сектором политических исследований администрации президента Азербайджана Ф.Ахундовым (http://regnum.ru/news/polit/1496663.html). В нем, помимо ряда исторических и политических спекуляций, оценку которым, наверное, должны еще дать армянские специалисты, достаточно жестко критикуется проект "Старый Ереван". И если абстрагироваться от того, что проект изначально не ставил задачу воссоздания городского наследия, существовавшего ранее конца XIX в., то в оценке этого конкретного проекта Ф.Ахундов, по-моему, прав. И даже нельзя написать "к сожалению, прав". Дело, повторяю, вовсе не в том, что в нем не учтен средневековый или "мусульманский" пласт наследия Еревана, а в том, как в нем "учтен" пласт конца XIX –начала XX вв. В подходе к историческому наследию, который в современном мире представляется абсолютно неприемлемым, который провоцирует критиков на такие термины, как "придумывание" или "состряпывание" прошлого. 

И еще. Мне становится понятно, что рассматривать ситуацию с ереванским наследием "изнутри", как "внутреннее дело" Еревана, недальновидно. Оказывается, за происходящим в Ереване пристально наблюдают извне, и любой промах будет тут же использоваться и раздуваться. А главное, на мой взгляд, в том, что Армения подставляет себя под удары недоброжелателей не только такими проектами, как "Старый Ереван", но прежде всего отношением власти и общества к существующему старому Еревану, ко всем – и еще сохранившимся, и почти утраченным – пластам его градостроительного наследия.
Комментарии
comments powered by HyperComments

ссылки:

 

другие тексты: